Удивительный район – Апанасенковский. В то время, когда по всей стране одно за другим рушились крупные хозяйства, подбираемые и терзаемые то нерадивыми инвесторами, то фермерами-­одиночками, здесь сумели создать и сохранить племенное ядро знаменитого ставропольского тонкорунного овцеводства. Пять сельскохозяйственных предприятий Апанасенковского района Ставрополья достойно представили край на ХХ Всероссийской выставке племенных овец и коз в Астрахани. Племенные бараны и ремонтный молодняк получили наивысшие оценки компетентного жюри. Хозяйства-­лидеры по разведению тонкорунных овец выстояли в самые непростые для животноводства годы и теперь динамично развиваются в партнёрстве с компанией «Маныч», ставшей для апанасенковцев гарантом стабильности.

Высший свет овцеводства

Уникальным считался Апанасенковский район и во времена Советского союза. В СССР его «движущей силой» были 11 племенных заводов. Колхозы процветали, великолепное тонкое руно пользовалось спросом и, казалось, ничто не сможет нарушить сложившийся уклад. Но наступили разрушительные 90-е. Как и все аграрии страны, апанасенковские животноводы столкнулись с тем, что продукция, за счёт которой жили хозяйства – та самая знаменитая мериносовая шерсть, которую по праву можно назвать лучшей на евразийском континенте, оказалась невостребованной.

Вопрос выживания стоял очень остро. Предлагаемый рынком, а вернее, рыночной вакханалией, царившей в лихие 90-е, бартер, для аграрного сектора был неприемлем. Нужно было проводить сев, а значит, закупать семена, удобрения, средства защиты растений и многое другое. Да ещё платить людям, чтобы не потерять ценные кадры.

Тогда и собрались руководители апанасенковских хозяйств, чтобы придумать, как пережить непростые годы. Крепкие хозяйственники, взявшие на себя ответственность за будущее земли и людей, которые на ней работают, они пришли к выводу, что есть только один выход: объединиться. Так была создана «Производственная ассоциация «Маныч», у истоков которой стояли легендарные овцеводы, патриоты Апанасенковского района Николай Пономарёв, Виктор Чесняк, Фёдор Минко, Василий Маистренко. Идейным вдохновителем объединения стал Михаил Ильченко.

Как показало время, уничтожившее не один десяток племенных хозяйств на Ставро­полье, принятое решение оказалось единственно верным. Сегодня сельхозпредприятия, входящие в компанию «Маныч», составляют самый что ни на есть высший свет овцеводства. Впрочем, даже аграрной элите в наше время приходится непросто. К счастью для апанасенковских животноводов, они всегда могут рассчитывать на помощь главы района Владимира Ткаченко. «Без такой поддержки и опоры трудно было бы работать», – признаются апанасенковцы.

В последние годы немало говорят о необходимости аграриям сплотиться, создавать и укреплять профессиональные союзы, возрож­дать кооперативное движение. Однако дело движется со скрипом. Причина в том, что подобные объединения держатся во многом на доверии. Но, к сожалению, люди доверять стали меньше, да и довериться мало кому можно.

Учредители «Маныча» в этом плане не ошиблись. Руководить производственной ассоциацией более четверти века назад они доверили Валерию Русановскому.Энергичный, волевой, он из той когорты мужчин, о которых говорят: человек слова и дела. Каждый из руководителей хозяйств, с которыми довелось общаться, говорил о Валерии Валериевиче только добрые слова, отзывался о нём с искренней благодар­ностью и признательностью.

Копейка за копейкой

Впрочем, зная историю становления компании «Маныч», удивляться нечему. Сообща приходилось переживать очень непростые времена.

Изначально при создании ассоциации была задумана классическая схема «полного цикла», которая должна была помочь избежать хищников-­посредников, поглощающих львиную долю выручки. Овцеводческие хозяйства, пригласив к сотрудничеству предприятие по первичной переработке Невинномысска и мануфактуру Санкт-­Петербурга, выстроили цепочку от производителей шерсти к «готовому костюму». Полученный доход планировали делить пропорционально вкладу каждого. Однако в силу объективных обстоятельств того времени схема не сработала, начала буксовать.

— Нужно было найти покупателей с деньгами, – вспоминает Валерий Русановский. – В тот период найти их можно было только за рубежом. Мы вышли на рынок Франции, Германии.

Естественно, что зарубежные партнёры не спешили радовать ценами. Изучив ситуацию на российском рынке, европейцы поняли, что ей можно очень выгодно воспользоваться. Цена, предложенная за высококачественное тонкое руно, была в разы ниже реальной рыночной стоимости. Прекраснейшую шерсть в 90-е годы приходилось отдавать по 60 центов за килограмм. Для сравнения, сейчас цена реализации составляет около пяти долларов. Но чтобы добиться реальной оценки ставропольской шерсти на международном рынке, пришлось каждый год «отвоёвывать» цент за центом, копеечку за копеечкой.

— В том, что нам удалось занять достойные позиции на рынке, заслуга не только нашей компании, но и всех коллективов овцеводческих хозяйств нашего района, – констатирует Валерий Валерьевич. – Это заслуга животноводов, руководителей и специалистов, которые сохранили поголовье мериносов не благодаря, а вопреки ситуации, которая складывалась в сельском хозяйств в целом и в овцеводстве в част­ности. Я надеюсь, что не за горами то время, когда былая слава вернётся к нашим сельхозпредприятиям и они начнут получать достойную их прибыль. Это позволит преумножить главное богатство нашего района – мериносовое поголовье.

С учётом сложившейся цены и дотации от государства (на Ставрополье она составляет 120 руб­лей за килограмм тонкорунной шерсти), в этом году хозяйства-­партнёры компании «Маныч» смогут получить не менее 400-420 руб­лей за килограмм. Стоит отметить, что выбор покупателей шерсти всегда остаётся за руководителями племенных хозяйств-­учредителей.

Впереди самая ответственная пора в жизни овцеводов – стригальная кампания. По традиции «Маныч» обеспечивает хозяйства стригальным оборудованием, спецодеждой, упаковочными материалами.

— В период напряжённых сельскохозяйственных работ мы стараемся, чтобы у наших учредителей и партнёров было всё необходимое, – подчёркивает Валерий Русановский. – С зарубежными импортёрами работаем по час­тичной предоплате, чтобы хозяйства смогли получить финансовую поддержку. Выстоять овцеводам по-прежнему непросто, выживать удаётся за счёт растениеводства. Поэтому главное сейчас – продержаться до зерна.

Новинка в овцеводстве

СПК колхоз-­племзавод «Путь Ленина» стал главным победителем Российской овцеводческой выставки в Астрахани. Экспертный совет высоко оценил племенных баранов и ремонтный молодняк. Колхоз-­племзавод представил две породы: ставропольский меринос и российский мясной меринос. Отобрать ремонтный молодняк доверили молодому специалисту. Зоотехник-­селекционер по овцеводству Дмитрий Васюков работает в хозяйстве меньше года, но успел зарекомендовать себя как человек увлечённый и трудолюбивый. Выпускник Александровского сельскохозяйственного колледжа, он сам поступил на бюджетное отделение Ставропольского государственного аграрного университета. Заочное обучение позволяет одновременно получать знание на практике.

— Мне по душе работа в овцеводстве, нравится проводить комп­лексную оценку и отбор животных, – рассказал молодой специалист. – Здесь очень важен творческий подход, и многое зависит от отношения работника к своему труду. Пример тому – наш старший чабан Андрей Полянский. В том время, как в среднем по хозяйству выход на сто овцематок составляет 105 ягнят, Андрей Иванович получил по российскому мясному мериносу 118 ягнят. Достойный чабан, достойное хозяйство, достойная порода.

Если ставропольская тонкорунная порода насчитывает не один десяток лет, то российская мясная – современное достижение учёных и селекционеров, утверж­дена в 2016 году.

— Порода очень качественная и однозначно будет востребована, – убеждён главный зоо­техник колхоза-­племзавода Валентин Панасенко. – У животных и выход мяса выше, чем у ставропольской породы, и шерсть тонкая, мериносовая.

Оригинаторами российского мясного мериноса стали шесть ставропольских хозяйств, четыре из которых – Апанасенковского района.

— Исключительная особенность породы в том, что для её создания использовали три разные материнские основы тонкорунных пород шерстно-­мясного направления: ставропольского, манычского и советского мериноса, – объяснила ведущий научный сотрудник Всероссийского НИИ овцеводства и козоводства, филиала ФГБНУ СК «Северо-­Кавказский федеральный научный центр» Светлана Шу­маен­ко. – Работа велась с прилитием крови баранов-­производителей австралийской селекции. Таким образом, на основе единого стандарта были получены внутрипородные линии российского мясного мериноса.

Тонина шерсти, полученной от баранов породы российский мясной меринос, колеблется от 17 до 22 микрометров. У овец этот показатель ещё ниже: от 17 до 21 микрон. Качество руна высокое, востребованное на мировом рынке.

 

— Как и весь Апанасенковский район, мы давно и успешно работаем с «Компанией «Маныч», – отмечает председатель СПК «Путь Ленина» Николай Полянский.  – Наша шерсть экспортируется в Индию и Китай. Продукты овцеводства сейчас в цене. Так что будем наращивать поголовье.

Быть в тренде

 

Большие перспективы в развитии племенного направления видит председатель сельскохозяйственной артели (колхоза) «Родина» Сергей Литвинов. Традиции и принципы селекции закладывались многими поколениями учёных и специалистов. 40 лет назад хозяйство получило статус племенного хозяйства по разведению тонкорунной породы ставропольский меринос.

Однако время диктует свои правила. Ставропольский меринос – это порода чисто шёрстного направления, а общемировая тенденция такова, что разведение овец более выгодно для производства баранины.

— В течение последних десяти лет мы занимались прилитием крови австралийских мясных мериносов, – объяснил главный зоотехник колхоза «Родина» Владимир Кабалов. – Таким образом была получена порода российского мясного мериноса, у которого сохранилась шёрстная продуктивность, выросла живая масса и соответственно увеличился выход мяса. Эта порода уже сейчас стала востребована. Поэтому мы продолжаем комбинированную селекцию, отбираем животных, целенаправленно развивая мясные качества, но не забывая о шерсти.

По словам главного специалиста, выращенные в хозяйстве российские мясные мериносы имеют прекрасные качественные характеристики. Даже у баранов тонина шерсти составляет 19-20 микрон.

У ставропольских мериносов, в отличие от российских мясных, на шее присутствуют складки, из-за которых образуется излишний жиропот. Это усложняет стрижку. Поскольку на их образование затрачивается энергия, животные с повышенной складчатостью более требовательны к кормам. У российских мясных мериносов складчатость отсутствует. Кроме того, селекционерам удалось добиться стопроцентной комолости баранов и овцематок.

Кстати, в «Родине» – самое большое на сегодняшний день поголовье российского мясного мериноса: 12 тысяч, включая шесть тысяч овцематок. Недавний окот прошёл хорошо. Средний выход составил сто ягнят на сто овцематок. Но поскольку двой­няшек было немного, то молодняк уродился здоровым и крепким. В ближайшее время колхоз планирует получить статус племенного хозяйства по разведению этой породы овец.

Весь комплект

Крепкие, сильные хозяйства в Апанасенковском районе. И руководители в каждом из них – как на подбор. Такие же сильные, крепкие хозяйственники. Настоящие председатели, душой болеющие за вверенные им предприятия, сумевшие сберечь заповедник мериносовых овец на Ставрополье.

 

Один из них – председатель колхоза-­племзавода «Маныч» Сергей Фисенко. Как и другие хозяйства района, известность на широких просторах бывшего СССР предприятие получило во второй половине прошлого столетия. И сумело не растерять лидерских позиций за многие десятилетия. Результатом участия в выставке племенных животных в Астрахани, где предприятие представило восточно-­манычский тип и российских мясных мериносов, стал комплект наград племенных баранов и ремонтного молодняка всех достоинств, включая две золотые медали.

Прежде чем начать заниматься селекционной работой, важно определить, какая цель преследуется в итоге.

При создании породы российский мясной меринос акцент был сделан на комбинированную селекцию как по мясному, так и по шёрстному направлению. Селекция проводилась на основе местного поголовья манычских овцематок с использованием племенных баранов из Австралии.

 

— Мы привезли на выставку достижения наших животноводов и селекционеров за последние шесть лет, – подчёркивает главный зоотехник колхоза-­племзавода «Маныч» Сергей Чирва. – Изначально вместе с учёными ВНИИОК мы определили план совместной деятельности. А затем в течение девяти лет проводили большую работу, включавшую разовые прилития крови австралийских мясных мериносов, последующие скрещивания и, наконец, тщательный отбор потомства, отвечающего заявленным характеристикам.

Рычаги развития

В стране есть только три сельхозпредприятия, в которых содержат племенных овец породы манычский меринос: помимо уже упомянутого «Маныча», это СПК колхоз-­племзавод «Россия» и колхоз-­племзавод имени Ленина. Примечательно, что поголовье в каждом из них имеет достаточно существенные различия и особенности. Это связано с историей возникновения породы, которая создавалась путём скрещивания с племенными баранами из различных племенных заводов Австралии.

— Родоначальниками манычского мериноса стали австралийские бараны, завезённые на Ставрополье в 70-х годах прошлого столетия, – рассказал главный зоотехник колхоза-­племзавода имени Ленина Иван Шарко. – Работа селекционеров под руководством академика РАН Василия Мороза велась по трём родительским линиям: Е‑815, ЕМ‑222 и ЕМ 214, каждую из которых отличали определённые качественные характеристики. Результатом длительной кропотливой селекции стало утверждение породы в 1989 году.

В настоящее время в колхозе-­племзаводе продолжают работу над улучшением породных качеств манычских мериносов. Правда, с учётом достаточно небольшого стада сделать это достаточно проблематично. В хозяйстве содержится до 4000-4200 овцематок, а общее поголовье находится в пределах восьми тысяч. Поэтому, чтобы не было близкородного скрещивания, колхоз закупает племенных животных, а также использует для прилития свежей крови семя потомков родоначальников линий, которое было заморожено пару десятков лет назад и до сих пор хранится во ­ВНИИОК, филиале ФГНУ СК ФНАЦ.

С каждой овцы в среднем получают 3,2 килограмма шерсти с тониной в 21-22 микрометра. Выход чистого волокна составляет 60-64 процента. Полученную шерсть хозяйство реализует исключительно через «Компанию «Маныч».

 

Как заверил руководитель племзавода Николай Васильев, партнёрское взаимодействие с компанией – это гарантия стабильности и лучшей цены. Есть в колхозе и планы увеличить поголовье. Рычагом развития овцеводческой отрасли, по мнению председателя, могли бы стать изменения политики государства в аграрной сфере.

— Если страна заинтересована в том, чтобы развивать животноводство, то на государственном уровне нужно решить два принципиально важных вопроса, – считает Николай Васильев. – Во-первых, крайне необходимо урегулировать земельные отношения между предприятиями всех форм собственности. Потому что надо понимать, что если нет земли – то нет и животноводства. Во-вторых, должна быть выработана сис­тема, которая могла бы уравнять в правах хозяйства, занятые растениеводством и животноводством. Мы не бросаем заниматься овцеводством, потому что жалко уничтожать товарно-­производственные подразделения, которые были ещё построены дедами, жалко терять племенное поголовье. И самое главное: что будет с людьми, которые задействованы в отрасли?

Справедливой была бы сис­тема, при которой учитывалась бы нагрузка на посевную площадь. Чтобы на каждую тысячу гектаров, к примеру, приходилось по триста условных единиц животных. И чтобы господдержка хозяйствам оказывалась соответственно этим параметрам. В противном случае получается, что в выигрыше оказываются производители зерна, которые получают максимальную выгоду от сельхозпроизводства, в то время как животноводы терпят убытки.

Гарант стабильности

Гордость СПК колхоза-­племзавода «Россия» – племенное поголовье манычского мериноса, выведенного на базе ставропольской породы овец. Хозяйство было единственным на Ставрополье, куда на протяжении 12 лет завозили племенных баранов исключительно из одного австралийского племзавода «Бангари».

 

— В отличие от других ставропольских хозяйств, работавших со многими типами австралийских мериносов, мы не мешали кровь и, фактически, стали дочерним предприятием племзавода «Бангари», – говорит председатель СПК «Россия» Николай Мацко. – В этом проявилась дальновидность наших зоотехников и селекционеров.

12-летняя работа завершилась в 1982 году апробацией и утверждением породы.

Потомственный животновод, Николай Викторович 17 лет работает руководителем колхоза.

— Если бы не мои дед и отец, которые отдали жизнь овцеводству, если бы сам не вырос на кошаре, может быть, я и перестал бы заниматься этой отраслью, – утверждает председатель. – Пока что никакие дотации не способны перекрыть расходов на содержание племенного поголовья. И с каждым годом убытки только нарастают. Но как можно прекратить заниматься делом своих предков? Пока, к сожалению, спасает нас только зернопроизводство.

Тем не менее, останавливаться на достигнутых высотах в овцеводческой отрасли Николай Мацко не собирается. Помимо улучшения качественных характеристик маныческого мериноса, занимаются в хозяйстве и российским мясным мериносом. На племзаводе, по словам председателя, уже начали закладку этой линии. Сейчас в основном стаде имеется около 10 баранов российского мясному мериноса. Получить статус племрепродуктора по этой породе пока не позволяет поголовье. Поэтому в планах – увеличение маточного поголовья. Тем более, что потенциал для этого имеется солидный.

Перспективы дальнейшего развития Николай Мацко во многом связывает с ООО «Компания «Маныч».

— Изначально производственная ассоциация «Маныч» была создана, чтобы сельхозпредприя­тия нашего района могли реализовывать шерсть по достойной цене, – объясняет он. – Как и другие апанасенковские хозяйства, мы стали учредителями ассоциации, которая поддерживала и продолжает поддерживать нас на протяжении четверти века. Но особые слова благодарности я хотел бы высказать в адрес руководителя компании «Маныч» Валерия Русановского. Когда тонкое руно было никому не нужно и перекупщики скупали его за копейки, он приобретал у нас шерсть по завышенной для тех времён цене, пос­­ле чего она лежала на складах по три-пять лет. В этом, я считаю, проявилась его способность смотреть на перспективу и работать на опережение. Валерий Валериевич – это очень порядочный и надёжный человек. И под его руководством компания «Маныч» по сей день выступает гарантом того, что мы реализуем шерсть по самой высокой цене.