ПК «Цикламен» цветёт, вопреки трудностям

706

Тушинскую породу овец в России разводят только на Северном Кавказе, да и там она стала редкос­тью. В чистом виде её сберегли в генофондном хозяйстве ПК «Цикламен» Хунзахского района Дагестана. Здесь навыки животноводов передают из поколения в поколение, хотя с каждым годом в условиях рыночной экономики и земельных реформ жизнь овцеводов становится всё сложнее.

Фермерами не рождаются

Председатель производственного кооператива «Цикламен» Мухудада Максудов – узнаваемое лицо среди фермеров России. Будучи членом Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельхозкооперативов Дагестана (АФКОД), он активно выступает на съездах, отстаивая права сельскохозяйственных тружеников, и регулярно возит на всероссийские выставки племенных овец – чемпионов тушинской породы, которую разводят в его родном селении Байитль Хунзахского района Дагестана.

Мухудада Магомедович с малых лет занимался овцеводством вместе с родителями. А когда подпасок вырос, поступил в Ленинградский сельскохозяйственный институт. Закончив его, молодой специалист вернулся в республику. Он работал и в сельском хозяйстве, и в контролирующих эту отрасль государственных органах. Можно сказать, что проб­лемы животноводства он изучил как изнутри, так и со стороны.

Производственный кооператив, который он сейчас возглавляет, образовался после распада СССР. Крестьяне организовали фермерские хозяйства и объединились, чтобы выжить в новых рыночных условиях. Когда предприятие с цветочным названием заработало, в нём было всего лишь 400 голов. За 20 с небольшим лет поголовье «Цикламена» возросло почти в 10 раз и сейчас достигает 4 тыс. овец тушинской породы.

С молоком матери

В России тушинская порода встречается редко. Она была выведена в Грузии ещё в средневековье. В Дагестане её усовершенствовали, покрывая грузинскими баранами аварских овечек. Тушинские овцы с первых месяцев жизни начинают нагуливать бурдюк – кожаный мешок с мягким жиром возле хвоста. В прежние времена маленьким дагестанцам давали сосать кусочек бурдюка. Это было обязательно, наравне с грудным молоком, и дети никогда не болели рахитом. В курдючном жире нет холестерина и при этом он богат витаминами, в том числе витамином Д. В ПК «Цикламен» бурдюк тушинских овец достигает 22 кг, а тушка барана набирает 43 кг чистого мяса.

Ценным качеством овец этой мясо–шёрстно–молочной породы является выносливость, ведь им приходится преодолевать сотни километров, перебираясь с зимних кутанов на летние пастбища в горах. Тушинские ягнята более жизнеспособны, чем потомство тонкорунных пород овец. Грубую шерсть пускают на изготовление шуб и бурок. Молоко и мясо отличаются прекрасными вкусовыми качествами. Те, кто с молоком матери впитал любовь к тушинским овцам, вряд ли променяют их на каких-то других.

Старший брат Мухудады Магомедовича Гайдарбек Максудов в 12 лет пошёл чабановать на кутане и ни разу не пожалел об этом. Ему уже 80 лет, а он легко гарцует на коне по горам и чувствует себя счастливым. «Он любит свою профессию, – отмечает его брат. – Таких людей уже не найдёшь. Он говорит, что в любую погоду, под снегом и палящим солнцем ему одно удовольствие кормить и поить овец».

В ПК «Цикламен» трудятся и другие члены семейства Максудовых – сыновья Мухудады Алихан и Камиль, племянник Арсен Гайдарбекович Максудов.

Овцеводы никому не нужны?

Преемственность поколений помогает сохранить мировоззрение овцеводов, несмотря на натиск техногенной цивилизации. Она не щадит ни чабанское ремесло, ни ягнят, как выяснилось из разговора со старшим чабаном ПК «Цикламен» Магомедгаджи Сагидгусейновым. Он пасёт овец уже более четверти века. Начинал ещё 13-летним подростком. В производственный кооператив устроился лет 8 назад. В его подчинении порядка 1700 голов. «Порода выносливая, хорошая», – хвалит он своих овечек. Но сейчас и неприхотливым животным выживать тяжело.

Дело в том, что в советское время перегон овец был делом государственной важности. Для них вдоль трасс оставляли место для прогона и стояли сараи для ночёвки. «Сейчас все земли распродали, и нам даже негде переночевать, – сетует чабан. – Ночью после 6 вечера нам не разрешают гнать овец по трассе, а ночевать нам негде. Днём же это прос­то невозможно. Там активное двустороннее движение. Водители и с той, и с этой стороны кричат, зачем, мол, мы дорогу заняли. Овец давят машинами, бьют их. Мы едва ли не драться должны с каждым водителем. Перегон занимает более 10 дней, и для нас это время – сплошное мучение. Проходим по 30 километров в день, и негде остановиться отдохнуть. Мы вынуждены гнать даже маленьких ягнят и заболевших животных. Никому до нас нет дела».

Только на трассе от Шамхал–Янгиюрта до Кизилюрта и от Кизилюрта до села Гельбах и далее в прошлом году грузовики задавили 25 овец ПК «Цикламен», 23 овцы СПК «Красный партизан», 27 овец СПК имени Хизроева, не считая собак и других животных.

Вдоль дороги до Шамхал-Янгиюрта прямо по пути перегона овец строят новые дома. Когда Мухудада Максудов спросил у хозяина одной из новостроек, неужели ему негде было больше поселиться, тот ответил, что администрация села других участков не выделяет.

Тяжело чабанам приходится и на отрезке от села Гимри до Ирганайской ГЭС. Там крутой подъём до трассы, а на самой трассе напряжённое дорожное движение. Это дорога, связывающая горные районные центры с равниной.

«Хотелось бы, чтобы в период перегона овец хотя бы где-то дали возможность овцам переходить реку ниже электростанции по старой трассе или же построили маленький мост внизу плотины длиной 10-15 метров, – предлагает решение больного вопроса председатель ПК «Цикламен». – Мы сэкономим на перегоне до 2-х суток, что немаловажно для чабанов и скота, и не будем помехой автомобилям».

Господдержка должна быть реальной

Пока обсуждали тему перегонов, жена Гайдарбека Максудова Батуч Хизроева дала нам отведать щуку – нехит­рый чабанский ужин, за которым разговор то и дело возвращался к сложностям овцеводства в современных условиях.

От государства товаропроизводители получают по 100 рублей на овцематку. Это совсем небольшие деньги, если учесть, сколько труда и средств надо вложить, чтобы ягнёнок вырос и дал потомство. Затрачивается не меньше 50-60 руб. за каждую голову.

Если тонкорунная шерсть последние пару лет даёт всё больший доход, то грубая шерсть остаётся невостребованной.

«В прошлом году её закупали по 7-8 руб./кг, тогда как тонкорунную брали по 60-70 руб./кг. Нам предлагали в Хасавюрте цену 5 руб./кг. Но для этого ещё надо нанять машину, потратить время и бензин, – отмечает Мухудада Максудов. – Раньше были государственные заготовки. А сейчас стрижёшь, а куда девать – не знаешь. Два года шерсть просто в землю зарывали. Цены хорошей нет. В прошлом году Россия закупила в Аргентине около 600 тонн грубой шерсти. А здесь она просто пропадает. Мы в Ставрополе поднимали этот вопрос. В этом году вроде бы должны отказаться от импорта шерсти. Обещали закупать у нас хотя бы по 25-30  руб./кг».

Обещали сельхозпроизводителям и снижение процентных ставок по кредитам. Министр сельского хозяйства Александр Ткачёв лично говорил об этом на съезде фермеров России в этом году. Сейчас он добивается от правительства одобрения новой схемы субсидирования кредитов, по которой производитель будет получать средства на развитие сразу под 5 %, а банкам государство компенсирует выпадающие доходы. Дагестанские фермеры с нетерпением ждут, когда это произойдёт.

На том фермерском съезде Мухудада Максудов поднимал вопрос и о сельскохозяйственном страховании. В 2014 и 2016 году у всех товаропроизводителей полностью погиб урожай плодовых в горах и частично на низменности. В этом году погода снова помешала завязаться плодам. «При этом сады ни страховые организации не страхуют, ни государство ущерб не возмещает. Агробизнес страдает, хотя всюду говорят о его поддержке. Хорошо бы, если бы государство предусмотрело средства на возмещение убытков от стихии, – считает представитель АФКОД. – А то только обещаниями много лет кормят».

Овцеводы со стажем помнят, что были времена, когда за 1 кг шерсти можно было купить мешок муки. А сейчас, чтобы купить коробку чая в 100-200 граммов, нужно постричь 200 голов овец! Субсидия в 100 рублей диспаритет цен не покрывает.

«В Америке 1000 долларов субсидий дают на 1 корову. А у нас почти ничего не дают, только налоги дерут, – огорчаются наши собеседники из ПК «Цикламен». – Овцеводу, если у него есть 450 овцематок, государство даёт около 45 тыс. рублей. И столько же удерживается налогов».

Но даже в такой сложной ситуации животноводы ПК «Цикламен» руки не опускают. Они отстаивают свои права и надеются, что глас народа будет услышан властями предержащими.