Законы ради продуктивных пашен

862

Доля России в пахотных землях планеты составляет 9 %, а сельскохозяйственной продукции она производит всего 2 % от мирового объёма. Эти цифры говорят о том, что российская пашня используется недостаточно эффективно. Как увеличить отдачу от сельхозугодий с помощью законодательства, обсуждали участники парламентских слушаний в комитете Государственной Думы по аграрным вопросам. Своё видение представили и жители Кубани и Ставрополья.07d7cb_20161129_154555

Земля не резиновая

«Законодательное обеспечение эффективного использования земель сельскохозяйственного назначения» – так звучала тема парламентских слушаний, которых с нетерпением ждали краснодарские и ставропольские фермеры, в этом году проявившие невиданную ранее протестную активность. Но затронутые в Думе вопросы были шире, чем проблема противостояния мелких хозяйств крупному бизнесу. Речь шла об угрозе превращения земли из природного ресурса в объект недвижимого имущества и ускоренном выведении земель сельскохозяйственного назначения из оборота по разнообразным причинам от эрозии почв до смены категории назначения.

 

Открывая заседание, председатель Комитета по аграрным вопросам Владимир Кашин привёл прогнозы ООН о том, что к 2050 году большинство стран мира лишится возможности наращивать объемы производства сельскохозяйственной продукции за счет введения в севооборот новых площадей. Человечество так или иначе должно будет интенсифицировать земледелие и повышать устойчивость этой системы.

«Мировое сообщество, особенно страны с высокой экономикой, с высокоэффективной экономикой, давно приняли для себя соответствующие решения: разработана международная и почвенная хартия, Всемирная стратегия охраны природы и многие другие законы, которые решают проблему производства продовольствия за счёт интенсивных форм хозяйства, бережного, рационального отношения к каждому гектару, – отметил Владимир Иванович. – Что произошло у нас за последние 26 лет? Мы с вами земель сельхозназначения утратили более чем на 45 %, с 635 млн га в 1990 году до 380 млн га на настоящий момент. Растащили эти земли по сусекам».

Пашни стало меньше на 40 млн га, и это уже вызывает озабоченность на самом высоком уровне. «Президент чётко поставил задачу остановить эти процессы. Кто не хочет использовать земли сельскохозяйственного назначения, сельскохозяйственные угодья, пашни, должны их передать тем, кто хочет и может», – напомнил глава аграрного комитета установку Владимира Путина.

Однако одним изъятием земли вопрос не решить. Поэтому Владимир Кашин видит решение проблемы в комплексе мер. Во-первых, уходить от экстенсивного использования земель, устранять лимитирующие факторы.

«Как можно говорить об интенсивности, если мы сегодня вносим около 2 млн т минеральных удобрений? Это 10 процентов от 18 млн т, которые мы производим. Что это такое? – недоумевал депутат. – Органические удобрения также сократили внесение в шесть раз. Куда дальше двигаться без минеральных, без органических удобрений? А если напомнить, что в 23 раза мы сократили сегодня известкование почв? У нас кислых почв уже почти 50 % пашни. А если посмотреть, что появились уже первые пустыни в Российской Федерации? Уже больше млн га на пашне оврагов появилось и каждый год динамика положительная. А вторичные засоления?»

Во-вторых, Владимир Кашин призвал вспомнить о роли мелиорации. В России по госпрограмме планируется восстановление орошения на площади до 800 тыс га к 2020 году, а Индия и Китай, по словам Владимира Ивановича, каждый год вводят по 1,5 млн га.

Точно также отстала Россия в техническом вооружении АПК. В США на 1 трактор приходится 25 га, а в России – 240 при норме 73 трактора на гектар. Не лучше дело обстоит с обеспечением комбайнами. При этом в следующем, 2017 году, в бюджете страны финансовая поддержка на модернизацию машинно-тракторных парков не предусмотрена.

Ещё одной загвоздкой в повышении эффективности сельхозпроизводство стала нехватка кад­ров. По всей России закрылось три четверти профтехучилищ. В 100 тысячах деревень живёт менее 100 человек.

Не менее остро строит вопрос создания «латифундий», которые толком не обрабатываются и зарастают бурьяном.

Для решения обозначенных проблем Владимир Кашин предложил как можно быстрее принять закон «Об охране почвы» и закон «О социальном развитии села». «Именно о социальном развитии села. Под устойчивым развитием и программой устойчивого развития многое сегодня прячется, – отметил Владимир Иванович. – У нас сегодня беда пришла на село: ни дошкольных учреждений, ни школьных, ни лечебных, ни домов культуры, ни дорог. Рядом соседи настроили агрогородки, та же Белоруссия, а у нас последние деревни с лица земли стираются. Где эти тучные луга, где это пастбище, где эти стада, которые на этих лугах паслись? Этого ничего нет. Деревня – это не только кормилица, это берегиня нашей территории, России берегиня. Что делать на Дальнем Востоке, на Северах? Да мы видели это и на юге: без наших аулов и станиц кубанских и так далее. Вот сейчас в одном из дагестанских сёл (ваххабитское такое село), высадили виноградники по новым технологиям, появилась работа, и деды, и женщины выгнали тех, кто поклонялся там ИГИЛ. Это не сказки. Это реальность. И мы радуемся, когда сегодня в Кабардино-Балкарии появляются уникальные плантации, по самым новейшим технологиям закладываются плодовые сады, причём не только семечковых, но и косточковых и других культур, виноградники».

Говоря об отношении к пашне со стороны чиновников, Владимир Кашин призвал понимать под статусом «особо ценные земли» всю пашня, а также пойменные угодья, включая сенокос и пастбища. «А то некоторые территории рисуют от пашни десятую часть и думают, что это вот особо ценные земли, неприкосновенные, а остальное всё можно рубить и вдоль, и поперёк. Не годится, не годится. Это всё требует сегодня нашего с вами осмысления, подходов. И я убеждён, тогда у нас будет не только 117 млн т зерновых и зернобобовых. У нас тогда будет и 150, и 200, и 300 млн т. У нас всё для этого с вами есть».

Приоритет долям или участкам?

Пессимизм Владимира Кашина не понравился председателю Комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николаю Николаеву.

 

Он считает, что в сельском хозяйстве Россия уже много достиг­ла. Взять хотя бы экспорт зерна, которое Советский Союз вынужден был импортировать.

Постановка вопроса о том, что нужно изъять землю у неэффективных собственников и кому-то передать кажется Николаю Петровичу не совсем правильной, потому что желающих вкладывать средства в сельское хозяйство не так уж много. Но ситуация меняется, и благодаря субсидиям «люди приходят к тому, что можно участвовать в каких-то проектах сельского хозяйства».

Анализируя законодательство о сельхозземлях, Николай Николаев заметил две противоположных тенденции в отношении земельных долей и участков. Чему отдать приоритет, прописывая механизмы оборота сельхозземель? «С одной стороны, у нас есть предусмотренная государственной земельной политикой тема, связанная с выделением участков. С другой стороны, есть законопроекты, которые наоборот направлены на то, чтобы развивать оборот не участков, а самих этих долей», – пояснил он противоречивость госполитики в этом вопросе, что уже привело к конфликтной ситуации с минимальным участком для выдела из коллективно-долевой собственности на Ставрополье.

Рецепт Жириновского

Лидера ЛДПР Владимира Жириновского, как оказалось, вопрос закрепления кадров на селе беспокоил ещё 50 лет назад, когда он возмущался тем, что студенты из сёл не хотят возвращаться обратно.

 

«Если мы хотим улучшать демографическую проблему, надо помочь остаться в деревне. В деревне будет много детей в семье, в городе – один, – пояснил он. – Крепостное право не помогло, не хотят люди оставаться силой. Отсутствие паспортов не помог­ло. Надо заинтересовать, чтобы он хотел быть там».

В качестве примера он привёл идею предоставлять за год российское гражданство соотечественникам, которые пообещают не менее 5 лет прожить в селе. Или продавать землю в сёлах только тем, кто построил там дом.

Жёстко «прошёлся» Владимир Вольфович по производителям удобрений, которые долгое время направляли продукцию за границу, обделяя своих сельхозпроизводителей. «Наконец, его убрали, хозяина с этих мурманских фосфатов, и «Уралкалий» сбежал за границу. И они всё там делят, эти акции. То есть обогащаются на наших удобрениях, а наши крестьяне ничего не имеют. Поэтому, конечно, законодательно какие-то мы должны принять дополнительные меры. Я здесь не вижу другого, как национализация», – заявил Владимир Жириновский. Досталось от него и министру сельского хозяйства Александру Ткачёву, в компетентности которого в области сельского хозяйства Владимир Вольфович почему-то сильно сомневается. «Губернатор – это не сельское хозяйство, это встречать-провожать высоких гостей, особенно в Сочи и в Краснодаре, – съязвил он о предыдущей должности министра. – У нас кадровый вопрос. Сидят аграрии все здесь, но они не в исполнительной власти».

Минсельхоз предлагает

Заместитель министра сельского хозяйства России Сергей Левин в полемику с Жириновским вступать не стал, а рассказал о новых законодательных инициативах ведомства.

 

Закон об изъятии неиспользуемых сельскохозяйственных земель, по его словам, уже заработал. Россельхознадзор уже вынес собственникам таких участков 2385 предписаний. А сейчас Минсельхозом разработан проект постановления правительства, которым определяются признаки неиспользования земельных участков по целевому назначению, и проект ведомственного приказа Минсельхоза об утверждении порядка определения стоимости работ по культурно-технической мелиораци».

Кроме того, готовятся другие изменения в законодательство, которые должны снять напряжённость в отношениях собственников земельных долей с арендаторами. Будет совершенствоваться порядок проведения общих собраний участников долевой собственности. Предлагается, в частности, повысить порог кворума общего собрания с 20 до 50 % участников и возложить на органы местного само­управления обязанности по организации и проведению этих собраний участников.

Для лучшего учёта министерство разрабатывает информационный ресурс о землях сельхозназначения государственного реестра сельхозземель.

Права арендаторов приван защитить проект поправок о минимальных сроках аренды земельных участков из земель сельхозназначения, находящихся в частной собственности. Сейчас минимум установлен только для земель в государственной собственности. Это будет стимулировать капитальные вложения со стороны арендаторов, например, в мелиоративные проекты, а во‑вторых, поз­волит уйти от нерегистрируемых договоров продолжительностью меньше одного года.

Другой блок вопросов, который предстоит рассмотреть новой Думе, будут поправки в законопроект о совершенствовании механизма залога земельных участков и земель сельхозназначения. Чтобы банки перестали чураться земельного залога, им хотят позволить удовлетворять требования к несостоятельному должнику во внесудебном порядке, если предметом залога является участок из земель сельхозназначения и отсутствуют здания, строения, сооружения. В то же время предлагается исключить положения, согласно которым не допускается обращение залога до истечения соответствующего срока с сохранением за сельхозтоваропроизводителем права на завершение сельхозработ и уборки урожая.

Также будет меняться ставка земельного налога для не­используемых земель сельхозназначения.

Ограничить латифундии

Впрочем, законов о земле у нас не мало. Не хватает самого главного – федеральной земельной службы. Воссоздать её считает необходимым академик РАН, директор почвенного института имени Докучаева Андрей Иванов.

«Россия едва ли не единственная страна в мире, в которой отсутствует инфраструктура управления землепользованием (земельные суды, земельные банки, полный земельный кадастр, центры по исследованию проблем землепользования, проектно-изыскательские институты), – заявил он на слушаниях в аграрном комитете Госдумы. – Земельный баланс не составляется, земельный ресурсный потенциал не поставлен полностью на государственный баланс и балансы предприятий».

Особое беспокойство академика вызывает отсутствие закона об охране почв и рационального использования земель. Законопроект об охране почв периодически обсуждается с конца 90-х годов, но сразу пос­ле выборов депутаты о нём забывают.

«Самый острый вопрос – инвентаризация почвенных ресурсов, – полагает Андрей Леонидович. – На землях сельскохозяйственного назначения появилось уникальное в мировой практике явление: крупные латифундии с очаговым ведением сельского хозяйства и свои лендлорды. Такие латифундии не способны к модернизации и не стремятся к ней, они социально безответственны, редко оставляют пос­ле себя социально- демографические пустыни. Сведения о состоянии земель и статистика эффективности производства искажены, часто некорректны, недопустимы для научного анализа. Современный латифундизм нередко приобретает, как сейчас говорят, коррупционно емкие формы, удобен для некого финансового маневра, а земли перераспределяются в другие олигархические структуры. Для них не имеют значения социальные последствия этих циничных бизнес-процедур, обнищание и маргинализация населения, депопуляция. Объекты социальной сферы воспринимаются новыми хозяевами как обуза без каких-либо нравственных устоев, поскольку такая категория в радикально-либеральной экономике вообще не предусмотрена. В то же время они получают большую долю средств государственной поддержки, а фермеры её практически лишены. Примечательно, что в западных странах, на которые мы любим ссылаться, картина принципиально противоположная.

Помимо прямой дискриминации фермерства у нас, к сожалению, складывается порочный круг в кредитовании товаропроизводителей. Фермеры лишены защиты государства от притеснений со стороны агропромышленных монополистов в условиях отсутствия кооперации. И это очень серьезная ошибка. Был сорван начавшийся в свое время эволюционный путь развития аграрной экономики. Необходимы отвечающие мировой практике местные законодательные ограничения, жёсткое законодательное ограничение амбиций латифундий и ещё более жёсткая к ним фискальная политика».

Помимо ограничений в отношении собственников крупных массивов земли, директор курского института предложил ввести квоты на вывоз минеральных удобрений, особенно фосфорных. «Надо законодательно в форме государственных интервенций, пошлин, новых других решений гарантированно обеспечить внутренний рынок минеральных удобрений сначала, как минимум, на 4‑5 млн т, а далее и 9‑10 млн т. А экспорт фосфатов приравнять к торговле недрами и резко ограничить, если не запретить вообще, – заявил Андрей Иванов. – Отказ от применения минеральных удобрений – кратчайший путь к экологической катастрофе. К сожалению, общественное мнение сейчас настраивается совсем на другое».

Мизерно мало делается для села

С советского лозунга из ставропольского колхоза «Казьминский» своё выступление начал председатель Комитета по региональной политике, проблемам Севера и Дальнего Востока Николай Харитонов. «В начале 90-х годов мне пришлось и посещать хозяйство «Казьминское», и на въез­де в него на скромной фанере было написано: «Живи, Отечество, спокойно, пока в селе крестьянин есть», – вспомнил Николай Михайлович. – На самом деле, то, что произошло с аграрным сектором, с землёй в России, не укладывается в голове. За прошлый шестой созыв наш комитет делал выездные заседания: Якутия, Хабаровский край, Забайкалье, Приморье, Владивосток, Камчатка, и поверьте мне, земли там брошены. Да, земля нарасхват на Кубани, в Белгороде, в Ставрополье и в других южных регионах страны. Но мы же говорим, что до пятисот млн человек наша земля может кормить. А нас сегодня без малого 150 миллионов. Мы говорим, что вот-вот непонятно, что произойдет с газом и с нефтью. Единственная возможность пополнять бюджет наш российский, безусловно, тогда, когда в мире голодает миллиард населения – это сельскохозяйственная продукция. Так как же мы относимся к своей земле – кормилице?!»

Проблема заключается в том, по мнению Николая Харитонова, что жить на селе невыгодно. «Сегодня мы должны убеж­дать и правительство, и президента, и власть: всё, что делается для села на сегодняшний день – это мало, мало, мизерно мало! Такими мизерными шагами нескоро мы сами себя накормим и напоим», – подчеркнул депутат.

Ставропольский ракурс

После выступления академика РАН Николая Комова, который предложил обеспечивать стабильность рубля землёй, и заместителя губернатора Орловской области Дмитрия Бутусова, который жаловался на теневое использование неучтённой земли и отсутствие полномочий у региональной власти в этой сфере, к микрофону пригласили председателя совета Ставропольской ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств Виктора Пыленка.

 

На региональном уровне протесты фермеров против закона о минимальном вновь образованном участке земли услышаны не были, и он постарался донести тревоги ставропольских фермеров до федерального центра.

Виктор Павлович повторил аргументы, которые выдвигал уже на митингах, на форуме «Фермер Северного Кавказа‑2016», на районных собраниях фермеров. По мнению ассоциации, поправки в статьи 32 и 34 закона Ставропольского края «О некоторых вопросах регулирования земельных отношений» «ставят в неравное положение крестьянско-фермерские хозяйства при предоставлении им земельных участков для осуществления своей деятельности, поскольку создаёт предпосылки для аккумулирования холдингов, крупных сельскохозяйственных организаций, значительных по количеству, по площади земельных участков».

По данным фермерской ассоциации, мелкие хозяйства имеют 17 % пашни и дают 17 % валового сбора зерна, поэтому претензии об их низкой эффективности – надуманные. «Мы, фермеры, просим вас, уважаемые депутаты, поддержать нас и разобраться, что творится у нас, – попросил Виктор Павлович и пригрозил, – покамест мы сдерживаем всех фермеров. На сегодня уже многие высказывают предложение по опыту кубанцев вывести не сто, а тысячу тракторов».

Казакам готовиться в Сибирь?

На этом время Виктора Пыленка истекло, и ведущий слушаний попросил не отнимать время у самих кубанских фермеров. Но прежде чем им предоставить слово, депутаты выслушали заместителя председателя Совета министров Республики Крым Юрия Гоцанюка и заместителя руководителя фракции «Справедливая Россия» Олега Нилова. Партиец посетовал, что Госдума игнорирует его законопроекты о бесплатном выделении по гектару земли всем селянам и о зап­рете перевода земель сельхозназначения в другую категорию.

«Конечно, жалко слышать фермеров со Ставрополья и Кубани. Я не хочу накликать беду, но, наверное, нужно готовиться, уважаемые казаки, к тому, что и делали всегда наши отцы и деды, – предрёк он новые казачьи походы в сторону заброшенных территорий страны. – Сибирь, средняя полоса – хорошие, замечательные земли, но их надо кому-то осваивать. Я думаю, что нужно обращаться к фермерам Кубани и Ставрополья и получать эту землю, если будет принято решение».

По следам «тракторного марша»

Наверное, фермерам не очень понравилась идея Олега Нилова, потому что, по сути, он предлагал оставить тёплые края холдингам, а самим уехать в добровольную ссылку. Вместо этого фермеры Кубани и Ставрополья уже целый год отстаивают свои права на родной земле. По словам участницы «тракторного марша» Елены Дрюковой, проблемы в Краснодарском крае возникли в результате «преступления мошеннического порядка».

«Например: хозяйству выделяется восемь тысяч гектаров, а на приватизацию входит семь. Таким образом, по Кавказскому району было украдено более десяти тысяч гектаров земли, – заявила Елена Николаевна. – Кто работает на этой земле? Прокурор Краснодарского края, губернатор или главы районов, или начальники следственных комитетов. Те люди, от которых зависит благополучие жизни крестьян на Кубани».

Она назвала несколько агрохолдингов, связанных с министром сельского хозяйства России, с председателем суда Краснодарского края и его заместителем, с районными судьями.

«Мы просим создать комплексную комиссию, куда будет входить не только прокуратура Российской Федерации, но и члены аграрного комитета Государственной Думы, провести ревизию холдингов по вопросам рейдерских захватов предприятий, – предложила Елена Дюкарева. – Потому что были захвачены не только земли общедолевой собственности, но и имущество, которое принадлежало пайщикам. Не были переоценены, ни в одном предприятии не была сделана оценка имущества, и это всё имущество ушло сегодня с молотка».

По словам Елены Николаевны, только благодаря «тракторному маршу» ей удалось домежевать к её фермерскому хозяйству 10 га земли.

Как подсчитали кубанские фермеры, нагрузка на гектар у них в 3‑4 раза больше, чем у агрохолдингов, которые получают большие субсидии и льготные кредиты. А сторонние инвесторы сёла только разоряют.

Что касается идеи дать по гектару земли в Сибири, то эта инициатива вызывает у кубанских фермеров усмешку: «Дайте 100 гектаров земли, и люди пойдут туда, где она стоит и не обрабатывается. А на гектар земли никто не пойдет», – подчеркнула Елена Дюкарева.

Статистика на стороне коллективных хозяйств

Отвечать на пламенную речь ставропольского фермера досталось министру сельского хозяйства Ставропольского края Владимиру Ситникову.

 

Он сообщил участникам слушаний, что в регионе идёт процесс переоформления договоров аренды земельных участков. Из-за этого выросли паевые выплаты и стоимость земли.

«За землю идёт борьба, и не всегда она чистая и честная. В этой связи в крае в течение года активно обсуждалась инициатива об ограничении площади образуемого земельного участка. Эту инициативу по-разному называли: и закон «жирных котов», и возврат в крепостное право, – напомнил министр. – В своих обсуждениях мы постоянно заходили в плоскость конфликта мелко- и крупнотоварного производства. Считаю, что данный вопрос нужно рассматривать только с точки зрения экономической эффективности и перспектив развития. К сожалению, цифры не в пользу мелкотоварного производства».

По данным Минсельхоза края, при посевных площадях фермерских хозяйств в 20 % от всей пашни края они производят только 11,2 % валовой продукции. Налогов и вовсе платят только 4 %. Количество работающих на 100 га пашни в 3 раза меньше, заработная плата в 2 раза меньше. Урожайность на 30 % меньше. «И, конечно же, социальная нагрузка сегодня лежит полностью на крупных сельхозпредприятиях», –подчеркнул Владимир Николаевич.

«Поэтому мы не против фермеров, мы не за крупные сельхозпредприятия и холдинги. Мы за сохранение основного средства производства в тех площадях, которые обеспечивают эффективное ведение хозяйства, – добавил он. – И, конечно же, мы за сохранение самого села.

Губернатором чётко поставлена задача перед нами о пресечении любых сомнительных сделок с землёй и о том, чтобы мы делали всё для того, чтобы в Ставропольском крае увеличилось количество крепких, устойчивых, социально ответственных и ориентированных крестьянско-фермерских хозяйств».

От проблем ставропольский министр перешёл к позитиву. Он напомнил, что поддержка сельского хозяйства в последние годы беспрецедентна. Субсидируются многие отрасли, выдаются гранты фермерским хозяйствам. «Фермеры – молодцы, – неожиданно похвалил оппонентов Владимир Ситников. – Они получили сегодня продукции более одного миллиарда руб., 30 млн руб. выплатили налогов. Поэтому мы и впредь будем поддерживать крестьянско-фермерские хозяйства, но с точки зрения интенсивного развития производства».

Ограничения диктует жизнь

Кроме того, министр сельского хозяйства Ставрополья напомнил о законопроекте по ограничению численности поголовья в личных подсобных хозяйствах. В прошлом году он был отправлен ставропольским инициаторам на доработку. Но позиция ставропольцев не изменилась: «Считаем, что личное подсобное хозяйство, в котором от полутора тысяч голов овцы, более 200 голов крупного рогатого скота, и которое имеет 10-миллионные обороты, – это никак не личное подсобное хозяйство, а хозяйствующий субъект, который занимается товарным производством. Считаю, что мы все должны находиться в одном правовом поле и выплачивать налоги».

Председатель аграрного комитета Владимир Кашин ЛПХ защитил, отметив, что они заброшены государством, испытывают проблемы со сбытом излишков, чувствуют на себе давление ветеринарных требований, с трудом достают семена, молодняк, комбикорма. «Но вы абсолютно правы, когда речь идёт вот о таком переборе, такого не должно быть», – добавил он.

Между тем в докладе Владимира Ситникова, добавленном к материалам парламентских слушаний, содержалось ещё несколько рациональных предложений по повышению эффективности пашен. Развитие таких отраслей, как земледелие защищенного грунта, виноградарство, садоводство, затормаживает отсутствие механизма изменения использования сельхоз­угодий. В то же время пастбища легко превращают в пашни, поскольку в качестве вида разрешенного использования земельного участка указано «для сельскохозяйственного производства». «При этом за земли сельскохозяйственного назначения, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, арендная плата взимается как с пастбища, а участок используется как пашня», – отмечается в докладе ставропольского министра. Оба эти вопроса требуют законодательного уточнения.

Ещё одна проблема появляется, когда арендатор – сельскохозяйственная организация одновременно является участником долевой собственности. «Такой договор по смыслу, придаваемому ему правоприменителями, является соглашением об использовании общего имущества одним из участников долевой собственности, которое не подлежит государственной регистрации, – указывает министр. – Решить данный вопрос сегодня возможно только путем выдела земельных долей арендатора в самостоятельный земельный участок, что влечет за собой дробление земельного массива. Необходимо установить возможность заключения и регистрации договора аренды земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения, находящегося в общей долевой собственности, когда арендатор является собственником земельных долей».

Кроме того, Владимир Ситников предложил упорядочить проведение общих собраний участников долевой собственности, что приводит к махинациям. Поскольку сейчас не установлены ограничения, кто может подать уведомление о собрании, на одну и ту же дату иногда назначаются два и более общих собраний на один и тот же земельный участок. Либо собрания проводятся в разные дни, и последующие собрания отменяют решения предыдущих. Обсуждать вопросы коллективной собственности приходят люди, не показывая удостоверения личности. Законодательно не определён порядок голосования – земельными долями или собственниками.

Все эти вопросы требуют подробного нормативного регулирования.

Льготы животноводам

Краснодарским фермерам по их претензиям никто не ответил. Депутат Госдумы от Краснодарского края Наталья Боева посвятила своё выступление несколько другой проблеме – слишком коротким срокам аренды земель. По её мнению, такие отрасли, как животноводство, не могут развиваться на арендованной на три года земле.

«Заключая на таких условиях договоры, арендаторы сталкиваются с проблемой так называемого хождения собственников земельных долей от одного арендатора к другому. В такой ситуации арендатор не может быть уверен, что через определенный срок не потеряет часть земли, а значит, и кормовую базу для поголовья скота, – отметила Наталья Дмитриевна. – Особенно критическое положение сложилось с молочным животноводством».

Для защиты животноводов, которые, кстати говоря, ещё и обеспечивают плодородие почв внесением органических удобрений, Наталья Боева предложила увеличить сроки аренды земли от 15 лет предприятиям-производителям животноводческой и плодоовощной продукции при условии, если выплаты пайщикам не ниже, чем в среднем по региону. «Помимо этого следует обязать пользователей земельными участками общей посевной площадью более 500 га содержать поголовье крупного рогатого скота согласно существующим нормативам», – считает кубанский депутат.

В защиту фермеров

Тему фермерских протестов продолжили два следующих докладчика.

 

Профессор госуниверситета по землеустройству Виктор Хлыстун отметил, что приоритеты земельной политики в России не определены, поэтому и возникают такие ситуации, как на Ставрополье, где устанавливается минимальная площадь 2,5 тыс. га земли для вновь образованных участков из земель сельхозназначения. «Мы отдаём себе отчёт в том, что мы практически ставим крест на возможностях развития фермерского движения. Это же совершенно очевидно, невозможно начинать свой бизнес на такой площади, – заявление Виктора Николаевича вызвало аплодисменты. – А почему не задались мы вопросом, насколько вредны сегодня латифундии, почему мы до сих пор не установили жёсткий верхний предел земли, находящейся в собственности у одного юридического или физического лица?.. Мы должны совершенно чётко сказать, что в пределах одного административного района антимонопольные меры должны быть таковы, что не менее четырёх правообладателей там должны конкурировать, в противном случае мы имеем Кущёвку, когда все абсолютно, от главы администрации до прокурора, подчинены вот этой бизнес-структуре, которая владеет подавляющей площадью земли. Мы к этому стремимся сегодня?»

Кстати, доля фермерских хозяйств, в отличие от числа сельхозорганизаций, в России выросла. Это показала последняя сельскохозяйственная перепись, о некоторых итогах которой рассказал первый заместитель руководителя российской статистики Константин Лайкам.

 

При этом в численном выражении стало меньше и тех, и других. Фермеров поддержал также глава АККОР России и первый заместитель председателя аграрного комитета Владимир Плотников.

 

Он выступает за то, чтобы создать в России не только полный реестр земельных участков, но и их владельцев. А приобретать землю, по его мнению, должны прежде всего те, кто на ней живёт и работает.

«Неправильно, когда люди живут в столицах и владеют 100, 200, 300, 400 тысячами гектар земли. Порядка не будет, будут только спекуляции и махинации, – заявил он. – Смотрите, за последние пять лет посевные площади выросли у нас всего на 2,9 миллиона гектаров. По конкретным направлениям как это сказывается: в сельскохозяйственных организациях площади сократились на 0,2 млн га, личные подсобные хозяйства тоже сократились, и только фермерские хозяйства из года в год увеличивают посевные площади… И когда мы слышим в регионах, когда идёт борьба за землю и поднимаются такие политические решения, тут экономикой и не пахнет. Виктор Николаевич, очень мудрый человек, правильно сказал: «Хотят лишать земли крестьянина, фермера». Никогда не получат этого, Владимир Николаевич. И Владимиру Владимировичу, губернатору передайте: не выйдет лишить фермера земли, это для него соль и жизнь сама».

Парламентские рекомендации

В рамках обсуждения прозвучало ещё несколько выступлений о проблемах других регионов страны в сфере оборота сельскохозяйственных угодий. А по окончанию дискуссии участникам раздали текст рекомендаций, которые будут разосланы и в правительство, и в аппарат президента. Предварительный текст сейчас дорабатывается, и пока в нём не обозначены проблемы ни ставропольских, ни кубанских фермеров.

Аграрный комитет Думы рекомендует повысить административных штрафы за использование земельных участков не по целевому назначению, и также принять меры экономического стимулирования целевого и рационального использования земель сельскохозяйственного назначения. Например, развивать мелиорацию земель, компенсировать оборот новых земель, увеличивать налоговую ставку за простой на сельхозугодьях и обнулять налоги для тех, кто вводит в оборот заброшенные в течение предыдущих пяти лет участки.

Государственной Думе депутаты советуют ускорить рассмотрение проектов федеральных законов: «О внесении изменений в статью 394 Налогового кодекса Российской Федерации» (о налогообложении земель, не используемых по целевому назначению) и «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования механизма залога земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения».

Правительству Российской Федерации и профильным федеральным органам исполнительной власти рекомендовано разработать Стратегию использования земель Российской Федерации и ФЦП «Восстановление и охрана плодородия почв». Кроме того, правительство торопят с законопроектами об ограничениях на изменение видов разрешенного использования особо ценных сельскохозяйственных земель, а также о запрете на добычу полезных ископаемых открытым способом на сельскохозяйственных угодьях. Чиновников просят ограничить размещение объектов, не связанных с сельскохозяйственным производством, на сельскохозяйственных угодьях, и усовершенствовать мониторинга земель.

Кроме того, правительству советуют изменить закон «О землеустройстве», разработать законопроекты «Об охране почв», «О социальном развитии села», поправки в законы, направленные на приоритет значения земли, как важнейшего компонента окружающей среды и средства производства перед использованием земли в качестве недвижимого имущества. Предлагается обсудить идеи создания единого государственного органа земельным ресурсам, проведения сплошной инвентаризации земель.

В рекомендациях также говорится о необходимости восстановить систему профессиональной и научной подготовки кадров в области земельных отношений, землеустройства и кадастра, урегулировать рекультивацию земель, составить единый информационный ресурс об использовании земель сельскохозяйственного назначения, выяснить возможности мелиорации не обрабатываемых в данный момент участков.

Субъектам федерации парламентарии рекомендовали утвердить перечни особо ценных продуктивных сельскохозяйственных угодий и усилить взаимодействие с надзорными органами для выявления не используемых по целевому назначению сельхозземель.