Уровень государственной поддержки садоводства в стране достиг беспрецедентных высот, небывалых даже в советские годы. В бюджете предусмотрено 2,5 млрд рублей на субсидирование закладки садов и плодовых питомников, на уходные работы и раскорчёвку старых насаждений. В дальнейшем бюджетная помощь отрасли будет только расти. Об этом говорилось в Нальчике на всероссийском совещании «О развитии садоводства и питомниководства в Российской Федерации» 25‑26 августа.

КБР как эталон для всей России

Если первый день всероссийского совещания был посвящён питомниководству на примере Ставропольского края, то второй день начался с экскурсии по предприятиям Кабардино-Балкарии. Республика за последние годы стала лидером не только по закладке интенсивных садов, но и по строительству инфраструктуры для их хранения.

В сельском поселении Кишпек Баксанского района в 2010 году был запущен завод пластмассовых изделий ООО «СтройМаш», который обеспечивает отрасль современными контейнерами для хранения и перевозки яблок. Для многих участников совещания такая тара была в диковинку. Садоводы озабоченно ощупывали дно зелёных пластмассовых кубических ёмкостей, проверяли на прочность стенки. Говорили, что деревянные ящики можно отремонтировать, а эти после поломки никуда не годятся. Некоторые переживали за сотни изделий, выставленных на солнце.

Но все эти опасения были ни к чему. Контейнеры, созданные по европейскому стандарту, устойчивы к воздействию ультрафиолетовых лучей и выдерживают нагрузку до 4,5 т. Полные их можно ставить друг на друга 12 ярусами. Они верой и правдой прослужат садоводам 20 лет, не требуя ежедневного ремонта, как дощатые ящики. Завод выпускает контейнеры под заказ, но прежде всего обслуживает нужды ООО «Сады Баксана», созданного ещё в 2008 году. Тогда у него было всего 20 га яблоневых саженцев. Сейчас сады разрослись на 550 га. По мере развития предприятия встал вопрос о хранении продукции.

– Мы не могли найти контейнеры, и решили построить у себя вот такой цех, – объяснили представили ООО «Сады Баксана». Мощность завода – 180 тыс. штук в год. Оборудование австрийской компании Engel. Раньше мы привозили колпачки на шпалеру, небольшую тару из Европы. Теперь мы начали это всё делать здесь, и это обходится нам на 50 % дешевле.

В 100 метрах от завода построены плодохранилища. Они уже загружены контейнерами с яблоками сорта Гала урожая этого года. Огромные холодильники содержатся в стерильной чистоте. А в соседнем цехе яблоки проходят товарную подработку. На специальной полуавтоматической линии производительностью 24 т/ч их моют, сушат и сортируют.

Такой же порядок, как на заводе и в плодохранилище, царит и в интенсивных садах предприятия у сельского поселения Исламей. Показанный гостям участок был посажен в 2009 году и сейчас на капельном орошении даёт урожай в 50‑60 т/га. В нём вдоль шпалеры, накрытой противоградовыми сетками, растут сорта Голден, Гала, Гренни с густотой 3100 саженцев на гектар. Их обрабатывают от 14 до 18 раз за сезон, в зависимости от погодных условий, что позволяет выращивать яблоки высшего класса.

Собирают урожай со специальных платформ на тележке, изготовленной прохладненским заводом по западным образцам с небольшими конструктивными изменениями.

После того, что садоводы, учёные и управленцы из 53 регионов России увидели в Кабардино-Балкарии, уже ни у кого не возникало вопросов, почему именно Нальчик был выбран местом проведения всероссийского совещания по садоводству.

Рост сверх плана

Агропромышленный комплекс Кабардино-Балкарии ощущает на себе постоянное внимание и помощь со стороны Минсельхоза страны, заявил глава республики Юрий Коков, открывая итоговое заседание двухдневного мероприятия.

– В последние годы у нас сохраняются хорошие темпы развития сельского хозяйства. Не стал исключением и 2015 год. Объём сельскохозяйственной продукции составил 38,7 млрд руб., или 104 % к уровню прошлого года, – отметил Юрий Александрович.

Садоводство и овощеводство он назвал наиболее перспективными отраслями для республики. Они развиваются, опережая планы. В 2015 году вместо закладки 1 тыс. га садов было высажено около 2,5 тыс. га. В этом году будут высажены плодовые саженцы ещё на 2 тыс. га, и общая площадь интенсивного садоводства в КБР к концу 2016 года составит 8 тыс. га, а к 2020 году не менее 10 тыс. га.

Интенсивные сады позволяют получать высокие урожаи. В 2015 году собрано свыше 125 тыс. т плодово-ягодной продукции, или 105 % к уровню 2014 года. Кабардино-Балкария полностью обеспечила собственное потребление и поставила в другие регионы более 30 тыс. т высококачественных плодов. К 2020 году она будет производить до 400 тыс. т плодово-ягодной продукции.

Валовый сбор овощей в прошлом году составил около 407 тыс. т, или 117 % к уровню предыдущего года. Более 200 тыс. т овощей было отгружено за пределы республики. К 2020 году планируется довести объемы производства овощных культур до 600 тыс. т в год.

Всё это нужно где-то хранить, постепенно реализуя товар поболее выгодной цене, поэтому в КБР созданы современные плодо- и овощехранилища ёмкостью свыше 140 тыс. т. К 2020 году мощности по хранению достигнут 500 тыс. т.

Республика стала больше производить мяса, молока, а также переработанной сельхозпродукции. Она планирует к 2020 году увеличить объёмы производства плодоовощных консервов с нынешних 224 до 350 млн условных банок.

– Достигнутый уровень производства удовлетворяет потребности национального внутреннего потребления почти по всем основным направлениям, а по ряду направлений республика вышла на внешние рынки и продолжает наращивать поставки в другие регионы, – подчеркнул Юрий Коков. Он призвал не останавливаться на достигнутом, а повышать конкурентоспособность республиканской продукции во имя обеспечения продовольственной безопасности страны.

Есть ли жизнь после эмбарго?

Садоводство – это не только решение задачи импортозамещения в России, но и высокорентабельный бизнес. Такую мысль неоднократно во время заседания высказывал министр сельского хозяйства России Александр Ткачев. Не зря же поляки создали на границе с Россией целый яблочный кластер, выпускавший продукцию специально под нашу страну, как Турция помидоры.

– Десятилетиями мы были зависимы от этих поставок. Нас уже стали уверять, что мы не можем сами производить яблоки. Мы завозим ежегодно миллионы тонн. Это десятки миллиардов рублей, которые мы теряем, – возмущался министр.

Он убеждён, что на Юге России можно получать настоящее товарное яблоко, которое ждут во всех уголках нашей страны, где не хватает витаминов и солнца. И сейчас наступил самый лучший момент для развития этого бизнеса, ведь ограничения на ввоз продукции из-за рубежа рано не будут вечными.

– Эмбарго может закончиться через год, а может, через три, – предупредил министр. – Мы ведь не можем постоянно жить в изоляции. Да, у нас сельское хозяйство на подъёме, но другие отрасли экономики не растут в силу финансовой ситуации. Это негативно сказывается на росте ВВП, на федеральном бюджете, бюджетах регионов.

В то же время отрасли, которые успели завоевать российский рынок, и после снятия эмбарго, по мнению Александра Ткачёва, будут чувствовать себя хорошо. Например, производители свинины, закрывающие 90 % потребности населения страны, хотя лет 8 назад Россия импортировала 70 % мяса.

– Во-первых, мы уже выигрываем по цене после девальвации, а во‑вторых, наш вектор развития направлен в сторону Азии. Там понятные нам рынки, там живёт большинство населения мира. Эти страны готовы принять многие виды российской продукции, и будущее нашего экспорта в этом направлении, – отметил Александр Николаевич. – Европейские страны пребывают в иллюзии, что Россия голодает. У них все переговоры сводятся к тому, что они предлагают нам купить ту же свинину.

К сожалению, по производству плодов, ягод и овощей Россия ещё не обеспечивает и половины потребности населения. Когда ушла польская продукция, произошла просто смена стран-поставщиков. К нам хлынули иранские, индийские, азербайджанские, таджикские фрукты и овощи.

– Мы всё легко заместили. Но не это же была наша главная цель! – воскликнул министр. – Наша цель – накормить собственный народ продуктами оте­чественного производства.

Для многих регионов это может стать базисом экономики, точкой роста.

Александр Николаевич привёл в пример строительство в Кабардино-Балкарии хранилища на 75 тысяч тонн плодов и овощей, вокруг которого, по его словам, «будет кипеть жизнь, будут развиваться большие и малые бизнесы».

Поддержка беспрецедентна

В условиях эмбарго правительство России разработало и успешно внедрило особые меры поддержки отрасли.

– Так мы не помогали нашему садоводству никогда, даже в советское время, – обратил внимание министр. – На закладку традиционных садов раньше выделялось 19 тыс. руб./га. За год мы подняли субсидии в 2,5 раза – до 53 тыс. руб./га. На закладку плодовых питомников раньше выделялось 21 тыс. руб./га, а сегодня 200 тыс. руб./га. На закладку интенсивных садов раньше выделялось 68 тыс. руб./га, сегодня 232 тыс. руб./га. На раскорчёвку в 2,5 раза увеличились субсидии – до 18 тыс. руб./га. Мы из федерального бюджета на развитие садоводства тратим 2,5 млрд рублей. Это в 5 раз больше, чем было 1,5 года назад. Это сигнал, который вы, бизнесмены, должны услышать и сделать выводы.

Александр Ткачёв подчеркнул, что России нужны интенсивные сады с урожайностью до 50 т/га. Именно по этой технологии весь мир выращивает товарное яблоко, и устарелые технологии не могут с нею конкурировать. Закладывать экстенсивные сады сейчас означает программировать убытки на 25‑30 лет вперёд, так как их «потолок» урожайности 20‑25 т/га.

– Если мы хотим создать бренд «русское яблоко», будущее нашего садоводства заключается в создании интенсивных садов на шпалере с сеткой, с правильной технологией, – заявил министр, хотя этот тезис чуть позже попытались оспорить мичуринские садоводы.

Отдельный вид поддержки направлен на строительство холодильников, без которых сад, по мнению Александра Ткачёва, не может существовать, ведь яблоки в сентября и январе – это две разные цены. Правительство намерено субсидировать процентную ставку в банках и на 20 % возмещать капитальные затраты. Кредиты под инвестиционные проекты в садоводстве будут сразу выдаваться по низкой процентной ставке.

– По-моему это интересно. Такого никогда не было, – отметил Александр Николаевич. – При такой поддержке на закладку, уходные работы, раскорчёвку окупаемость составляет от 5 до 7 лет. В России мало бизнесов в промышленности, где такой же малый срок окупаемости. По российским меркам, это хороший срок. И это бизнес, который может приносить от 20 до 40 % рентабельности. В каком ещё ряде бизнесов вы можете получить такие льготы? В промышленности тоже пытаются подобное делать. И мы уже видим результат. Мы оправдываем доверие президента и правительства.

Вдогонку за лидерами

В производстве зерновых Россия добилась впечатляющих результатов. Теперь такая же задача стоит в плодоводстве. По производству плодов и ягод пока наша страна занимает 38 место в мире, собирая 676 млн т. Это в три раза меньше, чем Иран, и в 9 раз меньше, чем США. Такие цифры привёл на совещании директор Департамента растениеводства, механизации, химизации и защиты растений Минсельхоза России Пётр Чекмарёв.

Впрочем, как добавил Александр Ткачёв, от США и Китая мы отстаём и по производству зерна. Однако отрасль развивается ускоренными темпами. Ещё 5 лет назад мы собирали 87 млн т зерна, а сейчас уже 110. И возможностей для роста ещё много, ведь половина страны вообще не применяет удобрения при выращивании пшеницы.

Большие перспективы у нас и в садоводстве. Через 10 лет Россия, по словам Александра Николаевича, будет кормить плодами сама себя и отправлять на экспорт такую продукцию, как яблоко, сливы, груши.

Но пока у России есть, по словам Петра Чекмарёва, ещё одно «позорное место» – 1 место в мире по импорту продовольствия, в том числе яблок.

– 1,5 млн т на 60 млрд рублей мы ввозим только официально. Эти деньги могли бы остаться в стране и приносить налоги. С 1 га сада собирается 70 тыс. руб. в год – это серьёзные суммы, – подчеркнул Пётр Александрович.

Если рассчитывать по медицинским нормам, которые предписывают человеку съедать 40 кг яблок в год, то России требуется 5,8 млн т. А производится в три раза меньше, и то с учётом продукции частного сектора. Лучше всего обеспечивает себя Южный федеральный округ. А единственный регион России, который полностью закрывает потребности своего населения, это Кабардино-Балкария. Она производит 160 % от необходимого количества яблок и экспортирует их в другие регионы.

В этом году, по данным Минсельхоза РФ, производство яблок в стране вырастет почти в два раза – до 3100 тыс. т, но опять же с учётом 2 215 тыс. т продукции населения. Производство товарного яблока растёт медленно, поскольку 30 % садов в России состарились и требуют раскорчёвки. Однако страна уже превысила советские показатели. В 1990 году мы производили всего 2384 тыс. т.

Количество яблок, произведённых в ЛПХ, практически не растёт. Движение вперёд в этом секторе, по мнению Петра Чекмарёва, невозможно без кооперации, без создания логистических центров. А вот в сельхозпредприятиях урожайность за счёт интенсивного садоводства в среднем выросла в два раза. Благодаря этому даже при площадях, немного не дотягивающих до уровня 1990 года, мы можем производить больше.

Старые сады, которые не дают урожая, а лишь прибавляют фитосанитарную нагрузку, ежегодно раскорчёвываются на 6 тыс. га. Ещё столько же площадей просто выходит из оборота.

По закладке новых садов в прошлом году сельхозпредприятия благодаря господдержке сделали большой рывок. В стране появилось 14 тыс. га молодых насаждений. Этот темп сохраняется и в этом году.

Каждому региону – по питомнику

При таких темпах роста садовых площадей России просто необходимы свои питомники. Подробно эта проблема обсуждалась в первый день совещания. На второй день Пётр Чекмарёв лишь подвёл некоторые итоги.

Государство начинает субсидировать создание селекционно-генетических центров по садоводству. Пока что из всех субъектов федерации только Чечня подготовила документы на господдержку, и Пётр Александрович призвал всех последовать её примеру. Более того, он поставил перед каждым региональным министром сельского хозяйства задачу создать питомник.

Всего в России порядка 200 питомников, но крупные предприятия на миллион саженцев можно пересчитать по пальцам. В СКФО единственный такой питомник создан в Ставропольском крае.

Между тем страна нуждается в 15 миллионах саженцев в год. На них можно заработать неплохие деньги. Пётр Чекмарёв подсчитал, что в ближайшие пят лет России понадобится порядка 104 млн саженцев. При нынешних ценах они стоят около 44 млрд руб. Эти капиталы могут остаться в стране и работать на нашу экономику.

Да и потом: завозить иностранный посадочный материал чревато. Уже сейчас Минсельхоз озабочен теми болезнями, которые попали к нам с молодыми деревцами, и ещё не известно, как проявят себя вирусы через несколько лет.

Чтобы питомниководство не отставало от садоводства, Александр Ткачёв предложил поднять поддержку отрасли до 300‑350 тыс. руб./га. Его слова вызвали громкие аплодисменты.

Помимо господдержки, для успешного развития питомниководства нужно привлекать интеллектуальный потенциал научно-исследовательских институтов. Они могли бы закладывать небольшие питомники, чтобы проводить исследования и обеспечивать качественными саженцами хотя бы население

Отрасль также нуждается в модернизации технического парка, поэтому Пётр Чекмарёв попросил ко Дню садовода в Мичуринске, который пройдёт 8‑10 сентября, подготовить заявку о том, какая техника нужна хозяйствам, чтобы включить её в специальную программу субсидирования. По импортным машинам Минсельхоз будет прорабатывать вопрос об открытии совместного производства или локализации в России, чтобы её можно было покупать через Росагролизинг.

Если всё, что запланировано Минсельхозом, осуществится, и все регионы последуют примеру КБР, то Россия, как надеется глава департамента, станет цветущим садом.

Поддержка отличная, но в Польше лучше?

Резким контрастом к предыдущим оптимистичным выступлениям прозвучал доклад президента Ассоциации производителей плодов, ягод и посадочного материала (АППЯМ) Игоря Муханина. Он не стал говорить о роли ассоциации в инновационном развитии интенсивного садоводства, как было заявлено в программе, а выразил несогласие с некоторыми тезисами.

Ориентироваться только на интенсивные сады, как считает Игорь Викторович, России нельзя.

– Основная проблема – это капиталоёмкость. Да, интенсивный шпалерный карликовый сад всем хорош, но у него есть один существенный недостаток – он по-сумасшедшему дорогой, и позволить его себе могут только единицы, – уверен глава АППЯМ. – Даже с учётом субсидий, которые платит государство. При стоимости 3,5 млн руб. субсидия в 250 тыс. руб. играет маленькую роль. И у нас большая страна. Если мы на Юге имеем уникальные погодные условия, и у людей есть хорошие деньги, то есть и территории, где таких денег ни у кого нет, и сады там тоже надо выращивать. Там рентабельность не хуже, чем здесь. Здесь вы можете получать до 60 т/га, а там 25 т/га, но себестоимость этих яблок 30 руб./кг, а там себестоимость 12 руб./кг. И ещё непонятно, где садоводство более прибыльно и рентабельно.

Товарных яблок, по подсчётам Игоря Викторовича, Россия производит всего около 300 тыс. т. Остальное – это техническое яблоко стоимостью до 5 руб./кг, поэтому рентабельность большинства садов нулевая.

Игорь Муханин выразил благодарность правительству за то, что «закрыли границы», потому что теперь торговые сети повернулись к садоводам лицом, и это дисциплинирует самих производителей.

Однако государственная поддержка садоводства, по словам главы АППЯМ, «отличная, но недостаточная». Он привёл в пример Польшу, с которой нам придётся конкурировать. По его информации, закладка садоводческого бизнеса там стоит в 4,5 раза дешевле. Холодильники на несколько хозяйств строятся за государственный счёт, чтобы не ставить фермеров в зависимость от банков. Возмещается до 70 % стоимости техники. Дешевле обходится посадочный материал, так как его нет необходимости закупать за границей.

За последний год закладка садов в России ещё больше подорожала, поскольку поднялись цены на шпалеру, ядохимикаты, солярку. А ведь наши старенькие трактора «съедают» топлива в несколько раз больше, чем современная техника в Польше, что также ведёт к удорожанию себестоимости.

Говоря о качестве посадочного материала в России, Игорь Муханин предложил дотировать только те питомники, в которых саженцы выращиваются по евростандартам, поскольку недогон не позволит вырастить рентабельный интенсивный сад. Кроме того, нужны холодильники для хранения саженцев, поскольку осенью высаживать деревья на большей части территории страны рискованно.

Он отметил много и положительных моментов – открытие производства тех же контейнеров для хранения яблок, которые участники совещания видели на заводе «СтройМаш», запуск шпалерных заводов, создание сети маточников, без которых не вырастить саженцы, пригодные для холодной центральной России.

И всё же его выступление многим показалось неоправданно пессимистичным. Пять лет назад поддержка со стороны государства была вообще минимальной, и люди, далеко не миллиардеры, начинали с нуля. Что касается Польши, то она, как напомнил Александр Ткачёв, не строила Советский Союз, а десятилетия развивала рыночную экономику.

– Давайте исходить из наших реалий. Если мы сегодня поддадимся сомнениям, а надо ли закладывать интенсивные сады, это будут делать другие. В своё время Белгород построил производство свинины и сейчас имеет 5 млн голов из 20 млн, которые есть в России. Потому что бизнес нашёл поддержку у власти и принял правильное решение. Сейчас те, кто хочет это повторить, понимают, что свинина в таком объёме больше стране не нужна. Это уже будет перепроизводство и падение цены, – привёл пример министр сельского хозяйства.

– Всё зависит от нас с вами. Есть огромное будущее у российского садоводства. Мы только в начале пути. Меры поддержки с каждым годом будем увеличивать по мере роста объёмов федерального бюджета.

Липецкий опыт

Не дожидаясь увеличения господдержки из федерального бюджета, переформатировало свои сады ЗАО «Агрофирма им 15 лет Октября» Лебедянского района Липецкой области. Как рассказал его генеральный директор Дмитрий Еремеев, на площади 1300 га росли старые сорта, такие как Антоновка и шафран, стояли старые аммиачные холодильники. Всё это предприятие выкорчевало и модернизировало оборудование.

После засушливого 2010 года было решено перейти на интенсивные сады с капельным орошением. Был заложен маточник карликовых подвоев. Сегодня он уже выпускает 1 млн штук в год. Затем разбит питомник, мощность которого тоже достигнет к следующему году миллиона саженцев. Таким образом, будут почти полностью закрыты потребности Липецкой область.

– С 2002 года мы построили 10 холодильников общей ёмкостью 22,5 тыс. т, с регулируемой газовой средой по немецкой технологии, – рассказал Дмитрий Николаевич. – Первые вырученные деньги пошли на реконструкцию и строительство переработки.

Мы имеем завод, который может перерабатывать в сутки до 400 т яблок и производит полуфабрикаты (концентрат и пюре) и конечный продукт – соки и нектары в тетрапак-упаковке, конфитюры, повидла.

Есть, конечно, и проблемы, к которым гендиректор агрофирмы привлёк внимание Александра Ткачёва. Например, то, что яблоки облагаются 18 % НДС, тогда как другие важные продукты питания облагаются налогом в 10 %. Не вовремя до садоводов доходят субсидии на закладку питомников. Нет льготных условий для привлечения из-за рубежа рабочей силы на уборку урожая. Слишком широка санитарно-защитная зона вокруг населённых пунктов, что мешает проводить обработку садов.

Чего ждут от государства учёные?

У директора Северо-Кавказского зонального НИИ садоводства и виноградарства Евгения Егорова не было сомнений в том, что России необходимо развивать эти отрасли.

– Многолетние насаждения – это основные производственные мощности, это объект капитализации. Многолетние насаждения и производимая продукция формируют экономическую основу региональных бюджетов, потому что 1 га садов создаёт 330 тыс. руб. валовой добавленной стоимости, а 1 га зерновых всего лишь 27 тыс. рублей, – привёл убедительный аргумент Евгений Алексеевич.

В то же время он предложил ряд мер, которые позволили бы сделать развитие отрасли более планомерным. Во-первых, «восстановить полноценное квалифицированное управление развитием садоводства в структуре региональных министерств сельского хозяйства». Во-вторых, «определить направленность сортовой, технологической и фитосанитарной политики». Россельхозцентру «качественно улучшить работу внешнего карантина, исключить ввоз импортного посадочного материала с низким фитосанитарным статусом».

Регионам, как считает Евгений Егоров, необходимо разработать местные программы развития садоводства, «включая подпрограммы производства посадочного материала, учитывающего зональную почвенно-климатическую специфику, адресное производство, сортовую и техническую политику в развитии отрасли».

– Нужно восстановить систему производства сертифицированного посадочного материала сортов, обладающих для конкретной зоны достаточным адаптационным материалом, – считает директор НИИ. – Нужно разработать нормативные документы для производства сертифицированного посадочного материала, свободного от вирусных заболеваний. Минсельхозу России необходимо обеспечить финансово-экономическую стабильность по всем инструментам управления, предусмотреть финансовые ресурсы на научное обеспечение развития садоводства, так как перенос неапробированных технологических решений стран Западной Европы чреват существенными потерями.

В свою очередь, вице-президент АППЯПМ от науки, заведующий отделом послеуборочных технологий ГНУ ВНИИС им. И.В. Мичурина Владимир Гудковский предложил создавать во всех регионах научно-производственные центры, где будут сосредоточены усилия бизнеса, государства и науки по созданию новых сортов, посадочного материала. Специальные центры должны быть созданы и для переподготовки кадров под сады интенсивного типа, так как вузовская программа сильно отстаёт от современных требований производства.

– Науку нужно поддерживать. У науки нет оборудования, нет приборов, нет средств заложить сад интенсивного типа, – выразил сожаление профессор. – Мы не подходим ни под какую программу. А как без науки можно идти вперёд?

Яблоко как часть экономики

Со своими предложениями и просьбами к министру обращались и другие участники совещания. Исполнительный Национального союза производителей плодов и овощей Михаил Глушков попросил разграничить помощь производителям, которые закладывают интенсивные сады и тем, кто получает такую же субсидию на закладку обычных экстенсивных садов, «сместить поддержку в сторону товарных яблок».

Председатель совета Союза садоводов Кубани Виктор Курпитко пожаловался на засилье импортных слив в столице, из-за чего краснодарские производители не могут продать товар даже по 15‑17 руб./кг. Кроме того, он обратил внимание на информацию о том, что Россельхознадзор сертифицировал 14 питомников Польши на поставки саженцев в Россию, что, по мнению Виктора Георгиевича, плохо для российских питомников.

Подводя итоги совещания, Александр Ткачев заверил, что и после снятия санкций Россия будет защищать своего производителя, так как продукция сельского хозяйства станет частью российской экономики.

– Это не просто яблоко или кусок мяса. Это часть налогов, рабочих мест. Мы создаём фабрики производства продуктов питания, и у России есть возможность через 5‑7 лет начать кормить себя. Мы близки к этой цели.

Уже наше поколение может обеспечить продовольственную безопасность и создать новую экономическую базу, реализуя наш огромный потенциал аграрной России, – подчеркнул федеральный министр. – Главное – мы не только говорим, но и делаем.

Готовы ли регионы?

Не все региональные министры сельского хозяйства приехали на совещание. Некоторые прислали лишь руководителей каких-то подразделений, что, по мнению представителей Минсельхоза, говорит об их неготовности серьёзно взяться за развитие садоводства. Но это замечание не касалось южных регионов, в которых прекрасно понимают, что нужно в полной мере использовать природно-климатические условия своих территорий.

Ставрополье пока отстаёт от Кабардино-Балкарии в товарном садоводстве, но как подчеркнул в интервью «Аграрным изданиям Юга и Кавказа» министр сельского хозяйства края Владимир Ситников, зато регион располагает крупным питомником.

– Очень важно, что в рамках совещания была поднята тема поддержки питомниководства. Что касается садов, то в Ставропольском крае у нас 3,5 тыс. га плодово-ягодных насаждений в крупных сельхозпредприятиях. Ежегодно закладывается 600 га садов и 200‑300 га виноградников.

– В КБР почти при каждом хозяйстве строятся холодильники для хранения плодов. А на Ставрополье?

– Да, бесспорно КБР чуть впереди по развитию плодоводства, но мы наверстаем это время. У нас имеется 14 фруктохранилищ общей мощностью около 17 тыс. т, что обеспечивает 40 % потребности. Сейчас строится ещё три плодохранилища. Это одна из важных составляющих плодоводства в крае.

– Почему питомники раньше так активно не развивались? Проблема была в отсутствии господдержки?

– Во-первых, востребованности в питомниках не было. У нас только с вводом санкций пошёл всплеск по импортозамещению и появилась необходимость в плодовой продукции. Сегодня меры поддержки беспрецедентные. Из бюджета края только на питомниководство будет выделено более 25 млн руб. Всего на поддержку плодоводства в крае пойдёт около 200 млн руб., в том числе краевые средства. Мы компенсируем 80 % затрат на закладку виноградников, 80 % затрат на уходные работы, выкорчёвка субсидируется. Отрасль как никогда раньше под зорким государственным оком.

Свою лепту в развитие садоводства в России вносит и Ингушетия. Как рассказал «Аграрным изданиям Юга и Кавказа» министр сельского хозяйства Руслан Костоев в республике создано ООО «Сад-Гигант Ингушетия». Заложенные в 2013 году сады интенсивного типа уже через год дали первый урожай. В 2015 году было высажено ещё 273 га яблонь, а в 2016 году появилось дополнительно 100 га сада и 20 га питомника. Решается вопрос и с хранением овощей

– «Сад-Гигант» строит оптово-распределительный центр, – сообщил Руслан Уэйсович. – Ежегодно мы планируем вводить по 130 га интенсивных садов. К 2020 году в республике должно быть 1000 га садов. Рассчитывая на урожайность 50 ц/кг, мы строим ОРЦ на 50 тыс. т. Этого хватит на всю Ингушетию.

– Будет ли вострбована продукция ваших садов, если плодоводство развивается везде – на Ставрополье, в Дагестане, в Ингушетии?

– Республике самой необходимы яблоки в таком количестве. Сейчас местное садоводство обеспечивает только 15 % потребности, остальное мы ввозим. Мы рассчитываем полностью обеспечить республику и немного выйти за её пределы.

Остались в Ингушетии и традиционные сады. Они находятся в ведении ГУП «Садовод», который возглавляет Ахмет Цороев.

– Эти сады были заложены в 2002 году, но сильно запущены, – рассказал Ахмет Хаджибикарович. – Мы сейчас их восстанавливаем, поскольку они ещё молодые. В этом году восстановили 100 га. Получили 150 ц алычи, 90 ц сливы. 90 ц. Есть яблоки 11 сортов. Убрали ранний сорт, получив 80 ц. Единственная проблема – это сбыт и реализация.

– Переработки нет?

– Она недавно построена, но не запущена. Мы рассчитываем найти сбыт по России. Но в этом году обязательно запустим цеха по переработке. Хранилища у нас с советских времён, но мы их восстанавливаем. Их мощность составляет 1000 тонн. В этом году мы ожидаем хорошую валовку.

фото Елены Лукьянченковой