РЫНОК ЗЕРНА: ничего стабильного!

Именно этот лозунг, прозвучавший в выступлении генерального директора ООО «ИКАР» Дмитрия Рылько можно назвать лейтмотивом панельной дискуссии «Прогнозы производства и конъюнктуры рынка зерна и масличных в сезоне 2019-2020 года». Мероприятие проходило в первой декаде июня в городе Геленджике в рамках XIX Международного зернового раунда «Рынок зерна – вчера, сегодня, завтра».

Перемены проваливаются в пустоту

Вопросы прогнозов на будущий урожай зерновых и экспортные цены на зерно активно обсуждались в ходе панельной дискуссии, в которой приняли участие: генеральный директор ООО «Институт конъюнктуры аграрного рынка» (ИКАР) Дмит­рий Рылько, генеральный директор аналитического центра ООО «ПроЗерно» Владимир Пет­риченко, менеджер по работе с клиентами и техническому надзору сельскохозяйственного Департамента «SGS Восток-­Лимитед» Ирина Сарычева, директор департамента маркетинга, Glencore Agriculture Сергей Сухов, директор по качеству ООО Управляющей компании «Содружество» Виталий Смирнов, директор департамента стратегического маркетинга компании «Рус­агротранс» Игорь Павенский, президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. Модератором мероприятия выступил вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут.

Обсуждение волнующих всех аграриев страны проблем началось с выступления генерального директора ООО «ИКАР» Дмит­рия Рылько, который сразу задал тон проведения дискуссии. Он предложил дать этому сезону лозунг «Ничего стабильного!». В современном мире ежедневно происходят изменения, связанные и с природно-­климатическими факторами, и с политическими и экономическими коллизиями, и их наблюдают все без исключения. По словам эксперта, то, что было постоянным, стало переменным: «Перемены проваливаются в пустоту, не знаешь, что произойдет на следующей неделе или месяце».

Дмитрий Рылько подвел итоги прошлого сезона, отметив, что благодаря «ценовому резонансу» на всех базисах установились новые ценовые рекорды на внут­реннем рынке пшеницы, ячменя и ржи.

— Мы находимся на рекордных ценовых орбитах, – отметил руководитель ООО «ИКАР», – и к новому сезону внутренний рынок опускается крайне неохотно. Это свидетельствует и о том, что уходящие запасы чрезвычайно низкие.

По словам эксперта, аграрии отлично сработали на зерновых колосовых культурах и в результате получили рекордную маржу по пшенице и ячменю.

— В течение прошлого сезона мы получили новый инструментарий, которым наше государство регулирует этот рынок, – продолжил спикер. – Отрадная часть состоит в том, что удалось сохранить высочайшую конкуренцию среди экспортеров на предэкспортном рынке.

Говоря о нестабильности на зерновом рынке, спикер сделал акцент на трех факторах.

— Первое – это нелегальная китайская вой­на, которая затронула Канаду с рапсом, – сказал Рылько. – Китайцы перестали покупать канадский рапс, в свою очередь, канадцы стали сокращать его посевы и увеличили посевы под яровую пшеницу. И это хоть и косвенно, но довольно сильно влияет на нас. Если Трамп надавит на Китай, то американские фермеры получат рынок в 50 млн долларов, т. е. продовольственный рынок. Это колоссальные деньги. В противном случае американцы будут продолжать удерживать свои позиции на китайском рынке.

Вторым фактором, вносящим нестабильность, по словам Рылько, является АЧС в Китае и в странах Юго-восточной Азии. Она также косвенно влияет на экономику сельского хозяйства России, потому что Китаю через пару лет понадобится 10 млн т мяса. И уже сейчас весь мир думает о следующем: кто будет заштопывать эту «продовольственную дыру» и чем, сколько понадобится дополнительного зерна, мяса птицы, откуда брать свинину и говядину, для того, чтобы удовлетворить китайские запросы.

— И третий фактор, который, на мой взгляд, непосредственно влияет на ситуацию в нашей стране, – это рекордно поздний сев кукурузы и сои в Америке и, возможно, уменьшение качества американской пшеницы, – продолжил эксперт. – Месяц назад Минсельхоз США опубликовал баланс: «производство зерна растет на рекордном уровне, рас­тут запасы, теперь у нас идет сев пшеницы», но при этом они посея­­ли меньше, чем в прошлые годы. Никогда американцы так не запаздывали с севом кукурузы из-за погоды. Никогда американцы не откладывали сев на июнь-месяц, да еще в таких масштабах (примерно 6 млн га, что эквивалентно 66 млн т кукурузы), и, скорее всего, большую часть из этих 6 млн га они досеют.

Из-за погодных условий и позднего сева кукурузы цена на эту культуру резко поднялась вверх, вслед за ней – американская пшеница. И за этой тенденцией последовали российские экспортные цены.

— Несколько недель назад наш российский FOB находился на уровне $181 за тонну, а теперь за пару недель – $198,5, потом из-за улучшения ситуации в США немного снизился – до $196-197, – продолжил Рылько. – Сейчас у нас уже есть реальный инструмент, чтобы цена на пшеницу нового урожая, которая была спрогнозирована уже в декабре, выросла до $210.

Давая оценку урожая в России, Дмитрий Рылько отметил, что пшеницы в России (по сравнению с прогнозами прошлого года – 85,9 млн т) соберут 71,5 млн т (Росстат оценивает в 72,1 млн т), при этом официальный экспорт составит примерно 34,6 млн т (включая 500 т официального экспорта в Казахстан и Республику Беларусь), неофициальный – 35,8 млн т.

Исходя из динамики прогнозов осадков, генеральный директор «ИКАР» отметил, что из-за жарких погодных условий пришлось снизить сделанную ранее предварительную оценку валового сбора пшеницы 2019 года до 80,5 млн т. Существенной оказалась гибель озимой пшеницы, в частности, на Поволжье, – от 900 до 1 млн га, что немало, пересева яровой пшеницы не было, т. к., по словам Рылько, «не играет пшеница на Поволжье никак». По предварительным оценкам «ИКАР», базовый экспорт этой зерновой культуры составит 37 млн тонн. Говоря о мировых ценах на пшеницу, Рылько подчеркнул, что, несмотря на то, что произошло повышение российских цен на $17 и что они остаются самыми низкими среди цен конкурентов, это – хороший показатель, т. к. российская пшеница остается конкурентоспособной.

— По ячменю был катастрофически интересный год: российские и мировые цены взметнулись на супервысокие уровни, – продолжил эксперт. – В нынешнем году есть большая интрига – это Австралия с хорошим урожаем – 8,5 млн т. Но возник один неприятный для этой страны момент: китайцы нашли в ячмене какую-то гадость и из-за этого его не импортируют, а это – 4 млн т. В связи с этим у нас есть неплохие перспективы. По кукурузе пока прогнозы нормальные. Мы посея­­ли чуть больше, чем в прошлом году – 12,9 млн т (11,4 млн т – в 2018 г.). Если на Юге России в начале июля, когда идет формирование початка, из-за жары не произойдет стерилизации пыльцы, как было в прошлом году.

Хорошие прогнозы

Панельную дискуссию продолжил генеральный директор аналитического центра ООО «ПроЗерно» Владимир Петриченко.

Он привел аналитические данные, которые коррелируют с оценками «ИКАР». Валовой сбор пшеницы составит 82 802 млн т, ячменя – 20 894 млн т, кукурузы – 12 980 млн т. Общий валовой сбор прогнозируется на уровне 131 млн т в отличие от прогнозов «ИКАР» – 126,2 млн т.

— Экспортный потенциал мне видится очень-­очень хорошим, особенно по пшенице, – сказал Петриченко. – Это более 40 млн тонн, и мы, действительно, можем получить результат, близкий к рекорду 2017 года. Есть наши основные покупатели: Египет, Турция, Средний Восток. В этих странах потребление не растет. По ячменю прогнозы не очень хорошие, он будет внизу, ценовая картина будет тяжелая, неинтересная.

Говоря о кукурузе, Петриченко отметил, что перспективы экспорта могут оказаться выше, чем 4 млн т.

— Уже сейчас производство кукурузы для США составляет минус 37-38 млн т, – отметил глава «Прозерно». – Некоторые мировые эксперты прогнозируют недобор больше 60 млн т, это полностью перевернет весь рынок на 180 градусов. Возникнет рынок не покупателя, а продавца с плёткой. Фьючерс цен на кукурузу в США уже пробил весьма хорошие прошлогодние колебания по цене.

По экспортным ценам на пшеницу руководитель компании «Прозерно» дал следующий прогноз: на пшеницу с протеином 12,5% на базисе FOB Черное море – $200±5 долларов, в августе, возможно, снижение до $190.

– Посмотрим, как будет развиваться ситуация в Южном полушарии, – продолжил Владимир Петриченко. – Это будет, соответственно, плюс или минус. В среднем текущий сезон был неплохим, но новый сезон может оказаться на 7-8% ниже уходящего. В то же время у нас не будет того провала 2017 года, поскольку уходящие запасы – другие, инфраструктура другая, спрос угля составляет 55%. Два года назад ситуация была, действительно, драматическая.

Остановился глава «Прозерно» и на производстве рапса. По его словам, эта культура является очень полезной и нужной всем.

— В прошлом сезоне мы произвели 2 млн тонн рапса, – констатировал он. – Сейчас может дойти до 2,5 млн т, и это замечательно, потому что рапс будет весьма интересной и хорошей торговой перспективой: рапс будет в цене.

В завершение своего анализа Владимир Петриченко отметил, что в нынешнем сезоне ожидается увеличение производства сои (более 4,5 млн т), стабильная картина наблюдается в производстве льна – 0,5 млн т и немного выше.

От количества – к качеству

Ирина Сарычева, менеджер по работе с клиентами и техническому надзору сельскохозяйственного Департамента «SGS Восток-­Лимитед», представила анализ ожидаемого качества зерна и перспектив экспорта зерновых культур в 2019-2010 гг.

По словам Сарычевой, за последние три года качество зерна мягкой пшеницы значительно улучшилось. Структура экспорта продовольственной пшеницы по базису белка от 12,5 до 13,5% составила в 2018 году 41%. Сравнительный анализ средних показателей качества продовольственной пшеницы таких стран, как Россия, Украина, Румыния, Болгария, Германия и Франция, показал, что мукомольные свой­ства преобладают у нашей страны. Однако, как подчеркнула Сарычева, количество белка в пшенице – не всегда индикатор того, насколько успешно будет проходить экспорт.

В нынешнем году из-за значительных осадков увеличили производство пшеницы и ячменя многие страны Ближнего Востока, кроме Марокко. Ожидается, что в них начнет расти потребление. Но они не уйдут из списка потребителей России, а станут более требовательными к качеству российского зерна.

Подробно представитель сельскохозяйственного Департамента «SGS Восток-­Лимитед» остановилась на южных регионах Российской Федерации. По словам Сарычевой, нынешние погодные условия во многом схожи с 2018 годом.

— По качеству зерна значения близки прошедшему году, – пояснила она. – Мы ожидаем снижение количества белка до уровня ниже 11,5%, в общем сборе – не менее 38%. Мукомольные свой­ства зерна будут не ниже, а то и выше, чем в предыдущем сезоне. Поэтому мы рассчитываем, что увеличение количества уйдет на увеличение качества зерна. Практически все ожидаемые результаты соответствуют ожиданиям стран-­импортеров. Хочется отметить, что за представленными цифрами стоит прогресс сельского хозяйства России.

Подводя итоги своего выступления, Сарычева отметила, что, несмотря на происки конкурентов и увеличение урожая у соседей, в нашей стране не только вырос объем качественного зерна, но и увеличились его экспортные поставки.

Низкий соевый баланс

В ходе панельной дискуссии были затронуты вопросы производства сои и рапса и торговая политика России в этих отраслях растениеводства. Как заметил директор по качеству ООО Управляющей компании «Содружество» Виталий Смирнов, в настоя­щее время сложилась красивая картинка о том, что, несмотря на отсроченный по погодным условиям сев кукурузы и сои, с неурожаем по сравнением со стандартными значениями кукурузы и сои в США, американская соя никоим образом не отражается на российской, потому что запрещена ко ввозу на территорию РФ.

— Соевый баланс у нас сложился настолько, что те 40 млн т, которые производятся в России, в мировом балансе никто и не заметит, – продолжил он. – Потому что баланс сои в упаковке идет со значительным превышением, т. е. имеется большой разрыв между производством и потреблением. И это превышение в течение последних 10 лет только увеличивалось. Да, потребление растет, но и производство увеличивает свои объемы. Для нашей компании соя не может быть никаким драйвером вообще. Мировая цена может сыграть, но это будет проблема только для «Содружества», потому что, кроме нас, никто ее не завозит на территорию РФ.

Виталий Смирнов также указал на то, что российская соя зачастую не соответствует мировым стандартом: минимальное количество протеина должно быть 34. По средним показателям сои прошлогоднего урожая уровень протеина соответствовал 31.

— Конечно, можно производить такой продукт, – прокомментировал представитель «Содружества», – но он не будет никогда востребован. Когда я говорю о соевом шроте, то это – всегда основной носитель белка, который позволяет повысить экономическую целесообразность любого типа животноводства. При снижении количества протеина ниже 30 соя не представляет для покупателей никакого интереса.

Вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут заметил, что на мировом рынке ГМО‑соя стоит дороже сои без ГМО. Эту ситуацию прокомментировал президент РЗС Аркадий Злочевский.

— Есть один нюанс по поводу прибыли от ГМО, – сказал он. – Так, ООО УК «Содружество» на нашем внутреннем рынке выплачивает премию за сою без ГМО, а китайцы, на которых все рассчитывают, эту премию не дают. Они говорят, что мы с удовольствием будем брать вашу амурскую сою, но по цене ГМО. А то, что она – не ГМО, учитывать не будем.

В будущее – с оптимизмом?

Своими прогнозами относительно нового урожая 2019-2020 гг., экспортного потенциала и экспортных цен поделился директор департамента стратегического маркетинга компании «Росагротранс» Игорь Павенский.

— Мы увеличили прогноз валового сбора зерна в 2019 году на 13 млн т до 126 млн т (в 2018 г. –113,2 млн т): в том числе пшеница – 80,8 млн т (72,1 млн т в 2018 г.), ячмень – 19,5 млн т (17 млн т), кукуруза – 12,2 млн т (11,4 млн т). Это может стать вторым результатом после рекорда 2017 года, – сказал он. – ЮФО и СКФО, а также ЦФО будут близки к рекорду 2017 года: по пшенице – 47,3 млн т (41,1 млн т в 2018 г.) и 31,8 млн т (28,5 млн т в 2018 г.) соответственно.

По словам эксперта, прогноз экспортного потенциала в сезоне 2019-2020 гг. составит около 46 млн т, в том числе пшеницы – 37,5 млн т, ячменя – 4,8 млн т, кукурузы – 3 млн т. В этом сезоне прогнозируется рост конечных запасов зерна до 15,4 млн т, поскольку ожидается увеличение урожая при росте экспорта всего на 3,6 млн т.

Президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский согласился со многими оценками, прозвучавшими в ходе дискуссии.

— Я согласен, что по ЮФО и центру мы побьем рекорд 2017 года, – отметил эксперт. – Как сложится эта феноменальная жатва, будет целиком зависеть от осадков. И если они пройдут в тех регионах, которые находятся сегодня под рисками, это сработает в большом плюсе к валу, а значит, мы можем получить макромасштаб.

Комментируя экспортную цену на пшеницу нового урожая, Злочевский выразил надежду на то, что она не опустится ниже $190. По его словам, это самый оптимистичный сценарий для внут­реннего рынка России. Хотя существует большой риск того, что недобора урожая в США не будет, и экспортная цена может опуститься до уровня $165 за тонну.

Все прогнозы, озвученные экспертами зернового рынка, носят в целом оптимистичный характер, но риски есть всегда, и главный из них – погода. Аграриям нашей страны остается только надеется, что в нынешнем уборочном сезоне она не подведет.

Фото Евгении Дуб