В последние три десятка лет в приоритете многих ставропольских аграриев, в том числе и апанасенковских, прочно установилось растениеводство, в частности – зернопроизводство. А вот для животноводства свойственно сокращение численности овцепоголовья, ликвидация колхозных свиноферм, переход от молочного скотоводства к мясному. Словом, в отрасли – налицо ряд нарастающих проблем, связанных с такими перекосами. О сложностях и перспективах развития этого непростого направления АПК на примере СПК‑племзавода «Россия» корреспондент «АС» поговорила с главным зоотехником хозяйства Анатолием Москаленко.

Вся трудовая деятельность Анатолия Алексеевича связана с производственным кооперативом, куда он пришёл в 1990 году в качестве зоотехника подразделения. В 2001 году его назначили главным специалистом. Это свидетельствовало о том, что Анатолий Москаленко проявил себя настоящим профессионалом в выбранном деле, быстро доказал своё мастерство. Сегодня в его подчинении работают коллективы чабанов и гуртоправов, специалисты среднего звена. В хозяйстве осуществляется селекционная и племенная деятельность, весь комплекс зоотехнических мероприятий. Обязательно СПК посещает краевые и российские животноводческие выставки, демонстрируя на них свои достижения. И без медалей и дипломов домой не возвращается!

За многолетний добросовестный труд и высокие производственные показатели, полученные в отрасли, А.  А. Москаленко неоднократно награждался Почётными грамотами, ценными подарками и денежными премиями сельхозпредприятия и администрации АМР СК. В 2006 году ему вручена Почётная грамота выставочного комитета Российской Федерации «За большой вклад в развитие отечественного овцеводства». В 2009 году стал победителем в номинации «Лучший по профессии», что подтверждает дип­лом второй степени Министерства сельского хозяйства Ставропольского края. В его копилке имеются Почётные грамоты отраслевого ведомства и губернатора региона, объявлена благодарность Министерства сельского хозяйства РФ.

Что собой представляет животноводческая отрасль СПК «Россия» сегодня? Это, прежде всего, 8800 голов овец. А также 980 голов крупного рогатого скота. Для работы чабанов и гуртоправов содержатся лошади. Почти десять лет назад в астраханском племзаводе приобрели верблюдов и теперь занимаются наращиванием их поголовья.

На вопрос «Как бы Вы, специа­лист с почти 30-летним стажем деятельности, охарактеризовали состояние животноводства в нынешнее время?» Анатолий Москаленко пояснил, что многие «водства» данной отрасли всегда были трудоёмкими, а теперь ещё стали и высокозатратными. Особенно выращивание мелкого и крупного рогатого скота, когда приплод имеется возможность получить всего лишь раз в год, причём по одному ягнёнку или телёнку. Чтобы их выкормить, требуется израсходовать немало средств за зарплату, заготовку кормов, электроэнергию, обеспечение водопоя и прочие расходы. Естественно, следует вложить немало труда, в основном – ​ручного. Скоту нужен ежедневный уход, независимо от времени года, выходных и праздников.

— В нашем районе нет крупных комплексов, специализирующихся на откорме молодняка, где технология должна быть отлажена до мелочей, – ​говорит Анатолий Алексеевич. – ​А рыночная экономика привела нас, сельхозтоваропроизводителей, к тому, что нам стало не выгодно заниматься откормом животных до убойного веса, потому что затраты возрастают, но реализовать их по достойной цене мы не можем. Вот и вынуждены сбывать их в шесть-семь месяцев на доращивание. Скот у нас приобретают в основном фермеры из Северокавказских республик, соседней Калмыкии и даже Саратовской области.

Многие аграрии помнят, что в советские годы хозяйства получали неплохой доход от племенной продажи животных. Сегодня и здесь не всё так просто. Главы КФХ, которые в настоящее время весьма активно поддерживаются государством, для ведения своего хозяйства не обязаны покупать племенной скот. А коллективные СПК, как правило, уже заняли свою нишу в производстве и не нуждаются в животных вообще, как считает главный зоотехник.

— Мы в числе последних хозяйств в районе закрыли молочно-товарную ферму, всё надеялись на изменение ценовой политики в отношении нашей продукции, но не дождались, – ​продолжает беседу Анатолий Москаленко. – ​Решили переходить на мясное скотоводство, выбрав для этого казахскую белоголовую породу КРС. Так, коровам красной степной породы начали приливать кровь «казахов». Этот процесс очень длительный и кропотливый – ​необходимо получить несколько поколений молодняка, значит, понадобятся многие годы. Сегодня в предприятии уже есть чистокровные гурты, остальные животные – ​помесные. Наша цель – ​получить статус племенного завода по разведению КРС казахской породы, а для этого большая часть скота должна быть такой. Только тогда нам будет предоставлено право реализовывать КРС на племя. Поэтому, есть к чему стремиться.

Что касается овцеводства, то в настоящий момент в хозяйстве содержатся две породы – ​манычский и российский мясной меринос. Тонкорунные животные до недавних пор пользовались спросом на Алтае, в Бурятии и других отдалённых регионах страны, но теперь поставки туда прекратились. Первая причина – ​повсеместно периодически возникают вспышки инфекционных заразных заболеваний. Россельхознадзор разработал карту районов продаж, согласно которой можно вести торговлю внут­ри своего и соседних регионов. Стало крайне сложно реализовать мелкий и крупный рогатый скот в другие государства бывшего СССР. Зоотехники и ветеринарная служба должны работать в тесном контакте и помогать друг другу, убеждён Анатолий Алексеевич. Пока же дружеское взаимодействия наблюдается не всегда: в районе весьма сложно оформить требуемые документы. Количество справок и актов, кстати, увеличивается каждый год. Пока их соберёшь, уходит немало времени, отчего некоторые покупатели, особенно фермеры, зная такую закономерность, не хотят ждать, поэтому и не обращаются в СПК.

— На всех отраслевых совещаниях специалисты Министерства сельского хозяйства Ставропольского края постоянно твердят о том, что в животноводстве региона наблюдаются очень низкие производственные показатели. Анатолий Алексеевич, почему так? – ​интересуюсь у собеседника.

— Согласен, выход молодняка, привесы и сохранность скота стали ниже прошлых лет. Если говорить в целом, то в ряде хозяйств уже не получают от каж­дой сотни овцематок сто ягнят. Знаете, есть мудрое высказывание о том, что молоко у коровы – на языке. Хочу особо подчеркнуть, что наша отрасль очень сильно зависит от растениеводства. Если у земледельцев – неурожай, они не вырастили в требуемом объё­­ме сена, то на следующий сезон не стоит ждать хороших показателей ни в овцеводстве, ни в животноводстве. Остались в прошлом такие корма, как силос и сенаж, гранулы, позабыт «зелёный конвейер», обеспечивающий животных сочной травой с мая до октября. Сейчас в рационе КРС и МЛС – ​солома, сено, которое приходится постоянно экономить, да «капля» зернофуража, в тёплый период года – ​пастьба на целине. Вот и всё кормление! Откуда взяться прежним привесам или 120‑130% ягнят на сто овцематок? Нынешний сезон у нас выдался особенно засушливым, пастбища уже давно без травостоя. Поэтому осеменение маточного поголовья будет проходить крайне тяжело, соответственно такой же окажется и окотная кампания. Численных яловых животных возрастёт однозначно, как и слабых ягнят.

Здесь следует упомянуть ещё один момент, играющий значимую роль в отчётности отрасли. Все затраты, связанные с почти бесплатным питанием тружеников СПК, приплюсовываются к затратам животноводства. Сено и солома, выданные селянам для ведения личного подсобного хозяйства по льготной цене, также включены в статью расходов именно этой отрасли. Агрономы не хотят брать на себя дополнительные затраты, ведь зернопроизводство сейчас – ​в почёте.

В беседе с Анатолием Москаленко затрагивался и такой вопрос, как сокращение численнос­ти поголовья, в первую очередь – ​овец. Как остановить данный процесс? По его мнению, в целом, имеется два основных выхода – ​должны быть стабильные рынки сбыта и достойная цена на весь товар – ​мясо, шерсть, племенных животных. Тогда появится заинтересованность в том, чтобы и лучших результатов добиваться, и поголовье наращивать, как в советские годы. Уменьшение численности происходит ещё и потому, что из хозяйств выбывают земли сельхозназначения, в том числе и целина. С тех пор как их разделили на паевые участки, не все владельцы долей продлевают договоры аренды с сельхозпредприя­тием. Вот и приходится пускать под нож животных.

Надо отдать должное, правительство Ставропольского края озабочено проблемами, существую­щими в отрасли. Нынешний год в регионе объявлен годом животноводства. В два раза увеличена государственная поддержка.

— Производственный кооператив получает субсидии на производство и реализацию шерсти, содержание маточного и племенного поголовья, – ​поясняет Анатолий Москаленко. – ​Это, естественно, позволяет сократить затраты. Знаете, селяне всегда живут надеждами на лучшее. Вот и мы ждём положительных перемен в отрасли, выполняя свои каждодневные обязанности. В хозяйстве сегодня постоянно трудятся или как-то задействованы в животноводстве около ста человек. Они не задумываются о том, как прокормить свои семьи, потому что есть стабильная работа. Оставить их без средств существования никто не имеет права.

Действительно, уже много лет проходил с чабанским посохом Илья Васильевич Плюта. Он, без преувеличения, – старожил в отрасли и добросовестный мастер своего дела. Ещё – ​потомственный чабан. Руководство сельхозпредприятия давно ему доверило основное ядро племенных баранов, включая выставочную группу. Добрых слов заслуживает Иван Николаевич Халоша, который не так давно отметил своё 60-летие. За ним закреплено элитное маточное поголовье. Он тоже не первое десятилетие работает в отрасли, доказал свой профессионализм, ​регулярно выполняя производственные задания по получению молодняка, его сохранности, настригу шерсти. Его труд, впрочем, как и Ильи Васильевича Плюты, был отмечен Почётными грамотами и благодарностями краевого и российского министерств сельского хозяйства. Ещё следует упомянуть семейный коллектив, возглавляемый Курбангаджи Галимовичем Сулеймангаджиевым. Вместе с женой Раисат Арсланалиевной он успешно провёл окот – ​в отаре содержатся более 600 маток. Теперь их задача – ​сохранить приплод до отбивки, добиться максимальных привесов. На соседней ОТФ, буквально на расстоянии 700 метров, трудится со своей семьёй родной брат К.  Г. Сулеймангаджиева – ​Гаджи Галимович. Вмести они стараются ни в чём не уступать родственникам, ухаживая также за маточным овцепоголовьем. В числе лучших гуртоправов можно назвать Рустама Курбанмагомедовича Омарова.

— По-хорошему, в стране должен быть государственный заказ на любую сельскохозяйственную продукцию при фиксированных ценах, чтобы иметь представление, какие объёмы молока, мяса или шерсти производить. При рыночной экономике может это называется как-то иначе, не важно, главное, чтобы в регионе руководство знало, сколько же конкретно необходимо получать продукции для удовлетворения потребностей населения. Тогда, на мой взгляд, и порядок в отрасли будет, – ​подвёл итог беседы Анатолий Москаленко.

Фото автора