Семя сортовое – урожай вдвое

1213

Юбилей как повод для конструктивного диалога

Исполнилось 90 лет со дня образования сортоиспытательной системы в России. По этому случаю в Ставропольский край приехали сортоиспытатели из 65 регионов страны, включая Крым, руководители семеноводческой отрасли из Белоруссии, Казахстана и Германии, учёные и законодатели. Участие в конференции, посвящённой юбилею, приняли Директор Департамента растениеводства, химизации и защиты растений МСХ РФ П. Чекмарёв вице-губернатор Ставропольского края Николай Великдань, председатель ФГБУ «Госсорткомиссия» Виталий Волощенко, Президент Национальной Ассоциации производителей кукурузы и семеноводов кукурузы Игорь Лобач, ректор Ставропольского государственного аграрного университета доктор наук Владимир Трухачёв и другие. Форум проходил под эгидой Министерства сельского хозяйства России.

Мероприятия продолжались не один день. В помещении СГАУ прошла международная научно-практическая конференция, посвящённая юбилейной дате сортоиспытательной сети в России, её состоянию и перспективам, после чего участники побывали на сортоиспытательном участке в Грачёвском районе. На следующий день дискуссия развернулась за круглым столом в Ставропольском НИИ сельского хозяйства. Мастер-класс в Ипатовском районе продолжил программу. А завершила её поездка участников в опытно-производственное хозяйство «Луч» Новоселицкого района.

Встреча коллег, даже по случаю юбилея, всегда предполагает заинтересованный деловой разговор. Были зачитаны приветствия Министра сельского хозяйства РФ Николая Фёдорова, председателя Аграрного комитета Госдумы России. Ч Он отметил, что Кубань и Ставрополье испокон веков были основными производителями семян зерновых и пропашных культур для большой части страны, но в последнее время этот потенциал утрачен. А между тем нынешняя ситуация действительно подталкивает к тому, что Россия должна сама обеспечивать себя семенным материалом. У нас есть основное средство производство – земля, наши сельхозпроизводители владеют современными технологиями, так что задача выполнима, заключил первый зампред краевого правительства.

Россия должна быть лучшей

 Директор Департамента растениеводства, химизации и защиты растений Министерства сельского хозяйства России Пётр Чекмарёв, который вёл конференцию, в своём докладе подчеркнул: растениеводство в России, несмотря на разнообразие почвенно-климатических зон, на изменчивые и вообще непростые погодные условия, должно быть устойчивым. Очень важно правильное размещение сельхозкультур по территориям, благоприятным для их возделывания.

–Все требования, предъявляемые к сельскому хозяйству страны в свете Доктрины продовольственной безопасности, выполняются и даже перевыполняются, – отметил он. – Сегодня в реестре более 200 сельскохозяйственных культур, которые выращиваются только в России. Ежегодно в реестр РФ к использованию поступает более тысячи селекционных достижений, сортов и гибридов сельскохозяйственных растений. Селекция и семеноводство являются основной развития агропромышленного комплекса страны. Задачи перед ним стоят очень большие. В этом году, в соответствии с государственной программой, мы должны произвести не менее 95 миллионов тонн зерна. Ежегодно производится не менее 30 миллионов тонн картофеля, более 40 миллионов тонн свёклы. Важность сортоиспытания сегодня очень велика. Так, в Краснодарском крае эффект от введения новых сортов в 2013 году составил почти 2 миллиарда рублей. Стало быть, и казна пополнилась более существенно. Похожие результаты и в других регионах.

Сегодня в России сформирована и действует система семеноводства сельскохозяйственных растений, в которой Госсорткомиссия выполняет функцию авторитетного органа Минсельхоза России. Минсельхоз выступает организатором и координатором процесса семеноводства. В соответствии с его заданиями Госсорткомиссия проводит государственные испытания, выявляет наиболее продуктивные и приспособленные к конкретным условиям сельхозкультуры. В ведении Госсорткомиссии сегодня находится 80 филиалов, 495 государственных сортоиспытательных участков во всех почвенно-климатических зонах. Недавно в этот коллектив влились крымские сортоиспытатели, с чем мы их и поздравляем. В соответствии с госзаданием в год проводится более 70 тысяч сортоопытов. Их количество растёт, Россия привлекает селекционеров из других стран. Не всем удаётся вывести хорошие сорта и гибриды для Российской Федерации. Секционеры работают в соперничестве друг с другом, а перед Госсорткомиссией стоит задача выбрать лучшее.

Результаты работы в 2013 году положительные, несмотря на сложные погодные условия. В последние годы начала обновляться материально-техническая база, поступает современная техника. Эта работа будет продолжена. Начинается тендер на поставку новой техники на 60 миллионов рублей, возможно, до конца года будут выделены дополнительные средства. Ведётся госреестр охраняемых селекционных достижений. Продолжается работа по совершенствованию нормативно-правовой базы, готовятся изменения в федеральный закон о семеноводстве.

Госсорткомиссии занимается устранением недостатков. Начата работа по мониторингу посевов сельскохозяйственных культур, всем регионам РФ направлено задание о создании электронных карт полей с указанием сортов, гибридов, репродукций и т.д. Ну и, конечно, мониторинга ГМО культур, которых в Российской Федерации практически не должно быть, поскольку выращивание их запрещено законом. Выявление таких культур, если они всё-таки появляются, очень важно.

О новшествах. Предусматриваются государственные услуги Минсельхзоза России, внедрение пошлины за оказание государственных услуг в размере 20 процентов от стоимости государственных испытаний. Это позволит частично компенсировать затраты государства. Предусматривается большая работа по сбору роялти, вообще по защите прав селекционеров. Пока в этой работе есть пробелы. Человек, который вывел новый сорт, кормит народ, должен получать за свою работу вознаграждение в полном объёме.

– Россия должна быть лучшей страной мира по сортоиспытаниям: у нас больше всего природно-климатических зон, и мы можем достичь самых больших высот, – так закончил свой доклад Пётр Чекмарёв. Он пожелал всем успехов и процветания.

Ступени в будущее

Ректор Ставропольского аграрного университета доктор наук Владимир Трухачёв поблагодарил присутствующих за то, что местом проведения столь значимого мероприятия выбрали территорию руководимого им вуза. Не без гордости отметил, что среди гостей видит много знакомых: все руководители и специалисты Ставропольского филиала Госсорткомиссии – его выпускники. Здесь уделяется большое внимание работе над сортами сельскохозяйственных культур. Ректор сказал:

– Нашими селекционерами выведено более 20 сортов озимой пшеницы, сорта тритикале, картофеля, люцерны, подготовлены новые сорта озимой мягкой и твёрдой пшеницы, пригодной для возделывания на засолённых и солонцеватых почвах, площадь которых в крае составляет более миллиона гектаров. Наш вуз, один из немногих, сохранил в своём составе опытное хозяйство, и мы очень благодарны Петру Александровичу Чекмарёву, который принимал в этом непосредственное участие.

Мы будем продолжать сотрудничество с Госсорткомиссией как в испытании сортов, так и в подготовке кадров для семеноводства.

 С интересом слушали собравшиеся и выступление директора Алтайского НИИСХа Алексея Гаркуши. Так же, как Ставрополье, Алтайский край представляет собой один из крупнейших сельскохозяйственных регионов страны. Разнообразие ландшафтов и почв, изменчивость погоды в течение года и по годам сближает его с нашим краем. Природно-климатических зон там больше, чем у нас – шесть. Это и определяет задачи, которые стоят перед селекционерами Алтая. Они создают сорта не только для своего региона, но и для других, в том числе для Сибири, а также для Казахстана и Монголии. В составе института есть селекционный центр, ведётся первичное семеноводство. Учёные активно занимаются кормовыми культурами, что сегодня особенно актуально.

Практики помогли учёным 

Григорий Донцов, генеральный директор АПК «Луч» Новоселицкого района, поделился опытом взаимодействия своего предприятия – крупнейшего семеноводческого хозяйства края – с селекционерами и сортоиспытателями. (Из президиума заметили: Донцов охватил своими семенами страны СНГ!..)

– Самый дешёвый источник повышения урожайности – это сорт, если он подобран правильно, – подчеркнул Григорий Фёдорович. – У нас присутствует многообразие зерновых культур. При их подборе мы учитываем результаты сортоиспытаний. И размножаем перспективные сорта, которые ещё не вошли в реестр. В результате, как только такой сорт районируется, мы сразу можем предложить сельхозпроизводителям необходимый объём семян, тем самым помогая ускорить повышение урожайности. Через сортоиспытателей мы можем вести учет, выявлять контрафактные партии. Система субсидирования производства семян позволяет найти баланс между селекционерами и семеноводами. В случае распространения семян за пределы РФ мы получаем информацию об этом.

Сортоиспытателям не всегда хватало средств; на каком-то этапе техническая база выработала свой ресурс, и результаты испытаний перестали отображать объективную реальность. Возникла необходимость поднять технические возможности на новый уровень. Ставропольская сеть пошла на сотрудничество с крупными хозяйствами, были заключены договора. В частности, мы плотно работаем с Благодарненским сортоучастком, благодаря чему имеем больше возможностей повысить эффективность опытов. А ещё хотелось бы сказать, что в Ставропольском крае есть некоммерческое партнёрство семеноводов, эта организация тоже помогает достигнуть баланса.

 Эффективность в цифрах: плюсы и минусы

Коротким, но ёмким было выступление Президента Национальной Ассоциации производителей кукурузы и семеноводов кукурузы Игоря Лобача.

– Меня попросили проанализировать, как можно посчитать экономическую эффективность сортоиспытания для производства, – сказал он. – Обеспечение продовольствием всегда было важнейшим для человечества, гибрид – одна из инноваций в растениеводстве, которая обеспечивает урожайность, высокоэффективная форма селекции. Благодаря внедрению новых сортов выработка растительного масла выросла весьма значительно. Если бы мы выращивали сорта довоенного периода, то для получения нынешнего количества масла было бы необходимо посеять дополнительно 3 миллиона гектаров! И подобных примеров можно было бы привести очень много…

Зарубежные сорта в наших условиях не всегда показывают лучшие качества. Без опытов, без районирования сорта подбирать нельзя. Селекционная работа эффективна вкупе с сортоиспытаниями. Трудно подсчитать убытки от использования контрафактных семян, они исчисляются миллиардами рублей. В последние 10–15 лет ситуация в госсортсети не самая лучшая. Мы мало обращаем внимания на защиту отечественных сортов, слишком активно сотрудничаем с иностранными компаниями, и это сказывается на качестве работы.

Сегодня ситуация меняется, к нам стали прислушиваться. Не всегда семеноводы, селекционеры владеют методикой госсортсети, эту ситуацию мы изменим к лучшему. Нужно использовать уже существующие сортоучастки. А ещё я хотел бы сказать немецким коллегам, что сотрудничество должно быть двусторонним и полноправным. Мы стараемся выполнять их требования, но и им необходимо прислушиваться к нашим законодателям.

Когда вмешивается политика…

Кстати, о международном сотрудничестве. Геополитические процессы неизбежно оказывают на него влияние. После распада СССР развитие отрасли в России, Белоруссии и Казахстане получило разное развитие. Однако белорусские семена используются в России, а российские в Белоруссии, растёт спрос на российские семена в Казахстане. Для полноценного сотрудничества нужна гармонизация в сфере законодательства и работы с реестрами. Говорил о международном сотрудничестве, которое сейчас подвергается испытаниям, и Удо фон Крехер, Президент Федерального бюро по сортам растений Германии. Подчеркнул, что если между правительствами возникают разногласия, то отношения между специалистами развиваются очень хорошо. Наличие единых основ в проведении сортоиспытаний – гарантия безопасности в сфере продовольствия. Это вопрос не только национальной, но и международной политики. И в ЕС приветствуют вступление России в ВТО. Когда селекционеры получают адекватное вознаграждение за свою работу, это идёт не пользу всему мировому сообществу, – заметил немецкий гость.

Виталий Волощенко, председатель ФГБУ «Госсорткомиссия», подчеркнул нерушимую взаимосвязь науки и производства. Сделал существенное уточнение, почему мероприятие проводится на Ставрополье: здесь сортоиспытательная служба сохранена в системе. Он вручил ведомственные награды лучшим работникам системы сортоиспытаний.

Обеспечивать семенами не только Россию

В перерыве состоялась небольшая пресс-конференция, на которой журналисты могли задать вопросы Петру Чекмарёву, Евгению Громыко, Николаю Великданю и другим участникам и гостям мероприятия.

Были вопросы о роялти: раньше сорта заказывало и оплачивало государство, а что сейчас?

– Роялти оплачивается, – сказал Пётр Чекмарёв, – хотя есть и шероховатости, нужно совершенствование законов. Возникают иногда вопросы, кому сколько нужно платить, когда селекционер работает в государственном институте, и часть роялти выплачивается институту, а часть – учёному. На вопрос о том, подключится ли частный бизнес к работе над сортами, ответил, что сегодня такие примеры уже есть. Этим занимаются крупные семеноводческие хозяйства, заводы, которые привлекают лучших селекционеров и вместе с ними работают над выведением сортов и гибридов. Относительно того, какие шаги нужно предпринять для того, чтобы страна на 80 процентов была обеспечена собственными семенами, высказался так: пока у нас недостаточно  для этого современных заводов, машин. Нужно улучшать материально-техническую базу институтов, добиваться достойной оплаты труда селекционеров, совершенствовать систему роялти. Селекционных достижений с высоким потенциалом у нас достаточно, но их надо воплощать в жизнь. Планируется продвигать проект по развитию семеноводства, чтобы в ближайшие годы не только обеспечивать всю Россию, но и торговать семенами по всему миру.

Вчера и сегодня

Во второй половине дня участники конференции побывали на образцовых полях сортоиспытательной станции в посёлке Кугульта Грачёвского района. Гостей приветствовали зажигательными народными песнями и хлебом-солью. (Каравай к такому случаю испекли не только красивый, но и такой вкусный, что ограничиться одним кусочком было совершенно невозможно.)

Там же была развёрнута небольшая экспозиция, посвящённая истории сортоиспытаний в России. Здесь можно было увидеть первую государственную сортовую книгу с записями начала 20-х годов прошлого века, информационный бюллетень грозного 1941 года, периодические издания о принятии новых законов и районировании сортов.

В 1924 году в нашей стране были организованы первые 23 сортучастка по испытанию пяти сельскохозяйственных культур. В 30-е годы организована система государственного сортоиспытания. В 1937 году в стране существовало 1055 сортоучастков по основным сельскохозяйственным культурам, члены комиссии утверждались правительством страны.

На выставке достижений селекционеров и сортоиспытателей южного региона России мы успели побеседовать с Анной Закаличной, начальником филиала ФГБУ по Республике Крым. Она сказала, что сейчас республика, и их учреждение в том числе, переживает переходный период. К трудностям Анна Константиновна относится философски.

– Я старый работник, начинала в 1975 году, во времена СССР, – сказала она. – Сейчас как будто вернулась на родину и привела свой коллектив. Мы рады воссоединению! Коллектив у нас многонациональный, название своей профессии мы можем произнести на нескольких языках, но язык науки для всех общий. И дело делаем важное для всех.

– Крым славится фруктами, под Ялтой выращивают знаменитый лук. Но этим перечень крымских сельхозкультур наверняка не ограничивается…

– Конечно. Крымская земля очень благодатная, у нас выращиваются сильные сорта озимой пшеницы, другие зерновые культуры. А ещё полуостров богат эфиромасличными культурами. Лаванда и роза, шалфей и фенхель, мята и кориандр. Эфирные масла используются в медицине, кондитерской  и ликёро-водочной промышленности, в косметике и парфюмерии.

– А как у вас с водой? Была тревожная ситуация, связанная с тем, что власти Украины перекрыли канал…

– Да, это особенно почувствовали сельхозпроизводители северной части Крыма, где выращивали рис. Но люди вовремя сориентировались, засеяли поля ячменём, другими культурами. Для орошения воду берут из речки: она хоть и небольшая, но на капельное орошение воды хватает.

Проблемы и решения

Второй день работы конференции прошёл в стенах Ставропольского НИИ сельского хозяйства. После короткой (из-за сырой погоды) экскурсии на поля участники собрались в конференц-зале института. Заседание открыл Пётр Чекмарёв. Он обратил внимание собравшихся на проблемы.

– Велики заслуги наших селекционеров, мы сегодня мы живем их наследием. То, что мы покупаем на семенном рынке, проявляет себя примерно через полгода. Ведущие селекционные фирмы не имеют своих предприятий, потому практически половина семян – контрафактные. Технически база семеноводческих хозяйств у нас не развивается; если и есть развитие, то на базе импортного оборудования. Есть щадящая технология обработки семенного материала, она позволяет сводить повреждения к минимуму. Для неё нужны новые сита, новые погрузочные машины… Оборудование для этого производилось на Украине, сейчас мы запускаем такое производство в России. А пока около 70 процентов семенного материала имеет микро- и макротрещины. Обидно, что оригинальные семена раздают всем желающим, в результате один и тот же гибрид имеет десятикратные различия по показателям. Это неуважение к науке и к самим себе. А ведь у нас есть прекрасные гибриды!

Первой слово было предоставлено академику Людмиле Петровой. Она, правда, сразу уточнила, что её специальность физиология, микробиология и технология. А потому и внимание обратила на соответствующие проблемы.

– В литературе пишут, что урожай на 50 процентов зависит от сорта, –начала Людмила Николаевна. – Позвольте с этим не совсем согласиться. Да, вклад селекционеров велик, без новых сортов нельзя рассчитывать на динамику развития рынка. Но когда сорт выводится, размножается, а потом производится, только при соответствующей этому сорту технологии можно получить оптимальный результат. Сегодня много интенсивных технологий, но мы можем видеть их только в отдельных состоятельных хозяйствах. В целом технологии, которые предлагаются для новых сортов, не отвечают требованиям этого сорта, и он не может полностью реализовать свои возможности. Только при посеве вносится небольшая доза удобрений, но это не спасает сорт, который потенциально должен давать 100 центнеров с гектара. Оставляя стерню на поверхности, а потом делая подкормку азотными удобрениями, мы будем способствовать развитию патогенной микрофлоры. Новые сорта от этого страдают. В Краснодаре проведены исследования: 40 процентов всех грибов, которые встречаются в поле, патогенные.

А кроме совершенствования самой технологии, мы должны адаптировать технологии к сорту. У нас ничего не делается для разработки сортовых агротехник.

Я считаю, что при проведении сортоиспытаний надо тесно работать с НИИ, которые занимаются технологией возделывания, и указывать не только генетические параметры сорта, но и описывать зону, где он будет возделываться, и технологию. Чем более интенсивный сорт, тем больше он требует питания и защиты. Все наши исследования показывают, что мы за последние два десятилетия истощили почву. Сегодня мы наконец увеличили внесение удобрений. Необходимо хотя бы семеноводческим хозяйствам давать столько удобрений, сколько нужно. К сожалению, единственное фосфорное месторождение продано в частные руки и 95 процентов его продукция идёт на экспорт. Фосфор и азот смешивают в пропорциях, необходимых для зарубежных стран, а мы не можем купить чистого фосфора или азота, чтобы смешать в пропорциях, нужных для нас. А что вырастет, если под посев не дать нужных удобрений?.. Надо добиваться решения этого вопроса.

Второе – это приборы и оборудование. Селекцию ведут НИИ, оснащённые хорошим оборудованием. А в 45 селекционных центрах самое современное оборудование получали очень давно, только энтузиасты из Краснодара да Ставрополя сумели его сохранить, в остальных центрах всё пришло в упадок. Чтобы возобновить нормальную работу селекционных центров, надо их оснастить. У нас нет оборудования для проведения генетического анализа сортов, для определения паспортов сортов, определения ГМО…

Что касается ГМО, то нужно биться за сохранение его запрета в стране. Я лично считаю, что ГМО растения не опасны для человека, но здесь имеет место явная экспансия, захват нашего рынка чужими семенами. Нам нужно в этом вопросе стоять изо всех сил, иначе государство потом не удержит ситуацию. Сейчас продовольственная безопасность страны выходит на первое место, и мы должны проводить государственную политику, основанную на патриотизме. Его нужно проявлять и в отношении сортов и технологий. Успехов вам в этом деле!

Сохранить свои позиции

Не однажды, когда в хозяйствах приходилось вести речь о новых сортах, специалисты называли имя академика из Краснодара Людмилы Беспаловой. Её авторитет очень высок, и выступление участники совещания слушали  с огромным вниманием.

Людмила Андреевна начала с любопытной статистики. Она выяснила, сколько зерна получали в Краснодарском и Ставропольском краях 90 лет назад, когда формировалась система сортоиспытаний в нашей стране. Оказалось, что с тех пор урожаи выросли в 4–6 раз!

– Это результат нашей с вами общей работы, – заключила Беспалова. А далее перешла к проблемам: недостаточной оснащённости сортоучастков, недостаточной их обеспеченности удобрениями и средствам защиты растений. И уровень испытаний ниже, чем требуется, и объём маловат.

 – Госсорткомиссия должна сохранить свои позиции, сохранить семенную безопасность, иначе мы освободим свою территорию для иностранных селекционеров. Считается, что чем больше денежных вливаний, тем больше испытаний. Но если мы откроем ворота для иностранных селекционеров, разрушатся наши селекционные учреждения, и тогда уже возврата назад не будет.

За сто лет наш институт создал 308 сортов пшеницы. И я хотела бы сказать об ускорении эволюции. Это выражается и в объёмах, и в новых методах. С 1920 по 1973 год было создано 49 сортов, с 1974 по 1993 – 57, с 1994 по 2014 – 115. Ещё важный момент. Высокоустойчивые сорта, как правило, менее урожайные. В одном генотипе не совместить все достоинства. К тому же, сорта нужны районированные, потому что все нюансы погодных условий учесть тоже невозможно. А значит, необходим набор разных сортов. Вы видите, какая сегодня экологическая обстановка. Сорт создается в одни годы, в одних погодных условиях, испытывается в других условиях, а возделывается третьих. И главный фактор при адаптации – генетическое разнообразие сортов. Только при этом условии мы обеспечим во всех регионах устойчивые урожаи зерна. Пшеницы у нас 68 сортов, твёрдой озимой 7 сортов. 

Для обеспечения устойчивых валовых сборов зерна мы рекомендуем соответствующие сорта. Сортоучастки  в этом деле должны идти впереди производства.

А заместитель директора НИИ Виктор Дридигер главное внимание обратил на экономику семеноводческого хозяйства. Институт проводил исследование в 2004 году. Было просчитано несколько вариантов, изучался зарубежный опыт. Не всё, что делается за рубежом, годится для нас, сделали своё заключение учёные. Например, роялти там на порядок выше, чем в России, но если такой же уровень установить в нашей стране, семеноводы могут разориться. Использование только элитных семян – тоже не выход. Самый экономичный вариант – с участием государства. Виктор Корнеевич рассказал о поездке в Крым. Там пять семеноводческих хозяйств имеют лицензию на производство элиты. Выводы: во-первых, такое важное дело, как семеноводство, нельзя отдавать в руки бизнеса, во-вторых, необходимо лицензирование семеноводческих хозяйств.

Во имя будущего

Наступило время санкций против Российской Федерации, и участники конференции не могли не говорить об этом. Общий настрой таков: надо обратить ситуацию во благо стране. Об этом говорил, например, директор ЗАО АФ «Бауманская нива» Иван Савченко:

– Если мы связываем свое будущее и будущее своих внуков с нашей великой страной, мы должны действовать. Я абсолютно уверен, что лишь усилиями людей, присутствующих в этом зале, можно остановить процесс подсаживания страны на иглу импортной селекции. Мы начинающая агрофирма, однако только в 2013 году мы перечислили институту 5 миллионов рублей, купили семян на 3,7 миллиона, 1,5 миллиона заплатили Россельхозцентру за решение вопросов, связанных с семеноводством. А всего за полтора года мы заплатили 14 миллионов рублей государственным структурам. Это приличные деньги, и мы честно смотрим в глаза селекционерам. По моим прикидкам, сумма, собираемая за селекционные достижения, должна составлять порядка 1 миллиарда рублей, фактически собирается не более 100 миллионов. Обычно сетуют на серые схемы и неконтролируемые потоки семян, но обычно этими возмущенными разговорами дело и заканчивается. Почему-то государственные НИИ сельского хозяйства у нас действуют не так, как принято во всём мире. Оригинальные семена продаются любому, кто способен заплатить за них. А это значит, что ни на стопроцентный сбор роялти, ни на контроль качества рассчитывать уже нельзя. 

Мы не меньше самих институтов заинтересованы, чтобы роялти платили все, в противном случае мы, покупая оригинальные семена, часто оказываемся в глупом положении. Поясню на примере. Подходит сезон продаж семян озимой пшеницы, их предлагают более 30 продавцов, роялти платят только 3. Спрашиваю: почему вы продаете им семена? Отвечают: надо же куда-то девать то, что выращено. Какие семена вырастят эти хозяйства, есть ли у них хоть минимальные условия для семеноводства?.. До того, чтобы это выяснить, не дойдут руки не одного института.

У некоторых семеноводов нет ни земли, ни техники, новый перспективный сорт они размножают по договорам с не лучшими хозяйствами. Уверен, что в сегодняшней ситуации есть только один выход. Это закрепление за каждым регионом одного – двух базовых хозяйств, со статусом официального представителя. Это на 90 процентов поможет решить задачи качества производимых семян и, как следствие, урожайности; решаются проблемы дискредитации хороших сортов и гибридов, повышения спроса на них, конкурентоспособности, повышения доходов. Я искренне не понимаю, почему этот вопрос не решается у нас: за рубежом работают только так.

 Есть и другие способы решения проблем. Например, институт имени Лукьяненко ведёт в крае собственную политику. У других институтов так не получается. Наверное, есть на то причины… Раз не получается, почему бы не использовать зарубежный опыт? Но я считаю: в любом случае семенную политику должен диктовать институт, и патентное право он не должен делить ни с кем. В ответ на свои предложения я часто слышу: а как на это посмотрит антимонопольный комитет? А как он смотрит на то, что в Краснодарском крае доминирует сорт озимой пшеницы института имени Лукьяненко?.. Я понимаю, что никто не в праве заставить институт распоряжаться семенами не так, как он хочет. Но лично мне больно смотреть, что нынешнее положение ведёт к деградации отечественной селекции. Когда зарубежная селекция предлагает нам эксклюзивное право на всю Россию, а для своих институтов мы не можем допроситься на регион такого права, становится обидно за великих селекционеров. Предлагаемая нами система приведёт к развитию, к созданию достойных условий для работы селекционеров. Я категорически против коммерциализации этой отрасли, её ни в коем случае нельзя допускать.