«Восток» – дело тонкое

1004

Не так давно руководитель СПК племзавод «Восток» Степновского района, Герой труда Ставропольского края Петр Лобанов побывал на международной конференции овцеводов в Южно-Африканской Республике. Там ему задали вопрос, стригут ли овец в его хозяйстве дважды в год. Петр Васильевич ответил отрицательно: «У нас бывают морозы до 20 градусов и ниже.» У его коллег из других частей света от удивления округлились глаза, они стали рассуждать, что в таких условиях заниматься разведением овец, наверное, не очень рентабельно… Знали бы они, что, кроме морозов, здесь бывает и прямо противоположная напасть: иссушающая жара, когда даже любовно засеянная агростепь становится голой и твердой, как стол, так что овечке бывает нечем поживиться… Но Петр Васильевич жаловаться не стал. Трудности такого рода для него и работников «Востока» привычны, они в любой ситуации находят выход. 

Сколько овцеводческих племенных заводов на Ставрополье за последние годы, что называется, приказали долго жить! И хорошо, если породой, над которой они работали, занимались и другие племпредприятия. Северо-кавказской мясо-шерстной овцой занимается только племзавод «Восток». И там прекрасно понимают, что потерять породу легче легкого, а на восстановление, если что-то случится, потребуются годы и годы. Ведь работать над созданием этой породы начали – только представьте себе! – в 1943 военном году, когда край, едва освобожденный от фашистов, еще лежал в руинах, а зарегистрировали ее лишь в 1960-м.

В племзаводе «Восток» трудятся энтузиасты и ответственные люди, понимающие свой долг перед предыдущими поколениями. На здании правления висит мемориальная доска черного мрамора. На ней написано, что именно здесь была выведена порода овец, составляющая гордость хозяйства. Еще четыре мемориальных доски расположились неподалеку, на здании досугового центра поселка Верхнестепного. Они напоминают о Героях Социалистического Труда, которые работали в племенном хозяйстве «Восток» до начала 90-х годов.

Героев труда в стране и крае на какое-то время чествовать перестали, но традиции в «Востоке» остались прежними. Много лет подряд с выставок по овцеводству они возвращаются с новыми автомобилями и другими наградами за своих животных. Еще бы: баранов выращивают таких, что просто загляденье! Герой выставок нынешнего года весит 172 килограмма, а в свое время на краевую и всероссийскую выставки возили красавца весом 181 килограмм. Не случайно, наверное, на группе племенных животных старшим чабаном работает Юрий Козлов – богатырь баскетбольного роста и былинного сложения.

– Кто тут у нас старший? А вот смотрите, который самый «маленький», – не без юмора объяснили нам.

Юрий Петрович трудится в овцеводстве уже 25 лет. Пришел сюда сразу после школы. Почему выбрал профессию, которая сегодня манит немногих? 

– Дед работал в животноводстве, отец, – вот и я тоже, – говорит он. – На матке работал 14 лет, потом на молодняке. Пятый год уже на племенных баранах. Два года назад был награжден медалью «За доблестный труд» III степени. Где трудней?.. Везде работать надо! Сейчас у нас здесь 560 голов: 43 основных барана, 280 ремонтного молодняка и пробники. Пока свежая травка есть, пасем. 

Мы встретились на рабочем месте старшего чабана в знаменательный момент. В хозяйство впервые после долгого перерыва приехали покупатели из-за рубежа. Как говорят теперь, из ближнего зарубежья – из Казахстана. Балуаш Траисов – доктор сельхознаук, профессор, и Кайрлы Есенгалиев, кандидат сельхознаук, доцент, работают в Западно-Казахстанском университете имени Жангир Хана в городе Уральске. Ставрополье знают еще с советских времен как овцеводческий регион с развитым племенным овцеводством. Балуаш защищал кандидатскую диссертацию еще во Всесоюзном НИИ овцеводства и козоводства. Племенных животных казахские аграрии и ученые покупали у нас до распада Союза. Профессиональных связей не порывали, общаются с коллегами из НИИ ЖК и знают, что делается в области овцеводства в нашем крае. Но за животными для опытного хозяйства университета приехали впервые за много лет. 

– Хороший заголовок будет – «Двадцать лет спустя»! – А вообще-то, если говорить точно, то двадцать три… – улыбаются гости. Почему приехали именно сюда? Охотно объясняют:

– При создании акжаикской мясо-шерстной породы овец участвовала северокавказская. Поэтому мы выбрали ее в качестве улучшателя в породном скрещивании. Не последнюю роль сыграло и высокое качество животных, направление продуктивности. 

Как же добиваются этого самого высокого качества в «Востоке»? Тонкой и глубокой селекционно-племенной работой, – не устает повторять руководитель Петр Лобанов. Долгие годы хозяйство сотрудничает с научно-исследовательским институтом, ушедшего на заслуженный отдых И. И. Селькина сменил его молодой коллега Арслан Омаров. Хозяйство держит связь и с Аграрным университетом. Главный зоотехник «Востока» Сергей Гайдашов третий год работает над кандидатской диссертацией, изучает, какое сочетание половозрастных групп животных при осеменении дает оптимальный результат. 

На базе племзавода «Восток» не так давно создан селекционно-генетический центр. На племенных животных дается более высокая государственная поддержка (хотя обещали больше, и в более мощных регионах она намного выше…). 

– Мы достигли своим трудом того, что сегодня имеем уникальных животных, – говорит Лобанов. – Они устойчиво передают все наследственные качества, являются улучшателями других пород, когда делается прилитие крови. Настриг шерсти в нашем хозяйстве составляет 3,5–3,6 килограмма в чистом волокне, привесы 240–250 граммов, а когда ставим на откорм, можем получить до 300–330 граммов. 

Из-за ящура в соседних регионах осенью и зимой «Восток» не смог ни продать, ни даже повезти на выставку своих животных. В результате зимовало в хозяйстве большее число поголовья, чем обычно. При этом ягнят получили по 110,3 на каждую сотню овцематок. У лучшего чабана Николая Красюкова результат еще более впечатляющий: 136 ягнят на каждую сотню. По данным бонитировки, каждое животное дало привеса на 7–8 килограммов больше в сравнении с прошлым годом. Потому что хорошо кормили. В хозяйстве давно работает цех по приготовлению концентрированных кормов. Здесь делают смеси такого состава: фуражная пшеница, овес, горох, ячмень.

А недавно овечье меню пополнилось еще одним блюдом: сенажом из эспарцета. Как рассказал главный зоотехник Сергей Гайдашов, раньше эспарцет использовали в виде сена, как грубые корма. А перед зимовкой 2012–2913 года попробовали закладывать его в ямы. Результат получился хороший. Во-первых, эспарцет ценная бобовая культура, а во-вторых, когда животным дают сено из эспарцета, стебель они оставляют, съедают только соцветия и листочек. А тут овца поедала все! И перед прошедшей зимой такой сенаж заложили для 90 процентов отар. 

– Он более питательный, чем силос, и это способствовало увеличению количества молока у маток, – объясняет Гайдашов. – Так что жизнеспособность ягнят возросла. Они у нас ровненькие, крепкие.

Даже и сейчас сенажа и силоса в хозяйстве осталось еще на одну зимовку. Так получается не всегда, бывает, что к исходу зимовки нехватку пропитания для животных приходится компенсировать соломой. Прошлый год был благоприятный для заготовки кормов, и этим в «Востоке» воспользовались на сто процентов.

Здесь серьезно занимаются агростепью, делают ее обновление. Эта работа оправдывает себя в годы, когда летом выпадают осадки. Сейчас степь радует густой шелковистой травой. Но что будет летом? Не высушит ли ее палящий зной?.. В цехе под открытым небом не все зависит только от человека, его старательности, трудолюбия, смекалки, умения использовать последние достижения науки. Поэтому сельхозпроизводителям необходимо, чтобы государств подставило свое плечо. Петр Васильевич Лобанов недавно сформулировал свои предложения по племенной поддержке овцеводства. В них есть, например, такие пункты:

 сделать ревизию племзаводов по овцеводству с выделением значимых ведущих заводов для отечественного овцеводства и племенных репродукторов, финансовую поддержку оказывать исходя из объемов реализации племенного молодняка;

 компенсировать часть затрат на покупные корма, поскольку овцеводство ведется в зоне рискованного земледелия; 

компенсировать часть затрат на приобретение племенного молодняка покупателям;

«Центру племенных ресурсов» формировать заказ на племенной молодняк и реализуемую шерсть (за год до реализации молодняка); 

через сектор Государственного надзора в области племенного животноводства запретить использование в стадах беспородных и не классных баранов-производителей.

И так далее, все перечислять не будем. Эти предложения могли бы оказать неоценимую помощь тем, от кого зависит судьба животноводства, при формировании государственной политики в отношении племенной работы. Очень хочется надеяться, что эти предложения будут услышаны.