«Нулевая» технология обработки почвы сберегает плодородный слой земли, но это не значит, что от минеральных удобрений надо отказаться. Напротив, при переходе с «классики» земледельцы должны увеличивать азотное питание, иначе урожайность будет только падать. Почему это происходит и как применять удобрения на системе no-till, обсуждали на семинаре, который прошёл в Петровском районе на базе КФХ Стефана Водопьянова.

Когда земля уходит из‑под ног

В это дождливое лето Стефан Стефанович неоднократно наб­людал на своих полях картину, которая снова и снова убеждала его в том, что он выбрал правильный путь. По опашке кукурузных клеток вода бежала рекой и уносила тонкий плодородный слой. А на «нулевых» посевах в гуще соломенных остатков она постепенно впитывалась, утоляя жаж­ду земли. Раньше хутор под косогором пашни буквально утопал после ливней, а теперь и беды не знает.

«Здесь миллионы тонн плодородной почвы ушли в реку Калаус, пока применялась вспашка. Когда я был механизатором, на этом поле был один яр, а через 10 лет появилось по три яра. И так на каждом поле, – рассказал фермер гостям семинара. – Я тут родился и крестился, и я видел, что мою землю уносит водой. А что останется моим детям и внукам, если я не приму меры, не применю щадящую технологию?»IMG_5844

В советские годы Петровский район специализировался на животноводстве, так как он относится к зоне рискованного земледелия. Но поскольку разводить скот стало невыгодным из-за засилья импорта мяса, то крестьяне и здесь поголовно принялись пахать и сеять. Вот только природа была к этому не готова.

«У нас склоны, смывы, вет­ры. Когда вы ехали через поля, вы видели на парах у тех, кто выращивает пшеницу по классической технологии, вымоины. Весной ветры такие дуют, что света белого не видно. И вдобавок ко всему здесь недостаток влаги», – описал тяжёлые условия района Стефан Водопьянов.

При No-till влаги на его полях стало больше на 30‑40 %. В прошлом году соседние хозяйства получили 5 ц/га подсолнечника, а Стефан Стефанович – 15 ц/га. Кукурузу в Петровском районе вообще не выращивали. КФХ Водопьянова в прошлом году получило по 30 ц/га.

Пшеница без паров вышла по 34 ц/га. И хотя показатель невысокий, фермера он не огорчает, поскольку Стефан Водопьянов только осваивает новую технологию. Лишь в этом году он оставил без плуга все 100 % угодий.

«Классика у нас была отработана до идеала. А сейчас отрабатываем другую систему. Конечно, много вопросов возникает с минеральным питанием. Говорят, надо вносить на 50 % удобрений больше. Но мы нашли хорошую машину в Голландии – ликвилайзер, и нам уже не нужны дополнительные удобрения, – полагает фермер. – Прикорневая подкормка – это наш излюбленный метод. По пару мы работали им и получали по 50‑60 ц. Теперь мы хотим эту же цифру получать, но без паров».

В районе на новации КФХ Водопьянова смотрят с интересом. Представители отдела сельского хозяйства и охраны окружающей среды администрации, приветствуя участников семинара, выступали за то, чтобы на полях появлялось всё новое и передовое, что будет способствовать процветанию края.

Влага – повод усилить питание

Из четырёх почвенно-климатических зон Ставропольского края только одна имеет достаточное увлажнение. Поэтому технология No-till у ставропольских учёных вызывает далеко не праздный интерес. Много лет исследованием её особенностей занимается заместитель директора Ставропольского ­НИИСХ Виктор Дридигер.

IMG_5497В опытах института было доказано, что прибавка влаги на полях с нулевой технологией составляет 24 мм, или 240 кубов воды на га. На полях с ёжиком стерни зимой задерживается больше снега. Позже начинается таяние весной. Благодаря этому в фазе цветения пшеницы в метровом слое почвы при No-till на четверть больше влаги.

Как отметил Виктор Корнеевич, это особенно важно для яровых, которые цветут в июле-августе. Страдает и озимая пшеница. Жара её обычно настигает, когда начинается налив колоса, и ей надо формировать урожай. Нынешний год с массой осадков – это редкое исключение.

При классической технологии аграрии поднимают урожайность, высевая пшеницу по парам, поскольку по кукурузе и подсолнечнику она даёт меньше. Однако до 50 % влаги на голой земле теряется. При «нулевой» технологии она сохраняется, и за счёт этого можно поднять урожайность. Но для этого надо увеличить минеральное питание.

«Без минерального питания заниматься No-till не нужно. Вы придёте к снижению урожайности. Будет только разочарование в технологии», – убеждён Виктор Дридигер.

Но зато на внесение минеральных веществ «нулевая» обработка почвы более отзывчива, чем «классика». Каждый вложенный в удобрения рубль приносит 95 % рентабельности или почти рубль сверху.

Большие прибавки в этой технологии даёт предшественник пшеницы – горох, поэтому его обязательно нужно вводить в севооборот. Он фиксирует бесплатный азот, который на следующий год превратится в дополнительные 7 ц/га зерновых. Этим правилом руководствуется ООО «Добровольное» Ипатовского района, введя в структуру посевных площадей 12 % гороха.

Кстати говоря, пшеница в севооборотах по нулевой технологии перестаёт быть экономикообразующей культурой. Её рентабельность намного ниже, чем у той же кукурузы, поэтому пшеница становится предшественником под другие культуры. «Сегодня мы разрабатываем пятипольные севообороты у Стефана Стефановича, и пшеницы здесь будет только два поля. На трех полях будут яровые культуры, более экономически эффективные», – отметил Виктор Дридигер.

Не менее важно, по его словам, чтобы на поле было достаточно подвижного фосфора. Центнер аммофоса, как показали исследования СНИИСХ, даёт прибавку 15‑22 ц/га.

А вот внесение калия, по данным многолетних наблюдений, на урожайности по системе No‑till практически не сказывается.

Подсолнечник и соя лучше отзываются, если удобрения в повышенной дозировке вносятся под предшественника. Если сою кормить при посеве, то всходы будут изреженные, подавленные, тогда как без удоб­рений она взойдёт хорошо.

«Аргентинцы под сою и подсолнечник удобрений не вносят, – отметил Виктор Дридигер. – Но предшественников – пшеницу и кукурузу – удобряют по полной программе, получая по пшенице 70‑90 ц/га, по кукурузе – 120‑110 ц/га. А на следующий год по сое и подсолнечнику получают 4‑4,5 ц/га на последействии. Этот эффект подтверждают и наши агрохимики».IMG_5824

Рыхлить не надо

Чернозёмы прекрасно структурируются под покровом растительных остатков и переуплотнения почвы бояться не надо. Хотя Виктор Дридигер отмечает, что многие хозяйства норовят хоть раз в несколько лет, но землю вспахать или прокультивировать. Увы, тем самым они перечеркивают все годы перехода на эту систему, поскольку такое вмешательство повышает плотность почвы, что доказано исследованиями СНИИСХ.

«Если мы уплотняем почву, когда ездим по ней тракторами, то рыхление даёт положительный эффект. А при No-till, когда природа сама нам помогает, эффект получается отрицательный», – подчеркнул Виктор Корнеевич.

В то же время пока наблюдения ставропольских учёных говорят, что на самоуплотняющихся почвах No-till приводит к переуплотнению. «Хотя аргентинцы говорят, что No-till пойдёт на любых почвах, я в этом не уверен. Давайте пока осваивать технологию на южных поч­вах, чернозёмах, каштановых почвах. На солонцах, выщелочных чернозёмах не стоит торопиться на неё переходить», – рекомендовал профессор.

Чтобы уплотнения не было, при «нулевой обработке» грузовые машины не имеют права заезжать на поле. Зерно им подвозят трактора с бункерами накопителями, принимающие урожай с комбайнов прямо не ходу. Если хозяйство их не приобретает, и каждый комбайн выгружает зерно в грузовики на краю поля, то земля в этом месте затаптывается, и культуры не всходят. Поэтому при нулевой технологии бункеры-накопители обязательны. Кстати, они дают и ощутимый экономический эффект, увеличивая производительность комбайнов, поэтому их рекомендуют и при классической технологии.

Ещё одной распространённой ошибкой ноутильщиков является использование режущих дисков для измельчения стеблей подсолнечника. В народе этот агрегат называют «болгаркой», и он, хоть и неглубоко, взрезает почву, превращая её в бесплодную пыль. Следом начинается эрозия, и дело по спасению плодородия нужно начинать сначала.

На самом деле, чтобы уложить эти стебли, достаточно купить сеялку с брусом впереди либо самостоятельно изготовить такой полый каток. А можно стерню оставить на поле, и стебли задержат больше влаги. Сеять это нисколько не мешает, если приобретены соответствующие машины. «От сеялки зависит 90 % успеха. Дешёвая сеялка обходится очень дорого», – предупредил Виктор Корнеевич.

Его слова подкреплялись тем, что участники семинара увидели на полях Стефана Водопьянова. После уборки озимого ячменя у него стояла жёсткая солома. Он её просто прикатал и посеял просо.

Форма, доза, срок и способ

IMG_5548Эффективность минерального питания при любой технологии зависит от четырёх условий: формы удобрений, дозировки, сроков и способов внесения. При No-till они несколько отличаются от рекомендаций для классической обработки почв. Об особенностях питания растений в этой системе рассказал на семинаре заведующий кафедрой агрохимии и физиологии растений Ставропольского государственного аграрного университета Максим Сигида.

«При сокращённой технологии динамика элементов питания меняется. У вас много растительных остатков остаётся на поверхности в виде мульчирующего слоя. Этот мульчирующий слой, во‑первых, отражает солнечные лучи, во‑вторых, увеличивает содержание влаги в почве. В-третьих, эти факторы влияют на температуру и влажность мульчирующего слоя, который в свою очередь меняет ход минерализации, – объяснил Максим Сергеевич. – Почва становится весной и летом более прохладная. Осенью она оказывается более тёплой, чем при традиционной технологии, и остаётся такой более продолжительный период времени. Это влияет на выбор удобрений при посеве озимых зерновых культур».

Из-за более низкой температуры летом, пожнивные остатки разлагаются медленнее. Полезные вещества из них станут доступны растениям через несколько лет, поэтому в первые годы увеличения количества органического вещества на полях не происходит.

Уменьшается и количество азота, который связывается органическим веществом. «Чем дольше применяется «нулевая» технология, тем больше азота связывается пожнивьём. Именно на азот при нулевой технологии мы должны больше обращать внимания, – указал представитель аграрной науки. – Недостачу азота надо компенсировать».

Ноутильщиков, как подчеркнул Максим Сигида, технология ограничивает в выборе формы, дозировки, времени, способа внесения удобрений. Рассчитывать всё это, по мнению учёного, желательно отталкиваясь от запланированного урожая по результатам агрохимических обследований.

Азот из удобрений, как известно, более чем наполовину теряется в процессе испарения, иммобилизации, денитрификации, вымывания. При «нулевой» технологии» первостепенное значение приобретают потери в результате иммобилизации. «Это тот азот, который будет связан микроорганизмами, – пояснил Максим Сигида. – Если при традиционной технологии в крайне засушливой зоне внесение 100 кг аммиачной селитры даёт положительный эффект, то при нулевой технологии такая дозировка будет кормить микробную массу, которая находится на поверхности почвы. Она вызовет шквал болезней и никакого положительного эффекта».

Для сокращения потерь азота есть современное решение – это ингибиторы азота. Они давно применяются в Европе, а недавно их начали использовать и в Краснодарском крае. Они замедляют процесс высвобождения азота из минеральных удобрений. Евгения Сигида надеется поставить опыты по их применению совместно сельхозпредприятиями и поставщиками ингибиторов. Путь в Россию этим препаратам открыла минерально-химическая компания «ЕвроХим».

Время для внесения удобрений подбирается так, чтобы растению было доступно оптимальное количество питательных веществ.

В Ставропольском крае есть хозяйства, которые переносят внесение азота на осень, и тем самым пытаются разгрузить весенний график работ, сыграть на цене удобрений. «Это рискованный шаг, потому что у вас при нулевой технологии остывание и замерзание почвы происходит гораздо дольше, а потери азота, который вы внесёте с осени, будут начинаться с момента внесения азота до момента замерзания почвы. Поэтому осеннее внесение – это не правильный для вас выбор», – обратился Максим Сергеевич к участникам семинара.

После осеннего обследования полей специалисты СГАУ рассчитали для КФХ Водопьянова дозы удобрений, учитывая немаловажный фактор экономической эффективности и ограничивающие факторы способ и время внесения. К весне удалось повысить содержание фосфора с 10 до 20‑30 мг/кг почвы.

Затем специалисты замерили количество влаги. Оказалось, что несмотря на влагосберегающую технологию, на большинстве полей влаги накопилось недостаточно – от 70 до 120 мм/м почвы. Виной тому была, видимо, структура и тип почвы.

Также на всех полях было определено содержание нитратного азота. Оно было меньше 75 кг/га. Азотные подкорм­ки были просто необходимы и в очень большой, на первый взгляд, дозировке 100 кг/га в действующей веществе. Но для «нулевой» технологии это норма.

Ранневесеннюю подкормку азотом в КФХ провели с помощью разбрасывателя. В зависимости от содержания влаги она колебалась от 50 до 150 кг/га селитры в физическом весе. А через неделю Стефан Водопьянов получил заказанный в КПК «Ставропольстройопторг» ликвилайзер, и вторую подкормку проводили уже жидкими удобрениями с помощью этой машины в дозировке от 50 до 160 кг азота в физическом весе.

С ликвилайзером голландского производства стало прощено регулировать дозы и способы внесения азотных удобрений. Помимо КАС, эту машину можно заправлять ЖКУ, которые содержат фосфор.

IMG_5583«Это пример, как конкретное хозяйство рационально изменило систему питания, чтобы получить необходимый эффект», – подытожил Максим Сигида. При его участии в КФХ Водопьянова были заложены опыты с жидкими минеральными удобрениями МХК «ЕвроХим».

О правильном использовании КАС‑32 и КАС+Сера, о преимуществах и подводных камнях рассказала менеджер по развитию агрохимического сервиса АО «МХК «ЕвроХим» Ксения Косырева.

«ФЭС-Агро» в русле инноваций

Еще в 2014 году было открыто подразделение «ФЭС-Агро» в городе Светлограде. В Ставропольском крае есть ещё пункты продаж в Буденновске и Новоалександровске. Сеть развивается для того, чтобы быть ближе к клиентам, это позволяет оперативно решать вопросы не только по части поставок, но и по части сервисных программ.

Ведь как говорит директор Светлоградского офиса Пшеничный Владимир Михайлович, – мы заинтересованы не только в продаже нашей продукции, но и в конечных результатах – какая будет у сельхозников себестоимость, урожайность, натура и качество выращенного зерна.

Клиентами «ФЭС-Агро» являются как крупные агрохолдинги Ставропольского края, так и небольшие фермерские хозяйства, потому что каждый в работе с ними находит качество, надёжность, оперативность, которые во многом являются залогом успеха.

«Нулевая» технология подразумевает не только усиленную сис­тему питания, но и усиленную технологию защиты растений. Агро­ном-консультант «ФЭС-Агро» Виталий Сухинин совместно со Стефаном Водопьяновым подбирает необходимые препараты, начиная от протравителей и заканчивая фунгицидами.IMG_5813

«Протравливание зерна под урожай 2016 года мы проводили комбинированным оригинальным инсекто-фунгицидным протравителем, что позволило нам в текущем году снизить распространения корневых гнилей, соз­дать надежную защиту посевов от повреждений хлебной жужелицей и злаковыми мухами, – рассказал агроном-консультант ФЭС-Агро». – При выборе весеннего гербицида мы проводим обследование полей, определяем виды сорных растений, после чего выбираем препарат, намечаем сроки и нормы внесения. Так же внимательно подбираем фунгициды».

«ФЭС-Агро» занимается и поставками семян. Прежде чем рекомендовать хозяйству семена кукурузы и подсолнечника, консультант «ФЭС-Агро» тщательно анализирует урожайность прошлых лет в районах с аналогичными климатическими условиями и технологиями возделывания. «Одним словом, для получения максимального экономического эффекта подходы индивидуальны по каждому конкретному полю, сорту», – подчеркнул Виталий Сухинин.

Кроме того, ООО «ФЭС-Агро» является официальным представителем Aвстрийской компании Pessl Instruments на территории России и поставляет в нашу страну интернет-метеостанции iMETOS®.

В Светлоградском офисе установлена специальная панель такой метеостанции, которая показывает реальный прогноз погоды с точностью до 90 %. Благодаря тому, что на ней виды погодные условия на ближайшую пяти­дневку в том месте, где она установлена, можно спрогнозировать распространение каких-либо патогенов.

Как рассказал руководитель группы геоинформационных технологий Сергей Костин, российским сельхозпроизводителям предлагается два вида станций:

IMT300 – метеостанция для прогнозов погоды, заболеваний сельхозкультур и расчета потребности в поливе;

ECO D 2 – станция, контролирующая работу ирригационных машин. Она ежечасно измеряет температуру и влажность почвы на глубинах 10‑60 см.

Такие станции способны фиксировать и обрабатывать данные о климате; предупреждать о возможных заморозках и других погодных казусах, о возможном появлении вредных объектов на сельхозкультурах, определять коэффициент испарения. IMETOS помогает экономить средства для борьбы с вредными организмами, определять нормы и количество полива, уменьшать износ систем орошения и расходы на него, предотвращать вымывание питательных элементов.

Сотрудники «ФЭС-Агро» устанавливают метеостанции и проводят гарантийный и постгарантийный ремонт.IMG_5818

Новичкам в no-till – скидки от «Ставрополь-стройопторг»

Большая часть техники, которая работает в КФХ Водопьянова, поставлена ЗАО КПК «Ставропольстройопторг».

Заместитель генерального директора этой компании Игорь Сыроватка рассказал, без каких машин и агрегатов не обойтись тем, кто переходит на «нулевую» технологию.

Во-первых, это аргентинская сеялка Bertini для посева колосовых и пропашных культур.

«У Стефана Стефановича работает сеялка Bertini 32 000 с шириной захвата 11,4 м в полной комплексации, включая ящики для мелкосемянных культур. Их можно применять для внесения удобрения Изи Старт, – отметил Игорь Владимирович. – Такая сеялка стоит 14 100 тыс. рублей».

Поставляет «Ставропольстройопторг» и сеялки поменьше, шириной 5,7 м за 7 400 тыс. рублей. Есть также сеялки для крупного зерна Bertini 30 000.

На сеялках используются запатентованная пневматическая система Bertini, которая работает методом выдува, не повреждая семена и обеспечивая высокую точность посева. Сеять культуры можно даже по очёсу. Срок доставки с момента оформления заказа до прибытия – около 3 месяцев.

Хорошо себя зарекомендовала в хозяйстве Стефана Водопьянова очёсывающая жатка «Славянка» харьковского производства. Агрегат шириной 7 м стоит 2 365 тыс. рублей и подходит для всех типов комбайнов от импортных до «Полесья».

Бункер-перегрузчик на 16 т в «Ставропольстройопторг» можно купить за 2 250 тыс. руб. Его поизводит ставропольское предприятие «Энергомера».

Ликвилайзер – это дорогое удовольствие для фермеров, и Стефан Водопьянов долго раздумывал перед его покупкой. Тем не менее для внесения удобрения при «нулевой» лучше ещё ничего не придумали. Сок поставки ликвилайзера составляет всего месяц. Технику настраивают сотрудники компании-производителя.

Для всех, кто занимается No‑till, Игорь Сыроватка порекомендовал новую модель комбайнов «Россельмаш» Акрос 595 Plus: «После уборки он обеспечивает равномерное распределение остатков. Это важно, потому что сеялки работают лучше и нет куч, которые способствуют размножению мышей».

Для каждого, кто вступает в Ассоциации сторонников нулевой технологии, «Ставропольстройопторг» предусмотрел систему специальных скидок на запчасти и машины. «Вы будете иметь приоритет в условиях поставки с рассрочкой платежа», – пообещал заместитель гендиректора компании Игорь Владимирович.IMG_5749

Своими глазами

По окончании теоретической части семинара, его участники отправились на поля КФХ Водопьянова, чтобы воочию увидеть, как работает система No-till. На одном из полей наблюдали рос­кошный ячмень сорта Эспада, посеянный по пшенице – первой культуре на этом поле, возделанной по «нулевой» технологии. Злаку дали две подкормки, превысив рекомендации учёных по дозировке. Треть поля подкармливали сеялкой, треть – разбрасывателем и треть – распылителем, используя КАС‑32 от «ЕвоХим» и селитру.

Затем автобусы доехали до кукурузного поля, где были высеяны иностранные и отечественные гибриды. Предыдущая культура была пшеница, впервые посеянная на этом поле по «нулю». На ней применяли как ЖКУ, так и КАС‑32. Гербициды смешали в баке, чтобы прицельно работать по сорнякам.

Ещё одна остановка была у поля пшеницы сорта Гром. В первую подкормку её подкармливали сульфоаммофосом в дозировке 100, а на вторую подкормку уже использовали новенький ликвилайзер, внеся КАС по 85 кг/га.

Чуть дальше сорта Гром и ставропольская раннеспелая Ксения были посеяны по гороху. Выросшую стену хлебов Стефан Стефанович называет не иначе, как «чудо». Естественно, этому способствовали и подкормки 185 и 130 кг/га.

Заглянули и на поле подсолнечника. Иностранный гибрид выглядел мельче, чем в соседних хозяйствах с классической технологией. А всё потому, что поч­ва дольше остаётся прохладной, мешая развитию ростков. Однако потом повышенный процент влаги позволяет подсолнечнику на No-till в три раза превзойти урожайность на «классике».IMG_5749

Такой же эффект удлинённой вегетации наблюдается на пшенице, но Стефана Водопьянова это только радует, поскольку рас­тение за это время формирует более высокий урожай.

Если же приходится убирать чуть влажное зерно, Стефан Водопьянов включает сушилку карусельного типа. Её средняя производительность 10 т/ч в зависимости от влажности зерна. Она позволяет начинать косьбу в 6 часов утра и дольше хранить урожай, дожидаясь более высокой стоимости. Окупается такая сушилка всего лишь за 1 год.

Так что сложности, которые возникают при переходе на No-till, легко преодолеваются с помощью современной науки и технического прогресса. Единственное, без чего за эту технологию браться бесполезно, так это внутреннее убеждение, что именно «нулевая» обработка способна сохранить плодородие бескрайних ставропольских полей.

 

Фото Евгении ДУБ