Китайские фермеры: мы ещё здесь, но скоро умрем

742

Как и повсюду в мире, в Китае процесс движения продовольствия от фермы до стола начинается в деревнях и заканчивается на кухнях или на местных рынках. Китайские фермеры выращивают все необходимые для питания культуры: рис, капусту, морковь, репу и сладкий картофель.

Однако, окруженные промышленными отходами на огромной свалке в провинции Хунань, фермеры Поднебесной нашли и другой источник заработка. Сегодня они сортируют еще и мусор для перепродажи в качестве вторсырья.

Их поля окружены заводами и орошаются водой, загрязненной промышленными отходами. Уровень токсичных тяжелых металлов в сточных водах здесь один из самых высоких в Китае, и жители серьезно опасаются того, что почва тоже загрязнена. И хотя у них нет научных доказательств, они подозревают, что волна смертей от рака, накрывшая провинцию, связана с этим загрязнением, и беспокоятся об уровне содержания свинца в крови детей.

«Конечно, я боюсь, но я не пойду к врачу. Если я узнаю, что у меня рак, это только станет дополнительной нагрузкой для детей», – говорит 60-и летняя госпожа Гэ, указывая на дымовые трубы, нависшие над ее полями и застойные, забитые водорослями оросительные каналы, окружающие дом, где она живет с внучкой и ее мужем, бывшим военным.

С наступлением в Китае осознания, что ухудшение состояния окружающей среды может стать необратимым, наблюдается всплеск тревоги среди обычных китайцев и некоторых чиновников, вызванный загрязнением почвы в сельскохозяйственных центрах страны, в котором они видят потенциальную угрозу для пищевой цепи. В последние годы правительство провело широкое тестирование почвы в Китае, но его результаты до сих пор не опубликованы, что добавляет страха, и делает невозможным для большинства населения судить, что именно они едят.

Тревожный вывод официальных властей был опубликован в минувший понедельник, когда вице-министр земли и ресурсов, Ван Ши Янь сообщил на пресс-конференции в Пекине, что восемь миллионов акров сельскохозяйственных угодий в Китае, равные по площади штату Мэриленд, настолько загрязнены, что посадка сельхозкультур на них «должна быть запрещена».

Другой тревожный сигнал был получен в мае минувшего года, когда чиновники в провинции Гуандун, на крайнем юге, заявили, что обнаружили превышение допустимого уровня содержания кадмия в 155 партиях риса, взятых на анализ с рынков, складов и из ресторанов. Из них 89 партий были из провинции Хунань, где расположено хозяйство г-жи Гэ.

А в июне China Daily, официальная газета КНР на английском языке, опубликовала редакционную статью, в которой утверждается, что «почвы, загрязненные тяжелыми металлами, подрывают основу продовольственной безопасности страны и становится реальной проблемой для общественного здравоохранения».

Одна шестая часть пахотных земель Китая — почти 50 миллионов акров — страдает от загрязнения почвы, в соответствии с данными Министерства охраны окружающей природной среды КНР. В докладе ведомства «Загрязнение почвы и физическое здоровье» говорится, что более 13 миллионов тонн урожая, собираемого каждый год, загрязнены тяжелыми металлами, а 22 миллиона акров сельскохозяйственных угодий пострадали от пестицидов.

Но правительство продолжает отказываться от разглашения деталей, оставляя фермеров и потребителей в неведении относительно уровней загрязняющих веществ в пищевой цепи. А сведения по обследованию почвы, которое было завершено еще в 2010 году, были объявлены «государственной тайной».

«Мы считаем, что общественность имеет право знать, как складывается ситуация. Китайская общественность может принять тот факт, что наша окружающая среда загрязнена. Важно то, чтобы дать возможность обществу бросить вызов проблеме и улучшать окружающую среду, а не просто держать население в неведении», — сказал Ма Ти Ань, адвокат Гринпис Восточной Азии, который изучает проблему токсичности почв.

Стоит отметить, что есть некоторые признаки осознания этой проблемы среди высших должностных лиц КНР. В текущем январе Госсовет КНР объявил о создании системы для всестороннего контроля загрязнение почв к 2015 году и о поддержке экспериментальных проектов для восстановления плодородия земель.

Однако ученые утверждают, что вопрос загрязнения почвы особенно остро стоит в провинции Хунань, основном рисоводческом регионе страны. В 2012 году в Хунань было произведено 17 миллионов тонн риса, что составляет 16 % от общенационального показателя.

В то же время, эта провинция является одним из крупнейших производителей цветных металлов в стране. В результате чего, она является ведущей по загрязненности почвы кадмием, хромом, свинцом и неметаллическим мышьяком, согласно данным, собранным в 2011 году Институтом общественных и экологических вопросов.

«Здесь наблюдается двойственная ситуация. С одной страны, присутствует давление от центрального правительства, направленное на поддержку высокого уровня производства риса. А с другой стороны, производство риса никогда не даст такой же рост ВВП, какой дает промышленность», — уверен г-н Ма, директор программы Гринпис.

Обилие в Хунань промышленного сырья привело к огромному росту в горно-металлургической промышленности, оставляя чиновников в ситуации, которую г-н Ма вызывает столкновением двух императивов: «Они должны кормить страну рисом, но в то же время они хотят, чтобы их экономика развивалась».

Среди тяжелых металлов, которые загрязняют сельхозкультуры провинции, особую опасность представляет кадмий, высокое содержание которого в организме человека приводит к органной недостаточности, ослаблению костей и раку, утверждают ученые.

«Кадмий имеет тенденцию накапливаться в почках и печени. И когда его уровень содержания достигает определенной точки, он представляет серьезную опасность для здоровья человека», — заявил Чэнь Ненг Чанг, исследователь из Института Экосреды и Почвоведения провинции Гуандун.

Кадмий, который накапливается в рисе, человек может получить не только из крупы, но также и в мясе, так как его шелуха используется в качестве корма для сельскохозяйственных животных. Тем не менее, общедоступных данных, которые показывают уровень загрязнения кадмием пищевых продуктов, нет.

Все чаще китайские новостные агентства сообщают о деревнях, которые имеют высокие показатели по заболеваемости раком, и поднимают вопрос о возможной связи между случаями рака и различными формами промышленного загрязнения окружающей среды. А некоторые ученые сейчас уже проводят исследования этой связи.

Так, в июле Китайский центр по контролю и профилактике заболеваний опубликовал некоторые выводы из исследования, где была проведена прямая связь между загрязнением реки Хуай, которая пересекает несколько провинций в центральной части Китая, и высокими темпами заболеваемости раком среди людей, живущих на берегу этой реки.

Здесь же, в провинции Хунань, рассказы о раке во многом похожи. Одна женщина в селе Лиянчин говорит, что ее муж умер в 50 лет от рака печени.

«Он не выполнял тяжелую работу, не курил, и пил только немного», – плачет вдова г-жа Ли.

Как и в соседних деревнях сельхозкультуры здесь пропадают, а ирригационные каналы забиты зеленой гадостью. Все эти резкие изменения, со слов г-жи Ли, произошли за последние несколько лет.

Сегодня в селе Лиянчин живут всего 20 человек. Совсем недавно, в 2007 году, их было сто, и большинство из них умерло от рака.

Но, тем не менее, в общедоступном виде данных о прямой связи между случаями рака и работой заводов по-прежнему нет. Хотя исследование 2009 года, опубликованное в одном китайском журнале, утверждает, что основные сельхозкультуры, выращенные в этом регионе, показали «высокий риск загрязнения тяжелыми металлами», и что только менее половины из них могли быть оценены, как «безопасные».

«Китайские фермеры имеют глубокую связь с землей. В то же время, системы бытовой регистрации Китая затрудняют для них переезд в другие районы. Все это приводит к глубокому ощущению фатализма», – сказал г-н Чэнь, почвовед из Гуандуна.

Это чувство тщетности и безысходности сегодня господствует во всех всей центральных провинциях Китая. Горы промышленных отходов, которые уничтожили соседние сельскохозяйственные угодья, вызывают возмущенные комментарии жителей в Интернете. Но они не ожидают никаких действий и решений, потому что близлежащие заводы аффелированы с местным чиновникам, уверены жители.

«Нет никакого реального способа закрыть эти заводы из-за местного протекционизма», — говорит один из фермеров, который не назвал своего имени, опасаясь возмездия властей.

Для должностных лиц провинции Хунань шахты и заводы занимают центральное место для поддержания ведущей роли провинции в производстве цветных металлов, необходимых для промышленных процессов, таких как производство свинцово-кислотных автомобильных аккумуляторов.

«С ними невозможно бороться, эти компании неприкосновенны», – говорит господин Чэн, представитель Гринпис в провинции Хунань.

Чиновники провинции Хунань стремятся расширить промышленное производство цветных металлов. В плане развития на ближайшие пять лет они пообещали увеличить доход в отрасли по годовой ставке в 18 процентов и одобрили 80 новых проектов, которые имеют общий объем инвестиций в рамках $ 10 млрд.

Но стоит отметить и то, что, учитывая общенациональные риски для здоровья, некоторые представители власти в Пекине высоко оценили недавние эксперименты ученых, которые показывают, что некоторые растения могут помочь очистить почву, поглощая яды. Тем не менее, нет никаких признаков действий по объявленной цели Госсовета по комплексному мониторингу и восстановлению загрязненных почв. Многие фермеры, работающие на своих разоренных землях, остаются один на один со своими страхами и чувством обреченности.

«Ты родился на этой земле, ты вырос на этой земле и ничего не можешь с этим поделать. Те, кто был наиболее уязвим, уже умерли. Мы все еще здесь и тоже скоро умрем», — говорит г-жа Гэ, сидя в переулке с ведром морковки на продажу.

Эдвард Вонг,
The New York Times