Больше экспорта, меньше импорта

1045

Как ставропольскому производителю выстоять в условиях ВТО

В августе нынешнего года членству России во Всемирной торговой организации, контролирующей 87 процентов мировой торговли, исполнится два года. Подводить итоги и делать конечные выводы, безусловно, рано. Однако анализ ситуации позволяет получить довольно-таки ясную картину произошедших изменений.

ВТО — не рулетка, здесь нельзя сделать ставки и сложа руки смотреть, кому достанется куш. Механизмы выигрыша куда более более сложные. Как новые условия поменяют стратегии и тактики достижения успеха в аграрной сфере? С какими трудностями уже столкнулись производители сельхозпродукции и как они их преодолевают? Эти вопросы волнуют сегодня многих. Приверженцы выхода на свободный рынок видят будущие перспективы возможного экспорта, понимая, однако, что экспансии российских товаров нет даже на горизонте радужных надежд. Пессимистично настроенные сторонники закрытого внутреннего пространства по-прежнему опасаются засилья импортных товаров, видя даже в «крымских санкциях» возможность укрепления позиций отечественных производителей. Как бы то ни было, и те, и другие понимают, как много зависит в дальнейшем развитии ситуации от позиции руководства страны, в руках которого есть реальные рычаги для благотворного исхода событий в переходный период до 2018 года.

Круг проблем

Снижение тарифных ограничений повысило степень открытости российского рынка, но не привело к полноценной интеграции страны в мировую экономику. России крайне важно проявить проворность и прозорливость, иначе условия вступления в ВТО, и прежде не отличавшиеся «чрезмерной привлекательностью», могут и вовсе обернуться непосильной ношей. Вот почему первоочередная задача на ближайшую перспективу – научиться применять доступные в рамках ВТО инструменты, максимально используя их для достижения собственных интересов.
Впрочем, даже сегодня далеко не всем россиянам, даже напрямую задействованным в производственном процессе, до конца понятно, что же такое ВТО. Страхи и мифы связывают членство России с грядущим вымиранием села и гибелью отечественных сельхозпроизводства и перерабатывающей отрасли.
Все разговоры о вступлении России во Всемирную торговую организацию в итоге сводятся к трем основным темам. Таким образом, круг проблем можно свести к трем секторам.
Первый — адаптация деятельности сельхозпредприятий к работе в условиях ВТО. Второй – напрямую касается возможности (или невозможности) господдержки в рамках членства в организации. Третий, самый популярный по частоте обсуждения — почему и зачем мы, в принципе, вступили в ВТО.
Ответ на вопрос, касающийся адаптации деятельности агропредприятий, по мнению многих экспертов, достаточно банален. Что нужно сельхозтоваропроизводителям для того, чтобы не только выжить в условиях ВТО, но и стабильно развиваться, качественно работать? Во‑первых, это конкурентоспособность, которая, в свою очередь, зависит от двух главных факторов: цены и качества продукции.
Проблема вот в чем. Конкурировать с зарубежными рынками нам приходится в условиях засилья импортной продукции. После обвала промышленности, в том числе пищевой и перерабатывающей, разрухи в сельском хозяйстве год за годом мы пытались отвоевывать эти ниши. И безусловно, выживут, в первую очередь, те предприятия, которые будут конкурентоспособны, по крайней мере, на внутреннем рынке, не говоря пока о выходе на внешнее торговое пространство.
Если же говорить о качестве, то факты говорят о том, что касательно сельхозпродукции, произведенной в Ставропольском крае, оно находится на стабильно высоком уровне. Более того, по многим позициям наш продукт более экологичен, чем импортные аналоги. Основные же проблемы связаны с отсутствием ассортимента, производственных объемов, качества поставок, а также их периодичности. Именно эти моменты серьезно осложняют взаимодействие ставропольских производителей в работе с крупными торговыми сетями. Это та болевая точка, нивелирование которой может благотворно повлиять на развитие и успешную деятельность местных предприятий.
Что еще влияет на формирование цены как одного из главных факторов конкурентоспособности?
К концу 2017 года, когда мы выйдем на окончательные показатели по согласованным тарифам, многие позиции, и это очевидно уже сейчас, у нас, к сожалению, «просядут». С этим заключением экспертов поспорить сложно. Связано это, в первую очередь, с несовершенством технологий производства.
По результатам анализа рынка был определен список товаров, которые подвергнутся наибольшему риску. Это свинина, сливочное масло, молоко, сахар и, соответственно, свеклосахарное производство, плоды и овощи. По всем этим позициям ввозные тарифы будут значительно снижены или даже обнулены, как это произошло в случае со свининой. Поэтому без высокоэффективных технологий предприятия, которые не смогут встать «на новые рельсы», считают исследователи, будут нести потери.

Без помощи не оставят

Государственная поддержка сельского хозяйства в рамках членства России в ВТО — это второй по популярности вопрос, волнующий сельхозтоваропроизводителей. Многих пугает условие соглашения, по которому объем господдержки, направленный на эти цели, будет ограничен. Выясняется, однако, что особых причин для треволнений нет. Сразу хочу успокоить – тот объем, который дозволено сохранить России по окончании 2017 года, а это 4,4 миллиарда долларов, мы не имеем, по сути, и в настоящее время.
Речь идет о мероприятиях в рамках так называемой «желтой корзины» ВТО. В эти ограничения попадают практически все прямые субсидии. Но, как утверждают эксперты, уже сейчас принята концепция правительства Российской Федерации по ускоренному переходу на меры государственной поддержки, соответствующие «зеленой корзине». Этот «багаж» включает в себя исследования, контроль за насекомыми и болезнями, тренинги, консультационные услуги, инспектирование, маркетинг и продвижение, инфраструктурные услуги.
Несвязанная поддержка в том виде, в котором она сейчас существует, на данный период базируется на показателях производства. Однако все эксперты сходятся во мнении, что в этом виде ее, скорее, можно отнести к ограничивающей влияние государства «желтой корзине». Именно поэтому она будет видоизменяться, чтобы перейти в дозволенный «зеленый» сектор.
Еще один вид господдержки касается страхования доходов, помощи при стихийных бедствиях, содействия при структурных изменениях, связанных с устареванием производства, инвестиционной помощи, программ защиты окружающей среды и программ регионального содействия, внутренней продовольственной помощи. Внедрятся будут все эти виды поддержки, пополняясь ежегодно новыми направлениями.
Как заверяют нас представители властных структур, наши сельхозпроизводители без помощи не останутся. Кроме того, в рамках тех ограничений и лимитов, которые нам установлены соглашением по сельскому хозяйству, будут сохранены так называемые продуктово-специфические и неспецифические меры поддержки, которые относятся к «желтой корзине».

Без эмоций

И все же самый муссируемый сегодня вопрос — зачем мы вообще вступили в ВТО?
Очень многие россияне, особенно в первое время, весьма эмоционально реагировали на решающий шаг России во всемирную торговлю. Мнение противников консервативно. Мол, столько лет жили, никому не мешали, спокойно занимались бизнесом. Но нельзя забывать, уверяют сторонники выхода на мировой рынок, что вопрос вступления России в ВТО, скорее, нужно отнести к разряду политических. Это своего рода декларация о намерениях, закрепляющая статус страны как члена некоего мирового сообщества. Более того, исследования общественного мнения фиксируют, что к настоящему моменту в обществе уже возникло понимание важности этого решения.
Здесь интересно привести опыт зарубежных стран, которые вступили в ВТО значительно раньше России: в 90-е и начале 2000-х годов. Для абсолютного большинства из них членство во Всемирной торговой организации стало реальной возможность реализовать экспортный потенциал.
После вхождения в этот, своего рода, закрытый клуб, многие страны кратно увеличили внешнеторговый оборот и вышли на положительное сальдо внешнеторгового баланса. Подытожив, можно сказать, что нашим предприятиям надо уже думать не только о конкурентоспособности на внутреннем рынке. Она в любом случае будет, потому что использование транспортного и логистического рычагов для зарубежных производителей значительно затратнее, чем для нас. При выстраивании стратегии своих компаний надо думать и замахиваться на долгосрочную перспективу для выхода на зарубежные рынки. Только в этом случае все преимущества членства России в ВТО будут реализованы.

Абрикосам вход свободный

Эксперт специального проекта Центра международной торговли Москвы «Россия в ВТО» Анна Вячеславовна Тангаева приводит проведенный краткий анализ обязательств и последствий присоединения по итогам первого года членства в организации:
— Как ВТО влияет на экономику страны? В первую очередь, существенные изменения происходят в тарифном регулировании. Ставки на сельскохозяйственные товары, которые были изначально выше, чем на промышленные, снижаются практически на треть. Каждый год, ближе к осени, принимается Единый таможенный тариф.
Какие-то товары имеют более длинный переходный период, какие-то менее. К примеру, на абрикосы минимальная импортная пошлина установится уже в этом году, тогда как на лосось — только в 2017, и ее снижение в отношении этой позиции будет постепенным. Производители могут узнать, как изменится пошлина на те или иные товары в Перечне тарифных уступок. Это документ, который входит в пакет обязательств России перед ВТО.
В части мясной продукции предусмотрены тарифные квоты, которые представляют собой актуальный и эффективный инструмент международной торговли. Физические объемы квот сохранены на том же уровне, тогда как тарифы изменятся достаточно существенно.
Мы проанализировали официальный перечень, определив, какие сельскохозяйственные товары больше всего изменят импортный тариф. Наиболее сильно он повлияет на такие позиции, как солодовое пиво, мясо свиней, уток, креветки.
Попробуем соотнести тот уровень тарифной защиты, который оговорила Россия при вступлении в ВТО, с тем, что действует в других государствах. Чем позже присоединилась страна, тем большее число членов организации могут предъявить свои требования по уровню уступок, и тем сложнее оговорить оптимальный тариф. Например, страны Латинской Америки вступали в ВТО намного раньше нашей страны, благодаря чему там очень высокие тарифные ставки на сельхозтовары.
Связанный тариф — это максимальный тариф, который страна может устанавливать по отношению к другим участникам рынка. Но есть и другое понятие: это применяемый тариф, который должен быть обязательно ниже связанного. Неизвестно, будем ли мы применять в конце периода максимальный тариф, защищая своих производителей, либо пойдем на уступки и снизим порог по каким-то наименованиям. Во всяком случае, такой возможности нас никто лишить не может.
Если посмотреть, какое место занимает Россия по тарифной защите, то у нас она значительно выше, чем в США, Австралии, но ниже, чем в Китае, Бразилии, Аргентине по сельхозтоварам и продовольствию и примерно на том же уровне, который установлен для Украины.
Средневзвешенный тариф учитывает торговлю теми или иными товарами. Это более тонкий показатель. Россия по этому параметру находится в средней категории. Самый высокий — в Индии, где средневзвешенный тариф составляет 44 процента. Это страна, которая очень серьезно защищает свой сельскохозяйственный рынок. Самый низкий тариф — в Новой Зеландии.
Анализ первого года показывает, как изменилась доля общего импорта по отдельным товарам. При этом нужно учитывать, что условия торговли изменились только со странами дальнего зарубежья.
Экспорт практически остался на прежнем уровне, снизившись лишь на 0,1 процента. Что же касается импорта, то он вырос, но тоже незначительно — в пределах 2,5 процентов. Дело в том, что далеко не всегда снижение тарифа приводит к увеличению импорта данной категории товаров. Эффект несколько странный, и он, скорее, свидетельствует о «неэластичности» спроса либо других обстоятельствах. К примеру, ситуация с зерном напрямую связана с конъюнктурой международных рынков. В результате импорт по этой позиции упал, даже несмотря на то, что пошлины снизились. Очевиднее всего это проявилось на такой товарной группе, как рыбное филе. А наиболее чувствительными к тарифной защите оказались молочные продукты, где импорт вырос за год на 21 процент.
По инициативе бизнеса для сглаживания этих эффектов в рамках соглашения были предприняты некоторые меры. Например, по защите рынка молочных продуктов временно была повышена ставка пошлин до связанного уровня. Это удалось потому, что молочная отрасль достаточно консолидирована. Представителям этого рынка удалось обосновать свою позицию, и Европейская экономическая комиссия пошла навстречу бизнесу. Однако зримого эффекта, к сожалению, достичь так и не удалось.
Кроме того, были предприняты меры, чтобы исключить свинину из перечня преференциальных товаров, которые импортируются таможенным союзом на территорию нашей страны по льготным пошлинам. Впрочем, это мало повлияло на снижение импорта этой позиции.

Что в корзине?

Эксперт подробно останавливается на особенностях «корзин» ВТО:
— «Голубая корзина» активно используется в Европейском союзе. Эти меры направлены на поддержание уровня цен путем сокращения производства. То есть применяются прямые платежи под обязательство не выпускать тот или иной товар. Другие страны, естественно, не против таких мер, так как сокращается производство и, соответственно, доля товара на рынке. В рамках «зеленой корзины» находятся меры, не имеющие прямого эффекта на производство. Это субсидии на создание инфраструктуры, на различные исследования и другие формы. Меры «зеленой корзины» ограничены только возможностями бюджета, а не обязательствами. Ограничены в сельском хозяйстве те субсидии, которые входят в янтарную (желтую) корзину. Это меры, которые прямо влияют на рост производительности, поскольку они искажают здоровые условия конкуренции. Четвертая «корзина» — красная — это субсидии, которые запрещены в рамках ВТО. Если страна будет замечена в их использовании, то к ней могут применяться санкции со стороны заинтересованных партнеров. Речь идет об экспортных и импортозамещающих субсидиях. Однако существуют определенные механизмы, которые позволяют находить лазейки в соглашении, чем умело пользуются другие страны. Главное, чтобы государство всерьез озаботилось этим вопросом.
Что еще можно предпринять для защиты российских производителей?
К примеру, Европейским союзом согласованы колоссальные субсидии в рамках «янтарной (желтой) корзины». В интересах других стран, в том числе и России, лоббировать снижение этого чрезмерно высокого уровня государственной поддержки сельского хозяйства. Мы имеем возможность участвовать в переговорах, высказывать свою позицию и образовывать альянсы с другими странами, чтобы повлиять на торговую политику других стран. Другой вопрос — можно ли защититься бизнесу доступными средствами, которые разрешены в рамках ВТО? И здесь, помимо существующих тарифных мер, предусмотрены нетарифные барьеры, антидемпинговые, компенсационные и специальные защитные меры.
Как страны реализуют свой экспортный потенциал? В странах бывшего Советского Союза, вступивших в ВТО значительно раньше России, — а это Киргизия, Молдавия, Армения, сальдо стало отрицательным. Украине удалось незначительно увеличить экспорт по сравнению с импортом.
В России для адаптации отдельных отраслей экономики в части сельского хозяйства были введена нулевая ставка налога на прибыль для сельхозорганизаций, продлена льгота по плате НДС при импорте и реализации племенной продукции до 31 декабря 2017 года, выделены субсидии из федерального бюджета в размере шести миллиардов рублей на развитие глубокой переработки продукции свиноводства и селекционно-гибридных свиноводческих центров.
Покупай Ставропольское
А вот информация, предоставленная заместителем председателя Комитета Ставропольского края по пищевой и перерабатывающей промышленности, торговле и лицензированию Ириной Ивановной Видиневой. Речь идет об объемах той поддержки, в том числе информационной и консультационной, которую получают ставропольские производители. Говоря об обеспечении продовольственной безопасности России, роль АПК Ставропольского края в этом процессе в условиях членства в ВТО, она отметила, что в крае действует программа развития производства пищевых продуктов и напитков, которой в том числе предусмотрен мониторинг качества продуктов питания. Реализуется маркетинговый проект «Покупай Ставропольское». В этом году, она надеется, будет официально зарегистрирован знак «Ставропольское качество.
Для продвижения местной продукции регулярно проводятся торгово-закупочные сессии, куда приглашают производителей, а также торговые сети. На этих площадках озвучиваются не только претензии, но также вопросы и предложения по сотрудничеству. Создание агропромышленного парка «Ставрополье» неподалеку от Минеральных Вод позволит расширить круг участников торогово-закупочных сессий за счет представителей соседних субъектов Южного и Северо-Кавказского федеральных округов.
Весьма значимой в условиях вступления в ВТО мерой государственной поддержки в рамках бюджета становится организация социального питания в учреждениях соцобслуживания, образования, здравоохранения. Проект концепции внутренней продовольственной помощи разработан на уровне РФ и сейчас проходит этап согласования, что позволит реализовать все мероприятия в рамках «зеленой корзины». В свою очередь, эти меры в рамках госзакупок повлияют и на увеличение объемов производства продукции.
— Мы заинтересованы в том, чтобы наша продукция отвечала параметрам качества, была узнаваема и ставропольцами, и жителями других регионов страны, — подчеркнула Ирина Ивановна. — В бюджете края ежегодно в течение трех лет выделяются от двух до трех миллионов рублей на проведение мониторинга качества. На эти средства мы закупаем товары в торговой сети и передаем их в аккредитованную лабораторию для анализа. Есть определенный процент выявляемых товаров, не соответствующих по качеству и маркировке заявленным стандартам. Из них менее 20 процентов приходится на ставропольскую продукцию. Все эти случаи тщательно отслеживаются и отрабатываются, благодаря чему удается снизить поступление товаров не должного качества на прилавки наших магазинов.

Обеспечить свободу

О важности сельхозконсультирования как меры поддержки из «зеленой корзины» ВТО рассказал заместитель директора ГКУ «Ставропольский сельскохозяйственный информационно-консультационный центр» Владимир Иванович Прохода. По его словам, многие крестьянско-фермерские хозяйства в результате взаимодействия с Центром занялись производством альтернативных видов продукции, не связанной с сезонностью, что положительно повлияло на экономику малых предприятий. Один из таких примеров — КФХ Предгорного района, где стали выращивать не только картофель, но и грибы. Это позволило иметь круглогодичный доход от продажи грибов и существенно снизило сезонную зависимость. А в Грачевском районе силами другого крестьянско-фермерского хозяйства была выстроена небольшая теплица для рассады арбузов кассетным способом. В результате себестоимость рассады составила менее 50 копеек, хотя до этого ее покупка обходилась в сумму от трех до пяти рублей.
Владимир Иванович приводит в пример опыт ставропольских сельхозпроизводителей, успешно применяющих на своих полях технологию прямого посева без оборота пласта No-till, а также интенсивные технологии выращивания овощей в открытом грунте. Помимо этого, он обращает внимание на использование биопрепаратов как мощного ресурса экологизации и повышения плодородия почвы.
Незанятой нишей остаются в нашем крае агро и экотуризм. Между тем, по мнению эксперта, несмотря на некоторую «странность» для сельскохозяйственного региона этого вида отдыха, жители мегаполисов весьма в нем заинтересованы.

Вместо послесловия

Мы не ставили задачей подвести итог в обсуждении вопроса членства России в ВТО. Выводы, безусловно, каждый должен сделать сам. И все же позиция нашей редакции в целом оптимистична: в условиях ВТО можно не просто выживать, но и достойно представлять страну на международном рынке. Отступать нам все равно некуда. Ведь в конечном итоге безопасность страны обеспечивает производство продовольствия.

Евгения Максимова