Овцеводческая отрасль России: нужно объединяться

1804

В Карачаево-Черкесии прошел Всероссийский семинар-совещание по вопросам производства и реализации шерсти, которое провел директор департамента животноводства и племенного дела Министерства сельского хозяйства России Владимир Лабинов. В совещании приняли участие: первый заместитель Председателя Правительства КЧР Эльдар Байчоров, министр сельского хозяйства КЧР Ахмат Семенов, руководители овцеводческих предприятий СКФО и ЮФО, представители Саратовской, Астраханской, Ростовской, Волгоградской областей и Республики Алтай. Кроме того впервые на совещании такого ранга присутствовали представители Министерства промышленности и торговли РФ в лице заместителя департамента развития внутренней торговли, легкой промышленности и потребительского рынка Ивана Радиевского, специалисты департамента. 

Что же объединило всех этих людей? Как оказалось, все достаточно просто. В столице Карачаево-Черкесской республики заработало новое мощное современное предприятие, ориентированное на инновационные технологии производства, – фабрика по переработке шерсти и производству пряжи. Этот проект реализует компания ООО «Квест-А», а руководит предприятием доктор экономических наук Марат Халкечев. Именно на базе этого предприятия, которое, безусловно, станет точкой роста развития овцеводства и производства шерсти в России, и было организовано это масштабное мероприятие.

Марат Халкечев: Мы хотим, чтобы нас услышали

Мы приехали на фабрику до начала события, и нам удалось побеседовать с Маратом Нурчуковичем, который пояснил, что компания «Квест-А» реализует проект по строительству фабрики по переработке шерсти, производству пряжи с использованием инновационных технологий. Он отметил, что вопрос переработки шерсти достаточно остро стоит для всех регионов, где сегодня успешно развивается овцеводство. Уже сегодня в достаточной мере эта фабрика готова удовлетворить потребности регионов в сбыте шерсти. Сегодня на фабрику поставляется сырье из Волгоградской, Астраханской, Ростовской, Саратовской и Читинской областей, Краснодарского края, Республики Калмыкия.

Инициатором проекта является компания «Квест-А», которая уже 15 лет работает на рынке шерсти. Но деятельность свою начинала несколько в другой форме – производила закупки сырья у сельхозтоваропроизводителей и перерабатывала его в давальческих режимах на различных предприятиях, в основном, зарубежных. Со временем накопился определенный опыт, возникла надежда и уверенность, что получится создать предприятие на основе современных технологий. Ведь сама идея, по мнению Марата Халкечева, достаточно проста – сырье здесь, рынок потребления готовой продукции тоже. 

«Поэтому нужно было только восстановить технологическую цепочку, которая некогда существовала, что мы и сделали», – говорит руководитель предприятия.

На сегодняшний день, работает первая очередь фабрики, непосредственно связанная с первичной переработкой шерсти, которая вырабатывается до стадии шерстяной ленты. Вторая очередь предприятия, цех по производству пряжи, находится в стадии завершения, проводится монтаж оборудования. В завершающий цикл входит камвольно-суконное производство. Оно уже работает и имеет ряд заказов.

«Пряжу будем поставлять на российские предприятия. Но базовые поставки планируются на территории КЧР по той причине, что здесь традиционно выпускают трикотаж. Кроме того, в Россию ввозится порядка 10 тысяч тонн пряжи в год. Мы планируем произвести в этом сегменте импортозамещение, что сегодня становится очень актуальным в свете последних событий в мире. Уверены, что часть этого рынка на 20-25 % перекроем. Мы хотим предложить нашим потребителям выбор и рассчитываем, что сможем достойно конкурировать на рынке шерсти, потому что технологии у нас самые современные», – делится своими планами Марат Нурчукович. 

Что касается обеспеченности кадрами, то здесь все непросто. Но предприятие, по словам руководителя, с этой проблемой справляется. На фабрике в качестве консультантов работают специалисты из Болгарии, имеющие большой опыт в подобном производстве. Причем, специалисты из этой страны привлечены не случайно – меньше языковой барьер. Проводится обучение и стажировка сотрудников с выездом на аналогичные предприятия, в том числе, и на зарубежные. Есть договоренность с Московским государственным университетом дизайна и технологий, где проходят обучение четыре человека, и еще пятеро будут направлены для сдачи вступительных экзаменов. 

«Потребность в кадрах очень серьезная. На сегодняшний день готовых специалистов нет. Сейчас на фабрике работает 170 человек, а с вводом в эксплуатацию прядильной фабрики будет создано дополнительно еще 250 рабочих мест», – пояснил Марат Халкечев. Он подчеркнул, что предприятие будет способствовать дальнейшему развитию отрасли овцеводства. 

«Наши инвестиции рассчитаны на годы. Мы дважды проводили семинары овцеводов России с приглашением руководителей хозяйств, производителей, фермеров. Наша задача убедить их, что у них есть стабильный заказчик, чтобы они могли спокойно и уверенно планировать свою деятельность, вкладываться в развитие, увеличивать поголовье. И если в последние годы есть некая количественная стабилизация поголовья, то сегодня самое главное – переходить к качественным показателям в производстве шерсти. Понятно, что все люди от своей деятельности хотят иметь максимальный эффект, заработать больше, а для этого нужно выпускать качественную продукцию. За овцой все равно нужно ухаживать, но если относится к этому более добросовестно, соблюдать технологический процесс и все требования, которые известны специалистам, то отдача будет намного лучше», – подчеркнул Марат Нурчакович. 

Стоит отметить, что он относится к вопросу получения качественной шерсти очень серьезно, понимая, что работа его предприятия напрямую зависит от того, как будут работать сельхозтоваропроизводители, всячески пропагандируя идею необходимости перехода от чисто мясного направления в овцеводстве к производству шерсти, не просто шерсти, а сырья высокого качества, за которое производитель может получить достойные деньги, делая свое предприятие еще более рентабельным. 

«И сегодняшнее мероприятие не зря называется семинар-совещание. Мы рассчитываем сегодня делиться своим опытом, на конкретных примерах убеждать людей, что КПД и отдача их от вложенного рубля станет выше, если произведенная ими шерсть станет востребованной и будет продаваться по достойной цене», – уверен Марат Нурчукович. 

Стоит отметить, что на фабрике есть определенные требования к качеству шерсти. А так как на производстве внедрены самые современные, на сегодняшний день, технологии, сырье сюда должно поступать качественное, которое позволит выпускать соответствующую продукцию. 

«Уровень требований к качеству сырья у нас достаточно высокий. У нас для определения качества есть соответствующие оборудование и технологии. По логике того, что мы инвестировали в это производство на годы, мы хотим стимулировать поступление сюда сырья хорошего качества. А для этого многим овцеводам нужно пересмотреть отношение к своему производству и за свой тяжелый труд получить больший эффект. Это наше обращение к ним, но, к сожалению, нет полного понимания. И наряду с хорошими примерами, у нас есть примеры, которые оставляют желать лучшего. В перспективе, мы бы хотели, чтобы люди, занимающиеся овцеводством, все-таки нас услышали», – выразил надежду Марат Нурчакович Халкечев. 

Хорошие новости для овцеводов

Постепенно на фабрику съезжались гости. И перед началом осмотра фабрики интервью журналистам дал директор департамента животноводства и племенного дела МСХ РФ Владимир Лабинов.

Владимир Лабинов. отметил, что решение собрать руководителей овцеводческих регионов РФ и основных производителей шерсти на предприятии «Квест-А» не случайно. Это возможность познакомиться с новым производством, которое предусматривает возможность переработки, сортировки и классировки шерсти до выпуска прядильной продукции на территории Карачаево-Черкесии. Это очень важно еще и потому, что сегодня работает только одно крупное предприятие по переработке шерсти в Брянской области. Таким образом, по мнению Владимира Лабинова, на рынке шерсти присутствуют некие монопольные признаки, что не способствует формированию достойного ценообразования и не мотивирует производителей серьезно заниматься качеством производимой продукции. 

«Мы научились методами селекции выращивать хороших овец, научились получать хорошую шерсть на овце, а вот правильно стричь, правильно классировать, правильно и в хорошем виде предоставлять ее на переработку, на территории РФ это сырье хорошо перерабатывать, делать глубокую переработку, выпускать широкий ассортимент готовой продукции – это наше слабое место», – сказал директор департамента. Владимир Лабинов отметил, что все в отрасли овцеводства рассчитывают, что с выводом этого предприятия на полную технологическую мощность, ситуация на рынке шерсти улучшится в плане более комфортного ценообразования. 

«На самом деле, с моменты начала работы этого предприятия в КЧР, даже до того момента, когда оно еще не вышло на свои технологические параметры, мы заметили, что стоимость шерсти поднялась. Появился новый переработчик, появился дополнительный спрос, и цена становится более интересной для производителя. Хотя они и этой ценой недовольны», – подчеркнул Лабинов. 

Он пояснил присутствующим цели и задачи данного мероприятия, состоящие в том, чтобы не просто показать сельхозтоваропроизводителям, что сегодня есть такое хорошее предприятие и спрос на шерсть будет выше, а цена поднимется, но еще в рамках запланированного практического семинара указать производителям на основные недостатки, которые они, как поставщики сырья, недоучитывают в своем производстве, иногда перекладывая свою ответственность на плечи перерабатывающего предприятия, но при этом претендуют на получение высокой цены.

Кроме того, Владимир Лабинов отметил, что это мероприятие организовано совместно с Министерством промышленности и торговли РФ. И это сделано совсем не случайно.

«Мы надеемся, что совместными усилиями восстановим часть государственного заказа на продукцию овцеводства. Не секрет, что в период распада СССР, когда мы жили в плановой экономике, основным потребителем шерсти, основным заказчиком была система Минобороны. И в тот момент в структуре товарной продукции овцеводства доминировала именно шерсть. А основной выручкой от овцеводства была выручка от реализации шерсти», – сказал руководитель отрасли. Он отметил, что сегодня нет государственного заказа на шерсть. В том числе и по этой причине в период с 1990 года до начала 2000 годов в отрасли овцеводства произошел глубочайший кризис, в разы было сокращено поголовье. И только после 2000 года наметилось некоторое улучшение. В настоящее время поголовье овец растет. Но принципиально поменялась структура товарной продукции. Сегодня отрасль развивается не как отрасль, производящая шерсть, а как отрасль, дающая мясо, которое доминирует в структуре товарной продукции овцеводства. Потребление баранины в стране тоже растет, формируется потребительская культура. Но сдерживающим фактором роста рынка мяса баранины является отсутствие предприятий по его достойной переработке. 

«Баранину до потребителя мы доставляем кустарным способом. Для того чтобы она стала более потребляемой, необходимо формировать логистические структуры. То есть дать возможность производителю представить продукт достойно», – уверен Лабинов. 

Что касается производства шерсти, то руководитель департамента животноводства МСХ РФ считает, что необходимо создать условия для формирования и развития шерстного направления в овцеводстве через хорошую переработку. Он отметил, что сегодня в России производится около 55 тысяч тонн шерсти, около 11 тысяч тонн шерсти экспортируется и столько же импортируется. 

«Самообеспеченность, практически, стопроцентная. Но армия у нас одета в синтетику, такая же ситуация и со школьной формой. С участием Минпродторга у нас есть идея сформировать государственный заказ, может быть, и на школьную форму тоже. Есть мысли по возможному приложению усилий государства для создания более благоприятной ценовой конъюнктуры. Без хорошей цены стимула развивать производство не будет», – сказал в заключение Владимир Лабинов. 

Овцеводческая отрасль России возрождается 

Второй день семинара-совещания прошел Доме Правительства Республики Карачаево-Черкесии. Открыл его первый вице-премьер КЧР Эльдар Байчоров, который определил основные темы. В частности, он отметил, что совещание посвящено обсуждению состояния и перспектив производства шерсти, а также вопросам обеспечения сырьем текстильной промышленности. 

«Мы понимаем, что на совещании мы должны обсудить все проблемы, которые существуют на сегодняшний день. В настоящее время, благодаря государственной поддержке, идет активный процесс восстановления отечественного овцеводства, который наиболее очевиден в регионах традиционного развития этой отрасли. Конечно, это является положительным результатом, связанным с государственной поддержкой и трудом самих сельхозтоваропроизводителей. Общий объем производства шерсти в стране ежегодно составляет около 55 тысяч тонн, а на СКФО приходится около 50 % от всего этого объема. На нашей сегодняшней встрече мы поделимся накопленным опытом в решении задач, поставленных Президентом РФ на совещании по ситуации в легкой промышленности, ее сырьевом обеспечении в рамках рабочей поездки в Вологду», – сказал Эльдар Байчоров.

Мясо или шерсть – вот в чём вопрос

С докладом о развитие отечественного овцеводства в рамках Государственной программы по развитию сельского хозяйства на период 2013-2020 года выступил директор департамента животноводства и племенного дела МСХ РФ Владимир Лабинов. Он начал свое выступление, сразу сообщив участникам совещания, что в действующей Госпрограмме шерсть, как целевой индикатор, не обозначена и не присутствует. И, соответственно, обеспечение, которое заложено в программе на выполнение целевых индикаторов, не предполагает выделение средств непосредственно на стимулирование производства шерсти. Но он отметил, что это не значит, что государство оставляет эту сферу деятельности вне своего внимания. 

«Мы изыскиваем возможности опосредованной поддержки овцеводства через ее формы, заложенные в Государственной Программе, но формально шерсть остается вне поля администрирования. И наказать директора департамента животноводства за то, что в стране нет динамики по производству шерсти, формальных оснований нет. Ругать меня, что мы молока производим недостаточно, основания есть», – пошутил Лабинов.

Поэтому, как отметил руководитель отрасли, суть и цель сегодняшнего совещания – заручиться поддержкой Министерства промышленности и торговли и консолидировано выступить с позиции необходимости внесения в Госпрограмму целевых индикаторов по производству шерсти. Он признался, что пока в этом направлении больших успехов и сдвигов добиться не удалось, хотя департамент животноводства и племенного дела Министерства сельского хозяйства РФ многократно инициировал эту процедуру. 

Владимир Лабинов объяснил такую ситуацию тем, что в стране, в условиях приоритезации направлений, шерсть относится к прочим товарам, и только силами МСХ задачу по включению производства шерсти в целевой индикатор решить не получается, и, следовательно, рассчитывать на возможность финансирования этого направления не стоит. В то же время он надеется, что, объединив усилия Минсельхоза и Минпродторга, все-таки что-то будет возможно изменить. 

Далее Владимир Лабинов остановился на динамике поголовья. В настоящее время существует достаточно устойчивый прирост поголовья овец и коз во всех секторах сельскохозяйственного производства. На конец 2013 года поголовье этих животных составляло 24 млн 300 тысяч голов, прирост составил 2,6 млн голов по сравнению с 2008 годом. Здесь директор департамента пояснил, что 2008 год выбран в качестве точки отсчета потому, что в стране в период 2008-2013 года действовала предыдущая Государственная программа с другими индикативными показателями. Сейчас работа идет по новой программе, рассчитанной на период 2013-2020 годов. Таким образом, за последние 6 лет прирост поголовья составил 12 %, что позволяет характеризовать ситуацию как возрождение отрасли. 

«Цифры говорят о себе сами, у нас есть устойчивый прирос поголовья. По темпам его прироста лидируют КФХ, в структуре количества поголовья они сегодня занимают 35 % и обеспечили прирост около 2 млн голов из общего прироста в 2,5 млн голов. Этот сектор в овцеводстве по организационной форме является, как показывает практика, наиболее перспективным. К сожалению, есть тенденция к отставанию доли сельхозпредприятий в области прироста поголовья овец и коз. Высоким остается удельный вес ЛПХ и хозяйств населения – почти 47 %, и динамика роста поголовья там наблюдается тоже в сторону увеличения», – подчеркнул Владимир Лабинов. 

По данным департамента животноводства и племенного дела МСХ РФ, которые озвучил его руководитель, основное поголовье овец и коз сосредоточено на Северном Кавказе – 39 %, и в ЮФО – 26 % . В этих двух регионах вместе с прилегающими Приволжскими территориями сосредоточено более 70 % поголовья овец и коз в России. На протяжении всех лет реализации предыдущей Госпрограммы с превышением было обеспечено выполнение целевых индикаторов по наличию поголовья овец. По мнению Владимира Лабинова, возможно, были заложены пониженные цифры индикаторов, в связи с тем, что в программу были внесены данные имеющегося на тот момент поголовья. В новую Госпрограмму целевой индикатор уже заложен с существенным приростом, и он тоже выполняется. 

«Мы обеспечиваем 18 % превышения целевых индикаторов. Это хорошо. Во всяком случае это дает нам почву для аргументации, что все имеющиеся формы поддержки овцеводства эффективны в смысле того, что если мы факт по отношению к плану обеспечиваем с приростом, то средства, которые в этот план заложены обеспечивают достижение целевых показателей», – уверен директор департамента. 

Владимир Лабинов отметил, что в овцеводстве две товарных продукции – мясо и шерсть. В советские времена в структуре товарной продукции лидировала шерсть в условиях огромного государственного заказа. Когда же он был отменен, а основные потребители шерсти перешли на другие источники сырья, было потеряно не только поголовье овец, но кардинально изменилась структура породного состава в сторону мясных пород. Сегодня в выручке от реализации товарного овцеводства доля мяса стала превышать долю шерсти. Все более нарастает тенденция массового перекрытия пород тонкорунных овец производителями мясных пород. 

«С одной стороны – это требование рынка, с другой стороны нас это не может не беспокоить, потому что мы понимаем все риски, которые возникают в связи с возможной деградацией или утерей того ценного генофонда в мериносовом овцеводстве, которым мы располагали», – выразил обеспокоенность Лабинов. 

Фактически в 2013 году было произведено 427,8 тысяч тонн мяса баранины. Страна импортирует около 10 тысяч тонн. Недавно, в одностороннем порядке, импортировать в Россию мясо баранины отказалась Австралия, на долю которой приходилось 5,8 тысяч тонн из общего объема импорта или 6 %. 

«Это немного, но, во всяком случае, австралийская баранина, в основном, поставлялась в ресторанную сеть крупных мегаполисов. Отсюда очевидно, что в условиях этих ограничений спрос на баранину высокого качества, очевидно, в ближайшее время даст о себе знать. Поэтому будьте готовы к тому, что в специализированном мясном скотоводстве будет возможность занять эту нишу», – обратился Лабинов к специалистам отрасли овцеводства. 

Но, по мнению Владимира Лабинова, наряду с положительными тенденциями в отрасли, ценообразование на рынке складывается высоковолатильно, а ценовые колебания в течение года не отражают сезонный спрос и лишь свидетельствуют о том, что этот сегмент рынка не обеспечен достойной переработкой. В целом, ценовая конъюнктура на рынке баранины в 2012-2013 годах складывалась достаточно благоприятно. Цены на баранину выросли, причем, устойчивый рост наблюдался на всем протяжении этого периода. В 2014 году есть некоторая стабилизация цен, но, тем не менее, цены остаются достаточно высокими. 

Экономика производства мяса складывается на уровне низких значений рентабельности, в России она составляет 1,7 % . Но характеризовать показатель рентабельности, в целом по стране, некорректно. Так, в Республике Дагестан она составляет 15 %, в Калмыкии – 23,3 %. Такая высокая рентабельность в этих регионах достигается благодаря экстенсивному производству, что для отрасли мясного овцеводства является верным решением, которое позволяет минимизировать издержки и получать доход при отсутствии капитальных затрат. В отличие от положительной динамики роста поголовья и производства скота на убой в стране нет устойчивого прироста производства шерсти. В 2013 году было произведено 54,6 тысяч тонн шерсти.

«Если мы сравниваем все показатели с 2008 годом, то можно лукаво сказать, что у нас есть прирост в производстве шерсти на 2 %. Но так, чтобы самих себя не обманывать, мы должны честно охарактеризовать эту ситуацию как тревожно стагнирующую», – заявил Лабинов. 

Основной устойчивый прирост в производстве шерсти происходит в КФХ, здесь произошел прирост почти в 3,9 тысяч тонн на фоне существенного сокращения производства шерсти в ЛПХ, которые, в большей степени, ориентируются на разведение овец помесных, мясных или аборигенных. Соответственно и качество шерсти в ЛПХ очень низкое. Отсюда, по мнению Лабинова, есть необходимость вовлечения этих ресурсов в переработку, потому что сегодня в стране востребована шерсть разного качества. 

«Мы вчера имели возможность посетить предприятие, которое обеспечивает вам, уважаемые овцеводы, возможность переработки шерсти разного качества и по тонине, и по загрязненности, что плохо, вы должны давать шерсть максимально чистую, не перекладывая бремя нагрузки на переработчиков. Но тем не менее, сегодня есть возможность, благодаря тем мощностям, которые есть в КЧР, перерабатывать шерсть и до сих пор не востребованную. Если мы этот процесс запустим, то есть надежда ожидать положительный сдвиг в объемах производства шерсти в ЛПХ», – сказал Владимир Лабинов.

Лидируют по производству шерсти Республика Дагестан, Ставропольский край, Республика Калмыкия. Доля этих регионов в общих ресурсах шерсти страны составляет 41 % . Ценообразование на рынке шерсти происходит аналогично ценообразованию на рынке мяса баранины с точки зрения ценовой волатильности в течение года. По мнению руководителя департамента, такая волатильность говорит о том, что не сформирован рынок шерсти. Она отражает и отсутствие производственных мощностей, и наличие неучтенных схем в цепочке движения шерсти от стрижки до переработки. 

Более того, и экономика в производстве шерсти, в отличие от мяса, другая. Российская рентабельность в производстве шерсти находится в глубоко отрицательных значениях. Здесь, по мнению Владимира Лабинова, ситуация очень тяжелая. В лучших производящих регионах страны производство шерсти убыточно, а качество ее остается очень низким. 

«На практическом семинаре коллеги из перерабатывающего предприятия «Квест-А» достаточно убедительно указали производителям на все те моменты, где они теряют конкретные деньги при реализации шерсти. Я очень надеюсь, что вчерашнее посещение предприятия будет иметь для производителей шерсти хорошее воспитательное значение, позволяющее переосмыслить тот небрежный подход к вопросу качества производимой шерсти во всех его аспектах. Был показан весь процесс производства. На самом деле, здесь заложены очень серьезные возможности для производителя шерсти изменить ситуацию в свою пользу», – уверен руководитель отрасли. По его словам, меняется и структура производителей шерсти. К сожалению, сокращается удельный вес сельхозорганизаций. Таким образом, явно видна тенденция к сокращению объемов производства высококачественной мериносовой шерсти. Позитивный факт состоит в том, что постепенно сокращается объем импорта и наметилась тенденция к увеличению объема экспорта шерсти. В прошлом году было экспортировано и импортировано одинаковое количество – 10 тысяч тонн. Всего в стране было произведено 55 тысяч тонн.

«При тех параметрах рынка в ресурсах шерсти мы, в принципе, самодостаточны. У нас нет нехватки шерсти как таковой при имеющемся спросе, в целом, в РФ на шерстяные ткани, но мы здесь не учитываем объем соотношения в структуре работы легкой промышленности, мы не учитываем объем потребительского рынка. Поэтому, так поверхностно оценивая баланс ресурсов шерсти, можно сделать неправильные выводы. Если реально оценить всю ввозимую продукцию из шерсти, то это не позволит характеризовать Россию, как ресурсообеспеченную по шерсти», – уверен Владимир Лабинов. 

Директор департамента животноводства сообщил, что в страну шерсть завозится из Казахстана, Узбекистана, Туркмении и Германии. В последние годы стали ее завозить и из Белоруссии. 

«Мне не очень известно, насколько развито овцеводство в Республике Беларусь. Но раз мы завозим шерсть оттуда, значит, там организована более достойная переработка. Сам факт того, что ведущим импортером шерсти в нашу страну является Белоруссия, которая работает, в том числе, на нашем сырье, обстоятельство, по которому можно судить о состоянии нашей легкой промышленности», – с сожалением констатировал Лабинов. 

Таким образом, подводя итог своему выступлению, Владимир Лабинов сделал вывод, что в отрасли предстоит еще очень много работы. Но перспективы развития овцеводства в нашей стране более чем благоприятные. Далее в ходе совещания выступили представители Министерства промышленности и торговли РФ, которые выразили свою заинтересованность в развитии шерстяного направления в овцеводстве и готовность поддержать МСХ РФ во всех начинаниях в этом направлении, выразив уверенность, что совместными усилиями будет возможно изменить ситуацию в производстве шерсти и вывести отечественную легкую промышленность на другой качественный уровень. 

Евгения Шутько