Разгромная речь директора cовхоза на Московском экономическом форуме (полный текст)

2993

Московский Экономический Форум — это международная экспертная площадка по выработке стратегических решений и антикризисных программ, направленных на развитие экономической политики России. Впервые Форум был проведен в 2013 году. Организатором мероприятия выступает глава Росагромаша и лидер Партии Дела Константин Бабкин.

8 декабря на базе Торгово-промышленной Палаты состоялась секция по экономической безопасности

Видеозапись выступления экономиста, управляющего Management Development Group Дмитрия Потапенко с резкой критикой экономической политики России стремительно распространилась в интернете и вызвала живейшие дискуссии в деловом сообществе.

http://www.youtube.com/watch?v=nWYfaXwwmME

 

Знаменитый глава подмосковского «Совхоза им. Ленина» Павел Грудинин поддержал коллегу.

 

Приводим полный текст выступления известного эксперта в области аграрной политики.

«Вы помните, год назад говорил (Путин. — Прим. редакции) той самой тысяче человек, что сидела перед ним. О чем? О том, что нужно провести амнистию капитала. Потом через год сказал: «Ничего не сработало. Амнистии не произошло». Значит, что-то вы не так сделали, что капитал никто обратно не возвращает. Он призвал людей обеспечить защиту малого бизнеса. И от проверок. А через год сказал: слушайте, 160 тысяч просто взяли и отжали бизнес, выкинули…

Я когда ехал сюда, спускаюсь по лестнице, а навстречу поднимается инспектор пожарного надзора, который написал предписание на то, что у нас, по его мнению (он плохо знает законодательство — прим. Грудинина), у нас в общежитии дверь меньше метр десять — метр пять, и за это он решил на 90 дней закрыть предприятие — совхоз им. Ленина. Мы потом доказали, что он ошибся в нормативе. Но не в этом дело. Они же серьезно подали в суд. Чтобы закрыть предприятие.

И — честно? — президента никто не услышал. Что еще президент говорил им (во время послания Федеральному собранию. — Прим. редакции)? Что, ребята, давайте бороться с коррупцией. И в этот момент показывают людей, которых точно сажать надо (во время трансляции последнего послания Путина к Федеральному собранию 3 декабря на словах президента о необходимости борьбы с коррупцией режиссер трансляции вывел на экраны крупным планом лицо генпрокурора России Юрия Чайки. — Прим. редакции). Все, причем, в стране об этом знают. (В зале раздались аплодисменты).

Потом он (Путин. — Прим. редакции) говорит, что надо вводить в оборот земли сельхозназначения — и тут же показывают сенатора от Московской области, который 18 предприятий — кстати, бывший депутат Госдумы, член фракции «Единая Россия» — взял, уничтожил их, порезал коров, закрыл тепличные комплексы. Земля стоит, покрытая бурьяном, и он сидит и внимательно слушает президента.

При этом хочу отметить — страшно говорить! — но президент не прав. Если у тебя экономически бедное население, производить огромное количество сельхозпродукции не нужно — потребления нет. А вот дальше возникает вопрос. А кто это напринимал таких удивительных экспортных пошлин на зерно, что остановил вывоз зерна вообще?

Но президент с гордостью сказал: мы на 20 млрд долларов зерна вывезли в другие страны. Президент только бы сразу сказал: а Бразилия на 105 млрд, а какая-то Бавария — на 10 млрд долларов. Представляете, да? Бавария — и вся Россия. И он должен сразу вам об этом сказать: ё-мое — что это такое? — всего в стране 125 тысяч комбайнов, а мы знаем, что как минимум 10% в год должно обновляться, а купили только 1 800. Это при том, что у нас новая экономическая политика, что все растет в сельском хозяйстве. Но мы-то знаем, что если в семье у вас все хорошо, жена говорит, слушай, купи новую стиральную машину. Или я говорю: слуш, я куплю себе новую машину — у нас-то нормально все с экономикой.

Это кто — крестьяне купили 5 тысяч новых тракторов, причем, преимущественно импортных? Это что: мы хорошо живем, если мы не вкладываем в развитие, если ни один инвестиционный проект, о котором говорил президент, в сельском хозяйстве не идет?

Мне кажется, что вы (обращаясь к единоросу, депутату Госдумы, первому заместителю председателя Комитета ГД по промышленности Владимиру Гутеневу. — Прим. редакции) где-то ошибаетесь, когда оцениваете, что у нас где-то есть точки роста. Точки роста у нас в одном… Я как-то был в Швеции и они мне говорят: знаете, почему мы добились таких успехов? Мы перестали имперские амбиции распространять. Мы закрылись в собственной стране и начинали заниматься внутрь. Производством! Мы стали думать, как развивать страну!… А мы все еще…

… Я помню, когда я был молодым студентом, у меня был подполковник, который всегда, когда слышал выстрел гранатомета, говорил: «О, хромовые сапоги полетели!». Т.е. он всегда считал деньги. Вылет самолета — это деньги.

Я все думал — мы там Греции все пытаемся помочь, предлагаем кредиты какие-то. У греческого пенсионера пенсия — это 500 евро минимальная. У нас — совершенно другая пенсия. Кому мы помогаем, кто кому помогать должен.

Или вот сейчас езжу и читаю: финны решили монетизацией заняться. Мы ж занимались. Они по 800 евро каждому выдают, и говорят: все социальные льготы отменяют, и все. Да если нам по 800 евро выдать, мы все социальные льготы спокойно…

Что еще говорил президент? Он сказал, что надо объявить налоговый мораторий. Давайте освободим от налога на прибыль. Но он что — не знает, что налог на прибыль — это то, что получают субъекты (федерации — прим. редакции), которые сейчас все дефицитные. Они что — откажутся от налога на прибыль? Если у них денег не хватает на то, чтобы выполнить указы майские или просто зарплату повысить или содержать. Так что эти задачи — не сопоставимы с тем, что он говорит. И он конечно все время правильные вещи говорит. Что надо уйти от нулевых темпов роста.

Но те, кто исполняют все это… Он просто сидит и думает, что он опять куда-то полетит, нафотографирует там себя, в инстаграмм выложит. Понятно, что это туристы. Что никакого отношения…

Нам нужны патриоты. Реальные. Которые бы не просто слушали президента и ничего не делали, а которые бы сидели и говорил: да, у нас плохо с кредитной политикой, мы не развиваемся.

Бизнес, который все время хватают и сажают, он, скорее всего…

Дальнобойщики вышли — почему? Потому что они активные люди. Но вы знаете, например, что все молоко в России вывозится грузовиками свыше 12 тонн? Только в совхозе Ленина — 12 автомобилей. Мы просто никогда не выходим на улицу — у нас другой менталитет. Крестьяне вообще — последние, кто выходит на какие-то улицы. Если выйдут — это вообще плохо будет.

Он (Путин. — Прим. редакции) же говорил, что надо убрать налоги. Но одновременно с этим — кадастровая стоимость земли, налог увеличился (ремарка бизнесмена Дмитрия Потапенко — «в семнадцать раз»), торговый сбор увеличился по Москве, и вроде как в будущем на все остальные регионы (распространится); этот налог (плата за проезд по федеральным трасса — прим. редакции)… А почему это во всем мире крестьяне дешевле платят за солярку? Они (российские чиновники. — Прим. редакции) говорят: это потому, что дорожный налог у них там в топливе лежит, а поскольку трактора не ездят по дорогам — и солярка дешевле. Логично? Логично. Спрашиваем: а почему у нас нельзя? Они говорят: администрировать сложно. Я не понимаю… Ну если правительство не может — пускай уходит само. Потому что рано или поздно ему так и так уходить придется (аплодисменты зала).

Вы знаете, например, что зерно, которое мы выводим в Турцию, используется турками для того, чтобы производить высококачественную муку. И они по всему миру уже — крупнейшие поставщики муки. Мы почему этого не делаем — знаете? Потому что экономические условия и налогообложение такое, что нам не выгодно в принципе производить. Поэтому президент сказал «делайте», но кто будет вкладывать деньги в землю, если это не выгодно»…

Полная видеоверсия состоявшегося мероприятия мероприятия.