WSJ: Россия может стать продовольственной сверхдержавой

766

С помощью иностранных инвесторов Россия может вновь стать крупнейшим экспортером продовольствия, каким была сто лет назад, полагает американское издание. Вопрос лишь в том, будут ли эти инвестиции китайскими или западными, отмечает оно.

«Россия могла бы стать продуктовой сверхдержавой, учитывая ее колоссальные земельные и водные ресурсы. Она и сейчас может ею стать — вопрос лишь в том, будет ли продовольствие западным или китайским», — написал в среду в своей колонке эксперт WSJ Ариэль Коэн — директор-основатель Центра энергии, природных ресурсов и геополитики (CENRG) Института анализа глобальной безопасности,  директор International Market Analysis — компании, занимающейся развитием бизнеса и изучением политических рисков в области энергии и природных ресурсов.

Коэн считает, что после начала кризиса на Украине российская экономика испытывает негативное влияние международных санкций и сама страдает от собственных ответных санкций, от пресловутого эмбарго на ввоз ряда продуктов.

«Это пагубно сказалось на сельскохозяйственной отрасли России, и обеспечить обещанное Кремлем «импортозамещение» так и не удалось. В связи с этим возникают огромные возможности для американских и других международных сельскохозяйственных и продуктовых компаний, — пишет эксперт. — Потенциальные возможности в этом секторе огромны».

Он напоминает о недавнем прошлом России, которая в конце XIX — начале XX века была одним из главных экспортеров зерна и яиц в Европу.

«Правда, после коллективизации сельского хозяйства — в том числе и в результате голода среди крестьян при Сталине — СССР стал одним из главных импортеров зерна», — пишет WSJ.

По мнению Кэна, переход России на рыночную экономику в 1990-х годах вселил в отрасль надежду, и урожаи стали расти.

«Однако огромные земельные и водные ресурсы России не стали залогом процветания для нового поколения сельхозпроизводителей страны, поскольку качество продуктовпо-прежнему оставалось низким, а производительность отставала от мировых показателей», — анализирует он.

Среди причин недостаточной эффективности российской аграрной отрасли аналитик называет несовершенство законов РФ, определяющих права собственности, коррупцию, отсутствие курсов повышения квалификации сельхозработников, недостаточное финансирование аграрной отрасли и слабую инфраструктуру.

«За последние 25 лет ситуация в российской пищевой промышленности несколько улучшилась, — тут же признает эксперт. — Благодаря внедрению западных технологий и системы управления, а также западным инвестициям россияне забыли об очередях в продуктовых магазинах, которые были обычным делом в советские времена».

При этом Коэн считает, что «теперь покупатели выражают недовольство в связи с введенными Москвой «ответными санкциями» — в том числе запретом на ввоз мяса, рыбы, фруктов, овощей и молочных продуктов из США, стран Евросоюза, Норвегии, Канады и Австралии».

Судя по всему, американцы обратили внимание на недавнее соглашение о передаче 115 тыс га земли в Забайкальекитайским инвесторам.

«Есть основания полагать, что Россия сейчас пытается решить свои аграрные проблемы, обратившись к Востоку. Недавно компания Huae Sinban — «дочка» китайской инвестиционной корпорации — объявила о намерении взять в аренду 115 тысяч гектаров земли на российском Дальнем Востоке. По заявлению российских властей, прибыль от сделки за 49 лет может составить до 448 миллионов долларов», — пишет по этому поводу WSJ.

Ариэль Коэн при этом считает, что в качестве альтернативной стратегии России можно было бы пригласить американские и другие иностранные компании для создания агропромышленного комплекса в главном черноземном зерновом районе, в Сибири, на юге (например, в Ставропольском крае и на Кубани) и в Поволжье.

«В России уже работают некоторые западные компании, ведя оживленный бизнес в сфере пищевой промышленности — в том числе молочной, мясоперерабатывающей и кондитерской отраслях. Стопроцентные российские «дочки» и компании, основанные не в США, могли бы вернуть России статус аграрной сверхдержавы, которой она была более 100 лет назад. Но для этого Кремлю придется либерализовать условиях входа на российский рынок», — резюмирует эксперт.