Новый ставропольский закон о повышении минимального размера участка, который можно выделять из земель сельхозназначения, вызывает оживлённые споры. Полемика вокруг него разгорелась и на собрании фермеров Петровского района при участии представителей районной администрации. Это было 16 ноября, за несколько дней до принятия законопроекта краевой думой. Говорили без обиняков как о занижении урожайности в фермерских отчётах, так и о незаменимой помощи фермеров родным хуторам и сёлам. Такие же собрания АККОР края планирует провести во всех районах края.

Бедный урожай в богатый год

img_9321-viktor-pylenok2016 год для Петровского района был лучшим за всю историю фермерского движения, считает глава районной и краевой ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств Виктор Пыленок.

 

По предварительным данным, К(Ф)Х собрали в общей сложности 80 тыс. 859 т зерновых и зернобобовых культур и кукурузы при урожайности 33,8 ц/га. Это высокий показатель, который фермеры района за 25 лет преодолевали всего один раз.

Лучшими по урожайности зерновых культур Виктор Павлович назвал Мечислава Ладовского (56 ц/га пшеницы и 62 ц/га озимого ячменя) и Владимира Ануприенко (56 ц/га пшеницы и озимого ячменя). На достойном уровне сработали Юрий Мищенко (50 ц/га пшеницы), Валентина Беда (48 ц/га пшеницы, 60 ц/га ячменя, 50 ц/га гороха), Стефан Водопьянов (40 ц/га пшеницы, 47 ц/га ячменя, 41 – гороха). Не отстали от них Александр Щедрин, Алексей Стрекалов, Николай Колосов.

Но не всеми коллегами гордится Виктор Пыленок.

«Среди фермеров, входящих в ряды районной ассоциации, есть фермеры, которые из года в год скрывают часть выращенного урожая, тем самым снижают наши показатели по району, и мы постоянно получаем нарекания и упрёки со стороны руководства района и края, – тревожится руководитель организации. – Я скажу жёстче: этот вопрос стал основным в связи с рассмотрением законопроекта о минимальном размере выделенной земли в 2,5 тыс. га.

Нас везде упрекают, что урожайность фермеров значительно ниже, чем коллективно-долевых хозяйств. Правительство понимает, что земля плохая, что техника не та. И они допускают снижение на 5 ц/га. Но у нас получается, что фермерская урожайность на 8 ц/га ниже, чем в среднем по району. Хотя фермеры, которые входят в ассоциацию, получают урожайность лишь на 6 ц/га ниже. Пользуясь этим, холдинги и крупные землевладельцы пытаются перекроить закон о земле в свою пользу».

99 членов районной ассоциации 43 хозяйства, по оперативным данным, отличались ниже средней урожайности зерновых в районе. Виктора Павловича беспокоят цифры, которые предоставляют Владимир и Андрей Головченко, Сергей Проценко, Александр Козедуб, Александр Свистухин, Галина Савченко, Юрий Наконечный, Игорь Колесников и многие другие.

«Совет ассоциации понимает, что эти фермеры получили не лучшую землю, и вырастить на ней высокие урожаи сложно, – признал Виктор Пыленок. – Но эти люди работают на фермерской ниве 20‑25 лет. За это время обновились сельхозмашины и оборудование, фермеры стали применять больше удобрений и средств защиты растений, появились новые семена зерновых культур, которые можно выращивать на любых почвах и получать хорошие урожаи, а не по 12‑15 ц/га, что соответствует урожайности 90-х годов».

Вывести из тени каждый килограмм зерна

И всё же фермеры, которые входят в состав общественной организации, а это 60 % К(Ф)Х района, более эффективны. Имея в распоряжении 88 % от общей фермерской площади, они собирают 93 % от общего количества намолоченного фермерами зерна.

Урожайность не входящих в ассоциацию фермеров на 15 ц/га в среднем ниже, чем входящих. При этом никто не контролирует их. Налоговой они предоставляют зачастую либо нулевые отчёты, либо показывают 2‑3 тонны зерна, полученные ими в качестве арендной платы от тех фермеров, которым они передают свои участки. Передача осуществляется без участия регпалаты, поэтому в конечном итоге выращенный в таких хозяйствах хлеб минует как налоговую службу, так и органы статистики.

АККОР не может воздействовать на такие хозяйства, поскольку является всего лишь общественной организацией. Можно, конечно, фермеров доб­ровольно-принудительно пригласить в ассоциацию. В США, например, все фермеры обязаны входить в профессиональные объединения и платить взносы. В России можно было бы, по предложению Виктора Пыленка, сделать так, чтобы выдача субсидий, поддержек, пособий и компенсаций проходила согласование в АККОР.

«Зачастую поддержку получают такие фермеры, которых фермерский актив района не видел вообще, – подчеркнул Виктор Павлович. – Именно такие фермеры скрывают свою урожайность. Годами отчёты в налоговую службу сдаются с нулями. Откуда взяться доходам в бюджет? Почему в решении этих вопросов не действует налоговая служба?».

Районная ассоциация в прошлом году проверила, как используются фермерские сельхозугодья в 2 населённых пунктах района. Было выявлено около 400 га посевов пшеницы, урожай которых оставался неучтённым. По подсчётам АККОР, всего в районе таких посевов было около 2 тыс. га. Кто должен с этим бороться?

В этом году ассоциация обратилась в районный отдел сельского хозяйства, указав, какие К(Ф)Х собирали урожай, чтобы обеспечить оперативную и правдивую отчётность. Но это не гарантирует, что фермерские хозяйства подадут честные данные.

«Оперируя подобными фактами, наши противники – холдинги, крупные землевладельцы, – выступая на собраниях и митингах, пытаются очернить и убрать нас с полей Ставропольского края, – отметил Виктор Пыленок. – Совет районной ассоциации призывает фермеров пересмотреть оперативную отчётность и правдиво отчитаться, не допустив снижения ранее представленных показателей по уборке урожая. Только вывод из тени каждого килограмма выращенного зерна будет способствовать нашей победе в борьбе с холдингами и крупными землевладельцами».

Удобрения в трубу?

Сокрытие урожая беспокоит и администрацию Петровского района. Особенно странно, когда фермеры, получив землю из фонда перераспределения, сдают её в субаренду. Заместитель главы – начальник отдела сельского хозяйства и охраны окружающей среды администрации района Виктор Барыленко уже передал в Госдуму России своё предложение.

img_9334viktor-barylenko

«Если фермер прекратил свою деятельность, а земли фондовские, то почему он должен иметь на них какой-то доход, не желая заниматься сельхозпроизводством? – резонно рассудил Виктор Дмитриевич. – Он не отчитывается как положено и не хочет передавать землю официально через регистрационную палату».

Государство, судя по цифрам, которые привёл начальник сельхозотдела администрации, идёт фермерам навстречу. 123 К(Ф)Х за последние 4 года получили поддержку, в том числе гранты начинающим фермерам и семейным фермам.

Многие отвечают взаимностью: обновили парк сельхозмашин и орудий, стали больше применять минеральных удобрений, регуляторов и стимуляторов роста, средств защиты растений.

Но есть и аутсайдеры, с которыми нужно что-то делать. «Движение земли от менее эффективных к более эффективным землепользователям продолжается и будет продолжаться», – предупредил Виктор Барыленко.

Он указал на странный факт. В прошлом году фермерские хозяйства применяли больше удобрений на гектар, чем коллективные. «Это произошло впервые, потому что «Северо-Кавказский Агрохим» не внёс удобрения», – пояснил Виктор Дмитриевич. Но почему-то на урожайности К(Ф)Х это не отразилось. «Или отчётность недостоверная, или были просчёты в технологии», – сделал вывод начальник отдела.

Не хлебом единым

По словам Виктора Барыленко, за последние 2 года количество К(Ф)Х, которые пользуются субсидиями, снизилось. И виной тому стала именно низкая урожайность зерновых культур, включая кукурузу. В условиях получения господдержки краевые власти прописали минимальный порог в 75 % от среднего показателя по району. То есть в Светлограде фермеры, которые рассчитывают на субсидии, должны показать урожайность не менее 31 ц/га. А подавляющее большинство отчитываются ниже 30 ц/га.

«Мы принимали меры, выезжали на поля, находили неучтённые посевы, были на уборке, составили оперативную отчётность более, чем по 100 фермерам, и передали в статистику, чтобы они равнялись на наши цифры», – отметил Виктор Дмитриевич.

Но поймать за руку каждого, кто занижает показатели, невозможно. Иных фермеров не выловить, потому что они стараются с властью не контактировать. А статистика вправе обнародовать лишь общие данные.

Если у фермера не получается вырастить достойный урожай пшеницы, можно заняться другим видом сельскохозяйственной деятельности.

«Есть подотрасли, которые на таких же маленьких участках земли могут давать прибыль в 10 раз больше, чем зерновые, – напомнил Виктор Барыленко. – Неплохо работают виноградари, они экономически себя хорошо чувствуют и с каждым годом расширяют свои посадки. Есть возможность выращивать сады, заниматься овощеводством. К примеру, фермер Александр Щедрин вырастил лук на 3 га и за год окупил всю технику, которую приобрёл под него. В этом году лук более подвержен заболеваниям, тем не менее фермер на 17 га получил по 602 ц/га, построил овощехранилище, заложил урожай и будет зимой его реализовать, получая хорошую прибыль. Сейчас он заложил сады – 53 га. Яблоки стоят не меньше 50 руб./кг при урожайности 100 ц/га и выше. Никогда урожайность пшеницы такой не будет».

Напрасно отдел сельского хозяйства призывал фермеров, чьи земли прилегают к оросительному каналу, заняться овощеводством. Казалось бы, есть все условия, есть хорошая цена и спрос на продукцию. Но все «зациклились» на зерновых.

Некоторые занимаются животноводством. Поголовье коров и овец на фермах района постепенно растёт, и сейчас составляет 902 головы КРС и 307 голов овец. Поголовье свиней из-за угрозы АЧС, напротив, снижается. Растёт производство молока, мяса скота и птицы крестьянско-фермерскими хозяйствами. Но этот рост, как отметил Виктор Барыленко, не покрывает снижение в секторе личных подсобных хозяйств.

Фермеры могли бы более интенсивно развиваться, пользуясь грантами. В 2012‑2014 годах начинающие получили 7 грантов на 8 млн рублей, и один грант в 5 млн рублей на создание семейной животноводческой фермы. А в последующие два года выдано лишь 4 гранта начинающим и 1 грант на семейную ферму молочного направления. Между тем, район на молочное животноводство может выделить грантов на 20 млн рублей. Были бы желающие участвовать в конкурсе на их получение.

Администрация района готова поощрять фермеров наградами, чтобы заслуженные аграрии могли получить звание ветерана. Но АККОР не выдвигает новых кандидатов на награждение. Просто некого, как объясняет Виктор Пыленок. Достойных можно пересчитать по пальцам.

В качестве передовиков, на которых надо равняться, Виктор Барыленко назвал хозяйства Стефана Водопьянова и его сес­тры Валентины Беда.

«В этих хозяйствах идёт планомерная работа. Люди получают зарплату, выплачиваются все налоги, – отметил начальник отдела сельского хозяйства. – Но есть мелкие фермеры, и таких более 100, которые не отчитываются как положено. У них нет нанятых работников. С ними надо чаще встречаться и говорить, чтобы не позорили фермеров».

В заключение доклада Виктор Барыленко ещё раз напомнил, что в конечном итоге земля перейдёт к эффективным сельхозпроизводителям, и ситуацию, когда фермеры платят 5 % налогов, обрабатывая 18 % земли, власти переломят.

На равных условиях

Выступление Виктора Барыленко задело аудиторию за живое. Фермер Алексей Чениговский поинтересовался, а были ли наказаны коллективные хозяйства, у которых обнаружили заросшие заброшенные поля?

Виктор Дмитриевич признал, что и в коллективных хозяйствах много недочётов. «Не сек­рет, что многие поля зарастают. Мы никогда не хвалим хозяйства, где идут сбои в производственном процессе, где зарастают поля сорной растительностью. Ежегодно мы за это наказываем и коллективные, и фермерские хозяйства, – рассказал он. – В этом году были зарастания в районе села Донская Балка в двух хозяйствах «Северо-Кавказского агрохима». Земля фонда перераспределения через суды была изъята. Коллективно-долевой собственностью распоряжаются пайщики, и мы приглашали к ним учредителей, которым они могли бы отдать землю в аренду».

При этом представитель администрации напомнил, что такие же нарушения допустили 20 фермеров, четверо из которых были привлечены к ответственности Россельхознадзором.

Руководитель фермерской ассоциации Виктор Пыленок спросил, предлагает ли администрация коллективным хозяйствам, как и фермерам, заниматься овощеводством и садоводством? «Эти отрасли самые трудоёмкие, и вы знаете, сколько денег нужно для того, чтобы вырастить гектар сада или виноградника. Также и с животноводством. Почему вы не предлагаете это коллективным хозяйствам? Они землю хватают и заявляют, что будут активно выращивать зерновые, и всё. Конечно, зерновые легче выращивать», – отметил Виктор Павлович.

На это Виктор Барыленко ответил, что и у коллективных хозяйств есть планы в отношении того же животноводства.

Сохраним село Ставрополья

Сами фермеры очень эмоционально отвечали на выдвигаемые в их адрес претензии. Виталий Григоренко из посёлка Прикалаусский не согласился с расчётами администрации о том, кто больше приносит пользы.

img_9365-vitalij-grigorenko

Он предложил посчитать, сколько семей кормит 100 фермерских гектаров в противовес 100 гектарам коллективного хозяйства, где на 10‑15 тысяч земли держат 10‑12 механизаторов. От безработицы, по его словам, пустеют сёла, о социальной сфере которых залётные инвесторы совершенно не заботятся.

 

img_9372-yakov-zubenkoЯков Зубенко был возмущён, что фермеров с низкой урожайностью зерновых пытаются записать чуть ли не во враги народа, тогда как те выращивают экологически чистые корма. «Им урожайность высокая не нужна. Они туда ни удобрения не вносят, ни ядохимикаты, ни химпрополки не делают, потому что им выгодно убирать заросшую пшеницу, потому что в соломе бурьянец и скот поедает хорошо эту солому», – объяснил Яков Михайлович.

Социальной сферой в его селе тоже занимаются в первую очередь фермеры, а не инвестор бывшего совхоза. «Не хватит пальцев, чтобы рассказать, что сделал фермер Зубенко в своей Николиной Балке, – поддержал его Виктор Пыленок. – Вокруг школы сделал забор, построил актовый зал, спортзал, холодильное оборудование подарил больнице. А то собрали без нас митинг «Сохраним село Ставрополья». Вот кто сейчас здесь, те и сохранят, а не, кто 20 минут на сцене выступил и уехал».

Не противопоставляйте себя власти

В Петровском районе действительно много фермеров, которые оказывают социальную поддержку сёлам, культуре, спорту, образованию, подтвердил глава администрации Александр Захарченко. Он выразил благодарность за то, что они несут эту ношу, как и за то, что поднимают вопросы бесхозяйственной деятельности.

img_9404-aleksandr-zaharchenko

«Вы сами сказали, что не можете сейчас найти сотню фермеров, которые были зарегистрированы. Так не должно быть. Я сторонник того, чтобы навести порядок на земле, учесть все пашни и отдать в нормальные руки, – подчеркнул Александр Александрович. – Конечно, я заинтересован, чтобы земля ушла к вам – тем, кто здесь живёт и работает. Но есть законы, есть аукционы».

Глава Петровской администрации понимает, что не всякий аграрий может потянуть ту цену, до которой доходят торги, поэтому он считает, что должна быть планка, выше которой цена не может подниматься.

Как и Виктор Барыленко, Александр Захарченко призвал фермеров обратить внимание на альтернативные направления растениеводства, для развития которых запущены специальные программы государственной поддержки.

«Сегодня можно купить оборудование, построить складские помещения, установить холодильники и получить возмещение затрат, – напомнил он. –

Все понимают, что прежде чем заниматься садоводством и овощеводством, нужно создать условия для хранения. Мы далеко шагнули по столовым сортам винограда. Мы его продаём в сезон. А хранения нет. И какая тут экономика? Надо, чтобы запасы были до Нового года и после. Почему мы должны есть заморский виноград?»

Предложения фермерам развивать виноградарство, садоводство, овощеводство, пчеловодство были разосланы администрацией, но ни одного ответа, даже с отказом, не пришло.

Похожая ситуация с животноводством. Фермеры в своё время сократили поголовье, потому что молочные монополисты держали низкие цены. Но сейчас, как сообщил Александр Захарченко, в районе начинает строится цех по переработке молока в молочно-кислые и мягкие сыры. На реконструкции 2 фермы на 300 голов дойного стада каждая.

«Если мы конкурентную среду создадим, в том числе на базе малых предприятий, тогда ситуация совсем другая будет. Тогда мы и монополистов заставим работать по-честному, платить справедливую цену, – надеется Александр Захарченко. – Я готов на все формы сотрудничества, никогда не уходил от больных вопросов, и всегда буду поддерживать тех людей, которые повёрнуты к власти и открыто работают. Не противопоставляйте себя власти. Я понимаю, что когда мы говорим про хорошего человека, у него урожайность 55‑60 ц/га. Но в отчётности она другая. Мы живём в районе, который был лучшим районом края и будет. Мы это сделаем вместе с вами, в одной команде».

img_9345aleksej-chernigovskij

Алексей Черниговский тут же откликнулся на это выступление, заявив, что готов сотрудничать с властью. Но у него не получается. Когда он обратился в район с просьбой о продаже земли, на которой работает 25 лет, его отправили в администрацию села, а оттуда – в суд. Суд он выиграл, но почему нельзя было решить этот вопрос без тяжбы? Как ответил Александр Захарченко, таково было требование юристов.

Закон вызывает вопросы

Фермеры признали недоработки и огрехи своих коллег. Но всё это, по их мнению, не оправдывает появление закона, который увеличивает минимальный размер вновь образованных участков из земель сельхозназначения до 2,5 тыс. га и устанавливает рамки в отношении земельных участков, предназначенных для осуществления деятельности крестьянско-фермерских хозяйств от 30 до 2,5 тыс. га.

«Вы можете думать, что вас это не касается. Но представьте, что у вас заканчивается договор аренды паев, и вы должны будете провести собрание. Мы не знаем, как регистрационная палата будет считать земельные участки, если кто-то войдет или выйдет из пайщиков, как вновь образованные или как старые? Хорошо, если изменений никаких не будет. А если 1‑2 человека выйдут или их перекупят, как сейчас перекупают по очень большой цене, чтобы разграбить фермерские хозяйства. Будет вновь образованный участок, его нужно заново межевать, и вас никто не зарегистрирует», – объяснил суть опасений фермеров руководитель АККОР края.

Организация последовательно отстаивала свою позицию по этому законопроекту. С октября прошлого года она отправила с десяток обращений губернатору края Владимиру Владимирову, президенту России, уполномоченному по защите прав предпринимателей и в другие инстанции. Сейчас, несмотря на то, что закон уже принят, готовится новая серия обращений и визит в Госдуму России.

Летом фермеров поддержали на митинге в Светлограде оппозиционные политические партии. Но в октябре в этом же городе прошёл митинг «Сохраним село Ставрополья», организованный региональным объединением работодателей агропромышленного комплекса Ставропольского края. Краевую ассоциацию фермеров оттуда недавно исключили, хотя в фермерских хозяйствах трудоустроено 36 тысяч работников. На митинге был организован сбор подписей за законопроект, направленный на сохранение крупных сельскохозяйственных предприятий края.

По мнению Виктора Пыленка, большинство высказанных на митинге в адрес фермеров обвинений не обоснованы, а изменения в закон «О некоторых вопросах регулирования земельных отношений» помогут холдингам «аккумулировать значительные земельные участки» и помешают развитию фермерского движения. Фермеры, как предсказывает глава АККОР края, уйдут в сектор личных подсобных хозяйств, что отрицательно скажется на поступлениях в бюджеты всех уровней.

Граждане, имеющие паи, по словам Виктора Пыленка, не смогут выходить из колхозов и передавать паи фермерам, их право собственности будет ограничено. Как заявил представитель пайщиков Александр Жирёнкин, сейчас даже те, кто передал паи крупным хозяйствам, получают высокую арендную плату благодаря фермерам.

img_9433-aleksandr-zhiryonkin

«Пока вы есть, вы создаёте конкуренцию крупным агрохолдингам, и они боятся понижать паевые выплаты. Завтра вас не будет, и мы вернёмся к 300 кг фуражного зерна на пай, как это было раньше», – тревожится пайщик.

Фермерам – быть!

Чтобы соблюсти баланс интересов крупных и мелких сельхозтоваропроизводителей фермер Стефан Водопьянов предложил создать министерство по работе с малыми формами предпринимательства.

 

img_9428-stefan-vodopyanovОн привёл несколько важных доводов в пользу эффективности фермерских хозяйств.

Например, по статистике, опубликованной в газете «Крестьянские ведомости», поголовье КРС и производство молока неуклонно растёт именно в фермерских хозяйствах России, тогда как в крупных и средних хозяйствах эти показатели снижаются.

Со свиноводством ситуация сложнее, потому что введены жёсткие ветеринарные требования. А вот в овощеводстве 40 % продукции производят фермеры.

«Нам говорят, что с 16 % площади фермеры края платят только 4 % налогов. Но ведь вложения государства в развитие холдингов, если посчитать все субсидии, в десятки раз выше, – отметил Стефан Стефанович. – Фермер меньше платит. Но он и меньше берёт у государства».

Стефан Водопьянов согласен, что в тех коллективных хозяйствах, где честные и порядочные руководители, людям действительно хорошо работать, и они искренне желают сохранить крупные предприятия. Но опыт Петровского района говорит об обратном.

«Вот наш колхоз «Петровский». Нам тоже говорили отдать землю в уставной капитал хозяйства, говорили, что будет племенная свиноводческая ферма. Но теперь видно, как они сохранили село. Дома стоят забитыми, семьи распались, люди разъехались, – привёл печальный пример Стефан Стефанович. – Лучшее предприятие в Петровском районе просто-напросто погибло. Сейчас что-то меняется, и дай Бог. Но не надо указывать, кому иметь 2,5 тыс. га, кому 30 га».

Закон о минимальных участках для сельскохозяйственной деятельности, по словам Стефана Водопьянова, покушается на крестьянскую суть.

«Имея землю в собственности быть безработным, а у нас безработных 2 миллиона, это вообще ненормально, – считает фермер. – Почему принимают такие законы, что невозможно взять свою землю? А горожане потеряют качественную продукцию, как уже вынуждены есть никудышную свинину. Исчезает сама по себе конкуренция. Владельцы 3‑4 агрохолдингов легко сядут за одним столом где-нибудь в Швейцарии или Лондоне и договорятся обо всём. Откуда будет благосостояние на селе? Оттого, что власть благоволит холдингам? Да они в офшорах счета держат. Мы потеряем границы, мы потеряем человека и потеряем сёла».

Сам Стефан Водопьянов даёт работу коллективу в 25 человек и платит им в среднем по 30 тыс. рублей в месяц официальной заплаты. В прошлом году он заплатил 5 млн 400 тыс. налогов.

«Не был бы я таким умным, если бы мне не помогали в приобретении техники, получении субсидий и кредитов правительство и районная администрация, – отмечает Стефан Стефанович. – Я оказываю своему селу и Петровскому району помощь на самодеятельность, на заготовку кормов, на очистку снега, на борьбу с сорной растительностью. 500 тыс. рублей уходит только на организацию скачек, ведь нужно подготовить ипподром, внести деньги на призовые места».

Не меньше заслуг и у других крупных фермеров Петровского района, далеко не равнодушных к тому, как будут жить люди в их родных сёлах. Свои тревоги и чаяния они хотели бы донести до губернатора края. На собрании они попросили главу администрации Александра Захарченко организовать встречу фермерского актива с первым лицом региона, и надеются, что диалог с властью будет продолжен. Ведь все хотят, чтобы ставропольская земля была в заботливых и надёжных руках.

Лана ИСАКОВА

Фото Евгении ДУБ