ИТОГИ ЗЕРНОВОГО СЕЗОНА: проблемы прошлого и будущего

Реклама

В прошедшем зерновом сезоне аграрии нашей страны столкнулись к рядом проблем, решение которых в рамках XX Международного зернового раунда попытались найти эксперты зернового рынка на сессии «Вызовы технологический революции – ответы государства и бизнеса».

Меж двух огней

Прошедший зерновой сезон выявил острые проблемы, которые встали на пути зерновиков страны в вопросах наращивания экспортного потенциала АПК.

Вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут отметил, что, несмот­ря на успешность сезона благодаря высоким ценам и девальвации руб­ля, аграриев не может не беспокоить рост себестоимости зерновой продукции. Сейчас она в среднем составляет 15%. По словам вице-президента, наша страна постепенно утрачивает конкурентоспособность, которая в последние годы во многом определялась слабостью руб­ля. Сейчас же каж­дая заработанная копейка – это большой труд аграриев.

Также Корбут констатировал, что на сельскохозяйственном рынке доля зерна в общей выручке составляет 16%, причем зерно в агропродовольственном экспорте лидирует. По итогам года рентабельность сельскохозяйственной отрасли страны составила 12%.

— В вопросах наращивания экспортного потенциала до $45 млрд к 2024 году наблюдается двой­ственность, – продолжил эксперт. – С одной стороны, реализация экспортного потенциала АПК позволит национальной экономике стимулировать производство конкурентоспособной продукции. С другой стороны, доктрина продовольственной безопасности России не изменилась. В ней прописано следующее: «реализация экспортного потенциала с учетом приоритета самообеспечения страны отечественной сельскохозяйственной продукцией, сырьем и продовольствием». Но не бывает такого экспорта. Если доктрина будет реализовываться в данной форме, у нас не будет требуемого экспорта никогда.

Также вице-президент РЗС отметил, что Россельхознадзор выполняет функции так называемой «регуляторной гильотины»: предлагает ввести лицензирование, ограничить количество экспортеров и т. д. Это напрямую ставит ограничения на экспорт и его объемы. Затрагивая вопрос о нулевой пошлине, Александр Корбут очень красочно обрисовал всю суть данной проблемы.

— С точки зрения экономики – все хорошо, с точки зрения жизни эта пошлина проявляется так: «Ребята, вы работайте. И не беспокойтесь, что у вас удавка на шее – мы табуретку выбивать не собираемся! Если что, то мы предупредим, но вы работайте спокойно и ровно», – сказал вице-президент РЗС. – Но получится ли работать в этой ситуации спокойно и ровно – я очень сомневаюсь.

Выступление Александра Корбута стало вектором всей сессии, в ходе которой эксперты зерновой отрасли высказали свои взгляды и предложили пути решения затронутых проблем.

А сбудутся ли прогнозы?

Современная ситуация в мировой экономике определяется двумя важными факторами: торговыми вой­нами США с рядом стран и усилением протекционизма в Европе. На этом акцентировал свое внимание Евгений Гранкин, старший аналитик Центра экономического прогнозирования АО «Газпром».

— В последний год ситуация в мировой экономике зависела главным образом от развития торговых вой­н, – сказал он. – Китай испытывает негативное влия­ние в торговой вой­не с США. И пока нет никаких признаков того, что стороны смогут договориться между собой в ближайшее время. Мы видим не только эту угрозу. Фактором риска является также и то, что торговая вой­на может захватить новые регионы. Сейчас США ведут достаточно сложные переговоры с Японией, с ЕС. И не видя, как США жестко используют механизм пошлин для достижения своих целей в случае с Китаем, логично предположить, что и для других стран будет возможна такая же ситуация. США могут начать повышать пошлины на крупнейшие статьи импорта из ЕС и Японии: машиностроение, автокомплектующие товары и др.

По словам Гранкина, сельское хозяйство в этой ситуации будет затронуто в меньшей степени, но повышение пошлин на вышеперечисленные товары однозначно приведет к замедлению экономик всех стран, вовлеченных в конфликт. В 2018 году произошел значительный спад темпов прироста в мировой торговле – до 3%, в текущем году ожидается дальнейший спад до 2-2,5%.

Как отметил спикер, второй фактор, ухудшающий прогнозы роста ВВП основных стран и напрямую сказывающийся на динамике мировой торговли как таковой, – это усиление протекционизма. В Европе в настоящее время популистские тенденции нарастают: возрастает поддержка различных партий, которые из-за низких темпов экономического роста, проблем миграции получают все большую поддержку. Они могут занять лидирую­щие позиции в Европарламенте, что станет опасным для бюджетной политики Европейского союза и серьезно затронет торговые соглашения с различными странами.

— В случае, если произойдут жесткие проекции, мы увидим выход Великобритании из Европейского союза без соглашения по Brexit, что отразится на экономике Европы: в самой стране ожидается рецессия, в ЕС и в мире – ухудшение прироста ВВП: 0,3% и около 0,1-0,2% соответственно.

Говоря о России, Гранкин дал умеренно-­оптимистичный прогноз. Он отметил, что в нашей стране руб­ль будет достаточно стабильным в течение следующих полугода-года.

— В потребительском секторе будет наблюдаться поддержка со стороны роста реальных доходов населения, – продолжил спикер. – А они будут расти за счет эффекта пенсионной реформы: люди продолжат работать вместо того, чтобы идти на пенсию, и будут получать более высокие доходы (зарплаты выше пенсий), что соответственно скажется на возможности больше потреблять.

Также спикер отметил, что потребление будет расти быстрее рос­та доходов, потому что россияне будут активно использовать кредитные средства. Ставки ЦБ и ставки кредитования будут снижаться, но осторожно.

— Оптимистично-­пессимистичные итоги можно подвести. Экономика наша развивается, потребление будет слабо расти. На внутреннем рынке возможности сбыта продукции не усилятся. И развитие отрасли будет зависеть от экспорта той самой сельскохозяйственной продукции. Наша любимая мечта о том, чтобы руб­ль послабел до конца года, не исполнится. Ситуация торговых вой­н, которая есть, нам не помогает и не мешает. Поэтому экспортировать придется в тех условиях, которые есть, – резюмировал выступление Евгения Гранкина вице-президент РЗС Александр Корбут.

Принять существующие условия призвал и первый зампредседателя комитета Совета Федерации по аграрно-­продовольственной политике и природопользованию Сергей Лисовский.

— Я могу сказать, что мы соз­дали какой-то непонятный экономический строй: у нас и не социализм, и не капитализм, потому что если посмотреть на законы, которые принимаются в последние годы по ужесточению фискальной нагрузки на все общество, то мы – ближе к коммунизму, – сказал спикер. – У нас из законодательства исчезает термин «экономический кризис», т. е. предприниматель должен всегда получать прибыль и исправно платить государству. А если он прибыль не получает, то он – жулик и вор. Предпринимательство – это всегда риск, нормальная форма существования экономики. Мы же пытаемся создать какую-то новую систему, при этом декларируем, что у нас есть предпринимательство, развитие конкуренции. Но в результате имеем монополизацию государственным сектором основных отраслей экономики. Но нам надо переболеть, т. к. у нас – достаточно молодое правовое поле, и потому сразу перейти к какому-то стабильному обществу не сможем. Не надо строить какой-то трагедии, это реалии сегодняшнего дня, и надо из них исходить. Бесконт­рольность тоже приводит к тяжелым последствиям. Здесь надо искать какую-то золотую середину.

Госконтроль: хорошо или плохо?

Освещая тему государственного контроля на зерновом рынке, Сергей Лисовский отметил, что различные виды деятельности требуют разные виды контроля.

— Лицензирование – один из видов контроля со стороны государства, – продолжил он. – Существует лицензия ЕС, завязанная на получении экспортных субсидий со стороны правительств ЕС. Другие методы контроля завязаны на интересах потребителей, и это, в основном, – различные виды сертификации, оценки соответствия продукции, которая поставляется на экспорт.

Эксперт отметил, что единственная территория, где осталась государственная система контроля за сертификацией экспортных потоков, – это США. В прошлом веке произошло доминирование американских поставок на мировые рынки, и сегодня сертификаты, которые выписывает госинспекция США, признаются всеми потребителями. А именно потребитель диктует правила игры на этом рынке.

— Я был бы руками и ногами «за», если бы потребитель начал принимать сертификаты, выписанные подведомственными учреждениями Россельхознадзора России, – сказал Лисовский. – Но ни один потребитель не признает эти сертификаты, не доверяет им и требует сертификаты международного образца, а это означает, что когда мы начинаем навязывать нашу систему сертификации, исходя из логики, что у нас недостаточно контроля за экспортным потоком, то фактически получаем двой­ной оброк: платить нужно и за сертификат международного образца, и за сертификат Россельхознадзора, потому что это – навязанная услуга.

По словам спикера, такая система контроля работает с 2011 года. Он подчеркнул, что невозможно получить фитосанитарный сертификат, который, действительно, необходим и требуется потребителем. В нормативных документах нет ни одного положения, в котором бы этот сертификат был востребован.

— Но нужно вернуться к здравому смыслу, – подчеркнул Лисовский. –Если мы хотим, что наш экспорт был конкурентоспособным на долгие времена, то должны, в первую очередь, через системы контроля, налаживания систем прослеживаемости и т. д. повышать конкурентоспособность нашей продукции, а не понижать ее.

Свое решение затронутой проблемы высказал Николай Дунаев, вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России».

— В России нет ни одной нормальной компании, известной в мире как эталон качества поставщика зерна. Нужно не думать о том, как поделить «кусок пирога», – сказал эксперт, – его можно сделать больше и привлекательнее за счет развития финансовых инструментов, за счет создания хорошей площадки для торговли сырьевыми активами со своими собственными ценовыми индикативами и парамет­рами качества, и тогда страны-­производители будут торговать через нашу площадку.

Затрагивая болезненную проблему «регуляторной гильотины», Дунаев отметил, что смысл ее состоит в следующем: к 1 января 2021 года все правила, действующие сегодня, должны быть аннулированы, а то, о чем успели заявить к тому времени как о важном и полезном, заработало. На сегодняшний день, по словам эксперта, в решении этой проблемы больших прорывов нет.

В свою очередь, Сергей Лисовский призвал зерновиков России самостоятельно разработать собственное видение регулирование этой деятельности, чтобы государство чувствовало себя защищенным. Говоря о «регулирующей гильотине», он выразил опасения, что получится как с лесниками, когда их число сократили в 5 раз, и сейчас у нас горит вся страна. Могут отменить то, что нужно, а то, что мешает, останется.

В подтверждение этих слов высказался Константин Бабкин, лидер «Партии Дела», президент ЗАО «Новое Содружество» и ассоциации «Росагромаш».

— Чиновники оторвались от реаль­ного состояния дел, и в этом – огромная беда. Мы, сельхозмашиностроители, с этим столкнулись недавно. Чиновники собрались, посовещались и отменили действие программы 1432, которая работала 5 лет и благодаря которой в России в 2 раза увеличилось производство сельхозтехники, увеличился экспорт, поднялся технологический уровень, – с сожалением констатировал он. – И эту программу заменили непонятно чем: какой-то системой лизинга, которую еще предстоит разработать. Из-за кабинетных интриг рубится прекрасная программа, которая будила бурное развитие машиностроение в России.

Продолжил дискуссию президент РЗС Аркадий Злочевский, который подчеркнул, что «эта система должна базироваться на саморегулировании, а не на власти чиновников, а чиновники пытаются эти полномочия как-то отобрать у рынка».

— В реальной практике это выглядит таким образом: с 1992 года профилактическая фумигация осуществлялась рыночными компаниями. С 2011 года эта сфера была «национализирована» Россельхознадзором, который осуществляет эту услугу через те же коммерческие компании, но на 40% дороже. С 2018 года Россельхознадзор обязан аккредитовать для целей профилактической фумигации частные рыночные компании. С тех пор минуло полтора года, и лишь месяц назад аккредитацию получила только одна компания и то после мощного давления со стороны рыночного сообщества, занимающегося этими работами. Вот так выглядит практика, не хотят чиновники отдавать полномочия, а ведь придется в любом случае, – подчеркнул эксперт. – Когда мы потеряем конкурентоспособность нашей продукции и будем проигрывать уже нормальные экономические ситуации в области конкуренции, тогда до власти дойдет, что это – следствие тех правил игры на нашей территории, которые снижают конкурентоспособность, вместо того, чтобы ее повышать.

Огромный потенциал. Когда реализуем?

Россия обладает огромным потенциалом для наращивания экспорта. Эту мысль неоднократно подчеркнул в своем выступлении Константин Бабкин.

— Потенциал у нас, действительно, большой, – сказал он. – И долгосрочные перспективы для сельского хозяйства, для экспорта продовольствия у России – прекрасные. Непонятно только, когда этот потенциал будет реализован.

По мнению спикера, пересмотр торговых отношений между США и Китаем дает России потенциальную возможность поднять наше сельское хозяйство за счет увеличения экспорта сои и рапса, выращивая их на депрессивном Дальнем Востоке, в Забайкалье и Сибири. Но этого не происходит.

— Мы являемся ничтожным экспортером сои, потому что тот же Россельхознадзор является главным ограничителем экспорта сои из России в Китай, – прокомментировал Бабкин. – Ни китайские пошлины, ни другие препятствия со стороны Китая, а именно препятствия со стороны наших регулирующих органов и несоответствие стандартов качества продовольствия России и Китая являются главным тормозом на пути к увеличению объемов сельского хозяйства и экспорта российских продуктов на зарубежные рынки. И работа по снятию барьеров практически не ведется.

Особое внимание эксперт заост­рил на снижении качества производимого в России продовольствия, что приводит к снижению конкурентоспособности продукции и сужению рынка продукции сельского хозяйства.

— В советское время действовали ГОСТы на качество продовольствия, – отметил Бабкин. – Колбаса должна была не менее на 95% состоять из мяса. Потом ­ГОСТы сделали необязательными, заменили ТУ, которые можно не соблюдать. При Советской власти за несоблюдение ГОСТов можно было получить 5-8 лет лишения свободы, сейчас же – гораздо более мягкие Технические условия, в которых прописано, что можешь в колбасу вместо мяса добавить жир, белки, углеводы, обрезь, добавки. Даже если ты ТУ не соблюдаешь, то за это штраф составляет 3-5 тысяч руб­лей. В настоящее время ГОСТы вообще хотят отменить и убрать из законодательства. Чем это плохо? Тем, что это сужает рынок продовольствия.

По словам Бабкина, если Россия вернет ГОСТы, если будет заботиться о качестве продовольствия, которое попадает на прилавки, она тем самым увеличит рынок сбыта для честных фермеров.

Мировая проблема

Проблемы снижения качества сельскохозяйственной продукции напрямую связаны с мировыми тенденциями монополизации экономики менеджерами и топ-менеджерами. По словам Сергея Лисовского, западные акционерные компании и российские госкорпорации используются менеджерами для собственной прекрасной жизни.

— Их решения ни в коем случае не связаны с перспективами развития компании, с интересами государственности, они связаны с сиюминутными желаниями получить сегодняшний результат и бонус, – отметил он. – И этим болеет весь мир. Так разоряются крупные корпорации и компании. Это происходит потому, что компаниями управляют не производственники, не люди-собственники, а топ-менеджеры с алчным интересом получить максимальный результат с той или иной деятельности.

С озвученными реалиями трудно мириться. И в этой связи особенно актуальным становится обращение от российского бизнеса, которое в ходе дискуссии озвучил вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут: «Берегите работающих! Если они вымрут, то останутся только проверяющие, контролирующие и охранники».

Фото Евгении ДУБ