Ставрополье в мейнстриме органического земледелия

1382

Пестициды и минеральные удобрения вкупе с классическими технологиями обработки почвы сантиметр за сантиметром превращают нашу планету в пустыню. Продукция на химических костылях лишает людей здорового потомства. Как вернуть жизнь сельхозугодьям и обезопасить наше питание? Только вернувшись к органическому земледелию, но на высоком научном уровне.

Опыт и перспективы биологизации агротехнологий на Ставрополье обсуждали в Михайловске на краевом информационно-обучающем семинаре, организованном ГКУ «Ставропольский сельскохозяйственный информационно-консультационный центр» совместнос МСХ СК.

Биоземледелие объединяет

IMG_6154«Альтернативы поэтапной биологизации сельхозпроизводства не существует», – заявил, открывая семинар, заместитель директора Ставропольского сельскохозяйственного информационно-консультационного центра Владимир Ковшаров.

По его мнению, уже сейчас до 40 % химических препаратов можно без ущерба для урожая, но с пользой для экологии, заменить биосредствами.

«В России уже целый ряд регионов провозгласил биологизацию важным элементом аграрной политики. Это Белгородская, Воронежская, Ульяновская области, Кубань, Татарстан, – отметил Владимир Николаевич. – Надеюсь, и Старополье присоединится к этому списку, поскольку министерство сельского хозяйства края во главе с Владимиром Стниковым активно поддерживает эту работу».

IMG_6304На базе СКИЦ создан Союз биологического земледелия, который возглавил главный специалист центра Алексей Абалдов.

Целями этого общественного объединения будет налаживание сотрудничества между производителями, поставщиками и пользователями биологических средств защиты растений, анализ и пропаганда положительного опыта биологизации агротехнологий. По мнению Алексея Николаевича, армия людей, которые производят экологически чистую продукцию, растёт, и они уже могут, объединившись, лоббировать свои интересы в правительстве и законодательных органах.

Микробы на службе аграриев

Рынок биопрепаратов в России настолько широк, что настало время их классифицировать. Заведующий кафедры Трансфера инноваций в сельское хозяйство Федерального центра сельскохозяйственного консультирования и подготовки кадров АПК Амиран Занилов насчитал в России 76 препаратов фунгицидного и инсектицидного действия, а также около 50 биоудобрений.

«Мы решили создать базу и проводить научно-исследовательскую работу по определению влияния биопрепаратов на почву и на сельскохозяйственные культуры, – отметил научный сотрудник центра. – Мы создаём базу продукции, которую мы можем использовать в соответствии со стандартом по производству органической сельскохозяйственной продукции. Есть также база по результатам научных исследований и база по специалистам, которые ведут исследования в этой области».

Сам Амиран Занилов является специалистом по восстановлению почв. Он определяет подвижность основных элементов питания в околокорневой зоне, деятельность микроорганизмов и влияние их на растения. В результате долгосрочных исследований, которые проводились в Татарстане, благодаря применению таких препаратов за 16 лет содержание гумуса с 8,8 % упало на 0,3 %, в то время, как те хозяйства, которые перешли на минеральные удобрения, показали падение гумуса на 5,5 %.

Амиран Занилов привёл данные, согласно которым ежегодные потери кальция в действующем веществе составляют порядка 800 кг/га за счёт неправильной обработки почвы, чрезмерного внесения минерализующих гумус синтетических минеральных дисбалансных удобрений. Он призвал переходить от принятой системы оценки доступности элементов питания, которая сейчас используется в агрохимии, к показателям, связанным с биологической активностью почвы.

IMG_6205Действие биопрепаратов изучают и во Всероссийском НИИ сельхозмикробиологии ­РАСХН. Именно там был введён термин «микробный препарат» – специально отселектированная по полезным свойствам живая культура микроорганизмов и продуктов метаболизма, которая находится либо на твёрдом носителе, либо в жидкой среде. Сотрудник этого института Андрей Щербаков напомнил, что на 1 га почвы содержится более 200 кг различных микроорганизмов, а их общая масса на Земле превышает биомассу всех остальных живых существ.

Он привёл европейскую классификацию биопрепаратов для сельского хозяйства. Выделяют биоудобрения на основе ризосферных и эндофитных бактерий, микоризных грибов, биофунгициды на основе живых культур, в виде вытяжек биологического происхождения, на основе растительных экстрактов и органических субстанций, таких как аминокислоты, витамины, фитогормоны, биогербициды на основе бактерий.

Есть эндофитные микроорганизмы, которые повышают иммунитет растений. Последний европейский тренд – это проект «Эндосид». Он подразумевает под собой заселение полезными штаммами микроорганизмов цветущих растений. Бактерии попадают непосредственно в семена и затем сопровождают всходы на протяжении всей их жизни. Эта технология успешно апробирована на яровой пшенице.

Микроорганизмы почвы также взаимодействуют с растением. В результате бобоворизобиального симбиоза образуются клубеньки и происходит фиксация азота. Ризобактериии, которые населяют корневую систему растений, образуют так называемую биоплёнку. Они синтезируют фитогормоны, витамины, азотфиксирующие организмы, летучие метаболиты, обеспечивают биоконтроль над фитопатогенными микроорганизмами. Растение в свою очередь продуцирует сахара, органические кислоты, которые потребляются бактериями.

Эпифитные полезные микроорганизмы населяют вегетирующие части растений, также оказывая благоприятное влияние.

Бактерии помогают усваивать недоступные источники минерального питания, в частности фосфор, за счёт усиления выработки гормонов, увеличения поглотительной способности растения, поскольку на нём появляется больше боковых корней. Растение под воздействием полезных микробов продуцирует органические кислоты, которые растворяют элементы питания в почве.

Пользу микроорганизмов для сельского хозяйства оценили даже в химических концернах. За последние годы «Байер», «Сингента», «Басф» и другие корпорации приобрели за миллионы долларов производства микробиопрепаратов.

Биосредства, как отметил Андрей Щербаков, набирают популярность по нескольким причинам. Во-первых, они решают назревшую проблему резистентности к химическим препаратам, ведь химическая промышленность уже не успевает синтезировать новые вещества. Во-вторых, они предотвращают деградацию структуры почв. В-третьих, они снимают вопрос экологического загрязнения природной среды. В-четвёртых, повышают качество продукции.

От биоудобрений до биопестицидов

Будучи сотрудником ВНИИ сельхозмикробиологии, Андрей Васильевич является и заместителем генерального директора ООО «БисолбиИнтер», которое внедряет разработки института в жизнь. К примеру, учёными НИИ было создано микробиоудобрение «Экстрасол» на основе ризосферных бактерий Bacillus subtilis для обработки семян, вегетирующих растений и почвы. Недавно также зарегистрирован биофунгицид «Бисолбисан», призванный бороться с корневыми гнилями, альтернариозами. Сейчас проходит регистрационные испытания биологический бактерицид под названием «Бисолбицид» для защиты овощей в закрытом грунте. Также предприятие выпускает экстракт торфа, подавляющий фитопатогенные грибы, и сухую форму «Экстрасола» для опудривания гранул минеральных удобрений. Благодаря этому можно существенно снизить дозировки химических средств.

Биопрепараты, по словам Андрея Щербакова, совместимы с химическими пестицидами за счёт устойчивой споровой формы бактерий. Единственное условие – их нужно добавлять в разбавленный водой раствор фунгицидов или гербицидов.

IMG_6412Подобную продукцию выпускает и НПО «ЭКО Ойл Сервис», которое на семинаре представлял Руслан Аджиев.

Объединение разработало органо-минеральное удобрение с ростостимулирующим биоантидотными и фунгицидными свойствами «Арксойл». В его составе естественные виды бактерий, которые населяют нашу планету с незапамятных времен – Pseudomonas aureofaciens H 16, Bacillus megaterium и Bacillus subtilis, иммобилизованные на природном глауконите. Они создают благоприятную среду для развития здоровой корневой системы растений, образования гуминовых кислот и усвоения сложно доступных форм питательных веществ. Препарат повышает засухоустойчивость и зимостойкость растений, обеспечивает повышение урожая до 30 %, увеличивает клейковину в зерне до 10 %.

IMG_6231Главное преимущество биопрепаратов, по словам Руслана Казбековича – это экономическая выгода от их применения. Они стоят в несколько раз дешевле химических и не опасны для пчёл и человека.

На промышленном производстве биоудобрений специализируется и ООО «Кубанский агрокомплекс».

Как рассказал начальник растениеводства этого предприятия Виктор Борисенко, это первый на Юге России завод по переработке отходов животноводческой и растениеводческой продукции, открытый в 2014 году в Краснодарском крае. С помощью червей калифорнийского происхождения он может переработать свыше 20 тыс. т в год навоза, соломы, лузги и обеспечить биоудобрениями до 20 % пашен ЮФО. Сейчас завод работает преимущественно на навозе КРС. Он выпускает биогумус «Экос» разных марок, который представляет из себя рассыпчатую тёмную массу с характерным запахом свежей земли. Кроме того, это предприятие выпускает биогрунты, содержащие биогумус, торф, перл и основные питательные элементы.

Ещё один вид продукции завода – жидкие биогуматы группы «Экос». Они содержат 3 основных компонента – органические кислоты, комплекс микроэлементов и биогенную микрофлору.

«С нашей продукцией можно сократить применение минеральных удобрений на 20‑30 %. Это связано с тем, что элементы питания – фосфор, калий – в почве переходят в доступную и легкоусвояемую форму. У растений повышается иммунитет, укрепляется корневая система, растения становятся более устойчивыми к негативному воздействию пестицидов», – отметил Виктор Васильевич.

IMG_6258Органические удобрения и стимуляторы роста товарной марки «Полевик» на семинаре представлял директор пятигорского инновационного предприятия «Природа и Здоровье» Анатолий Чипизубов.

«Предприятие создано недавно, но по этой теме мы занимаемся с 1997 года, – рассказал он. – Изначально была поставлена задача разработать препараты для выращивания лекарственных растений, так как в них недопустим остаток пестицидов».

С помощью продукции предприятия выращивались ромашки, шалфей. Обработки семян и растений обеспечивали дружные всходы и спасали посевы от грибковых заболеваний.

Затем опыты были проведены на овощных культурах в Предгорном районе. Результат оказался прекрасным. В полевых условиях «Полевик» обеспечивал прибавку урожая на 25‑30 % и защищал от фитопатогенов. Вскоре его проверили и на винограде, где он также показал положительный эффект.

Биофунгициды на основе бактерий выращивает Ставропольский филиал «Россельхозцентра».

IMG_6171Замруководителя ФБГУ Ольга Кузнецова в своём выступлении отметила, что объёмы реализации их препаратов, таких как «Псевдобактерин‑2» и «Алирин», год от года растут. Центр ежегодно закладывает опыты, в которых сравнивает эффективность химических и биологических препаратов. В этом году подобный эксперимент проходит в Петровском районе, в филиале «Ставрополь-Кавказский» ООО «АПК», на озимой пшенице сорта Юка. Было проведено 2 обработки: 12 апреля с гербицидами и 18 мая по флаг-листу. Получилось, что затраты на биофунгициды были меньше, а эффективность выше. По корневым гнилям биопрерпараты сработали с биологической эффективностью 65 %, а затраты составили всего 600 р/га.

В последние годы, по данным «Россельхозцентра», горох на Ставрополье сильно страдает от бактериоза. Центр подаёт сигналы сельхозпроизводителям и рекомендует биосредства, однако эти предупреждения большинством производителей игнорируются. Между тем, эта болезнь повреждает корневую систему, что ухудшает питание растений и существенно снижает урожай. В Георгиевском районе, где биопрепаратами обрабатывают большие площади гороха, самая высокая в крае средняя урожайность этой культуры – 31,4 ц/га.

Полезные бактерии на практике

IMG_6274На Ставрополье есть предприятия, которые уже давно сделали выбор в пользу биологических средств защиты растений. Тем же «Алирином» и «Псевдобактерином» активно пользуются в ООО «Агро-Смета» Георгиевского района.

Главный агроном Анна Полянкина рассказала, что это предприятие с момента создания шло по пути биологизации. В 90-е годы «Агромсета» совместно с МГУ, ВНИИ агрохимии имени Д. Н. Прянишникова и ВНИИ механизации животноводства открыло производство по переработке навоза в биогумус. Тогда же для борьбы с микропатогенами использовали вытяжку биогумуса, которая могла спасти, например, ячмень после жестокого подмораживания.

«Сейчас микробиологический мир изменился, он стал более агрессивным. И использование вытяжек можно применять только как антистрессант, как основу раствора обработки соломы, в растворе для инсектицидной и фунгицидной обработки совместно с биопрепаратами «Россельхозцентра», – считает Анна Фёдоровна.

Её предприятие находится в жёсткой климатической зоне, где часто случаются засухи. На полях применяется напряжённый из ограниченного количества культур – пшеница, ячмень, кукуруза, подсолнечник, соя, «разбавленных» горохом и льном. Осенью часто предприятие с трудом дожидается всходов, пока семена лежат в сухой земле. Весной яровые сеют в суперранние сроки, чтобы они успели набрать массу к июньской засухе. Из-за этого культуры часто попадают под возвратные заморозки и болеют фузариозами, бактериозами.

«Сейчас технология возделывания льна и гороха в наших условиях без включения таких биосредств, как Алирин, уже невозможна, – полагает Анна Полянкина. – Лён, посеянный 5‑10 марта, начинает выпадать очагами, мы видим фузариозное заражение. Прекрасные результаты получаются при совместном применении биопрепаратов и фунгицидов с действующим веществом беномил. Три года назад требовалась доза биопрепарата до 500 г/га, сейчас хватает 200‑250 г/га. Это касается и гороха, для которого более характерно заболевание бактериозом».

Своевременно обнаруживать заражение льна, гороха и сои георгиевским аграриям помогает лаборатория «Россельхозцентра», и по первым признакам применяются необходимые препараты. Всё это экономически и биологически эффективно, поэтому использование биосредств много лет входит в технологическую цепочку «Агро-Сметы».

Химическую защиту там используют в редких случаях. Однажды пришлось ими спасать сою от паутинного клеща. Но вредитель облюбовал лишь один сорт и лишь однажды за 15 лет летнего выращивания сои. От насекомых её спасают двумя обработками биоинсектицида «Бикол», который останавливает хлопковую совку, лугового мотылька, шалфейную совку.

«Если мы сеем сою 10‑15 июня, мы уходим от тли, и нам не нужны против неё препараты», – поделилась опытом Анна Полянкина.

Если затраты на биоинсектициды составляют максимально 2,5 тыс. рублей, то затраты на химическую защиту от вредителей начинаются от 3 тыс. рублей. Учитывая риски, связанные с засухой или нашествием саранчи, нет смысла тратить лишнее на защиту культуры. «Саранча сою она не ест, но в прошлом году она села и состригла верхушки, а в данной технологии августовские дожди способствую прирастанию тонны урожая, это существенная прибыль», – посетовала гланый агроном. По её словам, себестоимость сои составляет от 12 до 31 рубля в зависимости от условий года. В этом году цена реализации была на уровне 34‑37 рублей а сейчас подскочила, и есть возможность «бережно обойтись с влагой и спокойно, не выворачивая землю, посеять среднеранние сорта посеять сои после ячменя». Такую летнюю технологию посевов сои Анна Полянкина считает «бриллиантом» для аграриев на востоке края.

На другой области применения биологических препаратов остановились в ООО «Победа» Красногвардейского района. Там пришли к выводу, что больший эффект даёт не лечение растений по вегетации, а оздоровление почвы.

IMG_6244Под руководством главного специалиста Ставропольского СИКЦ Валентина Орлова там стали искать способы обеззараживания растительных остатков, которые российское законодательство сжигать запретило. При посеве пшеница по пшенице, который широко практикуется в ООО «Победа», риск развития прошлогодних патогенов очень высок.

Выход нашли в применении почвенных препаратов. Опыты Валентина Орлова показали, что применение биосредств на семенах даёт прибавку в 2,5 ц/га, на посевах – 2,9 ц/га, а обработка почвы – 9,1 ц/га, что сравнимо и даже превосходит эффект от применения минеральных удобрений. Наиболее стабльный результат в ОО «Победа» давал препарат «Биовита Агро». И даже простой гумат калия показал лучший эффект, чем синтетические удобрения.

«В 11 году у нас были распространены в посевах прикорневые гнили, а там, где применили биопрепараты, был нормальный стеблестой. И качество урожая существенно улучшилось», – отметил Валентин Викторович.

Он считает работу биопрепаратами с почвой – большим и пока не оценённым резервом сельского хозяйства Ставропольского края.

Органический кластер – это модно и выгодно

После перерыва на семинаре предложили ещё один способ самоорганизации сторонников органики – создание на Юге России кластера органического земледелия. Речь шла уже не просто о включении биологических методов в агротехнологию, а о переходе на выпуск продукции, соответствующей ГОСТ Р 56508‑2015 «Продукция органического производства. Правила производства, хранения, транспортирования».

IMG_6311Этот госстандарт, как отметила директор консультационного аналитического агентства «BioCosmOS», руководитель направления «Органик» Экобюро GREENS Елена Коваль, был принят в России летом прошлого года и с 1 января 2016 года вступил в силу.

«Ручек и ножек у него пока нет, механизм сертификации непонятен, тем не менее, 1 января уже можно было положить заявку на ведение органического сельского хозяйства. Если не положили, то пропустили полгода. Но если в течение двух лет перед подачей заявки по отношению к земле применялись те средства и действия, которые соответствуют стандарту, тогда этот срок засчитывается как период конверсии, и вы хоть завтра можете переходить на органическое сельское хозяйство», – обратилась Елена Коваль к сельхозпроизводителям. По её словам, органическое земледелие становится в мире мейнстримом.

IMG_6364Ставрополье может оказаться в фарватере движения к биологизации. Именно здесь гендиректор Института инвестиционного консалтинга и поддержки экспорта Галина Донцова предлагает основать кластер органического сельского хозяйства. У истоков этой идеи, по её словам, стоят женщины, поскольку именно они озабочены качеством продуктов на полках магазинов. Исследования говорят, что натурального в российских супермаркетах осталось меньше 1 %. Не намного лучше ситуация в других странах. Больше всего органических продуктов продаётся в Дании – 3,5 %. И такое положение дел всё меньше устраивает потребителей.

Галина Донцова обозначила тренд на здоровое питание. Потребность в нём растёт в больших городах на 1000 % в год. В маленьких же люди решают проблему закупками у фермеров и дачников.

Компании и розничные сети, которые начали торговать органическими продуктами питания, научились извлекать из этого экономическую выгоду. Поэтому кластер органического земледелия рассматривается ещё и как бизнес-проект.

«Кластером мы назвали его в силу того, что существует закон о поддержке кластерной кооперации, – пояснила соавтор идеи. – Но мы видим в нём возможность роста, даже если не будем получать субсидии от государства».

Создатели кластера намерены объединить производителей биопрепаратов и органических фермеров, обеспечить им гарантированный сбыт и предзаказ, организовать рекламу, брендирование, продумать логистику, открыть свою лабораторию и сертификационный центр.

«У нас уже на данный момент есть заказы на органическую продукцию, – заявила Галина Донцова. – Но у нас нет чёткого понимания, у кого сколько продукции выращено без использования химических препаратов и по какой цене. Покупатели готовы платить на 15‑20 % выше рыночной цены. Говорят, что если вы переходите на биоземледелие, у вас падают урожаи. Это неправда. У нас есть в Грачёвском районе фермер, который 20 лет не клал ни капли химикатов в свою пшеницу, и это оказалось гораздо выгоднее, чем выращивать её на химических препаратах».

Кластер сразу нацеливается и на экспорт продукции. Это, по словам его авторов, должно подтянуть в него больше заинтересованных людей.

«У нас есть возможность работать с представителями власти, есть возможность интегрироваться с БРИКС, – заверила Галина Донцова. – Есть различные формы финансирования из общего банка БРИКС. Об этом мало знают на местах. В этом году все страны, кроме России, представили свои проекты на финансирование банка БРИКС. Наш народ не понимает, как оформить инвестпредложение, как оформить серьёзный бизнес-план, кому его представить. Кластер для этого и создаётся, чтобы мы на высокий уровень подняли нашу идею и могли выйти на серьёзных инвесторов».Документ3

Дело за сертификацией

Пока в России нет ни одного предприятия, сертифицированного в соответствии ГОСТ Р 56508‑2015, а значит, российской органической продукции в соответствии с действующим в России законодательством пока не существует. Сертифицированные по иностранным стандартам российские фермерские хозяйства по нашим законам органическими не являются. На эту тонкость указала Елена Коваль, хотя многие участники семинара ей пытались возразить. Приводили в пример КФХ Ивана Новичихина в Крымском районе Краснодарского края. Он три года проходил период конверсии и получил французский сертификат о том, что его хозяйство является органическим.

«Я могу десятки организаций назвать, которые были сертифицированы иностранными сертификаторами, но в России это не называется органическим продуктом, потому что в России надо соответствовать ГОСТу Р 56508‑2015. Это значит, что с 1 января 2016 года вы не имеете права на этикетке заявить, что выпускаете органический продукт, потому что это не соответствует российскому законодательству. Это принципиально важно», – подчеркнула директор агентства «BioCosmOS». – Эту проблему надо решать. Но пока у нас нет сертифицирующего органа, который бы сертифицировал в соответствии с этим стандартом. Но эта проблема легко решается, если у нас будет кластер или что-то подобное».

Кластер, по словам Елены Коваль, помог бы решить и проблему переработки органической продукции таким образом, чтобы она не теряла это качество. Дело в том, что при консервировании и хранении в соответствии с техническим регламентом Таможенного союза о безопасности пищевых добавок можно использовать множество химикатов. Подсолнечное масло, например, экстрадируется при помощи гексана или ацетона. В числе консервантов многие канцерогенные вещества, которые запрещены даже в органической косметике. «Они поражают иммунную систему, репродуктивную систему. Я каждый день читаю об этом на французском или английском языке, потому что в России нет таких публикаций, какие мутации имеются, как женщины и мужчины не могут рожать детей, как мальчики рождаются с несформированной репродуктивной системой, либо она есть, но они становятся бездетными», – отметила выступающая.

По её словам, сложно будет сертифицировать предприятия, окружённые теми, кто не соблюдает принципы органического земледелия, поэтому кластер следует организовывать ещё и по географическому принципу.

Она представила участникам семинара одного их лучших экспертов по сертификации органической продукции в России директора Некоммерческого партнерства по развитиюэкологического и биодинамического сельского хозяйства «Агрософия» Андрея Ходуса.

Как и некоторые другие док­ладчики, он выступал с помощью скайпа. Пока в России не было соответствующего ГОСТа, он разработал стандарт по образу и подобию европейских образцов.

Андрей Ходус посоветовал перед сертификацией определить рынки для реализации продукции, поскольку, на его взгляд, нет нужды нести дополнительные затраты на европейскую сертификацию, если продукция останется на внутреннем рынке.

«У нас в ассоциации порядка 30 стандартов. В один проект входят производитель, переработчик, экспортёр. Предприятия географически тяготеют к рынкам сбыта и климатическим условиям. У нас есть порядка 8 предприятий в Краснодарском крае Ростовской области. Предприятия в Центральной России ближе к целевым рынкам сбыта органической продукции, самым крупным из которых является Москва, – рассказал Андрей Ходус. – Многие предприятия занимаются злаковыми культурами. Есть технологии, которые позволяют производить зерновые экологическими способами дешевле по себестоимости, чем с применением агрохимической технологии. Их этой продукции производят корма для животноводства, и сейчас активно развивается переработка – выпечка хлеба, производство хлопьев, круп»

Из зала прозвучал вопрос о том, насколько можно доверять иностранным сертификатам на органическую продукцию в России, и Андрей Ходус признал, что есть злостные подделки, но если продукция ввозится легально, то информация о ней с таможни передаётся сертификаторам и там списывается вывезенный в другую страну объём.

На вопрос, как можно ускорить сертификацию, он ответил, что период конверсии можно сократить, если доказательства того, что не применяли веществ, запрещённых экостандартами. В фермерских хозяйствах зачатую документация столь тщательно не ведётся, поэтому доказать будет сложнее. Но задача упрощается, если земли в течение трёх лет вообще не обрабатывались.

Под каким соусом преподнести органику?

Одной из главных проблем, с которой сталкиваются хозяйства, выращивающие органическую продукцию, является реализация, поскольку в России не сформирован массовый и платёжеспособный спрос. Например, Институт органического сельского хозяйства курировал биологическое выращивание фруктов и овощей в Кабардино-Балкарии, но реализовать их пришлось по цене обычной продукции.

«6 лет назад наш путь начинался с биопрепаратов по очистке почвы и воды от пестицидов, – рассказал директор института Иван Гараев. – НИИ Микробиологии РАН разработало препарат, который мы предлагали сельхозпроизводителям, но он оказался никому не нужен, никто не задумывался тогда о том, чтобы снизить химическую нагрузку на почву».

Биопестицидов в России уже было много, и ученые направили усилия на то, чтобы заменить органикой минеральное питание. По нормативам СССР на поля нужно было вывозить от 10 до 60 т/га компоста или перегноя, что сейчас делать экономически неэффективно. Поэтому была поставлена разработать органические гранулированные удобрения, которые смогут заменить минеральные на 100 %, но не потерять в экономической эффективности.

«Мы добились того, что норма внесения органических гранулированных удобрений у нас составляет 150‑200 кг/га, как и минеральных удобрения, – гордится Иван Гааев. – При этом не нужно менять агротехнологию с точки зрения механизации. Используйте то, что есть в хозяйстве, просто меняйте мешки и канистры с химическии средствами защиты растений на биологические и можно запускать технологию на 1000 и более гектар».

Эту технологию институт начал внедрять в Краснодарском крае и КБР. Многие аграрии не верили в успех, но всё-таки нашлись партнёры, которые были готовы рискнуть. Опыты проходили на базе агрокомплекса «Солнечный» в Северском районе Краснодарского края. Удобряли 4 культуры – сою, кукурузу, подсолнечник и пшеницу. По подсолнечнику внесли органических удобрений в два раза ниже нормы, но получили 25 ц/га, тогда как минеральные удобрения обеспечили лишь 20 ц/га. Соя из-за засухи с минеральными удобрениями вообще не взошла, а с органическими дала 17 ц/га – самую большую урожайность по району. На одной делянке испытывалось совестное внесение минеральных удобрений с микробиологическими препаратами, и там всхожесть тоже была хуже, чем с биопрепаратами. Правда, урожайность там оказалась чуть выше, но в целом испытания выявили дополнительный эффект органических удобрений – повышение стрессоустойчивости растений.

В 2014 году препараты испытывали на плодовых культурах в Кабардино-Балкарии. Вырастили 60 т органических яблок в фермерских садах. Но возникла проблема с реализацией, так как органический урожай в таких объёмах по повышенной цене закупать никто не хотел. Яблоки пришлось продать по 47 рублей в Новосибирск, по цене польских яблок с химией.

«Через неделю нам позвонили и сказали, что готовы купить яблоки уже по 55 руб. Третью машину Новосибирск попросил по 67 руб. Это показатель, что качество органической продукции выше и сети сами понимают, что стоимость этой продукции должна быть выше», – отметил докладчик.IMG_95491

С 2015 года партнёры института вышли со своей продукцией в розничные сети, но поставляют её без статуса органической. В прошлом году органические удобрения испытали на овощах в теплице. Вырастили 300 т органических томатов, перцев, баклажанов, но реализовали их по цене обычных.

По мнению Ивана Гараева, реализации органической продукции мешает отсутствие специализированных отделов в розничных сетях. Но когда такие отделы появятся, возникнет вопрос наполнения их ассортиментом вне зависимости от сезона. Пока что такого количества фермеров, которые могут обеспечить регулярные поставки органической продукции, нет.

«Мы выстроили вертикаль. У нас в КБР 3 фермера по нашей технологии выращивают яблоки. Мы свозим их на склад, сортируем, складываем в лотки с нашей этикеткой и отправляем фурой. У нас 0 % брака. Мы научились поставлять продукцию в сети. Но нужно создавать отделы по органике и создавать региональные кластеры, которые объединяются и открывают склад, куда все всё свозят и где идёт переработка и фасовка, а оттуда разный ассортимент отправляется в сети круглый год. Без органических круглогодичных теплиц мы не сможем заполнять этот ассортимент», – предложил путь развития органического кластера Иван Гараев.

Собственно говоря, можно было бы и не использовать модное слово, а воспользоваться старым проверенным способом сокращения издержек и взаимопомощи – кооперацией.

Так вокруг органического фермерского хозяйства Сергея Воданюка образовался сельскохозяйственный потребительский перерабатывающе-сбытовой кооператив «Союз органических фермеров Кубани».

Это первый кооператив в России, объединяющий хозяйства, которые сертифицированы по европейскому органическому стандарту. Все они, по словам Сергея Александровича, столкнулись в своё время с проблемой реализации продукции. «Органическое производство не может работать так, чтобы подъезжали фуры и брали оптом, – полагает фермер. – Здесь идёт точечная реализация и должен быть пролонгированный период реализации. Когда мы на своём хозяйстве эти проблемы испытали, мы коллегам предложили объединиться, и они с радостью они откликнулись. Мы производим органические овощи, бахчу, фрукты, сейчас начинаем заниматься переработкой. Основная задача нашего кооператива – наладить устойчивый канал реализации и, что наиболее важно и перспективно, наладить переработку продукции. В прошлом году мы начали выпускать органический томатный сок прямого отжима, яблочные, арбузно-яблочные и движемся в этом направлении. Нам не хватает средств, чтобы наладить переработку. У нас есть заказы от ряда компаний, в том числе немецких, на органическое сырьё, которое должно быть переработано. Например, для органического детского питания нужна замороженная тыква. Мы её посадили, но чтобы поставить свою шоковую заморозку, нужны средства. Ряд московских питерских копаний готовы подписать с нами договора о потреблении овощей шоковой заморозки в большом количестве, тогда мы сможем наладить планомерную реализацию, а не сезонную».

КФХ Воданюка получило европейский сертификат на производство органической продукции в 2014 году. Кооператив был создан позднее. В него входят 4 хозяйства, которые занимаются как органическим, так и традиционным земледелием. «Органических» угодий в нём около четверти – 250‑300 га. Правда, с нынешнего года европейцы перестали сертифицировать хозяйства, у которых есть традиционные и органические земли.

Основные потребители продукции кооператива находятся в таких городах, как Москва, Воронеж, Сочи, Петербург. Чтобы сократить затраты на доставку, фермеры собирают продукцию в одном месте, пакуют и отправляют единым транспортом.

«Сейчас говорят, что органическая продукция по себестоимости даже дешевле, чем традиционная, потому что химикаты не употребляются. Это фантастика, – заявил Сергей Александрович.

– Урожайность у нас в 1,5‑2 раза ниже, чем при традиционной технологии, которая накачивает субстраты растворами. Ручного труда больше, поэтому стоимость выше. Если себестоимость на 20‑30 % выше традиционной, можно найти сбыт. Сейчас многие хотят покупать такую продукцию».

С биопрепаратами у кооператива проблем не было. В Тимашевске работает компания, которая выпускает природные фунгициды на основе грибов и бактерий. В теплицах используются феромоновые ловушки и были попытки использовать энтомофагов. Минеральные удобрения и гуматы по стандартам органического земледелия не проходят, поэтому на ферме используют червей для производства компоста и сбраживают куриный помёт.

Органические семена достать в России сложно. Их не хватает даже на нужды Европы. Поэтому кооператив планирует заняться семеноводством под руководством учёных. А пока фермеры представляют справку об отсутствии органических семян в продаже и сеют обычные, только не потравленные и не геномодифицированные

Вопрос со сбытом органической продукции в иногда помогают решать власти. Например, в Воронежской области за биоземледелие ратует губернатор Алексей Гордеев, бывший министр сельского хозяйства. А вот во Франции компания, в которой работает Елена Коваль, придумала хитрый способ, как заставить власти повернуться лицом к органическому сельскому хозяйству.

«Мы дошли до определённого уровня развития органического сельского хозяйства и тормознулись, – поделилась она личным опытом. – Застряли на 3‑5 % продукции в магазинах и не можем ничего сделать. Тогда мы раскинули мозгами и написали петицию: «Я мама такого ребёнка (тётя, папа, дедушка) – хотел бы, дорогой товарищ мэр, чтобы 10‑15 % меню школы, где учится мой ребёнок, было заполнено органическими локальными продуктами». И мэр, который хорошо себя чувствовал, перед выборами, забегал, засуетился: «Что вам надо? Склад? Хорошо».

Он сам предпринял усилия, обеспечил единую логистику, единый склад, холодильники. Экологическая продукция не требует упаковки. В мешках привезли морковку в школу, там повар порежет. Никаких затрат на товарный вид, на этикетки, никаких взяток, чтобы встать на полки. Никаких трёх месяцев, пока оно продастся и ещё 3 месяца, пока тебе оплатят продукцию. Для школы цена такая же, как если бы они покупали где-то продукцию более низкого качества. Затраты на блюдо увеличились максимум на 5 центов. Сейчас Франция голосует уже, чтобы было 20 % органического и 40 % локального меню в школах и лицеях».

Мэр того города, где всё начиналось, довёл идею до конца, и возле школ организовал склады, где родители могут закупать органическую продукцию и для дома. Все эти действия существенно продвинули развитие органического земледелия.organic-farming-in-phil

Открытия на гране фантастики

Сторонники органического земледелия – люди открытые любым новациям.

Оживление в зале вызвало выступление автора технологии Эко­ФрешФуд Эдуарда Мерзакаева, который предлагает увеличивать сроки хранения продуктов питания за счет обработки деструктурированной водой. Как объяснила Елена Коваль, «обычно вода связана цепочками, и если разбить их и снова сделать её свободной, мы получим живую воду из сказок».

Эдуард Мерзакаев с помощью низкочастотного генератора пытается воздействовать на разные вещества, но акцент делает на воду. Обработанные ею овощи и мясо долго не портятся, а политые растения активизируют рост. Хотя всё это пока не получило научного обоснования, Эдуард продолжает опыты, в частности, на полях ОПХ «Анапа».

Вода, обработанная по его технологии, сохраняет свойства более двух лет. В ней не уменьшается количество растворённого кислорода и не меняется PH.

Своё изобретение Эдуард планирует запатентовать и монетизировать. Между тем, слушатели, в развитие его идей, предложили воздействовать акустикой на облака, чтобы вызывать поистине живительный дождь на российские поля.

Намного ближе к реальности был доклад генерального директора ООО «Вит» Юрия Бобрышева о новом виде покрытий для теплиц – мембранных системах, разработанных отечественной промышленностью для космических и авиационных нужд. Они дольше служат и лучше сохраняют тепло, чем стекло и полиэтилен, сокращая расходы на обогрев. Они легче, чем стёкла, и меньше смачиваются, чем полиэтилен.

Завершал знакомство участников семинара с новациями в сельхозпроизводстве ессентукский фермер Борис Рыженко, который выращивает «русские киви» – актинидии. С их помощью он лечит сердечно-сосудистые и кишечные заболевания. Кроме того, он разводит цветной картофель, насыщенный белком.

Так что новинками биопрепаратов чудеса современного сельхозпроизводства не ограничиваются. У земледелия, как органического, так и традиционного, есть дополнительный неиссякаемый ресурс – креатив связанных с сельским хозяйством людей.

фото Евгении ДУБ