Сегодня каждый может сметь свое суждение иметь

1250

СПКК «Гигант»: За Веру, Семью и Отечество

Содержание

Мы встретились с председателем колхоза «Гигант», который находится в Благодарненском районе, Александром Васильевичем Ворожко в его просторном кабинете в здании правления хозяйства. Неожиданно у нас получился долгий разговор не о намолотах, видах на урожай и прочих весьма впечатляющих достижениях знаменитого на Ставрополье хозяйства, а о проблемах и вопросах, которые волнуют всех, без преувеличения, аграриев России.

Сельскохозяйственный рынок абсолютно не регулируется

Александр Васильевич был достаточно эмоционален, было очевидно, как он болеет душой за дело своей жизни. Первую проблему, которую он отметил как одну из наиболее важных в АПК, это абсолютно нерегулируемый рынок сельскохозяйственной продукции, который не просто не стабилен, а, в буквальном смысле, подвержен стихии. По его мнению, здесь не работает любимая нашим Правительством формулировка, что рынок сам себя отрегулирует. В сельском хозяйстве необходимо вести плановую, четко выстроенную работу. Сегодня это невозможно, хотя от крестьян постоянно требуют отчетности: сколько на следующий год будет произведено продукции, какие культуры будут возделываться.

«Но как я могу отчитываться, если продукцию получаю один раз в год и не знаю, по какой цене ее продам. Я не знаю, из каких источников ее финансировать производство, потому что сегодня цифры дотаций озвучивают одни, в реальности они совершенно другие. Нам говорят, что вырастут цены на энергоносители два раза на 15 %,  но не получается два раза по 15 %, они растут гораздо быстрее», – с горечью говорит председатель.

Люди работают лучше, а получают меньше

Еще одна проблема, с которой столкнулись аграрии – правительство приступило к регулированию оплаты труда. Александр Васильевич утверждает, что не совсем ясно, как сегодня можно за одну и ту же работу платить крестьянину фиксированную зарплату, если он должен ее получать по конечному результату.

«Мы на всем экономим, чтобы вырастить продукцию, а нам говорят: платите работникам зарплату в размере прожиточного минимума, а он сегодня 7 тысяч 200 рублей, в четвертом квартале может будет 8 тысяч 200 рублей. Как можно вести хозяйство, когда нам все рассказывают, как надо, и при этом, когда мы получаем продукцию, никому не интересно, по какой цене мы его продадим. Значит и наша продукция тоже должна расти в цене. С чего мы будем поднимать заработную плату, расширять производство, если у нас энергоносители растут, заработная плата растет, соответственно, и налоги  растут. Недавно озвучили цифру, что в России будет намолочено 98 млн тонн зерна, и тут же цена на пшеницу упала. На сегодняшний день мне предлагают  5 тысяч 500  рублей за тонну ячменя. Руки просто опускаются, как можно сегодня работать на селе? Нет слов, чтобы выразить свои эмоции!» – говорит Александр  Ворожко.

Но люди работают отлично, утверждает председатель, а им нужно сказать, что они получат такую же оплату, а может, еще меньше.

«Как такое происходит – люди работают лучше, а получают меньше?», – задает вопрос руководитель хозяйства.

В подтверждение своих слов он приводит яркий пример. Есть человек с минимальной оплатой труда – сторож.  Он получал 5 тысяч 350 рублей, сегодня колхоз должен платить ему 7 тысяч 200 рублей, подойдет четвертый квартал, и заработная плата возрастет еще на тысячу рублей.

«Скажите, что изменилось в труде сторожа? Он выполняет одну и ту же работу. Почему я должен эти деньги снять с тех, кто работает лучше и напряженнее. Я трактористу уже повышать зарплату не могу.  О какой производительности труда может здесь идти речь?  Сегодня человеку нужно ставить задачу, чтобы он работал и получал деньги за реальную работу», – уверен Александр Васильевич.

Аграрные парадоксы

Александр Ворожко остановился на парадоксальной ситуации, которая сложилась в аграрном секторе. Государство дает дотации на разведение овец,  КРС, свиней. Крестьяне  эти дотации получают, производят продукцию – мясо, молоко, шерсть. Реализовать ее не могут, а дальше идет убыток.

«Зачем государству настолько неэффективно расходовать деньги?  Лучше эти средства аккумулировать, построить переработку, организовать маркетинговую сеть, и на прилавок поставлять продукцию нашего ставропольского собственного производства. Да, здесь есть опасения, что может получиться так, как было у нас при одном из бывших губернаторов, когда было организовано ГУП  «Ставропольагроуниверсал», которое благополучно разворовали. Необходимо построить работающую систему, создать межхозяйственное объединение, создавать кооперативы. Во всем мире крестьяне объединяются. Есть определенный порядок – сапожник должен шить сапоги, а пирожник – печь пироги», – уверен председатель.

Александр Васильевич Ворожко считает, что весь интерес к сельскому хозяйству у государственных структур заключается только в том, чтобы вовремя отрапортовать. Весь год со всех страниц газет, журналов, с экранов телевизоров рассказывают сколько зерна намолочено, засыпано в закрома.

«Но кто проследил дальше этот путь? Какой экономический эффект получился от того, что мы зерно намолотили?  Есть ли от этого прибыль? Есть ли улучшение экономического состояния производителей? Никто этим не занимается. Вот Путин похвалил аграрный сектор, мол, вытянул он экономику страны. А как  хозяйства это почувствовали? Как вернулись результаты нашего труда? Никак!», – задал вопросы и сам же дал на них ответ председатель.

Сельским хозяйством у нас в крае занимается 160-170 тысяч человек, примерно 15 % населения, отметил Ворожко. Именно эти люди производят выращиванием сельхозпродукцию. А доход с нее получают, в основном, перекупщики. С зерном работают 5-6 фирм, а 160-ти тысячам крестьян приходится довольствоваться малым. А они как-то содержат свои территории, пытаются финансировать какие-то социальные объекты. Не дают затухнуть жизни на селе, а свободных средств, чтобы можно было развиваться, чтобы внедрять новые технологии, чтобы заинтересовывать людей остаться  на селе абсолютно нет.

Нужны деньги – идите в банк

По мнению Александра Ворожко, сельхозтоваропроизводителей вывели на четкую линию, нужны деньги – идите в банк. Пришли в банк, взяли кредит, получили какую-то прибыль, отдали ее на проценты. Государство постоянно повышает налоги, сейчас 32 % идет на социальные отчисления. Затратная часть постоянно повышается, из-за него происходит увеличение себестоимости продукции.

«У нас помимо того, что хороший урожай будет, повысится и затратная часть. Это стоимость ГСМ, хранение, вывоз продукции. К примеру, в прошлом году мы миллион рублей потратили, в этом году потратим полтора-два миллиона. А когда мы оплатим дополнительные отчисления, тот же НДС, нас подведут к тому, что в доходной части останется, практически, ноль. И мгновенно вырастут цены на все: СЗР, удобрения и  расходные материалы. Когда же у нас нет урожая – цены падают», – говорит Ворожко.  

Он считает, что не стоит гнаться за валом. Есть наша страна, ее потребность в зерне составляет 60 млн тонн. Есть полторы тысячи хозяйств. Вполне возможно эти 60 миллионов разделить на гектар с учетом географического коэффициента.

«На мое хозяйство выпадет 30 тысяч тонн зерна, сегодня я произвожу 60 тысяч тонн. Но пусть государство скажет, что заберет у меня эти 30 тысяч тонн по 8 рублей.  Я буду уверен, что его у меня купят.  Что делать с остальным? Я должен сидеть и думать, как его реализовать, вот здесь свободный рынок и должен быть. Более того, я могу распорядиться более эффективно  и 30 тысячью гектарами пашни. Это и есть реальная экономика», – отмечает Александр Васильевич.

Почему Россия бедно живет?

Такой вопрос задал председатель. Действительно, в стране есть все, люди работают хорошо. Значит, по мнению Александра Васильевича, нами неправильно управляют.

«Надо этот вопрос как-то решать. Иначе мы придем к тому, что и сама продовольственная безопасность страны будет под угрозой. Вернее, она уже под угрозой. Мы безвозвратно потеряли класс хлебопашца. Нет уже тех людей, которые за флажок,  за звездочку могли работать бесплатно, убирать хлеб. Они знали, что уборка – это святое дело. Сейчас молодежь без денег и шага не сделает, если нет денег, пусть этот хлеб сгниет», – сказал Ворожко .

У нас нет государственной аграрной политики

От лозунгов и деклараций до реальности в нашей стране огромная пропасть, считает он. Все говорят, что хлеб – всему голова . Декларируют важность продовольственной безопасности. Но сельское хозяйство, по большому счету, никому не нужно, в том числе и государству.

«Нам вид делают, что о нас как-то думают, например, дотации дали.  Зачем мне нужны эти дотации? Вы отрегулируйте мне рынок, сделайте его понятным, прогнозируемым. Ведь мы работаем в системе государства. Мы тратим государственные ресурсы. Нам дотации дают, мы их забираем. Выращиваем продукцию, а она никому не нужна.  Это не по-хозяйски, не по-государственному. Получается, что у нас нет государственной аграрной политики совсем», – делает вывод Александр Ворожко.

Хлеб – это страшное оружие

Хлеб – это страшное оружие, считает председатель. По его мнению, причиной того, что сегодня молодежь абсолютно игнорирует село и потеряла всякое уважение к крестьянскому труду, стал факт того, что мы отошли от страшного времени, когда в любой момент мог наступить голод.

«Чего больше всего боялись наши родители – голода. А цепочка у нас выстраивается такая: чем выше технологически развивается наша жизнь, тем страшнее будут последствия в случае какой-то аварии или катастрофы. У нас голод может наступить очень быстро. В течение недели мы это почувствуем, в случае прекращения завоза импортного продовольствия», – говорит руководитель хозяйства.

И приводит вполне очевидный пример. Есть многоэтажный дом, рядом магазин. Люди идут в магазин, берут продукты.  Прекратите поставлять продукты в этот магазин. Люди пойдут в соседний. А там ситуация повторится.  И наступит паника, а паника – это очень страшно.

«Недавно проводил заседание правления колхоза. В том числе подняли и вопрос по положению на Украине. Эта ситуация на сегодняшний день не понятна никому.  Америка сделает какую-нибудь подлость, наложит санкции, втянет в кофликт. Путин не хочет этого, но его заставят ввязаться в эту драку, объявят призыв, мобилизацию. Мужиков из семей заберут. Вот мое хозяйство колхоз «Гигант». У нас есть скот, у нас есть склады, у нас есть все.  Даже если мужиков заберут, я скот оставил. По семьям раздадим, год проживем», – говорит Ворожко.

Совсем другая ситуация может сложиться в хозяйстве, где управляет инвестор. Ему люди не нужны, а все капиталы находятся там, с кем мы собираемся воевать. Его задача – быстро найти лазейку и уехать из страны, – уверен Александр Васильевич.

В СПКК «Гигант» уже выстроена система собственной продовольственной безопасности. Каждого родившегося бычка после отбивки продают работникам за символическую цену в полторы тысячи рублей.

«Это 200 кг живого веса, хочешь зарежь, хочешь докармливай до 400 кг, хочешь продай. Сегодня власть приучает людей  к голой зарплате, в том числе и в сельском хозяйстве. Сегодня даже тракториста ничего уже не связывает с селом. Исчезает подворье. Раньше у нас было 4 стада, сегодня – одно. Уже жены трактористов ходят с маникюром, им нужен шейпинг, шоппинг. Я понимаю – это другое время, другая жизнь. Но если не будет связи человека с землей, с животными, сельским укладом, кого мы вырастим, кто будет работать на селе?», – спрашивает Ворожко.

Он точно знает, что какие бы технологические системы ни применялись в сельском хозяйстве, на селе надо рано встать, поздно лечь, работать и в пыли, и в грязи.

«Сегодня дождь пошел, завтра ветер подул. А для нас самое важное – вовремя и качественно завершить все сезонные работы», – подчеркнул Александр Васильевич.

Приход нового губернатора внушает оптимизм

Вопросы продовольственной безопасности, по мнению Ворожко, практически, никого не волнуют ни в Думе , ни в Правительстве. Обсуждения идут, но ситуация не меняется. Хочется верить, что с приходом нового губернатора в Ставропольском крае она изменится.

«Есть какая-то надежда на то, что этот человек, близкий к Президенту,  из первых уст донесет все наши чаяния до Владимира Путина. Я знаю, как было совсем недавно, когда приезжал министр, нам говорили, нет, мы отберем только тех, кто не будет выступать. Все молчали. Кто президенту доносил правдивую информацию, не искажая факты? Каждый чиновник, прежде всего, бережет себя, свое кресло. Президенту показывают все самое лучшее и на этом все заканчивается», – отмечает Александр Ворожко.

Но он также уверен, что проблемы, решение которых сегодня не ухудшит , а наоборот улучшит положение села, должны быть известны первым лицам государства и края, при этом укрепив мощь страны в плане продовольственной безопасности.

«Наш новый губернатор болеет за село. В меня его работа вселяет пока оптимизм. Появился новый человек, вхожий к Президенту. Может донести правильные мысли. Наша задача – не бояться сегодня говорить. Это единственный человек, который просит помощи у нас, у профессионалов. Не может человек быть специалистом во всех областях.  Здесь нужен особый талант руководителя, управленца, чтобы не бояться видеть истинное положение дел. А мы, в свою очередь, должны человеку правду сказать, пусть она будет и горькой», – считает Ворожко.

Сегодня Александр Ворожко обеспокоен тем, что кто-то, по его словам, недалекого ума, предложил губернатору такую провокационную идею, как отменить натур оплату. Это означает только одно – люди, работающие на селе, начинают терять связь с землей.

«Если крестьянин не будет связан через это зерно с землей, не будет – живой связи, этой болезни к селу, что мы будем от него получать? Завтра на заправке ему предложат большую зарплату, он бросит все и уйдет туда. Через  эту натуру, через это зерно он и коровку держит, всей семьей по хозяйству управляются, а это тоже как-то сплачивает семьи. А если пойти по пути отмены натуры, то ничего хорошего не получится. Крестьянин должен зерно по 6 рублей купить, а  какой смысл ему покупать пшеницу, выкармливать корову или поросенка, ему это обойдется дороже, чем просто пойти и купить. За тонну он свинью не выкормит. Ему нужно, как минимум, полторы. Полторы тонны – это 9 тысяч. А свинью он за сколько продаст? Последнее, что привязывает людей к земле – это личное подсобное хозяйство», – уверен председатель.

Ценность семьи и коллектива

В СПКК «Гигант» есть лозунг , который объединяет всех. Звучит он так – «За Веру, Семью и Отечество». По мнению Александра Ворожко, – это и есть наша национальная идея. Уважение к любой вере, ценность семьи и любовь к общему для всех Отечеству.  И коллектив в колхозе стал одной семьей. Люди сплочены и проверены годами. 

«Для того, чтобы мои люди чувствовали, что колхоз, село – это их малая Родина, я и должен начинать патриотическое воспитание своих людей с пеленок. Родился ребенок – мы семье даем 50 тысяч. В школе отличнику 7 класса платим стипендию в тысячу рублей в месяц. Есть спортзал, каток, стадион, свой зубопротезный кабинет. Собираемся открывать собственную амбулаторию.  Так и должно быть. Работник должен заниматься только своим делом, а все остальные вопросы социального обеспечения должен решать руководитель», – уверен Ворожко.

Производители и власть 

«По большому счету, что такое сегодня взаимоотношения производителя и власти?» – задал вопрос Александр Васильевич.

Власть постоянно пытается найти у производителя какие-то изъяны. Постоянно приезжают проверяющие и сразу штрафуют за нарушения. Всегда можно остаться виноватым.

«У нас нет судебной практики, чтобы хозяйства судились с властью, с прокуратурой. За последние годы в крае идет слишком частая смена губернаторов. Я верю, что накопившийся клубок проблем должен, наконец, быть распутанным. Вопросы стоят очень остро. Верю, что новый губернатор способен в них разобраться и решить практически», – говорит Ворожко.

Кроме того, он считает, что не хватает профессионалов в отрасли управления  сельским хозяйством.

«Мы и власть – это разговор глухого с немым, нас не слышат. Во власти должна быть профессиональная команда, владеющая достоверной информацией. Знает человек проблемы, значит сможет успешно их решить. Критика – это самый эффективный инструмент управленца. Думать не надо, что делать – ему народ скажет. А вот как сделать это эффективно – это задача управленца. Цель нашего губернатора – подтвердить доверие Президента. Если у губернатора, у Президента не будет головной боли за территорию колхоза «Гигант», за другие предприятия – это  хорошо или плохо? Конечно, хорошо. Тогда и будет поддержка народа, и в трудную минуту народ всегда подставит плечо и поддержит эффективно действующую власть», – считает Александр Ворожко.

Как молодежь сегодня убедить оставаться на селе?  

Положительный показатель того, что  село развивается, уверен председатель, должен быть один – сколько людей уехало и сколько осталось на селе.

«У нас этот показатель отрицательный, люди уезжают. Сегодня учиться на механика, на тракториста, на сварщика никого не заставишь. Все хотят стать менеджерами, работниками офисов. Учатся, оказываются невостребованными на рынке труда и в результате работают на рынках или охранниками в супермаркетах», – говорит Ворожко.

Все это происходит из-за того, что сколько бы не говорилось о патриотизме, любви к Родине, есть другая правда. Ребенок включает телевизор, компьютер. И вот она – реальность.

«Нигде в СМИ не показывают, что человек труда является преуспевающим.  Нигде в Интернете не написано – будешь хорошо трудиться, будешь хорошо жить. Как молодежь сегодня убедить оставаться на селе?  Если на нашу правду, что здесь Родина, могилы предков, молодежи предлагают перспективы города, рекламу легкой жизни? И самое главное, родители говорят, что хочешь делай, только не оставайся в селе. Хватит, мы намучились», – с горечью отмечает Ворожко. 

Тем не менее, он уверен, что колхоз не зря вкладывает в социальное развитие своего села 20 млн рублей ежегодно. Вот и Владимиров, по мнению Александра Васильевича, очень правильно выбрал точку, с которой начал свою политическую деятельность.

«Он сказал, что село – это наша Родина.  Мы все вышли из села. Нужно оставить в прошлом обидные прозвища – «колхозник», «деревня». Нельзя плохо отзываться о своей Родине.  Начинать надо именно с уважения к ней», – утверждает Александр Ворожко.

Но его очень огорчает, что на сегодняшний день у нас о преимуществах сельской жизни не рассказывает никто, ни одно СМИ.

«Возьмем самое святое – где можно получить здоровое потомство?  На селе. Здесь чистый воздух, качественное питание, физическая активность. Есть возможность построить собственное жилье. У нас никто об этом не пишет и не показывает, сегодня идет реклама городской жизни – сверкание витрин, ночные клубы. И самое плохое то, что как ни стараемся мы лучше работать, лучше мы не живем», –  утверждает Александр Васильевич Ворожко.

Грустный состоялся разговор. Но все-таки мы услышали и нотки надежды в словах председателя СПКК «Гигант»Александра Васильевича Ворожко. А осмотрев прекрасные социальные объекты, на которые в колхозе денег не жалеют, и побеседовав с работниками, стало вполне понятно, что пока есть такие руководители, специалисты, влюбленные в свое дело, ставропольское село не умрет и будут здесь рождаться дети, колоситься хлеба. А жить станет лучше, жить станет веселее, как когда-то сказал Сталин.

Галина Шишкина