Овцеводству – быть!

На Ставрополье всерьёз озаботились развитием отрасли

91

Край степей и гор, Ставрополье всегда славилось овцеводческой отраслью. Лидирующие позиции регион не уступает и сегодня. Каковы перспективы овцеводства? Существует ли возможность нарастить темпы развития отрасли? На вопросы корреспондента отвечает первый заместитель министра сельского хозяйства Ставропольского края Алексей Васильевич Руденко.

В тройке лидеров

– Алексей Васильевич, этот год на Ставрополье с инициативы губернатора края официально признан Годом животноводства. Однако главный акцент ставится на молочном направлении. Следует ли считать, что в развитии овцеводства край не настолько заинтересован?

– Однозначно нет. Можно согласиться с тем, что для Ставрополья, как и для всей страны, молочное животноводство имеет особый приоритет. Однако наш край по своим природно-климатическим условиям имеет все предпосылки для развития овцеводческой отрасли. С учётом возросшего интереса к мясу баранины, который отмечается во всём мире, для нас было бы непростительно оставить без внимания овцеводство. Тем более, что исторически в крае велась планомерная селекционно-племенная работа. Достаточно вспомнить, что Всероссийский научно-исследовательский институт овцеводства и козоводства с советских времён территориально располагается именно в Ставрополе. А породы, выведенные на Ставрополье, до сих пор котируются во всём мире.

– Какое место занимает край по овцеводству в разрезе Российской Федерации?

– Мы по-прежнему входим в тройку лидеров по численности поголовья овец и коз. Доля края в овцепоголовье России составляет девять процентов. Не уступаем мы своих позиций и по производству баранины. Это также девятипроцентная отметка, которая позволяет нам занимать третье место после республик Дагестан и Калмыкия. Тройку лидеров мы замыкаем и по производству шерсти. Доля нашего края в российской нише более существенна – 12 процентов.

Проблемные точки

– Стоит ли в этом ключе говорить о расцвете отрасли?

– К сожалению, это не так. Наш анализ овцеводческой отрасли показал, что за последние семь лет численность поголовья овец сократилась почти на 170 тысяч голов. Снижение наблюдается как в сельскохозяйственных организациях, где поголовье снизилось на 337 тысяч голов, так и в личных подсобных хозяйствах. По нашим данным, численность овец у населения сократилась почти на 13 тысяч голов. В то же время мы наблюдаем возросшую активность крестьянско-фермерских хозяйств. В КФХ поголовье увеличилось на 180 тысяч голов, что, на наш взгляд, свидетельствует о том, что овцеводческая отрасль постепенно переходит на более организованный уровень

– Все мы помним разрушительные 90-е годы прошлого столетия, когда не только овцеводческая отрасль, но и всё сельское хозяйство переживали не лучшие времена. Какова динамика последних лет?

– Если говорить о численности овец в сравнении с 2001 годом, то мы отмечаем рост поголовья. Казалось бы, этому факту можно «возрадоваться», если не одно «но». Начиная с 2015 года, мы видим сокращение поголовья овец с 2,4 до 1,9 миллиона голов. Если говорить о сравнении по годам, то за 3 года мы «скатились» до уровня 2007 года. Более того, динамика снижения поголовья прослеживается и в настоящее время. На 1 марта текущего года снижение составляет более десяти процентов.

Не лучше ситуация и с производством баранины. В прошлом году мы произвели 33 тысячи тонн мяса, что почти на три тысячи тонн меньше, чем в 2010 году. И здесь мы также наблюдаем прирост исключительно за счёт крестьянско-фермерских хозяйств. Именно фермеры показали увеличение производства мяса баранины на две тысячи тонн. В то же время сельскохозяйственные организации сократили объём производства на 46 процентов, а личные подсобные хозяйства – на восемь процентов.

– С чем связаны подобные изменения в количественном и качественном составе?

– Мы в целом говорим об изменениях в структуре производства. Если в 2010 году сельскохозяйственные организации занимали пятую часть в общем объёме, то уже в прошлом году их доля снизилась до 12 процентов. Личные подсобные хозяйства остались примерно на прежнем уровне. Зато крестьянско-фермерские хозяйства увеличили свою долю до 37 процентов. Отсутствие заинтересованности в развитии овцеводческой отрасли со стороны сельхозорганизаций подтверждает тот факт, что в общей структуре производства доля малых форм хозяйствования составляет более 80 процентов. В этой связи возникает немало вопросов к зоотехникам. Судя по данным, предоставленным в статистических отчётах, на протяжении последних лет среднесуточные привесы в овцеводстве составляют чуть более 40 граммов в среднем по краю. Для сравнения, в птицеводстве этот показатель существенно выше – 58 граммов. Радует только Ипатовский район. Там обеспечиваются среднесуточные привесы более чем в 100 граммов.

– Какова ситуация с производством шерсти?

– Здесь мы остались примерно на уровне 2010 года. Опять-таки спад наблюдается в сельхозорганизациях, которые снизили производство на тысячу тонн – почти в два раза. Эту нишу сразу заняли крестьянско-фермерские хозяйства. Именно КФХ обеспечили прирост по шерсти на 41 процент. Казалось бы, этот факт может радовать. Однако, как показывает практика, качество «фермерской» шерсти в должной мере не отвечает требованиям современного рынка, заинтересованного в тонкорунном сырье. А ведь в нынешних реалиях только такое сырьё может обеспечить прибыль. Потому фермерам стоит озаботиться улучшением качественных характеристик шерсти.

Впрочем, есть и положительные результаты. Шерстная продуктивность овец увеличилась на 500 граммов и составила 4,2 кг с одной овцы. Если сравнить с 2010 годом, когда от одной овцы получали 2,7 килограмма. Сейчас мы можем прямо говорить о развитии генетического потенциала наших овец.

 Воспроизводство – не менее важный показатель состояния отрасли.

– Отражение тому мы видим в цифровом выражении. В прошлом году сельхоз­организациями получено 186 тысяч ягнят, что на 125 тысяч голов меньше, чем семью годами ранее. Отрицательную статистику мы наблюдаем и в племенных хозяйствах. 104 тысячи ягнят – это снижение на 20 тысяч голов по сравнению с 2010 годом. Более того, уменьшился выход ягнят. Он снизился до 88 процентов на 100 голов овцематки, что на четыре процентных пункта ниже 2010 года.

– При такой отрицательной динамике вряд ли можно говорить о прибыльности отрасли?

– Мы вынуждены констатировать, что экономические показатели оставляют желать лучшего. Так, выручка от реализации в целом по овцеводческой отрасли в прошлом году составила 420 миллионов рублей. С учётом того, что себестоимость продукции почти достигла 700-миллионной отметки, окупаемость отрасли ненамного превысила 50 процентов. Убыток – 276 миллионов рублей, уровень рентабельности – минус 40 процентов.

Точки роста

– Существуют ли предпосылки для развития овцеводства?

– Мы уверены, что в силах в корне изменить сложившуюся ситуацию в отрасли и предпринимаем конкретные шаги в этом направлении. Такой позитивный настрой обеспечен теми рычагами господдержки, которые отданы на откуп регионам. В рамках так называемой единой субсидии у нас есть право выбора приоритетных направлений.

Благодаря этому, мы пересмотрели возможности государственной поддержки и практически в два раза увеличили субсидии на развитие племенного животноводства. В общем объёме в 405 миллионов доля овцеводства составляет 167 миллионов рублей.

Ещё одним шагом в направлении развития овцеводческой отрасли стало более чем двукратное увеличение поддержки на шерстяное производство. Это 83 миллиона рублей против 40 миллионов, выделенных на эти цели в прошлом году.

Почти в два раза увеличен размер поддержки по наращиванию маточного поголовья овец и коз. Сохранён прежний объём субсидий за реализованных племенных овец – пять миллионов рублей.

В итоге общая доля поддержки овцеводства составила 293 миллиона рублей, что перекрывает понесённые убытки в 276 миллионов рублей.

– Может ли в принципе увеличиться объёмы господдержки из федерального и краевого бюджетов?

– Надо понимать, что мы ориентируемся на данные отчётов овцеводческих хозяйств. Без них дополнительное привлечение средств невозможно. Нам остаётся лишь полагаться на ответственность сельхозпроизводителей. Не нужно долго рассказывать об интересе к отрасли со стороны государства. За нас говорят цифры. Из общего объема государственной поддержки в 716 миллионов рублей доля овцеводства составляет 41 процент.

Приведу пример поддержки племенного животноводства.

Ставка субсидий с 2015 года выросла в 4,5 раза. Это 15,2 тысячи рублей на одну условную голову против 3,6 тысяч рублей показателей трёхлетней данности.

В пересчете ставки на одну голову доля субсидий в структуре затрат увеличилась с 472 рублей до 2015 рублей. Это 60-процентная компенсация.

– Какие ещё возможности существуют для развития отрасли?

– Мы готовы использовать все административные ресурсы. В планах создания кластеров по производству и переработке баранины и собственной торговой сети, формирования бренда ставропольской баранины;

Максимальное использование генетического потенциала племенных животных обеспечит правильная организация работ по бонитировке, стрижке и искусственному осеменению овец. Немаловажное значение имеет совершенствование пород в соответствии с требованиями рынка.

Выполнение данных задач возможно только при совместном участии и полном взаимодействии между властью и аграрным бизнесом. Мы со своей стороны к плодотворному сотрудничеству готовы.