Технологии в помощь

4

Наши прадеды желали друг другу «Бог в помощь». Они ещё ничего не знали о гиб­ридизации семян, сложных минеральных удобрениях, спринклерном орошении и прочих достижениях прогресса, которые служат сельскому хозяйству. Что предлагают ведущие компании мира и как модернизируют производство ставропольские предприятия, обсуждали на сессии «Стратегии производителей и инвесторов: новые бизнес модели в изменяющемся мире» в рамках форума «АгроЮг‑2015».

Семена по-французски

Несмотря на попытки изоляции России в угоду заокеанским
партнёрам, в Европе понимают, что наша страна остаётся одним из ведущих
производителей аграрной продукции в мире, лидером в выращивании
подсолнечника и одним из лидеров в возделывании кукурузы. Положительную
динамику в отношении этих двух культур особо отметил в своём
выступлении генеральный менеджер французской компании «Маисадур Семанс» Режис
Фурнье.

«Для того, чтобы производить сельхозпродукцию, нужны
качественные семена. Это предпосылка, без которой невозможно представить себе
успешное растениеводство, – ​заявил французский гость форума. – ​Но
в настоящее время ситуация такова, что российские агропроизводители
вынуждены импортировать до 60 % семян, которые нужны для возделывания
подсолнечника, и более 70 % семян кукурузы. Компания «Маисадур
Семанс» является ведущим в мире производителем семян как подсолнечника,
так и кукурузы, поэтому мы присутствуем здесь».

Французские селекционеры ведут работы по линии геномики
и по линии агрономии. «Геномика предполагает подробное изучение генома
растений для того, чтобы лучше понять их дальнейшее поведение и динамику
в полевых условиях и выяснить, каким образом максимизировать
урожайность. С этой целью построена и успешно работает огромная
биолаборатория во Франции, которая использует весь доступный арсенал
биомолекулярных исследований, – ​рассказал Режис Фурнье
о деятельности своей компании. – ​Но для того, чтобы успешно
осуществлять сортовую селекцию, надо успешно работать и по линии агрономии.
И делается это силами нашей европейской сети селекционных центров. Порядка
15 % годового оборота мы инвестируем в сортовую селекцию».

В общей сложности для производства семян «Маисадур Семанс»
задействовала около 20 тыс. га площадей и построила 4 завода
в Европе.

Один из заводов расположен на Украине. Его решили построить
в 2007 году. «В январе 2009 года перед нами была пока ещё
пустая площадка, – ​вспоминает генеральный менеджер. – ​Работа
началась весной. К началу 2010 года были возведены первые здания
и сооружения. Мы успели построить сушильные мощности, склады».

Но чтобы получить хорошие семена, одних построек мало. Нужна
апробация на полях. Ещё до того, как были возведены сушилки, «Маисадур Семанс»
засеяла на Украине 1000 га земли, чтобы к окончанию строительства сразу загрузить
мощности завода.

«Это производство является крупнейшим и самым
современным на Украине, – ​подчеркнул докладчик. – ​Оно
в состоянии покрыть до 10 % спроса на семена кукурузы
и подсолнечника в этой стране».

На Украине французские селекционеры столкнулись
с отсутствием орошения, без которого сложно получить качественные семена.

«Для нас это было серьёзным вызовом в регионе. Чтобы
обеспечить стабильность, мы вынуж­дены были помочь фермерам
и сельхозпредприятиям организовать полив на полях, чтобы в независимости
от осадков получать искомые объёмы урожая», – ​отметил француз.

Для компании стратегически важно присутствие
и в нашей стране. «Россия для нас – ​это огромный рынок. Мы не
сомневаемся, что именно в России следует осуществлять селекцию, работать с нынешними
производителями семян, инвестировать в производство, обмениваться
селекционными знаниями и навыками», – ​заверил Режис Фурнье. На одной
из сессий форума он ознакомился с проектами кабардино-балкарской фирмы по
селекции кукурузы ИПА «Отбор» и убедился, что здесь «есть с кем
работать, с кем осуществлять партнёрские проекты».

В России «Маисадур Семанс» инвестирует в НИОКР
(научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки): проводит
тестирование, эксперименты с коммерческими гибридами, новыми гибридами
и родительскими линиями.

«Задача процесса – ​адаптировать наши генетические
наработки по семенам к тем условиям и реалиям, которые мы видим
в России и выйти на искомые показатели по устойчивости
к болезням и засухе, по увлечению урожайности, что в конечном
итоге является главным критерием успеха. Наша цель – ​создание новых
линий, адаптированных к российским условиям», – ​обозначил
представитель компании её основное направление работы.

Второе направление – ​это «расширение
и интенсификация связей с производителями семян», так как одна из
главных предпосылок успеха заключается в доступности испытаний нового
материала на поле.

Компания ведёт работу с российскими дистрибьюторами
и намерена развивать сотрудничество с агрохолдингами.

«Как отметил губернатор Владимир Владимиров, ваш край
изобилует солнцем и плодородными почвами, – ​напомнил Режис
Фурнье. – ​Я не сомневаюсь, что он прав. Но в плане развития
семеноводства у вас есть ещё два сильных аспекта. У вас есть
необходимые водные ресурсы для строительства ирригационных систем, а кроме
того, серьёзная политическая воля для развития отрасли сельского хозяйства.
Именно поэтому и с нашей стороны присутствует мотивация
в расширении своего бизнеса здесь, налаживании партнёрских связей
с нашими коллегами в России».

Лови азот

К производителям удобрений у аграриев всегда один
вопрос: почему так дорого стоит то, что добывается из российских недр. Но эта
болезненная проблема на сессии, посвящённой технологиям, осталась
в стороне. Директору по региону Россия и СНГ АО МХК «ЕвроХим» Максиму
Серёгину кажется гораздо важнее вопрос о том, сколько полезных минеральных
веществ улетучивается из-за того, что ими пользуются почти как в каменном
веке.

«ЕвроХим» занимает 10 место в мире по производству
удоб­рений, но в ближайшее время планирует выйти на 3 позицию. «Мы
заканчиваем разработку двух крупнейших в мире калийных месторождений. Они
войдут в эксплуатацию в 2017 году. И строим целый ряд новых
предприятий, в том числе по всей России, включая предприятие на нашем заводе
в Невинномысске», – ​очертил перспективы компании Максим Серёгин.

Стратегия «ЕвроХима» проста. Он растёт за счёт калийных
месторождений, добычи природного газа, который является одним из основных
компонентов при производстве удобрений, и за счёт создания добавленной
ценности: он поставляет не просто базовые продукты, такие, как аммофос или
селитра, а ещё и высокотехнологичные.

«И главное – ​мы работаем непосредственно
с клиентом, выс­траиваем дистрибьюторские сети по всему миру, в том
числе и в России, осуществляем клиентам поставки, помогаем им
консультированием и выполняем весь комплекс агрохимических работ», –
​подчеркнул представитель химической компании.

Он показал на слайдах статистику по потреблению минеральных
удобрений и выносу их из почвы с урожаем. Если учесть, что потери
полезных веществ в почве могут составлять 50 %, получается, дают
аграрии земле в два раза меньше, чем забирают. «Мы сейчас живём за счёт
будущих поколений, наших детей, внуков», – ​образно описал происходящее
докладчик.

Он обратил внимание, что согласно выводам Международного
института питания растений, эффективность использования минеральных удобрений
определяется по 4 параметрам: в зависимости от формы, сроков, доз
и способов внесения. При этом обязательно нужно контролировать кислотность
почвы, как удобрения работают только при нейтральном PH.

В соответствии с этими рекомендациями «ЕвроХим» так
строит свою работу: разрабатывает специализированные виды нитроаммофоски,
жидкие удобрения, ингибиторы азота и следит за кислотностью почв.

«Азот – ​очень хитрая вещь. До сих пор 80 %
сельхозпроизводителей в нашей стране вносят азот один раз
в феврале – ​марте, когда позволяют погодные условия. Это значит, что
до 70 % азота они теряют при испарении, когда он улетучивается
в аммиачной форме, при вымывании, когда мы теряем его в нит­ратной
форме, и при дальнейшей нитрификации, – ​констатировал Максим Серёгин
печальный факт. – ​Мало того, что мы зря тратим деньги. Это наносит
серьёзнейший вред экологии с точки зрения парникового эффекта и загрязнения
почвенных вод! Это одна из важнейших проблем, которая существует во всём мире».

Решение, по словам докладчика, давно изобретено
и применяется в мире уже лет 15. В России оно пока мало
известно. Речь идёт об ингибиторах – ​химических веществах, которые
позволяют связывать азот и противодействовать потерям при вымывании
и испарении, снижая затраты до 10–15 %.

«В Европе азот без ингибиторов практически не применяют,
потому что все фермеры научились считать деньги, – ​привёл пример
докладчик. – ​Шаг за шагом мы регистрируем эти продукты в России
и будем внедрять их на всех рынках СНГ».

Жидкие удобрения – ​ещё один способ повысить
эффективность минерального питания. «ЕвроХим» производит всего 2,5 млн
тонн карбамидно-аммиачной смеси (КАС), но в России потребляют только 200
тыс. т. Всё остальное уходит в другие страны. Причина кроется, по мнению
Максима Серёгина, в отсутствии инфраструктуры. В советские времена
были и хранилища, и специальный транспорт, и агрегаты для внесения.
Сейчас всё это надо закупать и восстанавливать, но овчинка стоит выделки,
ведь КАС экономит до 30 % затрат на минеральное питание. У него есть
особые преимущества. В смеси используются 3 формы азота, которые
постепенно используются растением. КАС не взрывоопасен в отличие от
селитры.

«Мы пытаемся помочь клиентам развитием инфраструктуры,
и Ставропольский край является хорошим примером, – ​сообщил
докладчик. – ​Мы создали дополнительно несколько хранилищ в разных
районах региона, чтобы дать возможность клиентам пользоваться жидкими удоб­рениями».

При производстве нитроаммофосок раньше особого разнообразия
не было. На «Невинномысском Азоте» производились всего два вида – ​NPK
16–16–16 и NPK 8–24–24. «Сейчас у нас порядка 10 стандартных форм NPK
и ещё 15 форм мы можем производить по заказу, – ​отметил
выступающий. – ​NPK 23–13–8 была разработана специально для кукурузы.
совместно с китайскими партнёрами. Это то сочетание, которое требуется
кукурузе на землях Юга России».

Без контроля кислотности поч­вы ни лучшая форма, ни
специальная формула удобрений не помогут получить наивысший урожай. Между тем
в европейской части России почти нет нейтральных почв. Всё, что севернее
Воронежа, это почвы с пониженным PH, с повышенной кислотностью, всё,
что южнее Воронежа – ​это щелочные почвы.

В 90-х годах на щелочных почвах Юга вносили
гипсосодержащие вещества, чтобы выровнять PH. Сейчас лишь отдельные хозяйства
позволяют себе дополнительные затраты, а надо распылять 5 т вещества на
гектар. «Не делая этого, мы обесцениваем наши почвы, снижаем их плодородие, –
​считает представитель химической компании. – ​Без во­зобновления
программы химической мелиорации эффективное развитие и серьёзный прогресс
сельского хозяйства невозможны».

«ЕвроХим» в качестве решения этой проблемы предлагает
мелиорант Фосфогипс. Он дешев и в своём составе содержит питательные
вещества.

«Деньги – ​это важно, но деньги – ​это не всё. Что
говорить о цене удобрений, когда из 20–25 тыс. руб., как минимум,
половину – ​10 тыс. руб. мы просто теряем», – ​вернулся докладчик
к главной идее своего выступления. Он обратил внимание, что «ЕвроХим» не
старается сбыть как можно больше минеральных удобрений. Компания хочет
добиться, чтобы сельскохозяйственные производители получали максимальный
экономический эффект.

«Надо осуществлять анализ поч­вы, проводить агрохимическое
консультирование, нужны локальные производства по ингибиторам, потому что это
можно делать только на месте в тех спецификациях, которые требуются
каждому производителю. Мы вовлечены в процесс поставки других ресурсов,
таких как пестициды, семена, и осуществляем полноценное агрохимическое
сопровождение. Эта модель взаимодействия позволит нам преодолеть отсутствие
компетенции в питании растений», – ​уверен директор компании по
региону Россия и СНГ .

Второй урожай картофеля – ​легко!

Во имя повышения урожайности работает и израильская
фирма по оборудованию оросительных систем NaanDanJain Irrigation Ltd. Её
генеральный менеджер по России Антон Махотин рассказал о спринклерном
орошении. Оно хорошо известно в нашей стране со времён Советского Союза,
когда на полях и в огородах ставили железные дождеватели, поливающие
по кругу. Современные спринклеры выполнены из высококачественного пластика,
устойчивого к воздействию ультрафиолета. За счёт этого система служит
много лет и является выгодным вложением средств.

Дождеватели от NaanDanJain Irrigation Ltd., как отметил
Антон Махотин, равномерно распределяют воду, обеспечивая пониженное воздействие
капель на почву и растения. Таким образом достигается низкий уровень
интенсивности увлажнения 3–5 мм/ч, что позволяет избежать уплотнения
земли. Это особенно важно на тяжёлых глинистых почвах и при получении
второго урожая на Юге России.

Спринклерные системы испробовали на втором урожае картофеля
в Астрахани, в Волгограде. Они дали хороший эффект, так как способны
охлаждать почву, поддерживать микроклимат и не вымывать азотные удобрения.
«На выходе получилось высокое качество продукции», – ​подчеркнул Антон
Махотин.

В Удмуртии с такими системами орошения выращивают
морковь и капусту. В этом году урожайность с 45 т/га выросла до
100 т/га, но из-за рано выпавшего снега удалось собрать только 80 т/га.

В Краснодарском крае в сотрудничестве
с NaanDanJain Irrigation Ltd. возделывают редис, свеклу, капусту. Причем,
побывав в Израиле, кубанские партнёры компании переняли не только опят
орошения, но и опыт доведения сельхозпродукции до товарного вида. Они
сделали у себя мойку, калибровку и упаковку продукции и получили
преимущество при выходе в крупные торговые сети.

«Мы имеем большой опыт в орошении садов, виноградников,
тепличных комплексов. Наши проекты осуществлялись в Туркменистане,
Азербайджане, где мы выращивали гранатовый сад. В Грузии у нас был
проект по выращиванию киви, в Казахстане – ​по выращиванию
томатов, – ​рассказал генеральный менеджер по России. – ​Хочу
отметить, что мы не используем однотипные решения. Мы действуем, исходя из
конкретных задач. Мы должны понять, какой у клиента тип почвы, какую
культуру он собирается выращивать».

Кроме того, NaanDanJain Irrigation Ltd. готова обучать
персонал, так как за любой системой нужен человеческий присмотр.

Мохито ставропольского розлива

Перерабатывающая промышленность тоже не стоит на мес­те
и в период, когда Россия нуждается в импортозамещении многих
продуктов, предлагает свои технологические решения. Массу новинок выпустил за
последнее время «Молочный комбинат Ставропольский». Летом он перерабатывает до
400 т молока в сутки, а сейчас лишь 250 т. и готов производить
больше: были бы заявки. Он может делать всё – ​от питьевого молока до
сухого, масло, сыры в ассортименте, мороженое и хлебобулочные
и кондитерские изделия на своей пекарне.

«Выпускаем всё строго по ­ГОСТам или собственным ТУ, –
​заявила на форуме заместитель генерального директора комбината по внешним
связям Людмила Труфанова. – ​У нас работает 22 кандидата наук,
которые могут разработать и внедрить новую технологию».

«Молочный комбинат Ставропольский» один из первых
в России начал выпускать в 2006 году, ещё до всяких санкций,
низколактозное молоко для тех, у кого от приёма обычного молока бывает
вздутие. Многие люди, взрослея, перестают вырабатывать фермент лактазу,
и не могут расщеплять лактозу.

«Низколактозное молоко ранее поставлялось из Финляндии
фирмой «Валио». После введения санкций его нет, – ​отметила
замгендиректора комбината. – ​Я хочу заметить, что объёмы продаж его
небольшие, хотя оно лишь на рубль дороже обычного молока. Москва у нас
берёт небольшие объёмы».

Сыры на молочном комбинате делают с советских времён.
С тех пор предприятию досталось и сырохранилище на 500 тонн. Но
сейчас он может делать не только российские сыры, но и аналоги
иностранных.

«Для приготовления пармезана мы подобрали закваску. Мы
назвали его «Русский пармезан», потому что срок созревания у него полгода,
хотя по итальянскому рецепту он созревает 2 года. Нам за полгода удаётся
достичь букет вкуса пармезана, и наш продукт пользуется большим
успехом, – ​рассказала Людмила Труфанова. – ​Сыр чеддер мы тоже
готовим по классической английской технологии с созреванием полгода.
В прошлом году эти сыры были впервые представлены на выставке «Золотая
осень» и получили высокую оценку».

В рамках импортозамещения были созданы сыр «Тильзитер люкс»
и мягкий сыр «Русская рикотта» – ​аналог итальянского продукта,
созданный по собственной уникальной технологии «МКС». Он является концентратом
сывороточных белков, поэтому особенно полезен спортс­менам, имеет пластичную
консистенцию.

Не хуже американского продукта ставропольский сливочный сыр
«Русская Филадельфия». Есть собственные освежающие напитки с вишнёвым
соком со вкусом Мохито.

75 % продукции комбината реализуется в фирменных
магазинах в Ставропольском крае и 1 магазине в Калмыкии, причем
по отпускным ценам завода. Там представлен весь ассортимент продукции,
а это около 500 наименований. В торговых сетях продаются около 10
видов продукции. Между тем опыт супермаркета «Флагман» показал, что если
в магазине открыты торговые площадки «МКС», то продажи всей продукции
существенно возрастают.

Из садов в хранилища

Сами аграрии новые технологии приветствуют, но не всегда они
им по зубам, а точнее по деньгам. Это касается и садоводства. На
Ставрополье ежегодно заменяют старые посадки новыми, поэтому общая площадь
составляет около 10 тыс. га и поч­ти не растёт. Наряду с модными
интенсивными, сажают традиционные сады. «Оба типа имеют право на существование.
Каждый может закладывать сады согласно своему кошельку», – ​заявил на
форуме генеральный директор садоводческого сельскохозяйственного
потребительского кооператива «Сады Ставрополья» Сергей Тюльпанов.

В 2005 году, по его данным, затраты на закладку сада по
традиционной технологии составили 42,5 тыс. руб./га, в то время как
интенсивный стоил 418 тыс. руб./га. В прошлом году стоимость уже была
в 4 раза выше – ​185 тыс. руб./га на обычный сад без градобойной
сетки и шпалеры, но с орошением и 1 млн 456 тыс. руб./га на
сад по интенсивной технологии. Сейчас доллар снова вырос, поэтому стоимость
закладки садов стала ещё выше.

В связи с этим 80 % хозяйств на Ставрополье
предпочитают традиционную технологию. Только ООО «Нива-С» в Труновском
районе и ООО «СтавАгроКом» в Курском закладывают интенсивные сады.

Россия и край нуждаются в яблоках. По нормам
потребления россияне должны съедать 14 млн т яблок в год,
а Россия в этом году вырастила, по прогнозам Минсельхоза, примерно
3 млн т яблок. Ставрополье обеспечивает себя яблоками лишь на 17 %,
отставая в СКФО от Кабардино-Балкарии и Дагестана.

Государство оценило важность развития отрасли
и увеличило государственную поддержку.

Если в 2014 году на закладку гектара садоводы
получали 21 тыс. руб. субсидий, то в этом году уже платят из бюджета 48
тыс. руб., а на интенсивные сады субсидия увеличена с 68 до 210 тыс.
руб. Свою лепту в размере 20 тыс. руб. вкладывает и региональный бюджет.
До 2016 года поддержка государства будет возрастать, а затем начнёт
снижаться.

Аграрии и инвесторы на заботу государства откликнулись.
«В этом году значительно увеличатся посадки садов, так как
и в Северной Осетии, и в Ингушетии, и в КБР
приняты республиканские программы по посадке садов, – ​доложил Сергей
Тюльпанов. – ​Ингушетия уже посадила 100 га сада и планирует
увеличить посадки до 5 тыс. га. В Северной Осетии-Алании принята программа
на 5 лет, которая ставит задачу высаживать на склоновых землях ежегодно по
1000 га сада. Чечня планирует расширять сады. В Ставропольском крае
в этом году доведём площадь посадки до 550 га, в следующем году до
700 га».

Площадь посадок кооператива «Сады Ставрополья» составляет
3626 га. За год она немного снизилась, так как в прошлом году двухдневные
октябрьские морозы уничтожили порядка 700 га садов в Александровском,
Будённовском, Левокумском, Советском районе. 80 % садов занимают яблони,
а остальное – ​это груша, черешня, вишня, слива, алыча, абрикос
и немного земляники. Её производство планируется увеличивать.
В Предгорном районе, в селе Безопасное, КФХ «Педашенко» намеревается
в этом году довести площади под земляникой до 30 га.

К 2020 году кооператив хочет в два раза увеличить
площадь своих садов и поднять урожайность поднять с 20 т/га до 35
т/га,

а также обеспечить производителей качественным
безвирусным посадочным материалом. Для этого в Минераловодском районе
заложен большой питомник на 12 га с мощностью производства 3 млн
саженцев в год.

Но не всё так гладко в отрас­ли, как хотелось бы.
Развитие сдерживает отсутствие современных фруктохранилищ с цехами
сортировки и калибровки. Подобное хранилище на 3 800 тыс. т есть
только в ООО «Интер­инвест» в Георгиевском районе. Эта компания
в следующем году начнёт строительство хранилища на 8 тыс. т, а ещё
через год – ​завода по производству пюре мощностью 100 т в сутки.
В селе Донском «Нива С» в этом году поставила три камеры, каждая на
250 т яблок. Это начало реализации проекта плодохранилища на 20 тыс. т.

Пока не хватает отрасли высококачественного посадочного
материала. Мало механизированного туда, потому что в России не выпускают
в промышленных масштабах специализированные машины, и если
виноградари получают дотации и субсидии на закупки импортных машин, то
садоводы этого лишены.

Банки часто отказывают им в кредитах, не желая
принимать сады в залоговую базу. А ведь урожай с сада хозяин
получает лишь на 3–4 год, и до этого времени ему надо на что-то жить.

И ещё одна сложность, с которой внезапно столкнулись
в этом году ставропольские садоводы – ​это проникновение импортных
яблок из Польши в Москву под видом продукции из не подпадающих под эмбарго
стран. Нашим яблокам с ними сложно конкурировать, так как дотации аграриям
в нашей стране в разы меньше европейских.

Тепло из недр земли

Как же можно повысить рентабельность российского
сельхозпроизводства, чтобы успешно конкурировать с иностранцами?
В Дагестане нашли выход – ​решили строить тепличный комплекс
с использованием энергии термальных вод. Генеральный директор СПК «Нива»
Умар Мусаев рассказал, что подземные источники с температурой до 150
градусов по Цельсию на глубине 3 тыс. м впервые используются в таких
масштабах. Это позволит экономить на проекте порядка 150 млн руб.
в год – ​на отопление и электрификацию. Первая геотермальная
станция для первого комплекса на 5,5 га уже работает. В дальнейшем эта
теплица разрастётся на 20 га.

Тепличный комплекс расположен на территории агропарка
в 63 га земли. «Это проект государственно-частного партнёрства,
в котором государство подводит всю инфраструктуру – ​газ,
электричество, воду, дороги, – ​пояснил Умар Мусаев. – ​Мы
параллельно строим завод, который будет производить сами тепличные конструкции,
которыми мы будем снабжать всю Россию. Это приоритетное направление для Дагестана».

В агропарке «поселятся» и другие резиденты –
​производители теплиц и тепличные комплексы, завод по производству
металлоконструкций для теплиц, хранилищ, ферм, производство сэндвич-панелей,
производство замороженного картофеля «фри» мощностью 30 тыс. т замороженного
переработанного картофеля.

Конечно, в Дагестане для бизнеса есть высокие риски
в виде нестабильной политической обстановки и снижения уровня жизни,
признал докладчик. Но у тепличной отрасли хорошие перспективы. Тем более,
федеральный центр субсидирует 20 % затрат на строительство теплиц,
а региональная программа возвращает ещё до 50 % в виде субсидий.

Так что кризис развитию высоких технологий
в агропромышленном комплексе не помеха, а кое-где именно он
подталкивает консервативных селян к поискам новых, более экономичных
решений.