Иметь право работать

795

Иметь право работать – именно эти слова отложились в памяти после разговора с главой КФХ Скорик Вячеславом Анатольевичем Скорик, с которым мы встретились на базе его хозяйства в Кировском районе. Стоит отметить, что Кировский район выделяется из всех районов Ставропольского края тем, что сельхозпроизводством здесь занимаются в основном фермеры, сохранились лишь два колхоза. Поэтому именно фермерам принадлежит решающее слово с какими результатами район закончит сельскохозяйственный год.

Становление 

 Вячеслав Скорик посвятил работе в сельском хозяйстве всю свою жизнь. Работал на сельхозпредприятиях, но имея не простой характер и свою точку зрения, в самые трудные годы перестройки, когда казалось, что сельское хозяйство России погибает и шансов на спасение нет, создал в 1993 году свое фермерское хозяйство.

«Мы начали работать не просто с пустого места, а с большого минуса. В то время условия для фермеров создавались нелегкие. На месте, где сейчас находится наша база, была мусорная свалка. Но нас это не испугало, мы поставили палатку и приступили к работе. Своими руками расчистили горы мусора, преодолели все препятствия, и за эти годы построили успешно работающее хозяйство. Начинать было трудно, но справились», – вспоминает Вячеслав Анатольевич.

Сейчас в хозяйстве 1 300 гектаров земли, соблюдается полный севооборот, основными культурами являются пшеница и ячмень. Пшеницу здесь выращивают по своей технологии. На полях культивируют два ее вида: остистую и безостую. Это делается для того, чтобы растянуть уборку, так как разрыв в созревании остистой и безостой пшеницы составляет 10 дней, что позволяет максимально эффективно использовать ресурсы и иметь определенный запас времени.

«Мы сами пришли к этой технологии, учли все наши особенности, количество техники. Но это не наше ноу-хау, а, хорошо забытое старое», – говорит Вячеслав Скорик.

Стоит отметить, что в КФХ не спешат с введением новых технологий. Практикуется традиционная система земледелия, нет никаких минималок, нулевых обработок. Но это не значит, что глава хозяйства консервативен и не интересуется новыми аграрными технологиями.

«Наблюдаем за этим всем. Ездим на выставки, смотрим на полях. Мы не торопимся. Как обстоят дела в нашем хозяйстве нас удовлетворяет, а экономически мы не видим особенной выгоды от введения новых технологий в наших условиях. Мы сегодня заканчиваем уборку остистой пшеницы. Результат – 57 центнеров с гектара. Посмотрим, что покажет безостая.  Ячмени сеем только яровых сортов. Они отличаются очень высокой натурой и качеством зерна. А урожаи получаем не ниже, чем на озимых сортах. На сегодня мы только начали уборку ячменей. Пока убрали только одну треть площади на ослабленных полях. Пока получили 42 центнера с гектара, когда закончим уборку на основных полях, результат повысится. Этот год выдался удачным, в нашем районе прошли дожди. Дело в том, что территория нашего хозяйства находится в засушливой зоне. Поэтому мы и сорта подбираем засухоустойчивые, не торопимся переходить на другие технологии. Нельзя равнять все хозяйства под одну гребенку, буквально в 10 км от нас совершенно другие почвы и другие условия», – утверждает Вячеслав Анатольевич.

Кредиты и последствия

Разговор зашел о кредитах. Эта проблема достаточно остро стоит сегодня в АПК России. Но, к нашему удивлению, речь пошла не о закредитованности хозяйства. Оказалось, что существует другая проблема – банки с этого года отказываются выдавать кредиты сельхозтоваропроизводителям.

«Каждый фермер, руководитель сельхозпредприятия отмечают это в своих выступлениях на всех уровнях. Они говорят, что такое поведение кредитных организаций недопустимо, оно отрицательно сказывается на производстве, подрывает продовольственную безопасность страны. Но реакции со стороны как самих банков, так и отраслевых регуляторов нет. Сегодня приходится перестраиваться. Есть фирмы, которые работают с нами долгое время по удобрениям, по химикатам, по солярке. Они идут нам навстречу, предоставляют отсрочку платежа», – говорит фермер.

Но в этом году ситуация сложилась крайне некрасивая, причем, по вине федеральной власти.

«Для того, чтобы получить кредит, нужно заключить договор и объяснить, на какие цели ты его получаешь. Кредиты взяли, Москва их одобрила, потому что, практически, все хозяйства имеют хорошую кредитную историю, хорошую залоговую базу. Два месяца шли согласования, несколько раз переделывались документы. Поставщики, с которыми были заключены договоры, выполнили свои обязательства, мы получили необходимую нам продукцию. И тут нам резко отказали в кредитах.  Ситуация сложилась крайне плохая: выкручивались, помогали друг другу как могли. В результате пошли на поклон к трейдерам, которые помогли и дали денег для расчета с поставщиками. Вот только таким образом удалось выйти из ситуации в этом году. На будущее считаем, что Сбербанк – очень ненадежный партнер. И будем планировать свою работу исходя из того, что денег нам не дают», – с горечью констатирует Вячеслав Анатольевич.

Когда слова расходятся с делом

Но как же так, удивились мы, сколько сегодня существует общественных организаций, неужели они не смогли как-то воздействовать на ситуацию? На что Вячеслав Анатольевич нам ответил: «Я вхожу в краевую АККОР, в «Опору России», активно занимаюсь поднятием проблемных вопросов по сельскому хозяйству на краевом и федеральном уровне. И твердо могу сказать, что вопросы по сельскому хозяйству, практически, не решаются, а слова очень расходятся с делом. И при таком отношении пропасть между властью и сельхозтоваропроизводителями растет. Особенно это стало чувствоваться с 2013 года. Осталась одна надежда – на местную власть. С нашим УСХ мы можем работать и работаем, только благодаря тому, что именно власть на местах ищет какие-то способы, объединяет нас, и мы выживаем. И УСХ, и глава района, лоббируют наши интересы и очень заинтересованы в нашей работе. И первый вопрос, который они нам задают, звучит так – чем мы можем помочь?»

Рассчитываем только на свои силы

Господдержку хозяйство получает. Но фермер отмечает, что в целом господдержка недостаточная, очень много беспорядка в ее нормативной базе. Если государство действительно хочет помочь земледельцам, здесь обязательно нужно навести порядок.

«Мы финансово не чувствуем эту господдержку, и когда планируем свои затраты, мы ее вообще не учитываем. Я отказывался от субсидий, потому что при их оформлении нужно соблюсти очень много условий. Бывает закрадется ошибка, и не по нашей вине. И тогда жди беды. Со мной произошел такой случай: взял субсидированный кредит на приобретение запчастей. Набрал запчастей, но в этот кредит попали аккумуляторы, 4 штуки на сумму 10 тысяч рублей. И кредит полетел полностью, а мною правоохранительные органы занимались целый год, потому что аккумуляторы не входят в субсидирование. Такие мелочи очень раздражают. Я полностью отказался от этих субсидий.  Рассчитываю только на свои силы. Но хотелось бы, чтобы государство повернулось к нам лицом, хотелось бы иметь право работать», – говорит Вячеслав Анатольевич. 

Нет правовой основы

КФХ Скорик В.А. занимается еще и рыбоводством. И если Краснодарский край через 3 года планирует получать 11 центнеров с гектара товарной рыбы, то хозяйство уже сегодня получает ее 22 центнера с га. Но в Краснодарском крае создана правовая основа для работы рыбоводов, а на Ставрополье ее нет. На уровне краевого Минсельхоза этот вопрос решить не удалось. Вячеслав Скорик говорит, что руководство отписывается, ссылается на Москву.

«Но почему, если Краснодарский край решил этот вопрос, а наше МСХ не может? Не помогли и депутаты. Единственный к кому я не обращался – это губернатор», – с горечью констатирует фермер.

То же относится и к кооперативному движению.

«Я ездил на семинар в Астраханскую область по рыбоводству, и там эта тема затрагивалась, в том числе и по созданию кредитных кооперативов. Я смотрел на их работу. В принципе – идеально. При должном развитии это будет большая помощь и поддержка для сельхозтоваропроизводителей. Но на Ставрополье пока правовая основа деятельности кооперативов не урегулирована. Нам нужна политическая стабильность, тогда и вопросы будут решаться», – уверен Вячеслав Скорик.

О молодежи

Вопреки расхожему мнению, что молодежь бежит из села, а труд на земле не престижен, Вячеслав Скорик уверен, что все не так уж и плохо. Хозяйство привлекает молодежь для подсобных работ на току и на водоеме. Желающих поработать много.

«Кроме того, это позволяет и нам присмотреться к молодежи. И в нашем хозяйстве, – только двое пожилых сотрудников, остальные – молодые люди. И это ребята, которые видят себя в именно в сельском хозяйстве. Сегодня другая техника, она им интересна. Им нравится управлять такими огромными агрегатами, чувствовать себя хозяевами полей», – говорит фермер.

Непростой разговор состоялся у нас. Действительно, ситуация с сельским хозяйством в стране сложная и неоднозначная. Но радует то, что есть такие люди, как Вячеслав Анатольевич Скорик, которые не просто работают на земле, а создают на ней свой мир, многообразный и красивый.

Галина Шишкина