Тренды мясного производства

На ежегодном международном инвестиционном форуме «АгроЮг‑2019» активно обсуждались вопросы производства мяса и мясной продукции в России. Эксперты, руководители сельхозпредприятий, К(Ф)Х, учёные, инвесторы и профессиональные технологи и аналитики обозначили тенденции и стратегии развития мясной отрасли, а также озвучили ряд проблем, существующих в мясном производстве, и предложили пути их решения.

Современное сельское хозяйство считается драйвером экономики России. Значительный вклад в эту отрасль вносит мясное производство. Страна постепенно вышла на самообеспеченность, в частности, по мясу птицы, баранине и свинине. Но этого недостаточно. В рамках тех задач, которые поставил Президент Владимир Путин перед АПК России, необходимо нарастить экспортный потенциал и выйти на внешние рынки. И качественная мясная продукция должна занять на этих рынках достойное место.

— Сегодня мы находимся в хорошем тренде, – ​отметила Марина Ивановна Селионова, директор ФГБНУ «ВНИИОК». – ​Когда говорят о сельском хозяйстве, то в этой отрасли демонстрируется самый высокий рост. Производство мяса птицы, свинины позволило полностью закрыть внутренние потребности России. Динамично развиваются такие сектора производства мяса, как производство баранины и мяса индейки. При этом надо говорить о том, что покупательская корзина демонстрирует то рост, то падение. Потребитель предъявляет все больше требований к качеству продукции, именно здесь нужно поймать очень хороший и положительный баланс. Вы все знаете систему «Меркурий», которая работает в молочной индустрии. Завтра подобная система появится и в животноводческой отрасли, т. е. этот тренд будет прослеживать всю цепочку производства мяса. Он отвечает основному требованию всех экспортирующих предприятий, которые проходят аттестацию. Поэтому вопросы идентификации животных и ветеринарного благополучия – ​самые актуальные на сегодняшний день.

Государство и бизнес

Поскольку государство по-преж­нему является крупным акционером российской промышленности, это несет за собой немало барьеров в развитии малого и среднего предпринимательства. Эту мысль озвучила в своем выступлении Екатерина Лучкина, исполнительный директор Национального союза мясопереработчиков.

— Бизнесу мешают жить три основные проблемы, – ​отметила она. – ​Во-первых, это непоследовательность государственного регулирования. Например, сначала повышается пенсионный возраст на основании того, что в стране не хватает рабочих рук. Завтра мы двигаемся в другую реальность и говорим о том, что рабочих рук у нас слишком много и людям достаточно работать и 4 дня в неделю. Во-вторых, таргетирование инфляции и при этом усиление ответственности бизнеса, растущие штрафы, введение нового КоАП. В‑третьих, так называемый ЗОЖ. Мы говорим, что продукты мясопереработки – ​это вредная еда, но в то же время от производителя мяса требуют наращивать экспорт. Все это не стыкуется в голове производителя. Мы понимаем, что под противоположную инициативу подводится противоположная мотивация, и у бизнеса складывается ощущение, что исполнительная власть не имеет четкой стратегии. Поэтому мы постоянно шарахаемся из одной крайности в другую и движемся не прямо вперед, а какими-то зигзагами.

Спикер подчеркнула, что государство все больше и больше проникает в различные сферы, в частности, в вопросы по регулированию и отслеживанию операций хозяйствующих субъектов.

— Мы все чаще слышим о внедрении контрольных идентификационных знаков, – ​продолжила Лучкина. – ​Нанесение на каждую бутылочку воды некоего DataMatrix штрих-кода, который на платной основе будет приобретаться каждым производителем, – ​это больше политическое решение, и мы должны быть к нему готовы. В этой связи хочется сказать, что надо больше взаимодействовать, общаться и друг с другом и с властью, научиться друг друга слышать и действовать последовательно и взвешено.

Диалог с потребителем

Особенно важно настраивать продуктивный диалог с потребителями, поскольку в настоящее время покупательские вкусы значительно изменились. Расширился ассортимент производимой мясной продукции и увеличилось количество брендов, что приводит, по словам Лучкиной, к снижению лояльности как к брендам, так и к производителям-­ритейлерам.

— Идет некое размывание бренда, – ​прокомментировала эксперт. – ​Растет потребление замороженных продуктов, потребление индейки, появились новые сегменты деликатесов при высокой цене за килограмм, растет сервис по доставке еды («коробочные решении»). Ритейл тоже меняется, но именно он является проводником, мостиком к нашему потребителю. Для нас, поставщиков, укрупнение и консолидация торговых сетей является не очень хорошим трендом, потому что нам становится все сложнее с ними взаимодействовать и договариваться. Еще одним риском остается «ловушка промо», которая отжимает наши доходы и маржинальность, поэтому необходимы диалоги с торговыми сетями. Нам следует изучать своего потребителя, угадывать его желания, участвовать в мероприятиях, делится своим опытом и взаимодействовать.

Органика на базе пастбищ

По прогнозам экспертов, численность населения Земли стремительно растет, что приводит к истощению природных ресурсов. Поэтому в современном мире внимание уделено активному поиску и научным разработкам малозатратных технологий производства, в том числе мясного. Пастбищное животноводство – ​это одна из низкозатратных систем производства продукции, которая показала хорошие результаты в Европе и США. Об том, как обстоят дела с пастбищным животноводством в России, рассказала заместитель директора по научной работе Всероссийского НИИ овцеводства и козоводства (ВНИИОК) Галина Тимофеевна Бобрышова.

— Пастбищное животноводство позволяет производить не только экологически чистую и органическую продукцию, но и дешевую: затраты в 4‑5 раз меньше, чем при промышленном производстве, – ​сказала она. – ​Если в США выделяются федеральные пастбищные угодья под аренду для фермеров, и при этом 50% арендной платы идет на восстановление и содержание пастбищного хозяйства, то в России пастбищным животноводством занимаются по остаточному принципу, т. к. в прежние годы все внимание было уделено производству свинины и мяса птицы.

По словам Бобрышовой, производство свинины и мяса птицы, например, в Ставропольском крае составляет 86%, а другие виды мяса остаются мало востребованными. В 2011 году была принята Стратегия развития мясного скотоводства, и в результате рост производства мясной говядины в 2018 году составил 447 тыс. тонн.

Как отметила спикер, поголовье мясного КРС в России растет за счет промышленного производства. При этом резервы пастбищного хозяйства и отечественных пород остаются невостребованными, что влечет за собой убыточность производства говядины, которая в целом по стране колеблется в пределах 30‑33%.

— Баранина – ​это тоже один из аспектов пастбищного животноводства, – ​продолжила ученый. – ​Учитывая спрос на баранину и овечье молоко, в мире наблюдается рост поголовья мясных и молочных пород. И у нас в стране ситуация тоже изменилась: удельный вес тонкорунных пород уменьшился (10 лет назад составлял 90%, сейчас – ​56%), но в то же время увеличился удельный вес грубошерстных, полугрубошерстных и прочих пород, которые дают баранину.

Согласно прогнозу развития рынка баранины, в 2020 году спрос на нее будет превышать объемы производства. Поэтому, по словам Галины Бобрышовой, необходимо осуществить комплексные мероприятия по развитию пастбищного животноводства в нашей стране. Они включают в себя, во‑первых, выведение новых пород и типов высокопродуктивных и приспособленных к пастбищному содержанию животных.

Для того чтобы эту систему внедрять, необходимо создание селекционных центров. Как пояснила Бобрышова, ВНИИОК имеет банк семени баранов-­производителей, козлов различных пород и распространяет этот генетический материал на другие районы и хозяйства края.

Во-вторых, необходимо восстановление или создание естественных и культурных пастбищ. В настоящее время работа с пастбищами никак не ведется.

— На сегодняшний день 60 млн га на Юге России подвержено опустыниванию, отчего падает продуктивность и снижается урожайность (1,5‑2 центнера кормовых единиц с одного гектара), – ​прокомментировала ученый. – ​При хорошем подходе на этих пастбищах можно разместить 20‑23 млн голов скота. Из 1 млн 700 тыс. гектаров пастбищ 600 тыс. га являются низкопродуктивными, 500 тыс. га – ​малопродуктивными. Из-за отсутствия кошения или выпаса животных происходит сокращение биологического разнообразия травостоя: через 6‑7 лет – ​на 30%, через 10 лет – ​на 60%, а потом уже все зарастает кустарниками.

— Наш центр ВНИИОК много лет работает по созданию системы улучшения естественных пастбищ. В эту систему входят и семенники, и создание многокомпонентных смесей, и подсевы, и поверхностная обработка. Разработан технологический регламент по созданию круглогодовых и зимних пастбищ, что очень важно для мясного производства, – ​подытожила свое выступление Галина Бобрышова.

О технической модернизации

Наращивание производственных мощностей, сохранение здоровья животных невозможно без качественной технической модернизации животноводческой отрасли. В первую очередь, это касается самих производственных помещений, в которых содержится поголовье. 

Павел Бурлаков, руководитель направления «Индустриальные клиенты», эксперт корпорации «ТехноНИКОЛЬ» подчеркнул, что в отрасли животноводства существует ряд технических сложностей, тормозящих и даже делающих невозможным полноценное производство мяса и мясной продукции. В частности, он отметил, что вредоносные микроорганизмы и грызуны требуют постоянной химической обработки. Старые, неприспособленные для сохранения необходимых температурно-­влажностных характеристик здания, нехватка хранилищ для сырья и продуктов из него изготовленных – ​все это не способствует наращиванию производства.

— На данный момент существует два пути решения указанных проблем: либо строительство новых зданий, либо реконструкция существующих. Компания «ТехноНиколь» разработала несколько систем для агрокомплекса, которые позволят решить указанные проблемы, – ​сообщил эксперт. – ​Мы разработали теплоизоляционные плиты для новых зданий и для внутренней реконструкции существующих зданий, которые станут более безопасными, долговечными и защитят от грызунов и прочих вредителей.

Производство халяля в России

Перспективной нишей для мясного производства в России может стать халяльная продукция, которая все больше набирает популярность в мире. Данной теме было посвящено выступление руководителя аналитического центра «Черкизово» Андрея Валентиновича Дальнова. В условиях нашей страны для изготовления халяльной продукции в большей степени подходит мясо птицы, производство которой – ​в хорошем тренде.

— Поскольку люди, придерживающиеся правильного питания в рамках халяль, по определению не употребляют свинину, они должны это как-то компенсировать. В Саудовской Аравии – ​это больше говядина, у нас – ​мясо птицы (40‑45 кг на душу населения), – ​сказал Дальнов. – ​В России мясо курицы потребляется в тех же объемах, что и в Саудовской Аравии. Рынок птицы в последние годы медленно растет, причем доля халяля птицы составляет около 5%. Если мы посмотрим на мировую торговлю, то продукция халяль составляет 25%.

Как отметил аналитик, вследствие глобальных проблем на Дальнем Востоке, связанных с дефицитом мяса, распространения АЧС в Южной Корее и др. объемы мировой торговли будут увеличиваться. Поэтому перспективы развития производства халяльной продукции в России очень тесно связаны с перспективами развития экспорта.

— Ограничивает эти перспективы в РФ: 1) отсутствие единого стандарта и сертификации халяль, – ​продолжил Дальнов. – ​Т.е. если продукция сертифицирована московским центром, она может не приниматься ОАЭ, и сегодня эта проблема не решается никак; 2) недостаток информации, в том числе по рынку, потому что в условиях неопределенности в принятии решений продукция останется здесь, т. е. предприятие не будет переключаться на товар с большей себестоимостью. Еще одно ограничение – ​это недостаточное знание ветеринарных требований и недостаточное количество лабораторий, которые могли бы провести соответствующие тесты.

В завершение своего выступления руководитель аналитического центра «Черкизово» посоветовал производителям халяля на экспорт работать над себестоимостью этой продукции, а также понять экспортную политику Франции, которая занимает значительную долю на рынке в Саудовской Аравии.

Фото Евгении ДУБ