Не быть варваром — земля требует бережного отношения

956

Общаясь с руководителями хозяйств, взявших за основу системы земледелия технологию NO-TILL, всякий раз убеждаешься, что все они сделали выбор осознанно, после долгих сомнений и раздумий. При этом каждого из них отличает пытливый склад ума и незашоренность сознания, заставляющие находиться в постоянном поиске возможностей наиболее эффективного ведения хозяйства. Таков и Петр Иванович Степанченко. Результаты применения на полях СПК колхоз-агрофирма «Дружба» технологии прямого сева для непосвященных кажутся на уровне фантастики. Тех же, кто знает возможности  NO-TILL, удивить сложно. Для них высокая эффективность применения этой системы давно уже стала реальностью.

Снижение рисков

Вместе с Петром Ивановичем мы едем по периметру полей колхоза-агрофирмы «Дружба». Сразу бросается в глаза идеально ровный микрорельеф и отсутствие сорной растительности.
— Вот он, один из замыслов нулевой технологии, — поясняет Степанченко. — Сельскохозяйственные культуры растут вольготно, а сорняка нет.
Сегодня руководитель с гордостью рассказывает о том, как кардинально изменилась структура земледелия, как снизились природные риски и, напротив, возросли экономические показатели хозяйства с внедрением системы NO-TILL. Это и существенное снижение производственных расходов, повлекшее за собой повышение доходности агрофирмы; и значительное расширение спектра возделываемых сельхозкультур, о многих из которых в условиях хозяйства с явно недостаточными 380 мм осадков, раньше не приходилось мечтать, и ряд других перемен. И все же председатель колхоза вспоминает, что сомнения в возможности применения NO-TILL в условиях хозяйства были достаточно серьезными.
— Я когда-то закончил наш сельскохозяйственный институт по специальности ученый агроном, — вспоминает Петр Иванович. — По сравнению с теми знаниями, что нам преподавали, технология NO-TILL — это как неевклидова геометрия, то есть принципиально иной подход к земледелию. Агроном, который много лет учился, а затем работал по традиционной системе возделывания, невольно зацикливается на этом и делает все по «дедовской науке», с опаской относясь к любым, а тем более таким революционным новым веяниям в агрономии. Не случайно на Ставрополье систему NO-TILL первым внедрил Валерий Константинович Зайцев, который оценивал возможности растениеводства, основываясь на мировом опыте лучших агропредприятий, а не на данных консервативной науки.
Прежде чем решиться на применение технологии прямого сева в собственном хозяйстве, Петр Иванович проштудировал массу литературы.
— Я изучал систему NO-TILL на опыте таких успешных в агропроизводстве государств, как Аргентина, Австралия, Новая Зеландия, Соединенные Штаты Америки и Канада, — рассказывает руководитель. — Меня интересовали природно-климатические особенности этих стран и причины, побудившие зарубежных коллег сделать свой выбор в пользу этой технологии. Если большая часть Австралии занята пустынями, то климат Новой Зеландии мягкий и влажный. Система NO-TILL успешно прижилась в Канаде и северной части США, где также нет проблемы с влагообеспеченностью, но зато нередко буйствуют смерчи и торнадо. А значит, налицо ветровая эрозия, доставляющая множество хлопот нашему хозяйству. В Аргентине, продуваемой ветрами от океана до океана та же проблема. Кстати, многие ошибочно полагают, что по количеству осадков эта страна близка к Бразилии. Но это далеко не так. Влагообеспеченность на юге Аргентины даже меньше, чем в южных районах Калмыкии. В этих пустынных краях десятки, если не сотни лет, не было осадков. Так что проблема недостатка влаги также близка аргентинским аграриям. Все эти данные и привели меня к мысли о том, что технология прямого сева как нельзя лучше подходит к условиям нашего хозяйства.

Все начинается с сознания

Сегодня председатель агрофирмы убежден, что вспашка губительно сказывается на плодородии земли. Более того, любой вид обработки почвы ведет к разрушению ее структуры. Плуг поднимает пласт, и в результате чего погибают бактерии, которые «работают» на создание плодородного слоя.
— Когда применяется обработка почвы, будь то традиционная глубокая вспашка или «минималка», мы, по сути, поступаем как варвары, уничтожающие возможности и ресурсы самой природы, — объясняет Петр Иванович. — Напротив, NO-TILL позволяет использовать весь природный потенциал.
Руководитель хозяйства приводит в пример высказывание одного идеолога технологии прямого сева, который утверждает что NO-TILL всегда начинается с сознания. Прежде нужно досконально изучить эту технологию, а уж потом применять ее на практике, учитывая особенности конкретного хозяйства и даже конкретного поля. И с этим заявлением с готовностью согласится каждый «ноутиловец». Особенностей применения этой технологии множество, но все они предусматривают создание мульчирующего слоя Именно он сохраняет влагу в почве и препятствует ветровой эрозии. Если этого слоя недостаточно, необходимо сеять дополнительные культуры, например, горчицу, рожь, овес. Как только культура достигает молочной спелости, применяются гербициды, препятствующие дальнейшему росту растений.
Нужно учитывать тот факт, что весь потенциал нулевой технологии раскрывается не сразу. Образно выражаясь, земля должна привыкнуть к бережному к себе отношению, чтобы потом воздать сторицей. К примеру, в той же «Дружбе» на второй год с удивлением обнаружили, что в почве в большом количестве появились дождевые черви. Но больше всего потрясений было, когда во время ураганного ветра не пострадали поля хозяйства, в отличие от соседей, где потоки воздуха буквально сметали плодородный слой земли. Такая же картина наблюдалась и в период ливневых дождей.
— Особенность мульчирующего слоя такова, — раскрывает «хитрость» технологии Петр Степанченко, — что влага как по капиллярам проникает прямо к корням растений. Почва защищена от водной и ветровой эрозии, что сводит на нет негативные погодные воздействия.
Практически не отличаются от других технологий способы борьбы с сорняками и вредителями. Поначалу приходится проводить больше гербицидных обработок, но со временем за счет применения системы NO-TILL количество сорной растительности резко уменьшается, поля становятся чище, а потому снижается потребность в гербицидах.
— Те, кто незнаком с нулевой технологией возделывания, утверждают, что отсутствие обработки почвы приводит к всплеску болезней растений, — продолжает председатель агрофирмы. — На деле же ситуация прямо противоположная. Фитосанитарное состояние полей улучшается, что позитивно сказывается на снижении расходов.

Выбор умных

Расходы по минимуму, доходность по максимуму — это своеобразный девиз ноутиловского движения. Трактор, опрыскиватель, сеялка, комбайн — вот фактически весь арсенал хозяйства, работающего по системе NO-TILL. Если же говорить о дороговизе сельхозтехники, требуемой для нулевой технологии, то глава агрофирмы убежден, что затраты окупятся быстро. Особенное внимание важно уделить выбору сеялки.
— Одни делают выбор в пользу американских агрегатов, другие предпочитают аргентинские сеялки, — продолжает Степанченко. — В нашем хозяйстве отлично проявил себя «Владимир», произведенный в РТП «Петровское» с шириной захвата в 12,5 метров. Однако у этой сеялки пока есть недостаток — неприспособленность к посеву бобовых культур. Не так давно агрегат для прямого сева «Берегиня» представили усть-лабинские машиностроители. То есть выбор сеялок очень большой. Но я хотел бы пожелать начинающим «ноутиловцам», чтобы перед покупкой агрегата они «отмерили» даже не семь, а сто семь раз. Техника это достаточно дорогая, вот почему важно учитывать все нюансы.
Потенциал Ставрополья как аграрного региона в настоящее время используются далеко не на сто процентов. В самой засушливой первой почвенно-климатической зоне края под пары выводится половина земли. Потому и урожай здесь получают раз в два года. Советский район, где базируется «Дружба» так же «не избалован» осадками. В прежние годы в хозяйстве приходилось оставлять под паром до 40 процентов земли. Скудным был и севооборот. Выбор в пользу NO-TILL в разы расширил возможности сельхозпредприятия.
— Мы стали первым в районе хозяйством, которое посеяло кукурузу на зерно, — продолжает руководитель агрофирмы. — Первоначально мы выделили под эту культуру 250 гектаров, а сейчас приняли решение увеличить эти объемы в три раза. А на будущий год запланировали засеять кукурузой минимум две тысячи гектаров. Благо, NO-TILL дает нам эту возможность.
То же касается и других сельхозкультур. Если в прошлом году в хозяйстве засеяли подсолнечником 800 гектаров, то в этом выделили под эту культуру 1350 га. В два раза увеличили и площадь посевов сорго.
Но, пожалуй, самые удивительные результаты связаны с горохом. В этот феномен не верят ученые. Однако чудо состоялось: на полях хозяйства зреет горох, посеянный… осенью.
— Осенью позапрошлого года мы приобрели сеялку для нулевого сева, — рассказывает руководитель. — Естественно, мы захотели опробовать ее «в деле» и один проход трактора засеяли горохом. К нашему удивлению, он не просто хорошо перезимовал, но и дал отличный урожай. Поэтому в прошлом году мы решили повторить опыт. Когда закончился сев озимых, 23-24 октября мы засеяли горохом уже 150 гектаров.
Первоначально задумка была такой: горох уйдет в зиму, не успев взойти. Однако осень оказалась слишком теплой. На полях зазеленели всходы. В итоге горох сеяли трижды с разницей в четыре-пять дней. На удивление, самые лучшие всходы были получены на тех участках, где посевы успели взойти осенью. И сегодня эти поля радуют уровнем развития растений и отсутствием сорняков.
— Мы уже не задаемся вопросом, стоит ли применять технологию NO-TILL или не стоит, — резюмирует Петр Иванович. — Для нас ответ на этот вопрос очевиден. Как и для любого другого агропредприятия, определяющий фактор — это экономика хозяйства. А она такова: по нашим подсчетам, наши затраты на каждый гектар снизились на 5200 рублей. Снижение себестоимости оборачивается дополнительной прибылью, что позволяет выделять средства на дальнейшее развитие нашего предприятия.
Применить нулевую технологию на ста процентах земель хозяйства — такую конечную цель ставит в настоящий момент председатель. При этом руководитель хозяйства убежден, что в ближайшие годы NO-TILL станет выбором, в первую очередь, умных фермеров.
— Фермер — сам себе хозяин, — объясняет Петр Степанченко. — Ему не нужно, кого-то убеждать и что то доказывать. Главное мерило — доход и успешность хозяйства. Если фермер хочет не выживать, а достойно жить и развивать производство, он однозначно будет внедрять нулевую технологию, как самую экономически эффективную. И если сегодня на систему NO-TILL переходят единицы, то в будущем число ее сторонников будет увеличиваться в прогрессии.
В заключение председатель «Дружбы» остановился еще на одном принципиально важном моменте.
— Я бы дал нашему научному сообществу один совет, — сказал он. — 40 лет наши ученые старательно не замечали уникальных результатов применения технологии NO-TILL. Парадокс заключается в том, И это при том, что открыл технологию российский гений аграрной науки. Что помешало нашим ученым взять на вооружение прогрессивную методику, можно только гадать. Но факт остается фактом: мы аутсайдеры в мировой практике применения этой нулевой технологии. Лишь пару лет назад NO-TILL заинтересовался Ставропольский научно-исследовательский институт сельского хозяйства. А ведь некоторые хозяйства края более шести лет отработали по этим технологиям и стабильно получают отличные урожаи как по зерновым культурам, так и по кукурузе и подсолнечнику. Думаю, пора нашей науке просыпаться и на деле помогать внедрению системы земледелия, позволяющей не только сохранить, но и улучшить плодородие земель и в разы повысить производство стратегических для нашего региона сельскохозяйственных культур.

Евгения МАКСИМОВА