Шарип Махаров: «Овцеводство держится на преемственности»

839

Республика Дагестан занимает первое место среди регионов Российской Федерации по численности овцепоголовья. Перспективы животноводства здесь напрямую связывают с увеличившимся в последние годы объемом государственной поддержки отрасли, что позитивно сказывается на ее развитии.

Историческая справка

Образованный в 40-х годах прошлого века колхоз имени Тельмана был впоследствии преобразован в Агрофирму, названную в честь Героя Советского союза Магомеда Гаджиева.

Магомед Иматудинович родился в 1907 году в крестьянской семье в ауле Мегеб Гунибского района Дагестана. В 1939 году окончил Военно-морскую академию имени К. Е. Ворошилова и с сентября 1939 года был направлен на Северный флот.

В октябре 1940 года Гаджиев был назначен командиром 1-го дивизиона бригады подводных лодок Северного флота, где и встретил Великую Отечественную войну. 30 июля 1941 года ему было присвоено звание капитана 2 ранга.

С начала войны Гаджиев участвовал в 12 боевых походах. На его личном боевом счету к лету 1942 года числилось 10 потопленных транспортов противника.

Гаджиев ввел в практику подводников потопление транспортов противника из артиллерийских орудий. Кроме того, он заложил традицию салюта из орудий в знак того, что экипаж одержал очередную победу в море.

12 мая 1942 года года подводная лодка «К-23», на которой находился Гаджиев, была атакована вражеским самолетом и потоплена. Звание Героя Советского Союза было присвоено ему 23 октября 1942 года посмертно. В честь Магомеда Иматудиновича назван город Гаджиево в Мурманской области.

Историческое прошлое хозяйства богато и другими славными фамилиями истинных сынов Отечества.

Герой Советского Союза Магомед Гамзатов родился 5 мая 1910 года в селе Мегеб Гунибского района Дагестана в крестьянской семье. Участвовал в боях на Северо-Кавказском фронте, два раза был тяжело ранен и контужен. К ноябрю 1943 года гвардии майор Магомед Гамзатов командовал батальоном 6-го гвардейского стрелкового полка 2-й гвардейской стрелковой дивизии 56-й армии Северо-Кавказского фронта. Отличился во время освобождения Крыма. В ночь со 2 на 3 ноября 1943 года батальон Гамзатова погрузился на суда и в шторм на них проплыл 80 километров через Керченский пролив. Когда батальон высадился на Керченском полуострове в районе деревне Глейки, Гамзатов развернул его на захваченном плацдарме и на следующий день выбил войска противника из села Маяк. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 ноября 1943 года за «образцовое выполнение боевых заданий командования в Керченско-Эльтигенской операции и проявленные при этом мужество и героизм» гвардии майор Магомед Гамзатов был удостоен высокого звания Героя Советского Союза.

Два коневода хозяйства – Абдурашид Магомедов и Булат Алиев удостоены звания Героев Социалистического труда.

Какие меры необходимо предпринять для укрепления позиций овцеводческих хозяйств республики? О проблемах отрасли председатель Агрофирмы «СПК имени Гаджиева» Шарип Магомедович Махаров знает не понаслышке. Свыше полутора десятилетий он руководит предприятием, которое под его началом, вопреки сказавшимся на животноводческой отрасли страны годам кризиса, вновь вошло в число лучших племенных хозяйств Дагестана. 

Мы встретились с руководителем агрофирмы, чтобы поднять наиболее значимые темы и вопросы агропромышленного комплекса республики, а также обсудить актуальные проблемы, близкие каждому сельхозтоваропроизводителю России, занятому в животноводческой сфере производства.

Главный козырь

В структуре экономики хозяйства в среднем от 75 до 80 процентов валового дохода составляет продукция животноводства. Основное направление деятельности – это овцеводство и мясо-молочный крупный рогатый скот. Что касается растениеводческого крыла, то его развитие связано с необходимостью обеспечения кормовой базы для животноводства.

–  В среднем мы обеспечиваем наше хозяйство кормами на 90 процентов, – объясняет Шарип Магомедович. – Это позволяет нам снизить производственные расходы. Мы находимся в зоне рискованного земледелия. Основная часть земель хозяйства пригодна исключительно для выпаса овец. Но вы же понимаете, что все люди не могут работать в овцеводческой отрасли. Поэтому надо развивать и другие направления деятельности, обеспечивая занятость населения.

Еще в 50-х годах прошлого века колхоз получил статус племенного хозяйства по дагестанской горной породе овец. Но в конце 90-х годов племферма была закрыта. Потребовалось несколько лет, чтобы вновь получить лицензию на разведение и воспроизводство дагестанской горной породы.

– Как известно, для развития любого предприятия требуются серьезные вложения. Насколько современная ситуация в агропромышленном комплексе позволяет решить финансовые вопросы агропредприятий? 

– Долгое время нам приходилось работать, надеясь только на собственные силы. При этом с каждым годом ситуация становилась все сложнее. Мы испытывали все большие трудности, связанные с необходимостью материальных вложений в производственную сферу. Сейчас мы получаем поддержку как из республиканского, так и из федерального бюджетов. Финансовая помощь государства оказывает большое положительное влияние на экономику хозяйства. В противном случае последствия могли бы быть очень серьезными.

– Какова ситуация с реализацией овцеводческой продукции?

– Цена, как на мясо, так и на шерсть, очень нестабильна. Поддержка, которую мы получаем из федерального центра и по программам, принятым в нашей республике, позволяет снизить риски и стимулирует развитие этого направления. К сожалению, мы наблюдаем тенденцию к снижению цены на шерсть. Выход мы видим в налаживании каналов сбыта сырья. В частности, определенные договоренности достигнуты между нашей агрофирмой и Черкесской шерстеперерабатывающей фабрикой. Представители этого предприятия не так давно побывали у нас и, осмотрев стадо, высоко оценили качество нашей шерсти. Это дает нам надежду, что цена реализации сырья будет достойной и справедливой.

– Возникают ли сложности с реализацией баранины? 

– Главная проблема связана опять-таки с ценой на продукцию, которая значительно снизилась за последнее время. И если не напрямую, то косвенной причиной этого, на мой взгляд, стало вступление России в ВТО. Может быть, те хозяйства, которые занимаются растениеводством, ощутили позитивные изменения от членства во Всемирной торговой организации, но мы, животноводы, видим в этом пока только негатив.

– Есть ли надежда, что ситуация изменится?

– Главный козырь дагестанской сельскохозяйственной продукции – это ее экологическая чистота, которая в последнее время приобретает особую ценность. Но этот бренд нужно развивать. В Советские времена перерабатывающая промышленность находилась на высоком уровне, которого нам пока не удается достигнуть. Если будет развиваться переработка, то это даст толчок для животноводческой отрасли.

Выход ягнят по итогам года в среднем составляет 90-92 процента на сто овцематок. Это хороший показатель для нас, как для хозяйства, в котором придерживаются отгонной системы животноводства. Путь к летним пастбищам проходит, практически, через всю территорию Дагестана, поэтому второй приплод мы не оставляем, так как это чревато потерей не только ягнят, но и овцематок.

– Длинный скотопрогонный путь тоже сопряжен с рядом трудностей?

–  Сложностей, действительно, очень много. Дагестан растет и развивается, и населению не всегда нравится, что скотопрогонный путь многомиллионного стада проходит через их села. Все это ложится на плечи чабанов, которые ограничены в местах ночевки и отдыха. Кроме того, в прошлом году большие трудности были связаны с погранзаставами, которые препятствовали проходу нашего поголовья на приграничные летние пастбища. Надеемся, что в этом году подобных проблем с пропускной системой у нас не возникнет.

Трудности реализации

Помимо овцеводческого направления, хозяйство занимается разведением крупного рогатого скота симментальской породы. Это молочно-мясная порода, которую, помимо хороших удоев, отличают и превосходные мясные качества. Выходное поголовье на первое января 2014 года составило 496 голов.

Мы интересуемся у Шарипа Магомедовича:

– Рентабельно ли в наше время разведение крупного рогатого скота?

– Производство молока сейчас, к сожалению, не приносит выгоды, — делится проблемами руководитель агрофирмы. – Если не брать в расчет производство сыра, у нас нет собственных перерабатывающих мощностей, как нет поблизости и перерабатывающих заводов, наличие которых позволило бы решить проблему сбыта. Зимой цена на молочное сырье, как известно, возрастает, но летом, в период так называемого «большого молока» эта проблема стоит очень остро. В результате рентабельность молочного животноводства находится практически на нулевой отметке.

– А какова ситуация с реализацией продукции мясного животноводства?

– Главная проблема та же, что и в овцеводстве. Это низкая цена реализованной продукции животноводства. Стоимость говядины в последнее время упала в среднем на 50-60 рублей. Как и в случае с рынком баранины, это, на мой взгляд, также напрямую связано со вступлением России во Всемирную торговую организацию. Мы настежь открыли «ворота» для ввоза импортной продукции. И хотя качество ее не отвечает требованиям экологии, рынок оказался перенасыщен, а потому стоимость отечественной говядины тут же снизилась. Так что, анализируя экономические показатели, я вынужден констатировать: ситуация в мясном животноводстве практически ничем не отличается от ситуации с реализацией молочного сырья: выгоды нет, один убыток.

– Почему в таком случае вы не откажетесь от нерентабельного производства?

– Село, в котором базируется наша агрофирма, образовано теми людьми, которые переселились  сюда еще в 30-х и последующих годах нашего столетия. Наше сельхозпредприятие по сути является градообразующим. Закон ограничивает нас в нецелевом использовании сельхозугодий. Но здесь родились уже третьи-четвертые поколения первых переселенцев, для которых эта земля стала малой родиной. Поэтому для нас очень важно сохранить животноводческое направление, ведь оно обеспечивает людей стабильной работой и заработком. Мы несем и достаточно серьезную социальную нагрузку. В селе функционируют школа, клуб, медицинский пункт. По большому счету, все социальные объекты содержатся на средства нашего хозяйства. Мы надеемся, что вечно так продолжаться не будет. А пока нужно «затянуть пояса» и пережить тяжелые годы с минимальными потерями.

–  Какие обстоятельства поддерживают в таком случае ваш оптимистичный настрой?

– Я не стал бы сильно драматизировать ситуацию. Позитивные моменты, безусловно, есть. До недавних пор мы использовали в животноводстве устаревшие технологии, которые отличает низкая экономическая эффективность. Поэтому в настоящее время мы работаем над тем, чтобы оптимизировать работу ферм. Будем вкладывать средства в механизацию всех производственных процессов: от кормления животных до доения коров. Принципиально важным я считаю то, что нас поддерживает  руководство республики и министерство сельского хозяйства Дагестана. Участие в программе развития молочного животноводства должно обеспечить субсидирование 50 процентов затрат на приобретение оборудования, а также 30 процентов средств, выделяемых на строительство помещений молочно-товарных ферм. Эти преобразования позволяют нам надеяться на кардинальные перемены в этой отрасли.

Кабальные проценты

Основную проблему, препятствующую развитию овцеводства в республике, Шарип Магомедович связывает с увеличением процентной ставки на земли отгонного животноводства. До недавнего времени она составляла 0,05 процента, а теперь увеличена до 0,3 процентов к кадастровой оценке земли.

–  Все земли агрофирмы арендованы у Министерства имущественных отношений, –  объясняет председатель. –  Для кадастровой оценки земли берется среднерайонный показатель. Но при этом не учитывается, что речь идет о пастбищах. Как можно сравнивать орошаемые земли со скудным колоритом здешних мест? Разве может стоить 80 рублей гектар бесплодной равнины? Наши степи не приспособлены ни для чего иного, кроме как для выпаса овец. Это, по большей части, солончаки, которые и оцениваться должны соответствующе.

– Знает ли о существующей проблеме руководство Республики?

–  Тема изменения процентной ставки на земли отгонного животноводства поднималась руководителями овцеводческих хозяйств уже не один раз. Поэтому будем надеяться, что к этой проблеме с пониманием отнесутся в руководстве республики, и в дальнейшем будут приняты соответствующие решения.

– Приходилось ли вам сталкиваться с нехваткой трудовых кадров?

– Что такое кадровый голод в России, в наше время знает, наверное, каждый руководитель. Рабочих рук не хватает во всех производственных областях. Сельское хозяйство – не исключение. В овцеводстве есть своя специфика. Часть поголовья овец, которая содержится на средства агрофирмы, находится в собственности чабанов. Мы вынуждены идти на такой шаг, сопряженный с финансовыми затратами, поскольку, в противном случае, нам не решить проблему кадров. Тем более, что молодежь очень неохотно идет работать на овцефермы. По большому счету все овцеводство сейчас держится исключительно на преемственности поколений. 

Наши лучшие кадры сегодня – это представители семейных династий. У бригадиров ОТФ Руслана Ибрагимова, Надирбека Ададуева, Сайгида Абдулаева отцы, деды и прадеды занимались выращиванием овец, посвятив всю жизнь овцеводческой отрасли. Теперь они сами передают опыт подрастающему поколению.

Труд этих работников не остается незамеченным. Подтверждение тому – грамоты и благодарственные письма Министерства сельского хозяйства Российской Федерации и Министерства сельского хозяйства Республики Дагестан. Я считаю, что такой моральный стимул очень важен для дальнейшей работы, потому что человек видит, что к его труду относятся с уважением.

В заключение я хотел бы поблагодарить весь наш коллектив за плодотворную работу, за ответственное отношение к труду и пожелать всем успехов и процветания.

Александра РАШИДОВА