Планы менять не намерены

798

Мясное скотоводство на Ставрополье нынче «не в моде». И тому немало причин, как объективных, так и субъективных. Желающих работать в животноводстве год от года становится меньше: тяжёлого ручного труда здесь и сейчас остаётся много, и чёткому расписанию эта работа подчиняется не всегда, особенно в пору отёла.

Да и заготовка кормов в условиях удорожания электроэнергии становится делом довольно затратным, и добиться рентабельности в животноводческой отрасли очень трудно. Выращивать пшеницу в последние годы стало не в пример выгодней, и потому во многих хозяйствах подавляющую часть сельхозугодий составляет пашня, площадь пастбищ сокращена до минимума. Впрочем, в каждом сельхозпредприятии особенности свои.

 

По новому пути

СПК племзавод «Путь Ленина» Туркменского района – предприятие в крае известное. Здесь разводят овец ставропольской породы, вместе с другими хозяйствами работают над созданием российского мясного мериноса. Несколько лет назад председателем единодушно избрали Александра Ивановича Фомина, который был здесь, в селе Овощи, главой поселения, и команда специалистов – все свои, местные, и прежде работавшие в хозяйстве, стал думать над стратегией дальнейшего развития сельхозпредприятия. Овцеводством надо было заниматься однозначно, растениеводство тоже не вызывало вопросов. Но и от крупного рогатого скота в «Пути Ленина» отказываться не стали, хотя испытывали и испытывают те же трудности, что и остальные животноводы. Ощущают здесь и недостаток кадров, и ограниченность земельных ресурсов: из 26 408 гектаров сельхозугодий хозяйства только 4 599 составляют сенокосы и пастбища. А ведь это племзавод, имеющий 4,5 тысячи голов овец!

 

Новые подходы к традиционной отрасли

Евгений Глушенок, главный зоотехник СПК племзавод «Путь Ленина», после окончания Ставропольской сельхозакадемии всё время работал в родном хозяйстве: заведовал фермой, свинарником, был селекционером и зоотехником участка. Обо всех делах знает не понаслышке. Почему оставили в племзаводе мясное скотоводство? Евгений Владимирович говорит, решили так: пока здесь есть люди, желающие работать со скотом, дело, которым занимались шесть десятков лет, бросать не будут. Вот уж если некому станет за животными ухаживать, придётся с ними проститься. Но сейчас в штаты животноводов «Пути Ленина» стали приходить молодые. К тому же, есть надежда сделать отрасль рентабельной.

С чего здесь начали воплощать новую стратегию? Как ни странно это может показаться, но – с сокращения стада. Этого потребовало тяжёлое финансовое положение хозяйства. Избавились от слабых, непродуктивных животных, из двух гуртов по сто коров сделали один из 150. На данный момент, похоже, это число оптимальное.

– Сокращая поголовье, мы исходили ещё и из площади пастбищ, – говорит Евгений Владимирович, – чтобы можно было разместить всех животных. Ведь когда есть возможность держать их на подножном корму, это позволяет снижать затраты. Нынешней зимой снега не было долго. Пока он не выпал, животные ни одного дня не стояли в помещении. Так мы сэкономили корма.

Для того, чтоб удобней и быстрей было выводить скот на выгул, ферму сделали поближе к пастбищам. Помещение достаточно просторное, по нему может проехать и почистить его трактор. С водопоем проблем тоже нет. Колодцы у животноводческих точек, которые долгие годы стояли заброшенные, почистили и привели в порядок. Так что не надо каждый день возить туда воду.

 

Исходя из нынешних реалий

Конечно, хотелось бы иметь более богатое пастбище. Оно в прежние годы не успевало восстанавливаться: животных в хозяйстве было несравнимо больше. Но хорошо, что хоть такое есть. При этом, какой бы затяжной ни была осень, животноводы знают: зима, с её снегами и морозами, рано или поздно придёт. Она никогда не застаёт их врасплох.

– С кормами у нас порядок, – говорит главный зоотехник, – запасаем вроде бы не так и много, но нам хватает. В обязательном порядке заготавливаем сочные корма, что сейчас мало кто делает. Раньше использовали силос, а сейчас преимущественно сенаж. Сеем многолетние травы: донник, эспарцет. Используем солому: пшеничную, овсяную, просяную. Всё это обязательно стоит на точке. И когда снег, метель, как сейчас, каждое животное получает в сутки по 20 килограммов качественного сенажа, 3 килограмма зерносмеси – отходы пшеницы, кукурузы, ячменя, некондиционного гороха. После Нового года начался отёл, телят мы тоже подкармливаем с первого дня жизни. Сделали для них лазейки (как для ягнят), в которые не пройдёт корова, и устроили столовки. Там постоянно есть качественное сено, отруби с нашей мельницы. Словом, каждый день наш скот сыт и напоен.

 

Хорошая порода – залог успеха

Доволен главный зоотехник и породой скота, который хозяйство приобрело несколько лет назад. Казахская белоголовая, по словам Евгения Владимировича, всеядна – и старую высохшую траву ест, и камыш, так что голодной никогда не бывает. Кроме того, она и по снегу способна ходить, и вообще неприхотлива к условиям содержания. Плюс ко всему, «казашки» обладают высокой энергией роста и по сравнению с другими породами скота более скороспелые и покладистые. В хозяйстве их пару раз улучшали с помощью чистопородных герефордов, которых покупали в пределах края.

– Говорите, «иностранцы» уязвимы в нашем климате? – Глушенок развеивает наши сомнения. – Во-первых, улучшать породу всё равно надо. Во-вторых, скрещивание даёт положительный результат: мясные качества улучшаются, а иммунитет остаётся. Потомство-то получается уже местное, приспособленное к нашим условиям, и стресса новорождённые телята не испытывают, в отличие от животных, привезённых из-за границы.

 

Отзываясь на требования рынка

Может быть, именно по всем этим причинам проблем с реализацией животноводческой продукцией в «Пути Ленина» пока не ощутили в той мере, как, например, их коллеги из соседних хозяйств. Но тревога есть.

– В прошлом году мне обрывали телефон, просили мясо – и баранину, и телятину, – вспоминает главный зоотехник. – Мы тогда продали 150 голов ярки по 3 тысячи рублей. А в этом году уже по 2 200, по 2 300… И матка подешевела: сейчас она стоит 3 тысячи, а в прошлом стоила 5. Мясо в этом году – в любом хозяйстве спросите – реализовать очень трудно, почти невозможно! Похоже, что предложение превосходит спрос, и при этом падает цена. У нас ситуация пока складывается неплохо. Мясо разбирают, а ещё 30 голов КРС приобрела у нас женщина-фермер, получившая миллионный грант по мясному скоту. До этого оптовых покупателей у хозяйства не было, мы продавали по 5–7 голов. Лучше, чем некоторые другие, мы продали и ягнят. Но это, я считаю, сырьё. Я бы очень хотел поставить ягнят на откорм, да и крупный рогатый скот тоже откармливать. Но это рискованно: непонятно, что будет с реализацией. Ведь ситуация в связи с вступлением в ВТО меняется. Насколько цена упала! В позапрошлом году мокрый суточный телёнок, ещё не кормленый, не поеный, стоил 9–10 тысяч. Сейчас я за 8 тысяч предлагаю 4–5-месячных – никто не берёт! Потому что его нужно кормить. Вот мы и продаём телят шести-семимесячных по 110–115 рублей за килограмм живого веса. При том, что они достигают 250– 270 килограммов, это получается всё равно выгодно, так как нам они обходятся недорого. Подножный корм, молоко матери и 2 килограмма отрубей – вот и все затраты. Если же поставить этих животных на откорм, надо использовать весь набор кормов. Цена мяса не оправдает цену этого набора. Мы в один год попробовали, но не получили должного результата. Сейчас на это тем более не приходится рассчитывать. Ещё в прошлом году, когда кто-то свою корову резал, мясо продавал по 180 рублей. А сейчас – по 150. Чтобы продать хотя бы по 160 рублей, надо, чтобы было или мраморное мясо, или покупатель очень щедрый. А что будет на следующий год, вообще неизвестно.

 

Вопреки обстоятельствам

– Последние два года мы из-за финансовых проблем продавали и бычков, и тёлок, ничего себе не оставляли, – продолжает главный зоотехник. – В этом году запланировали оставить тёлочек на воспроизводство. Всё-таки не хотим сдаваться, бросать отрасль. Раньше мы получали около 50 телят на сотню коров, самое большое 70, а в 2013 году получили больше 80. Понятно, что корова может остаться яловой, тем более, что осеменение у нас естественное, но на это есть допустимый процент. Мы в этот процент не укладывались. А сейчас наши коровы стали нормально телиться. Почему? Конечно, и корма сбалансированные, и работать здесь остались те люди, которые хотят работать, они проявляют усердие… Но главное, специалисты ведут более тщательный учёт и строго контролируют весь производственный процесс.

Животноводов племзавода «Путь Ленина» пока сдерживает финансовые проблемы. Два года подряд здесь были неурожайными – беспрецедентная ситуация! Это не позволяет в полной мере осуществлять то, что задумано. И тем не менее, здесь не спешат менять планы. Свою отрасль животноводы всеми силами стараются сделать рентабельной. Хочется пожелать им успехов!