Завод на месте МТФ

2985

Агрохолдинг «Моя мечта»: ООО «Моя мечта», ЗАО «Родина» и ООО «Луч» на территории Благодарненского и Новоселицкого районов заброшенные фермы превратили в промышленные мощности.

Реанимировали и оборудовали

Заниматься сельским хозяйством выгодно тогда, когда есть собственная переработка. К этому выводу приходят многие аграрии и строят у себя в хозяйствах промышленные объекты.

Таким путем решили пойти и в агрохолдинге «Моя мечта», владения которого простираются на территорию двух ставропольских районов – Благодарненского и Новоселицкого.

Предприятие занимается, помимо садоводства и зерновых, уникальными культурами, многие из которых вообще не выращивались ранее в России – это эфиромасличные, пряные травы, лекарственные цветы, натуральные красители. Чтобы эти растения приобрели рыночную стоимость, их нужно подвергнуть обработке.

Травы сушатся на специальной самодельной сушке прямо на поле, если стоит солнечная погода, и на профессиональной газовой сушке, если стоит дождливая погода, а затем доводятся до кондиции на специальной линии, установленной месяц тому назад. Она первая в нашей стране, делит сырье на 7 фракций, отбивает пыль, выбирает камушки и металлические предметы. Таким образом после этой машины получается продукция экспортного европейского уровня. Стоит вся эта линия около 25 млн рублей, сделали ее в Сербии. Подобные линии стоят во многих крупных зарубежных компаниях, занимающихся производством лекарственного и пряного сырья. Завод разместили на территории бывшей фермы, построенной в 1970-х годах, которая никогда не эксплуатировалась по назначению. На заводе перерабатывается около 30-ти видов сырья – это и цветы календулы, ромашки лекарственной, донника желтого, сафлора красильного; зелень иссопа, укропа, петрушки, сельдерея, базилика и других пряных культур.

– МТФ‑1 в Елизаветинском не функционировало перед моим приходом уже лет 15 лет, – вспоминает учредитель холдинга Ирина Минина, купившая активы ставропольских предприятий в начале 2000-х годов. – Здесь были полуразвалины. Мы постарались пять больших зданий реанимировать: привели в порядок, восстановили частично упавшие стены, отремонтировали крыши, покрыли асфальтом полы, сделали хорошее освещение, установили специальное оборудование против грызунов, асфальтировали все внутренние дороги, установили электронные весы. Таким образом создали здесь складской комплекс площадью 5,5 тыс. м и семяочистительный завод. В двух корпусах из семи установили очистительное оборудование: 6 Пектусов «Гигант» и 2 Пектуса «Селектра» с триерными блоками, Пектус «Магнитка», воздушный сепаратор «Класс», вибросепаратор и т. д. Частично оборудование покупалось на вторичном рынке. В настоящее время на этом заводе проходит очистку весь наш семенной метериал и семена для технических целей: горчица, лен, укроп, пажитник, анис, фенхель, полба, кумин и другие. Производительность завода – 50 тонн в сутки.

Особая ситуация сложилась с МТФ‑2. Это единственное действующее предприятие, которое я вынуждена была переориентировать. Во-первых, ферма была сильно убыточная – за три года – минус 70 млн рублей. Причина – негодное, запущенное поголовье, свирепствовал лейкоз. Решено было заменить стадо на породистых американских коров, подписала договор. Затем выяснилось после очередного визита ветслужбы, что эти здания не подходят по современным требованиям для содержания КРС. Пригласили квалифицированных специалистов, которые построили не один молочный комплекс по югу России. Заключение: МТФ на этом месте строить и реконструировать бессмысленно, так как оно построено на каменной плите. Вот отсюда проблема затопления выгонов талыми и дождевыми водами, коровы очень часто стояли по колено в воде. Отсюда и повышенная заболеваемость животных. Даже вложения около 200 млн рублей до конца задачу бы не решили. Специалисты предложили построить комплекс в другом месте. И это у нас в планах на ближайшие 5 лет.

На месте этого МТФ за три месяца построен современный завод по очистке кориандра мощностью 150 т в сутки. Проведена реконструкция всех 9-ти зданий, асфальтирована вся территория комплекса, построена весовая с электронными весами. На строительство, реконструкцию и покупку машин было потрачено около 60 млн рублей. Высокое качество очистки (99,5 %) позволило нам в этом году заключить прямые контракты с покупателями из Индии, Шри-Ланки, Германии, Голландии. Ежедневно отгружаем 2–3 контейнера.

В этом году агрохолдинг «Моя мечта» собрал на своих полях почти 10 000 тонн кориандра, а это около 2 % мирового производства. Кроме этого, собрано в этом году более 1000 тонн укропа, что закрыло полностью потребность России в этом сырье. Вот вам и импортозамещение – вытеснили индусов с нашего рынка! – не без удовольствия отметила И.  Минина.

В этом году будут построены на территории этого комплекса современный склад площадью 12 000 квадратных метров, а в следующем году – завод по производству масла холодного отжима прозводительностью 2 000 тонн в час по сырью. Всего около 25 наименований жирных масел, в т. ч. сафлоровое, льняное, горчичное, рапсовое, кориандровое, масло расторопши, укропное, базиликовое, конопляное, масло из виноградной косточки и т. д. Благодаря производству около 600 ставропольчан получили работу. Только налогов краевая казна получила более 100 млн рублей. Так что всех желающих работать здесь ждут. А села, где расположен холдинг, стали не дотационными, а самообеспеченными. Кроме того, Минина приняла 8 семей беженцев из Украины, купила им дома, помогает с ремонтом и обеспечила их работой.

Современное производство для очистки и сортировки семян потребовало четыре немецкие машины Петкус Гигант. Они были куплены с рук и восстановлены своими силами. Пришлось докупить только некоторые комплектующие. Приобрести новые стоило бы раз в 5 дороже. И без того в этом году в реконструкцию складов и производство по очистке семян было вложено 60 млн рублей.

В Петкусах работает вибросито. В воздушном потоке из массы семян выдуваются легкие включения. В триерном блоке машины отсекаются длинные зерна сорных растений типа овсюга. Есть в хозяйстве и Петкус К‑590, иначе именуемый «Магнитка». Некоторые виды сорных растений может удалить только он.

Главная задача завода в селе Елизаветинское – подработка кориандра. Как объясняет хозяйка, почти вся кинза, выросшая на ставропольской земле, идет на экспорт, и качество ее семян должно соответствовать высоким параметрам. Нужна полная очистка, 100-процентный отсев сорняков и сохранность светлого оттенка семян.

Внутреннему рынку такие объемы кориандра ни к чему. Тем более, в этом году в российском Крыму его посеяли в три раза больше, чем в прошлом году – порядка 30 тыс. га. Правда, было очень влажно, и почти половина площадей на полуострове заболели рамуляриозом – бичом зонтичных культур.

По собственному проекту

В поселке Щелкан Новоселицкого района «Моя Мечта» строит еще один завод по переработке семян производительностью 200 тонн в сутки. Сейчас там установлены две машины на основе Петкуса 547.

– Мы сами сделали проект завода, но не рассчитали сразу, и пришлось его увеличивать. Придумали еще поставить линию по фасовке в мешки. Оказалось, для этого нужно расширить площадь, – рассказывает Ирина Минина. – В следующем году, если ничего не помешает планам, там же появится завод по переработке семян на масло производительностью 3–4 тыс. т/ч.

За строительство в «Моей мечте» отвечает генеральный директор Сергей Бобрышев. Он работает в хозяйстве с самого основания с небольшим перерывом. Сергей Васильевич лично проверяет, насколько качественно производятся работы.

На первый взгляд кажется, что бункеры для фасовки разных сортов кориандра стоят ненадежно. Но гендиректор успокаивает хозяйку: «Не упадут. Ножки крепятся, и бункеры будут обвязаны. Я поверху уже ходил сегодня. Нагрузка на второй этаж предусмотрена в районе 50 тонн Производительность 8 т/ч».

Под бункерами установят весовые дозаторы, запустят конвейерную линию расфасовки и зашивки. Упакованный товар будут отправлять на склад.

Еще недавно склад под кориандр выглядел как полусломленная лачуга. Сейчас помещение реконструировано, там установлены электронные весы. Когда семена привозят с поля, их насыпают горой.

– Зерно мы так не гуртуем, потому что оно может «загореться». А кориандр лежит хорошо, – отмечает Ирина Минина. – У него настолько хорошая внешняя скорлупка, что он выдерживает долгое хранение в непритязательных условиях.

Пока шла уборочная страда, на полях холдинга работали шесть комплексов. Два косили зерно, а четыре – кориандр. Причем с уборкой последнего лучше справляются отечественные комбайны, такие как Acros. У иностранных потери больше.

Вслед за комбайном шли трактора с культиваторами Top Down, которые одновременно глубоко рыхлят, культивируют и прикатывают землю. В день таким образом удавалось убирать и поднимать около 2 тыс. га. Под пары ничего не оставляют. Все будет засеяно осенью, а кориандр уже посеян в середине августа.

С техникой на «ты»

Бывший центральный склад тоже пережил реконструкцию. В нем поставили дополнительные стены, перекрыли крышу. Но он остался маловместительным, и его используют под культуры, которые выращивают в небольшом количестве в качестве эксперимента или для собственного животноводства – четырех отар эдильбаевских овец.

В одном из отделений склада лежит расторопша на семена. В прошлом году ее удалось достать в последний пригодный для посева момент. Ее продавали в Воронежской области. И это были даже не семена, скорее отходы. Но они взошли и обеспечили свой семенной материал.

Тут же хранятся семена пшеницы. Их будут подрабатывать на сепараторе «Алмаз». Это современная машина, которая делит зерно на фракции в воздушном потоке. Но пользоваться в хозяйстве ею не умели. Она упорно не очищала семена, и специалисты предлагали ее демонтировать, а взамен поставить традиционную технику.

– Я подумала: «Как же так, мощная машина, постояла всего два года и выбросить?» Начала сама разбираться, – рассказывает Ирина Васильевна. – Вызвала своего завпроизводством из Москвы, который никогда в жизни не видел ни одной зерноочистительной машины. Он просмотрел ее, наладил, и она стала потрясающе хорошо чистить. А знаете, что он сделал прежде всего? Он ее просто почистил! Взял компрессор и продул. Потом проверил и остальные машины. В них обнаружили растения, которые лет 25 тут уже не выращивались. И 25 лет их никто не чистил.

Палки в колеса семеноводам

«Моя мечта» с ее качественным семяочистительным оборудованием вполне могла бы заниматься семеноводством. Но, по словам Ирины Мининой, эта отрасль в России так зарегулирована, что проще все импортировать.

В ее хозяйстве небольшие обороты, и чтобы зарегистрировать в Александровской семенной инспекции 100 килограммов семян, нужно сначала предоставить для фотографирования пустую машину. Потом ее загрузить и отвезти в инспекцию во второй раз, чтобы там зафиксировали ее наполнение. Ради этого целый день главный агроном в разъездах. А потом надо еще два дня подождать, пока сделают сертификат, и снова за ним съездить в Александровское. Загруженная машина все это время должна стоять и ждать.

Иностранцы от этой мороки застрахованы. Для них в России созданы прекрасные условия Они получают один патент, и по нему целый год распродают загруженную дополна машину. Никто не требует сертификат на каждую партию.

Перекрыли кислород

По мере возможности предприятие Ирины Мининой оказывает помощь селам, вокруг которых расположены земли «Моей мечты». «В этом году я организовала к 8 марта несколько праздников во всех селах, где расположены наши угодья. Большие праздники сделала в селах Благодарненского района, посвященные Красной горке. Также мы приняли участие в реконструкции памятников к 9 мая, везде провели фейерверки», – рассказала Ирина Васильевна.

Чем же отвечают на это местные власти? В Елизаветинке они перекрыли сельскохозяйственным машинам проезд к производственным объектам. Причем изначально эти дороги строили как транспортные артерии сельхозназначения, а уже потом там появился жилой район. Теперь же грузовики не могут подъехать к складу по асфальту – пробираются грунтовыми дорогами.

Для завоза урожая с полей это некритично. Там используются машины, проходимые почти как вездеходы. Да и дороги летом стоят накатанные, сухие. А вот вывозится на экспорт кориандр большими фурами или контейнеровозами. У них низкая посадка, и им нужен нормальный асфальт.

– Так делать нельзя: без предупреждения мне перекрыли все заезды и требуют строить свои. Это не так просто. Нужен проект, нужно выделить землю, получить разрешения. Это не один год делается. И потом дорога стоит очень дорого, а исходя из того объема кориандра, что мы сеем и перерабатываем, по этой дороге машина будет ездить раз в два дня. Для нее строить дорогу экономически необосновано, – рассуждает Ирина Минина.

Она предложила селу поддерживать дорогу всегда в хорошем состоянии, ремонтировать ее. Но глава сельсовета был непреклонен: «Вы тут ездить не будете».

Бесплатная ароматерапия

В цехах и на складах «Моей мечты» витают аппетитные ароматы. Там, где перерабатывается и хранится кориандр, пахнет бородинским хлебом. Для каждого из четырех сортов – Янтаря, Алексеевского, Нектара и Медуна – есть свой склад. Оригинальные семена хозяйство приобретает в Крыму, в НИИ сельского хозяйства. Там занимаются и семеноводством, и селекцией этой культуры.

На Ставрополье в 30–40-х годах прошлого века кориандр тоже был распространен, но потом его посевы сократились. В стране построили плановое хозяйство, сделали край житницей хлеба, а кориандр отдали на откуп Украине. Сейчас времена изменились. Больше нет государства, которое распределяет риски, и за счет одной культуры построить экономику хозяйства нельзя.

От мешков с пажитником веет мясными блюдами, ведь из дробленых семян этого растения делают хмели-сунели. Пажитник – культура урожайная, дает больше тонны семян с гектара.

Рядом с мешками семян кумина рабочие вдыхают запах плова. Кумин – основа приправы для этого блюда. Его семена было достать невозможно, поэтому Ирина Васильевна купила обычный продовольственный кумин, провела селекционную работу и размножила его.

– В России он никогда не рос, в диком виде встречается в Узбекистане. А выращивают его в Индии, – сообщила она. – В Юго-Восточной Азии он широко распространен.

Сильнее всего источает эфир укроп. От его концентрации во время уборки и переработки даже глаза слезятся.

Полезны ли запахи этих трав? Одна из работниц предприятия утверждает, что у нее на кинзу развилась аллергия. А Ирина Минина рассказывает, как в офисе, который располагался над цехом по фасовке перца, несколько лет не было гриппа.

Рентабельная мечта

Выбор культур, которыми занимается это хозяйство, многие в округе считают причудой. Никому, наверное, в голову и не придет выращивать физалис. А Ирина Васильевна увидела вяленые желтые ягодки на выставке ингредиентов в Париже и загорелась идеей выращивать их в «Моей мечте».

– Это ноу-хау. Физалис пока еще не ввели в культурное производство в мире. Итальянцы на выставке подкинули мне эту идею. Он растет замечательно, как помидор. Он относится к семейству пасленовых. Его часто используют для украшения тортов. Идей так много, столько всего можно выращивать, – увлеченно восклицает хозяйка «Моей мечты».

В этом году, кстати говоря, мечта Ирины Васильевна принесла первые плоды. На Ставрополье она развернула свой бизнес, чтобы посадить вишневый сад и обеспечить кондитерское производство в Москве. В этом году молодые деревца вишни и черешни дали первый урожай, которого еще могло и не быть – более 30 тонн. Их заморозили и отправили в столицу.

На вопрос, выгодно ли заниматься нетипичными для Ставрополья культурами, хозяйка предприятия отвечает утвердительно. И это прекрасно, когда исполнение мечты одновременно приносит доход.

Александра Панченко