Импортозамещение в АПК: предложения региона

1754

По инициативе Президента Агропромышленного союза Кубани, члена Совета Федерации Евгения Громыко в Минсельхозе региона состоялся  круглый стол «Международные санкции: стратегия минимизации рисков для отечественных сельхозтоваропроизводителей». Участники – члены Агропромышленного союза Кубани, руководители отраслевых ассоциаций АПК края, сельхозпредприятий, переработчики, представители Министерства сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Краснодарского края, обсудили вопросы, касающиеся введения и действия международных санкций в отношении Российской Федерации. 

Наконец-то мы понадобились!

«Так кого поддержат – ОПК или АПК? Вы ж, журналисты, все знаете, – с хитрецой спрашивают аграрии. – А как думаете?..»

Вот мнения участников круглого стола в Минсельхозе края:

– За последние три года разработано и принято порядка 12 программ. Есть программы по мясу, молоку, овощам – их нужно только откорректировать. К сожалению, финансирование ряда программ было нулевым. Нужно выйти хотя бы на  обеспечение 65 % от потребности, — отметил начальник управления экономики, целевых программ и инвестиций МСХ и ПП Краснодарского края Владимир Данько.

Как оказалось, по итогам года сельхозпредприятия и переработка Кубани заплатят 12,2 млрд рублей. Таковы плановые цифры налоговых отчислений. А получат? Цифра поддержки несоизмерима: 1,2 млрд рублей. Она не только не откроет – закроет уже работающие программы.

Вот что сказал в своем выступлении в рамках «круглого стола» руководитель Государственного Управления ветеринарии Краснодарского края Георгий Джаилиди: 

– Поддержка сельского хозяйства кроме законодательства это и бюджет региона. Вот сейчас пришли контрольные цифры из Минсельхоза края в государственное управление ветеринарии Краснодарского края: если в этом году давали на сельское хозяйство 1 млрд 800, то контрольная цифра на следующий год – 1 млрд 200. Что за этим тянется? За краевым законодательством следует  пропорционально федеральное законодательство. То есть если мы снизим объемы финансирования сельского хозяйства на Кубани, мы не получим федерального финансирования и можем потерять поддержку в целом сельского хозяйства в 1,5-2 раза. Я считаю, что необходимо подготовить на губернатора и Законодательное собрание Краснодарского края  письмо о том, чтобы не допустить снижения финансирования на следующий год, бюджета 2014 года, как в целом программы развития сельского хозяйства, так и подпрограммы,  которая касается ветеринарной службы края. Потому что я реально должен заморозить больше половины инвестиций и 10 % людей сократить, потому что у меня не будет денег на госзадание.

Как вести бизнес, когда страна находится в состоянии экономической войны (чем и опасны санкции!) и готов ли к такому развитию событий бизнес? 

— Я говорила со многими руководителями — все сказали: «Огромное спасибо Владимиру Владимировичу Путину за принятие такого указа, потому что  все расправляют плечи! Наконец-то мы понадобились нашему родному государству, наконец-то мы будем работать и не будем спорить с сетями, разбирая свои полки! – прокомментировала «симметричный ответ» России на санкции Запада Наталья Боева, генеральный директор каневской «Калории». — Да, многие из вас работают таким образом: привезли продукцию в сети, мы там держим человека, который берет со склада эту продукцию, несет на полку,  выставляет нашу продукцию, а они только деньги считают.  Мало того, мы еще и платим определенные  проценты. 

«Калория» производит 270 наименований молочной продукции, массово продаем в пределах 30 наименований – это с учетом того, что идет в торговые сети.  

В чем мы зависимы от импорта? В оборудовании: где-то в пределах 70 % у нас на заводе оно импортное, но это от того, что просто российского не было. 

Когда мы взяли импортное шведское оборудование по детскому  питанию, мы его сами привезли, нашли своих умельцев — и запустили. Хотя нам говорили: никогда не запустите! Мы его собрали нашими умельцами и – запустили!

Мы первыми в крае, еще до начала программы «Школьное молоко»,  начали выпускать такую продукцию для детей. 

Наконец-то мы будем кормить наших людей сами. Ведь какие деньги у нас, с нашего российского рынка, забирают иностранцы!

Напомним, что полный список запрещенных продуктов опубликован на сайте российского правительства. Ограничения на год вводятся для говядины и свинины, птицы, сыров и молока, фруктов из стран ЕС, США и Канады, Норвегии, Австралии.

Вина в список не вошли, хотя, по мнению Николая Пинчука, представляющего некоммерческое партнерство «Саморегулируемая организация «Виноградари и виноделы», везут в Россию совсем не то, что пьют сами. А значит, «пусть и наших людей не травят таким вином. Для нас – счетчики, лицензии, марки, а оттуда привезли —  разлили, акциз заплатили, одну бумажку взяли – все! Что в ней написано? Франция, Испания, Бордо? А там и близко не Бордо! Всего 20 % — это то вино, которое они пьют в Европе».

По мнению Николая Алексеевича, Крым может удвоить и даже утроить выпуск вин и на 80-100 % обеспечить Россию вином. Но когда, если по словам самого Пинчука, побывавшего в составе правительственной комиссии на виноградниках Крыма, нужны инвестиции в производство винограда и вина. Иначе виноградников не будет, а будут заводы по розливу непонятно чего…

«В Краснодарском крае благодаря поддержке губернатора мы имеем два суперматочника европейских сортов и способны обеспечить себя собственными саженцами. А что касается техники и оборудования — в России они не выпускались никогда», — сказал Николай Алексеевич.

Кстати, в самой Европе есть ограничения по поставкам продуктов соседей: Испания вводила ограничения по французскому и итальянскому вину, в итальянских торговых сетях практически не встретить французского вина.

Словом, мы должны развивать свое производство и свой рынок, а санкции здесь, как в русской пословице, когда нет худа без добра…

Почему яблоки дороже бананов?

Дешевле местных яблок и дынь (в сезон!) стоят на Кубани бананы, несколько лет назад столовая свекла оказалась зимой дороже мандаринов. Сегодня, по словам руководителя Кубанской АККОР Виктора Сергеева, в Гулькевичском районе не могут найти покупателя на свой знаменитый картофель – египетский и польский дешевле. Когда нас на Кубани картофель был по 30 рублей за килограмм,  индийский в Новороссийске стоил 3. Какой купят? 

Руководитель одного из предприятий переработки края рассказала на круглом столе о том, что сыр убыточен. А сколько его, рассольного,  варят по всей Кубани – и с прибылью! – частники?! Познакомьтесь поближе на «Кубанской ярмарке»…

Практически ежегодно ассоциация «Кубаньмолоко» проводила параллельно с инвестиционным форумом в Сочи отраслевую конференцию, в рамках которой был и конкурс лучших молочных продуктов России». Лучшие российские сыры везли потом в Краснодар, чтобы показать технологам молзаводов края. Сегодня сыроделов приглашает колыбель российского сыроделия – Алтай: в Барнауле с 28 по 30 августа пройдет международная научно-практическая конференция «Молоко – это здоровье» и фестиваль-ярмарка «Дни алтайского сыра».

Уже известно, что закрытые на год санкциями неубыточные финские сыры (их годовой импорт в Россию — 130 млн евро, примерно 35 млн килограммов) заменят белорусскими, с мясом поможет Бразилия, Аргентина (объемы импорта из Европы и США около 500 тыс. тонн свинины и говядины). Нет проблем с овощами и фруктами: поставщики те же – Турция, Египет, Израиль. В пять раз увеличить поставки в Россию овощей и фруктов готов Таджикистан. Российский рынок овощей и фруктов готовы занять Азербайджан, Узбекистан, Армения и некоторые другие страны. Если до 30 % российского импорта яблок приходилось на Польшу (2 3%) и Италию (7 %), то такой объем могут предоставить Китай и Аргентина.

Другое дело, что потом-то с рынка они не уйдут… А какой объем и какого качества фрукты готовы поставить на российский рынок в этом сезоне наши хозяйства – специализированные, фермерские, садоводческие бригады хозяйств, садоводческие товарищества? Много это сколько?..

Изменят ли ситуацию с запретом на импорт продовольствия в Россию сентябрьские выборы в европарламент? Переживут ли российские гурманы отсутствие, к примеру, элитных сыров?

Твердые сыры премиум класса есть и на Кубани: производитель – «Лефкадия» из Крымского района, купить деликатесы можно в сети «Табрис». Сыры с плесенью в ассортименте каневской «Калории», моцарелла – у «Кубарус-молоко». Но это и другая, отнюдь не массовая ценовая категория. 

В Россию половина всего импорта молокоемких продуктов поставлялась из Белоруссии, лишь 12 % — из Украины, остальное из Финляндии, стран Прибалтики, Германии. Мясная продукция, попавшая под запрет, — хамон, деликатесная колбаса, вяленое мясо и копчености никогда не была продуктом массового спроса из-за высокой цены.

А сколько было в свое время разговоров о норвежской семге: для Европы и России товар разный. Но уж что давали: спрос на норвежскую семгу прежде всего в ресторанах, готовящих суши.

Импортный племенной материал – по птице, свиньям, крупному рогатому скоту, точнее его отсутствие сегодня становится проблемой. Кстати, из-за введенных санкций на российской границе был остановлен ввоз посадочного материала для выращивания атлантического лосося в Мурманской области. И  начиная с 2016 года российские потребители останутся без отечественного лосося, которым сегодня замещается импортный аналог.

Какую рыбу едят на Кубани? Во-первых, ту, что поймают в реках и лиманах. И ту, что подешевле – селедку, хека, нототению, скумбрию. Дешевле местной свежей рыбы оказывается который год дальневосточная заморозка.

А ритейл задирает цены на копеечные отечественные продукты, в том числе  консервы – спрос! И что уж вообще ни в какие ворота — меняет цены в соответствии с курсом доллара не только на импорт, но и на местные продукты уже с весны 2014 года…

К сожалению представителей сетей не было на круглом столе и  многие вопросы так и остались без ответа. А главный вопрос сегодня, вчера и завтра для производителей и переработчиков – сбыт!

Животноводство – слабое звено?

Именно отсутствие племенной базы делает столь уязвимым и рыбоводство, и птицеводство, и животноводство.

– Нам необходима эффективность производства продукции животноводства на мировом уровне. Значит, мы должны иметь прекрасный племенной молодняк, — отметил в своем выступлении руководитель государственного управления ветеринарии Краснодарского края Георгий Джаилиди. — Что произошло в России по птицеводству? В свое время были попытки создать отечественные кроссы (у Фисинина Владимира Ивановича): «смена-1», «смена-2». Но закончилось чем? Поглотили полностью зарубежными кроссами. Потому что когда прирост массы тела, разница в конверсии корма 3-5 %, это критично для птицеводства. 

Нет прародительского стада птицы, нет прародительского стада свиней – это очень серьезно и эту проблему надо решать.

Что касается обеспечения лекарственными средствами для животных, я здесь вообще не вижу никаких проблем, потому что сохранены основные отечественные биофабрики, мы работаем  отечественными вакцинами (сибирская язва, ящур, лептоспироз, бешенство). Химико-фармацевтических препаратов тоже вполне достаточно и я думаю, что здесь никаких проблем не будет.

На сегодняшний день  в крае есть предприятия хоть по птицеводству, хоть по свиноводству, которые работают на уровне мировых стандартов: конверсия корма, сохранность и остальные показатели.

По крупному рогатому скоту действительно отстаем. Ну что мы сейчас доим 6000 и хвалимся, что это хорошо. Давайте говорить откровенно: любая бабушка, которая свою корову держит и она если над ней не издевается – утром ведро молока и вечером ведро эта корова дает, то есть 20 литров на 300 дней лактации умножим – это те 6000 килограммов… 

– Мы за два года оценки в хозяйствах поняли, что направление на высокопродуктивную корову тупиковое: корова дает не только молоко, корова дает телят. И это направление работы не менее важное, — выступил с предложением программы «Здоровая корова» Андрей Кузнецов, представляющий «Некоммерческое партнерство животноводов Краснодарского края». — Когда мы этот акцент насадим в умах селекционеров, главных зоотехников, главных специалистов и,  самое главное, – собственников, – тогда у нас решится вопрос с количеством телят. Теленок еще более важен, чем молоко.

2,4 лактации – срок жизни коровы в хозяйствах, это примерно совпадает со сроком ее окупаемости. Прибыли нет. Мы держим корову 2,4 лактации, в среднем, и дальше заменяем ее, потому что нам хочется таких же удоев, как в Израиле. Не будет у нас таких удоев: в Израиле доят по 13 тыс, но на рынке нет израильских быков-производителей, израильтяне покупают самое высококачественное  поголовье в мире, выцеживают его до последнего – и все. Бычков мы не получаем из Израиля, быки идут из Германии. Германия является потребителем американской  селекции. И у нас нет быков —  они все импортные.

Нужна здоровая корова, которая будет использоваться на таком уровне, который отвечает не только ее селекционным возможностям, но и нашим технологическим возможностям. Итак, здоровая корова – это сохранение производящей базы; банк производителей и дальнейшее развитие отрасли.

Господдержку – перераспределить

Что же предлагают специалисты? Какие меры должны быть первоочередными, чем и как помочь своему сельхозпроизводителю и переработчику?

— Сегодня все молочные хозяйства (за исключением тех, которые,  может быть, входят в «Агрокомплекс», потому что у них есть хорошая лабораторная база на комбикормовом заводе) возят для исследования корма, пробы кормов в Израиль, Голландию, Данию – для того, чтобы откорректировать кормление и получить от своего генетически хорошо рассчитанного поголовья  на 10, на 12, на 14 тысяч килограммов, хотя бы на уровне 8000-9000 литров, рассказал Георгий Джаилиди. — У нас в крае не осталось ни одной нормальной кормленческой лаборатории, которая делает раскладку по полной системе — не по 4-5 показателям (белок, зола там, кальций, фосфор), а где есть аминокислоты, микроэлементы, добавки, чтобы отследить их. Поэтому я предлагал уже не один раз даже на базе ветеринарных лабораторий края — я готов эти лаборатории выделить под патологии обмена веществ, оборудовать хорошим  импортным или нашим диагностическим оборудованием, чтобы мы питательность кормов и химию делали. Потому что завтра – это сертификация молочной продукции, где необходимо и антибиотики подтвердить, и отсутствие добавок, подключить туда, может быть, и агрономов, и зоотехников, чтобы они работали как научно-лабораторный комплекс.

– Я предлагаю его сделать так же, как сейчас ветеринарная служба финансируется: у нас есть бюджет и у нас есть внебюджет. Можно сделать для хозяйств, чтобы это было бесплатно, закупить за счет бюджета оборудование и для хозяйств ввести госуслугу, повысив какую-то долю финансирования ветеринарной службе.

Оказывается, можно обойтись без дорогостоящих импортных добавок: корми правильно! Вот что предлагает Георгий Анастасович:

– У нас корова дает 6000 килограммов молока, но она может дать 9000 при хорошем кормлении – вот вам потенциал в полтора раза увеличить молочную продуктивность в крае. У нас сейчас молзаводы бьются за сырье. Но на Кубани положение еще более или менее нормальное,  ведь на Ставрополье 20000 молочных коров осталось в сельхозорганизациях, все остальное – частный сектор. Ростовская, Волгоградская область – то же самое, готовы тащить молоко бог знает откуда!

Все предложения Джаилиди вошли в резолюцию круглого стола, но на одном хотелось бы остановиться особо:

— По животноводству должна быть пропорциональность произведенной продукции. Во-первых, сместить пропорцию господдержки: сейчас 70 % идет по растениеводству, а 30 – на животноводство. Я считаю, что 70 надо дать на животноводство, 30 – на растениеводство и все земли фонда перераспределения выделять только тем организациям, которые либо имеют животноводство, либо гарантированно в конкретные короткие сроки предлагают эти животноводческие объекты построить. У кого животноводство есть – кусок земли нигде взять не может. Идет избирательная рентабельность: а ну-ка – покупное зерно или собственное?

Нам нужно иметь своих прародителей и родителей. Кто возьмется за это дело? Закупить генетический материал сейчас вообще архисложно, но туда надо потратить любые деньги, потому что если мы этого не сделаем,  мы можем просто-напросто оказаться в экономической яме.

Я вижу, как по-разному работают те же самые мясокомбинаты: Сочинский мясокомбинат, находясь в ужасных условиях транспортных бог знает где, он имеет десятки своих представительств на территории России и – никаких проблем с реализацией продукции. 

Думаю, что должна быть создана структура либо в Минсельхозе края, либо в какой-то подведомственной организации, которая должна заниматься продвижением кубанской продукции.

— Сегодня все меньше и меньше людей хотят заниматься животноводством. Поэтому животноводство нужно поддерживать и упростить выдачу той дотации, которая есть на молоко. Сколько условностей! Я считаю, если люди занимаются животноводством, они поднимутся, будут как можно больше производить молока, если выдачу этих дотаций упростить, — считает депутат ЗСК Герой труда Кубани Наталья Боева.

– Реконструкцией очень многие занимаются, а строительством? Заезжаешь в город Краснодар – приятно смотреть: там строятся, там строятся, там строятся – спасибо нашей власти. Недавно мы были в Волгограде – нигде ничего не строится, нет никаких строительных объектов! Это значит – нет будущего у такого населенного пункта. Точно также и на предприятии: если оно строится, нужно поддерживать — есть будущее и жизнь, — уверена Наталья Дмитриевна.

Как сказались дотации на молоко на экономике хозяйств? Вот что по этому поводу думает Боева: 

– Если только дотация на молоко останется и получить ее будет попроще – молока и ферм у нас добавится. Я разговариваю с руководителями хозяйств. Многие хозяйства эта дотация на молоко подтянула, другой разговор, что кто-то не получил из-за того, что недополучил молодняка. 

Мы купили импортный  скот, обожглись очень сильно на нем и сегодня мы ищем до 200 голов  на увеличение поголовья животноводства. Мы начали искать – в Вологде, Татарстане уже есть возможность в России купить нетелей. Тем более импортное поголовье показывает процентов 60 своего потенциала. Если говорить о животноводстве племенном, давайте попроще: мы имели чистые 2 фермы – хорошие, в статусе племенных, но мы его потеряли, потому что для поддержки этого статуса надо 500 тыс рублей заплатить. За то, чтобы поддержать этот статус. 

Мы подняли за 10 лет никудышнее хозяйство, сегодня оно функционирует неплохо, но каждая копейка на учете, как у всех. Ну вы понимаете, то ли купить трактор, то ли взять поддержать племобъединение. Мы подумали, подумали и решили, что лучше 500 тысяч направить на трактора. И самое главное — племенные предприятия что, сегодня имеют какую-то льготу? Пока никакую. Как только они будут иметь и статус, и льготу – так племенными захотят стать многие предприятия! А это уже и иное качество работы.

Тут должна быть поддержка тех предприятий, у которых еще остались эти возможности производства и кто решит заниматься дальнейшим развитием племенного животноводства –  должны быть какие-то меры господдержки поддержки по развитию племенного животноводства.

— Отрасль, которой я занимаюсь, свиноводство, в режиме санкций живет давно, — сказал руководитель известного ОО «Марка» Петр Мануйлов. — Здесь 7-8 лет занимаюсь свиноводством и без дефолта ни одного года не было: то зерно в четыре раза вверх, а на мясо в два раза вниз, то чума перманентная, которая под конец приобрела совершенно ужасающий характер. То ВТО, что еще хуже чумы. И ощутимой поддержки от государства мы в эти времена не видели. Более того, за последнее время убрали полностью субсидии на приобретение племенного скота, убрали субсидии на процентные ставки. Растениеводам выплачивают, нам – нет. За несколько лет процентные ставки нам не компенсируются совершенно. Все это не стимулирует абсолютно развитие свиноводства. Хотя, по разным оценкам, мы покрываем потребности края до 20 %.

Краткосрочная перспектива – сможем ли мы быстро нарастить объемы производства: дефицит все равно налицо. Я думаю, что в первую очередь, здесь надо смотреть на финансы: когда государственные банки попали под санкции международные, на них это тоже скажется.

Свиноводческий проект реализуется от начала до конца примерно за три года, т. е. быстро не сможем. И еще: как на счет частных инвестиций? Частные инвестиции за границу как рванули сейчас! Никто не хочет играть вдолгую частными деньгами. И бегство капитала увеличилось в несколько раз.

Когда свинина подорожала, население не имеет права без белка жить, привыкли, чтобы что-то мясное на столе было, а не только капуста, как во время войны – они будут переориентироваться в сторону птицеводства как наиболее мобильной отрасли. Тем более перестанут из США поступать эти продукты. Но оно тоже в цене пошло вверх! Уже сейчас! И скоро его не хватит. Могут ли крупные предприятия нарастить быстро производство птицы? Я совсем не уверен. Мне кажется, сейчас самое время обратить внимание на частный сектор: вот эти – могут! Причем без особых вливаний со стороны банков и т.д. С кем ни разговаривал из мелких или средних производителей – у всех одна проблема – это сбыт. Скажите, что нужно производить – мы это сделаем. Ну вырастила бабушка или кто-нибудь сколько-то там куриц и не знает, что с этим делать. Да даже те, кто профессионально занимается этим в мелких и средних объемах – нет у них маркетинговых отделов! Это гигантская проблема на сегодняшний день. Это тот потенциал, который необходимо задействовать. 

Летучий голландец – российская кооперация

С чего же начать? Вот что думает на этот счет Петр Инновентьевич:

— Сегодня все активно пользуются интернетом – очень удобно. Мелкие фермеры пытаются продавать каждый сам за себя через интернет. Мое предложение: на базе ГУ КК «Кубанский сельскохозяйственный ИКЦ» создать торговую интернет-площадку по типу онлайн-площадки eBay – там продается все от расчески до паровоза, причем очень удобно, можно комплектовать разные партии.

Структура есть, она финансируется из бюджета, профессионалы есть, есть подразделения в каждом районе края, запросто их можно задействовать и очень быстро.

Второе – создание физической площадки, там, где могли бы мелкие производители оперативно обмениваться на деньги с населением города. Есть такая торговая площадка — 61 гектар практически обустроенная для такой торговли, подготовленная – я говорю о торговом центре «Монорама», которая находится в Новой Адыгее. Да, это не Краснодар. Но там должны торговать кубанские мелкие и средние производители и для краснодарцев. Очень удобно, денег не надо. Запустить ее в работу можно с помощью административного ресурса, который у нас есть. 

– Проблему сбыта нам нужно решать на нескольких уровнях: то что касается сельхозтоваропроизводителя, производства и научиться формировать партии – для этого нужна инфраструктура, — считает руководитель Кубанской ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и кооперативов Виктор Сергеев. – Говорить, что ее сами создадут сами фермеры, когда жизнь заставит – но это было бы долго. Нужно государево плечо – федеральная программа. В которой хранилища, бойни, цеха переработки.

У нас есть районные логистические центры, региональные — на Москву, Питер можно сбывать. Но мы не войдем в эти рынки. 

Другое дело — трехуровневая система кооперации на уровне региона вместе с муниципальными центрами. Затем нужна региональная,  которая давала бы выходы на рынки, чтобы дать дорогу объединению  производителей – кооперативу. 

— Я думаю, что быстрее надо запускать проекты по созданию оптовых сельскохозяйственных рынков. Нужна трехуровневая кооперативная система заготовки, хранения и реализации продукции, — сказал модератор дискуссии депутат ЗСК Игорь Лобач.

Накормим или не накормим?

– Слушаю в дороге радио, с одной стороны истерика, с другой — убаюкивающие речи: да, мы сами себя накормим! Не накормим в ближайшее время! – высказал свою точку зрения Петр Мануйлов. – Какие яблоки мы сможем вырастить, если дереву нужно от трех до пяти лет, чтобы оно заплодоносило? По говядине, по молоку — еще хуже. Тем более, в отсутствие денег. По оценкам экспертов, запасов в ритейле, в сетях, хватит от 20 до 30 дней. А дальше они найдут новых поставщиков. Не найдут! Ко мне придут, скажут: давай теперь нам, мы готовы тебя поддержать, давай к нам в сеть. Нет. Поедут в Бразилию – а там тоже нас не ждут – нам про запас там молоко никто не производил. Я думаю, что это будет гигантская проблема в ближайшие дни, может быть, недели, но она наступит. И потому меры должны быть просто немедленными, то есть мы должны в своей резолюции написать: краткосрочные, среднесрочные, долгосрочные меры. 

– Мы за три дня не обеспечим себя собственными овощами, 70 % которых производится малыми формами хозяйствования. Производим в крае 700 тыс тонн, импорт составляет 500-600 тыс, но столько же мы вывозим из края, — привел статистические данные Владимир Данько. – Овощи поступают в наш край из Турции, Египта, Израиля – в списке эти страны не значатся. По плодам и ягодам: 1 млн тонн ввозится (в основном в страны-поставщики Турция, Абхазия, Израиль) и вывозим мы 516 тысяч тонн. Доля продукции производства США, стран ЕС для нас достаточно мизерна. Импорт продуктов из Украины, Германии объективно из года в год в РФ снижается. И повода говорить о коллапсе нет.

Первоочередные проблемы

Какие проблемы видит гендиректор «Калории» Наталья Дмитриевна Боева в развитии своего предприятия? Если в числе антикризисных мер выстраивание нормальных отношений переработчик-производитель, то надо учитывать, что работа с сетями делает недостаточными 30 % для переработчика.

Не менее важный вопрос — кредиты: месяц, а то и два тратится на то, чтобы получить какой-то кредит. Хотя предприятие делает это планово: уже сегодня, к примеру, работает над тем кредитом, который должно  получить в октябре месяце. Но иногда бывают такие моменты, что надо быстро, срочно что-то такое запустить, а быстро получить кредит невозможно…

Дважды в год предприятие оценивает недвижимость. Что это, как не удорожание кредита? И в этом вопросе хотелось бы рассчитывать на помощь государства. А притча во языцех процентные ставки?! 

– Ну зачем нам нужны субсидии? Пожалуйста – пусть банки их получают, но дайте нам кредит под три, максимум пять процентов – мы будем очень хорошо развиваться, — рассуждает Боева. – Ну а если кредит выдается на развитие, я считаю, что он должен быть беспроцентным: в развитии для решения продовольственной  проблемы  заинтересованы все, в т. ч. и  банки. Где-то чем-то мы поступимся, где-то чем-то должны и они поступиться.

По запасным частям мы-то справимся, тем более, что оборудование новое и 3-4 года мы будем более-менее нормально работать, но вопросы развития машиностроительной отрасли государству нашему надо решать. Эта проблема существует, и она существует не только для перерабатывающей промышленности, но и в сельском хозяйстве в целом. Как сказал один из участников дискуссии, «Джон Дир» должен доработать до смерти…

Представитель от «КЛААС-Кубань» в работе круглого стола участия не принимал, а вот от ООО «Штрубе-Рус», крупнейшего поставщика семян сахарной свеклы, выступил Игорь Шамрай: «Проблем с поставками не будет: наша компания имеет филиалы в 35 странах мира. Мы поставляли семена сахарной свеклы в Россию еще при царском режиме. Санкции на поставки не повлияют». 

В заключение круглого стола модератор дискуссии, Председатель совета Агропромышленного союза Кубани Игорь Лобач отметил: «В режиме обмена мнениями, участники выработали план мероприятий по минимизации рисков от ужесточения санкций, для кубанских сельхозтоваропроизводителей».