Не сгореть и не утонуть

или подводные камни агрострахования

2019 год стал годом небывалой пропаганды агрострахования в нашей стране. Ничего плохого в том нет. Но и российские аграрии не спешат массово страховать посевы, урожай, скот и птицу. В то же время страховые компании красочно и «на полном серьезе» обещают сельхозпроизводителям «минимум расходов, максимум выгоды». Так ли это на самом деле? Не берусь выступать судьей, и боже упаси, критиковать агростраховщиков на фоне их беспрецедентного пиара федерального масштаба, но ­всё-таки…  Поделиться информацией и размышлениями подвигла абсолютно частная ситуация (но, как выяснилось – ​далеко не единичная), произошедшая в Крымском районе Краснодарского края с участием ООО «Экспланада-­Кубанская» и территориального филиала ПАО СК «Росгосстрах». Но сначала – ​небольшое вступление.

Кого поддерживает государство?

Недавно стало известно, что в 2020 году Минсельхоз России в рамках «компенсирующей» субсидии направит более 2 млрд руб­лей на выполнение показателей результативности по сельскохозяйственному страхованию. По прогнозам ведомства, это позволит увеличить объемы агрострахования по сравнению с результатами прошлого года.

В 2019 году объем бюджетных ассигнований, направленных на сельскохозяйственное страхование с государственной поддержкой в рамках «единой субсидии», составил 1,5 млрд руб­лей, что почти в 2 раза больше, чем в 2018 году.

По предварительным данным субъектов Российской Федерации, за 2019 год в отрасли растениеводства было застраховано 4,28 млн га, или 5,54% от всей посевной площади в стране (а на самом деле – ​капля в море).

Очевидно, что федеральная власть всеми силами стремится «подружить» крестьян со страховщиками. Известно, что до 2018 года рынок агрострахования выглядел вообще плачевно. И «лед тронулся» лишь благодаря беспрецедентной господдержке… а вот только чего? Ответ налицо – ​того самого рынка агрострахования, где в отличии от юридически малограмотных в основной своей массе фермеров страховые компании имеют гораздо более выгодные позиции. Польза вроде бы предполагалась обоюдной. Но, как известно, чем больше больных, тем больше заработает врач.

Всё зависит от погоды?

Думаете, прибыль агрария и страховщика зависят только от погоды (при соблюдении всех необходимых агротехнических мероприятий)? Отнюдь! От уровня квалификации юристов обеих сторон! Потому что природные катаклизмы – ​это полбеды, а вот получение компенсации превращается в настоящее противоборство, где каж­дая сторона искренне считает себя правой. Но давайте ­все-таки учитывать, что в отличии от крестьян, реально производящих что-то материально осязаемое своим нелегким трудом на земле, страховое дело – ​это, в первую очередь, интеллектуальный денежный бизнес, и не надо ничего тут приукрашивать в плане спасения фермеров. Ведь в бизнесе – ​как на вой­не, пленных не берут и компромиссов не любят. И к тому же победителей не судят. Бизнесу интересна только прибыль, а добродетельность тут не в почете и более того – ​признак недалекого ума. Поэтому, связываясь с таким тонким делом, как страхование (посевов или урожая, скота или птицы), хозяйству нужны три умных головы – ​агроном (зоотехник), экономист и страховой юрист. Иначе можно напороться на один из множества подводных камней, о которых вам никто за просто так не расскажет.

Нужна «правильная» справка

Некоторые аграрии считают, что получить деньги от страховых компаний практически невозможно. Страхуешь урожай, потом растишь его, пестуешь, но в какой-то момент наступает атмосферная засуха и – ​конец надеждам. Казалось бы – ​выход есть, всё очевидно – ​урожай застрахован. Но именно тут начинаются мытарства, по причине которых многие просто вообще не хотят связываться со страховкой. Им дороги время и каждый руб­ль. А суть одной немаловажной детали здесь в том, что сельхозпроизводитель должен получить справку от метеослужбы о том, что именно то, а не иное конкретное опасное явление (ОЯ) стали причиной гибели/небодора урожая. Причём выдана она должна быть конкретно по той территории, на которой находился потенциальный урожай, а не в связи с типовыми для всей страны критериями ОЯ. И с такой справкой надо идти доказывать страховой компании и суду, что урожай погиб по той, а не иной причине. «Экспланада-­Кубанская» такую справку нашла.

Не погореть и не утонуть

Если урожай погорел, то теперь главное для крестьянина – ​«не утонуть» в болоте судебных тяжб со страховой компанией.

История вкратце такова: ООО «Экспланада-­Кубанская» в 2018 году в Крымском районе Краснодарского края посеяла подсолнечник и застраховала его урожай в ПАО СК «Росгосстрах» от ряда опасных явлений, в том числе от атмосферной засухи.

Приложением к договору были определены критерии засухи атмосферной: в период вегетации сельскохозяйственных культур отсутствие эффективных осадков (более 5 мм в сутки) за период не менее 30 дней подряд при максимальной температуре воздуха выше 25 °C (в южных районах РФ – ​выше 30 °C). В отдельные дни (не более 7 дней за период 30 дней) возможно наличие максимальных температур ниже указанных пределов.

Но случилось то, что случается нередко в сельском хозяйстве – ​незадолго до уборки почти весь подсолнечник погорел. Факт засухи атмосферной подтвердил Краснодарский ЦГМС.

Посчитали – ​прослезились

Однако страховая компания вместо почти 8 млн руб. выплатила хозяйству чуть более 322 тыс. руб., так как, по ее сведениям, в этой зоне в то же самое время, кроме атмосферной засухи, 5 раз возникало такое хорошо известное растениеводам опасное явление, как суховей. Он опасен для людей и растений. В договоре страхования в перечне событий, в следствии которых происходит гибель или недобор урожая (засуха (атмосферная/почвенная), заморозки, вымерзание, выпревание, переувлажнение почвы, пыльная буря, песчаная буря, град (градобитие), половодье, землетрясение, лавина, сель), а соответственно и выплата компенсации, суховей указан не был. Поэтому страховщик, нисколько не оспаривая общую сумму возмещения ущерба, посчитал себя вправе разделить ущерб на 6 случаев, 5 из которых в договоре не были указаны, и выплатил ООО «Экспланада-­Кубанская» после перерасчета, как было сказано выше, 322 с лишним тыс. руб. В логике не откажешь.

Вот тут для «Экспланады-­Кубанской» начались настоящие «хождения по мукам». И было б еще хуже, если бы за дело не взялись грамотные независимые юристы.

Поскольку страховая выплата была произведена не в полном размере, истец, конечно же, обратился в Арбитражный суд Московской области (по месту регистрации ответчика) с исковым заявлением к ПАО СК «Росгосстрах» о взыскании страхового возмещения по договору страхования урожая сельскохозяйственных культур в сумме 7 685 900 руб. 28 коп.

Однако суд, видимо руководствуясь типовыми для России критериями суховея, согласился с доводами ответчика о наличии в период страхования 6 событий, являющихся опасными природными явлениями, и с тем, что страхование производилось только в отношении наступления лишь одного природного явления – ​засуха атмосферная.

Давайте ясности ради примем во внимание и тот факт, что нагрузка на ­судью Арбитражного суда Московской области составила в 2018 году более 225 дел и заявлений в месяц, то есть на вынесение решения отводится 47 минут. На что их хватит? Прочитать и списать решение под копирку с заявления ответчика?

Мелочь. Но какая!

Так вот, оказалось, что при вынесении решения суд не учел и не дал оценку весьма важным доводам в пользу «Экспланады-­Кубанской». Я думаю, что на будущее эти нюансы надо знать всем, кто намерен страховать свои урожаи. Далее я придержусь сухого юридического языка, дабы не исказить смысл.

Напомню, что Типовой перечень опасных природных явлений содержится в приложении А к «РД 52.88.699‑2008. Руководящий документ. Положение о порядке действий учреждений и организаций при угрозе возникновения и возникновении опасных природных явлений», утверждённому Приказом N387 от 16.10.2008 Росгидромета.

В частности, в области агрометеорологии к ним относится суховей, т. е. ветер со скоростью 7 м/с и более при температуре выше 25 0С и относительной влажности не более 30%, наблюдающийся хотя бы в один из сроков наблюдений в течение 3 дней подряд и более в период цветения, налива, созревания зерновых культур.

Таким образом, суховей в качестве опасного природного явления, могущего нанести ущерб экономике, принят в нашей стране только в отношении зерновых культур в определенный период. Он не может быть принят в качестве опасного природного явления в отношении подсолнечника, относящегося к масличным культурам.

Теперь становится понятным, что суховей не включили в договор, потому что его там быть не должно априори.

Критерий критерию – ​рознь

Кроме того, в подобном случае необходимо учитывать еще и тот факт, что существуют региональные перечни и критерии опасных природных явлений, утвержденные территориальными управлениями Росгидромета, поскольку критерии ОЯ могут сильно различаться в зависимости от особенностей региона и масштабов их последствий в каждом регионе.

Оказывается, Северо-­Кав­казс­ким УГМС (г. Ростов-на-­Дону) утвержден «Перечень опасных природных гидрометеорологических явлений (ОЯ) на территории ЮФО и СКФО». В соответствии с ним к опасному агрометеорологическому явлению относится суховей, с указанием следующих характеристик, критериев: ветер со скоростью 5 м/с и более при температуре воздуха 30ºС и выше и относительной влажности воздуха 20% и менее, наблюдаю­щиеся хотя бы в один из сроков наблюдений в течение 5 дней подряд и более в период цветения, налива и созревания зерновых колосовых культур

Как видно, и региональные критерии суховея отличаются, и подсолнечник в определнии не указан. Остается добавить, что согласно данным метеостанции Крымск Краснодарского ЦГМС в период с 05.06.2018 по 20.09.2018 г., такое явление, как суховей в Крымском районе Краснодарского края не наблюдалось.

«За семь вёрст киселя хлебать»

И в целом все получается вроде бы хорошо, но я не могу не упомянуть ещё один, как мне кажется, немаловажный факт, что дело по подсудности было передано на рассмотрение в Московский суд Краснодарским арбитражным судом. Т. е. страховал Краснодарский филиал Росгосстраха, и дело должен был рассматривать Краснодарский арбитраж, на что в своей жалобе «Эспланада-­Кубанская» указывала и ссылалась на аналогичный спор, рассматриваемый в Ставропольском арбитражном суде (дело № А63‑16330/2018) который отказал Росгосстраху в передаче дела на рассмотрение Московскому арбитражному суду. Головной офис Росгосстраха, как и Московский арбитражный суд, находится в Москве.

Посмотрите, как удобно «гонять» ист­цов в столицу, вынуждать тратиться на юристов, транспорт, жилье и прочие издержки, не говоря уже о самом главном – ​потраченном времени.

Наш истец заплатил премию страховщику более 600 тыс. руб., потерял урожая более чем на 9 млн руб, а страховая выплата составила 216 тыс. руб. И кто после этого захочет связываться с агрострахованием? Очевидно, что сельхозпроизводители не должны участвовать в судебных тяжбах в принципе, а тем более тратить на это и силы, и средства, и время, да ещё и ездить в другие регионы. Ну, или как минимум, такая система – ​не в интересах аграриев, усложняет и так непростой путь получения страховой компенсации.

Справедливости ради напомним, что бывший российский премьер Дмитрий Медведев проблему перевода дел на рассмотрение судов в другие регионы ранее озвучивал, и из его высказывания следовало, что рассматривать споры полезнее в тех регионах, где и заключался договор страхования. Но Краснодарский Арбитражный суд предпочел направить дело, связанное с обязательствами Росгосстраха, подальше – ​в Московскую область. Не потому ли, что сам завален аналогичными?

Не руб­лём единым

О выгодности страхового бизнеса говорят лишь несколько цифр, взятых мной из статистики Национального союза агростраховщиков c сайта Союза (www.naai.ru). В 2018 году количество заключенных договоров сельхозстрахования урожая сельхозкультур и многолетних насаждений с господдержкой составило 427 единиц. Премия, перечисленная страховым компаниям по ним, составила 977 млн руб. Аграриям, понесшим убытки, была сделана лишь 61 выплата на сумму 65 млн руб. при 76 отказах. По остальным договорам страховые случаи, видимо, не наступили.

По сведениям Национального ­союза агростраховщиков (НСА) аграрии СКФО и ЮФО активнее других территорий страхуют свои посевы, урожаи, скот и птицу. Объемы рынка агрострахования здесь выросли в разы. Но, скажем так, фраза «объем рынка агрострахования» еще ни о чем не говорит конкретно, то есть непонятно, сколько денег из этого объема реально дошло до аграриев.

А если учесть то, что в текущем году на поддержку агрострахования федеральный бюджет выделяет 2 млрд руб­лей? Да кто ж всерьез ими поделится? Наверное, расчет на то, что страхователей станет больше. А значит, будут вложения в пиар-компанию. К слову, в текущем году выделено 270 тыс. руб. на финансирование журналистского конкурса «Защитим вместе агробизнес». Речь идет, понятно, о статьях в поддержку агрострахования. Но как известно, если продукт привлекателен, его крестьяне купят и так, без «промывания мозгов».

Короче говоря, из всего выше сказанного можно сделать один вывод: получить положенную компенсацию за погибший урожай можно, если заранее проконсультироваться у независимого юриста в области агрострахования.

Мы же помним, что агрострахование – ​направление архиважное, государственное. На Кубани, как и на всем Юге России за него ратуют и главы регионов, и все властная агрономическая вертикаль власти. Более того, как заявил на заседании Правительства РФ 2 октября 2019 г. министр сельского хозяйства РФ Дмитрий Патрушев, «теперь объём средств, выделяемых субъекту, будет зависеть от показателей сельхозстрахования на его территории».

О как! Понятно, что властным структурам очень хочется затянуть в регион побольше субсидий. Да и министр Дмитрий Патрушев намекнул на условия увеличения субсидирования совсем непрозрачно.

Но если федеральная власть так напористо стимулирует бюджетными финансами рынок агрострахования, так почему бы не поручить умным «головам» внимательно вычитывать каждый договор сельхозстрахования с господдержкой, чтобы ГОСУДАРСТВЕННЫЕ деньги, направленные на ГОСподдержку АГРОСТРАХОВАНИЯ, шли в итоге к крестьянину, понесшему убыток, а не страхователю, который и так получает неплохую премию.

Но кто бы помог нашим аграриям избежать различных подводных камней в этой области? Чтобы дело федерального значения не было дискредитировано в ряде частных случаев, чтобы не возникали вопросы к объективности судов и в целом к справедливости властной вертикали и ее заявлений о приоритетах. Чтобы не «бодался теленок с дубом». Помните как у Солженицина?