В стремлении к самому лучшему

1259

Уцелевшее в катаклизмах

Село Рогатая Балка, что в Петровском районе, очень красивое. Въезжаешь в него как будто в лес. И жители так привыкли к этому, что не все сегодня помнят, что лес этот – рукотворный. В советские времена здешнее хозяйство дружило со Ставропольским питомником, оттуда приезжали специалисты, показывали сельчанам, как разбивать парк, руководили озеленением улиц. Деревья выросли и придали селу красивый, даже идиллический вид. Так и кажется, что живут его обитатели спокойно и счастливо, не зная тревог и волнений. Но это, конечно, не так. Как и всех жителей современной России, их не миновали катаклизмы последних десятилетий.

Раньше, например, руководители сельхозпредприятий не знали, что такое кредит. А тут пришлось познакомиться. Работать они не разучились, да вот цены на сельхозпродукцию упали – ниже некуда. А еще инфляция «помогла», так что отдать кредит не смогли. Хозяйство пришло к банкротству. В 2003 году оно стало частным. А в 2008 у сельхозпредприятия появился новый инвестор, для которого это производство было в новинку. Юрий Дмитриевич Батрин работал, и не без успеха, в химической промышленности, имеет звание Заслуженного химика России, получил премию российского Правительства за одну из своих разработок. Однако в его профессиональной судьбе возникли непреодолимые препятствия, и он решил заняться другим видом деятельности. Так Батрин стал инвестором ООО «Агропромышленная корпорация».

Аграрное производство очень сложное, здесь столько особенностей и нюансов, что специалисты с высшим образованием постигают их всю свою жизнь. Юрий Дмитриевич сейчас в самом начале пути. Он упорно и последовательно изучает новое для себя дело. Специалисты, которым небезразлична судьба хозяйства, обстоятельно объясняют свою точку зрения на все вопросы. Случаются и жаркие споры: как без них прийти к истине?..

В хозяйстве, как и прежде, занимаются не только растениеводством, но и животноводством, от которого избавились многие. Мало изменились и люди, с их истовым отношением к земле и к своему делу.

Проблемная «панацея»

– Сейчас у нас более тысячи голов крупного рогатого скота, из них 320–340 составляет дойное стадо, – рассказывает Батрин. – Нельзя сказать, что животноводство панацея от всех бед. Потому что молоко дает прибыль, а мясо, быки на откорме – убытки. Средняя цена килограмма мяса выходит 300 рублей. А у нас быка покупают живым весом по цене 100–105 рублей за килограмм, максимум 130–140. Конечно, мы перекрываем этот убыток доходами от молока, но ситуация все равно абсурдная. Мы в 2009 году хотели ставить мини-переработку молока и мини-переработку мяса. Тогда у нас было больше 3 тысяч голов свиней, мы планировали увеличить и свиное поголовье, и количество быков, и нарастить поголовье кур. Но тут грянула африканская чума свиней, мы их ликвидировали, и планы пришлось отставить.

Но животноводством продолжаем заниматься. Коровы у нас красной степной породы – местной, которая всегда бытовала в крае. Мы ее осеменяем импортным семенем. В год от коровы надаиваем около 4,5–5 тысяч килограммов, больше от нее получить невозможно. Но показатели жирности и белка намного выше в сравнении с молоком импортных коров, и денег за него мы получаем больше, хотя надаиваем меньше. А вот со сбытом тяжело… Как быть с молочной продукцией, мы еще будем решать.

А на данный момент хозяйство заключило договор со Ставропольским проектным институтом «Россельхозпроект». Он разрабатывает техдокументацию по реконструкции молочно-товарной фермы на 300 голов: в «Ставрополе-Кавказском» намерены развивать животноводство. Сегодня под эту отрасль в хозяйстве отведено порядка двух тысяч гектаров, на которых получают зеленый корм, сено, силос и сенаж.

– Это нужно прежде всего для того, чтобы правильно выстроить севооборот, – говорит Батрин. – Иначе нельзя, урожаев не будет.

На фундаменте «классики»

Исполнительный директор филиала «Ставрополь-Кавказский» Николай Старокожев родом из соседнего села, трудовую деятельность начинал здесь. Близко к сердцу принимает все происходящее в хозяйстве, умело ведет хозяйственную и кадровую политику. И очень гордится тем, что последние десять лет в передовиках районного соревнования неизменно идут труженики «Ставрополя-Кавказского», что хозяйство добивается самой высокой урожайности в районе.

– Классической технологии в полном объеме сегодня не придерживается почти никто. А мы ее приверженцы, – говорит Николай Михайлович. – Из 9 311 гектаров, занятых зерновыми, 3 900 – это полупар, 2 380 гектаров – черный пар. Мы занимаем все площади, у нас каждая клетка дает продукцию, только разную: то ли корма, то ли лен, то ли рапс, то ли рано убираемую пшеницу, по которой мы снова сеем пшеницу. И все вокруг удивляются: как это вы получаете по 50 центнеров с гектара по полупару, как у вас пшеница по пшенице дает урожай? Секрет в доскональном выполнении технологии. Мы вовремя проводим каждую обработку, чтобы сохранить влагу. Потому-то у нас полупар дал урожай, когда у других и по парам все выгорело.

Вторит исполнительному директору и главный агроном Сергей Миронов:

– Как было заведено по старинушке, так мы и делаем: пашем, культивируем, сеем. Все операции выполняем вовремя и на высоком уровне. Раньше был девиз: «Комбайн с поля – плуг в борозду». Мы так и работаем. Только поле озимой пшеницы убрали, сразу заходит плуг, пашем полупар, доводим его до нужного состояния, применяя сделанный собственными силами выравниватель почвы, – и «ловим» дождь. Дождь прошел – оперативно делаем боронование, культивацию, закрываем влагу. И готовимся к севу.

Требование генерального директора, чтобы все делалось вовремя и на самом высоком уровне, поддерживают и специалисты, и рядовые работники: народ в хозяйстве подобрался добросовестный и трудолюбивый.

Культуры, которые возделывают в хозяйстве, уже не один год остаются неизменными.

– Основные направления – озимая пшеница, ячмень, лен и рапс, – говорит главный агроном. – Из яровых – горох и овес, нужные и для животноводства. Для себя мы их называем «занятый пар». Потому что убираются они в ранние сроки, чаще всего в мае, когда почва еще влажная. Мы проводим обработки и доводим почву до такого состояния, что ее не отличишь от пара. Это дает плюс к нашей урожайности. В этом году мы увеличили урожайность пшеницы на 3 центнера с гектара по сравнению с прошлым годом. В нынешнем она составила 56,3 центнера с гектара. Рапс дал 16,9 центнера с гектара, лен – 11,9 центнера, ячмень около 52,3 центнера с гектара.

В этом году погода немного помогла земледельцам, но она же и заставила понервничать.

– В самое горячее время уборки прошел ливень: порядка 40 миллиметров вылилось на наши поля за какой-то час. На 4 тысячах гектаров, где небольшие уклоны, все прилизало и покрутило. Убирать было тяжело. Мы ставили стеблеподъемники, пускали комбайны и вдоль, и поперек. Урожай вышел больше прошлогоднего, но если тогда почти все зерно у нас было третьего класса, то в этом году класс в основном четвертый.

Третья точка опоры

Семена оригинальных сортов хозяйство приобретает в Краснодарском институте имени Лукьяненко. И готово стать производителем семян.

– Пять лет назад, когда мы начали работать с этим институтом, была поставлена задача: в первую очередь для себя производить семена высшей категории. То, что приобретали в семеноводческих хозяйствах, нас не устраивало, – рассказывает гендиректор АПК Юрий Батрин.

– Теперь мы засеваем поля в основном суперэлитой, элитой, в худшем случае сеем первую репродукцию. Каждый год берем в институте десять новых сортов, только что внесенных в реестр, под контролем института высаживаем и получаем около 3 тысяч тонн семенного материала высочайшего уровня. Из них мы выбираем наиболее подходящие для нас и засеваем свои поля. Пока учимся выращивать семена. В этом году надеемся запустить линию по их производству. Построили помещение, купили машину для очистки семян, изготовленную в Новгородской области, которая дает высочайшее качество. Пока мы продавали 200–300 тонн, а сегодня можем и для себя семена подготовить, и полторы-две тысячи тонн продать. Это должно отра­зиться и на экономике. Допустим, пшеница стоит 8 рублей 50 копеек, а цена семян 13–14 рублей. Так что вложенные деньги должны окупиться.

Не работой единой

Для Рогатой Балки «Ставрополь-Кавказский» – самое крупное и важное предприятие. В селе живет здесь около 1200 человек, а в хозяйстве работает немногим более 300. Но все равно АПК оказывает помощь селу, помогает и больнице, и детскому саду, подводит фундамент под церковь – по инициативе руководителя, Юрия Дмитриевича Батрина. Он считает, что жизнь в селе должна быть полнокровной. Закроется школа – село начнет потихоньку умирать, не будет клуба – молодежь от скуки станет выпивать и заниматься неблаговидными делами. Юрий Дмитриевич упорно «сражался» за клуб, который предыдущий глава хозяйства пытался «остановить», ремонтировал его.

– Клуб некоторое время не работал и негде было проводить новогодний праздник, поэтому мы выстроили столовую на 120 мест. Там и празднуем. Для всех мест не хватает, выделяется квота каждому подразделению, и за право участвовать в празднике идет соревнование. Там вручаются премии, грамоты, там «скатерть-самобранка», концерт, танцы… Словом, жизнь кипит. А пьянства нет. С дисциплиной у нас жестко. Появишься на работе в нетрезвом виде – можешь всех годовых доплат лишиться, а это 10 процентов от валового сбора, сумма очень серьезная. За пристрастие к алкоголю можно и рабочим местом поплатиться – такие случаи бывали. Сейчас уже никто не хочет следовать примеру уволенных.

…Когда на горке построили новую столовую, постарались сделать, чтобы здесь было не хуже, чем в центре села. Посадили деревья. Хотели, чтобы они выросли побыстрее, и саженцы выбрали крупные. Но корни не смогли обеспечить крону, и деревья, промучившись год, засохли. Однако люди не сдались, второй раз посадили деревья, в том числе фруктовые, на сей раз небольшие. Вырастут они не скоро… Но ведь вырастут! И любоваться ими будут не только те, кто сажал, а еще их дети и внуки.

Для нынешнего поколения отцы и деды наводили порядок и красоту, а нынешнее поколение делает это для себя и своих детей. Тем и живы.

Ирина Панаско