По сложившемуся сценарию, представляя информацию о состоявшемся в Геленджике 16 Международном зерновом раунде, кроме того, что в работе Раунда приняли участие более 800 представителей из 23 стран мира, в том числе из России, США, Канады, Великобритании, Германии, Франции, Швейцарии, Турции, Египта, ОАЭ, Латвии, Литвы, Украины, Казахстана и других стран, мы должны были бы изложить историческую справку о Российском Зерновом Союзе, что не составило бы труда даже для школьника старших классов. Организация действительно серьезная и заслуживающая уважения.

Точкой отсчета считается 18 августа 1994 года. Понимаете, какое было время. Именно в эти дни обсуждалась идея создания специализированной организации, которая отстаивала бы интересы зерновой отрасли страны. Организацию назвали Российский Зерновой Союз.

Но мы поставили перед собой другие задачи. Хотелось сравнить проблемы того времени с теми, что имеются сейчас. Далеко ли мы ушли? Если далеко – хорошо, если нет – почему. Да и необходимость в переменах назрела.

Среди тех, кто стоял у истоков Союза, дилетантов не было. Известнейшие всем зерновикам страны люди и руководители федерального уровня, оказавшие поддержку в становлении новой организации.

Что было?

Ограничения на вывоз зерна из регионов, административные барьеры, тормозившие развитие частного бизнеса, несовершенства в системе налогообложения сельхозпроизводства, информационный голод о текущем состоянии рынка и отсутствие возможности в прогнозирования перспектив его развития.

Прошло 20 лет.

Что сейчас?

Всякий раз, когда Российский Зерновой Союз проводит собрания своих членов, «обсуждается» ситуация на зерновом рынке, проблемы законодательного обеспечения и государственного регулирования функционирования рынка зерна, прогнозы производства, динамика цен и конъюнктуры зернового рынка, использования новых технологий производства, переработки и хранения зерна, развития транспортной и финансовой инфраструктуры. Так было и в этот раз. Доклад вице-президента Российского Зернового Союза А. Корбута об особенностях развития агропродовольственного сектора, государственного регулирования рынка зерна, приоритетах и инструментах государственной программы развития сельского хозяйства и путях поддержки зернопроизводителей, вопросы участников к докладчику (вопросов было не много).

Человечество не придумало иной формы цивилизованного общения, кроме как обмен мнениями. Цель мероприятия, организованного Российским Зерновым Союзом в рамках 16 Международного зернового раунда, поиск ответов на имеющиеся вопросы и выработка решения. По нашему мнению, организаторы предоставили практически полный перечень технических возможностей для обмена мнениями, но обмена не состоялось. Уточняю: не было обмена мнениями в официальных рамках Раунда в конференц-зале. Традиционно было приветствие участников, так сложилось, и так на сегодняшний день правильно, на котором присутствовали все прибывшие и приглашенные. А далее собственно началась работа. Но во все время проведения Раунда не покидало ощущение, что на встрече присутствуют Российский Зерновой Союз и люди, выращивающие зерно.

Официальная часть события проходила в конгресс-центре отеля, а параллельно люди, выращивающие зерно, обменивались мнениями в холле за чашкой чая или кофе. Они говорили о важном, об имеющихся проблемах, озвученных в отчете Российского Зернового Союза, и в полном объеме признавали их объективность. Нет, последнее было не главным, нового из доклада они услышать не ожидали, и чтобы не терять времени, искали «обходные» пути в складывающейся у них в домашнем регионе ситуации, интересуясь, как в такой же или иной ситуации поступили соседи (это обмен).

Вице-президент Российского Зернового Союза А. Корбут привел результаты собственного анализа деятельности более чем 15 000 организаций России, занимающихся производством зерна. Результатом анализа стали весьма интересные сведения – о стабильном сокращении уже устаревшего парка техники, о сокращении энергонасыщенности в пересчете на гектар обрабатываемой пашни со 167 л. с. – в 2013 году, до 149 л. с. – в 2014 г. и озвучил выводы о неизбежных потерях времени, снижении урожайности и, как результат всех перечисленных недостатков, – потери прибыли. Именно прибыли, поскольку уже давно пора понять и принять, что сельское хозяйство это БИЗНЕС. А суть любого бизнеса – получение прибыли, и пока мы этого не поймем и не примем, так и будем заниматься тем, что в «простонародье» называется говорильней (простонародьем я называю людей, выращивающих зерно, которые уже давно вышли за отводимые ему рамки и стали реальными бизнесменами, очень высоко оценивающими свое время и не желающих просто сидеть в зале).

В качестве поддержки последней сентенции можно рассмотреть весьма интересное явление: земледельцы не покупают новую технику. Об этом знают и в Минсельхозе, и на земле. Вопрос почему? Для того, чтобы сформулировать ответ, попробуем найти (имеется ввиду субъекта или субъектов) «ответчиков». Чтобы купить технику – нужно заработать деньги. Чтобы заработать деньги – нужно продать зерно. Внутренний рынок насыщен, нужно зерно экспортировать. Кто ввел пошлины? Ведь это не плесень какая-то, которая сама по себе зарождается (хотя и у этого явления есть причины). Кто-то ведь внес предложение об их введении, озвучил, написал. Предложил каким-то иным способом. Понять бы, в чем суть этой новеллы? Что получит страна (имеются ввиду люди) от их введения, какую пользу? Что касается вреда, то в результате ограничения сбыта продукции сельхозпроизводителем, сбыт техники сократился автоматически. Как случилось, что важнейшее решение принималось без привлечения практиков? Да, на сегодня «дело» уже сделано, и все же необходимо персонифицировать автора (авторов), проинформировать его о фактической ситуации на рынке зерна и предложить внести изменения в указанное решение в установленном порядке и в кратчайшие сроки. Уверен, в будущем вероятность принятия решений подобным образом снизится в разы (они ведь тоже обмениваются мнениями, те, кто готовит проекты решений).

Второе, – Правительство страны на 10 % увеличило субсидии, чтобы крестьянин смог закупать новую технику, это здорово, но одновременно был повышен уровень минимальных цен. Как понять действия должностных лиц, ответственных за принятие подобного рода решений. Кто сможет ответить на этот вопрос? А ведь по данным заместителя генерального директора ОАО «Росагролизинг» Н. Зудиной, спад на рынке сельхозтехники за январь – апрель 2015 года составил по тракторам – 40 %, зерноуборочным комбайнам – 39 %.

По-прежнему непонятно, почему не покупают крестьяне технику? Можно спросить и у крестьян. Сегодня это уже не те крестьяне 1913 года, и президент Российского Зернового Союза А. Злочевский в своем интервью пояснил, что современный крестьянин – это сформировавшийся бизнесмен. И говорить с ним нужно по-деловому. Факт о том, что современный крестьянин деловой человек и современный бизнесмен подтверждается на 100 %. Прав Аркадий Леонидович.

Выше мы говорили об ощущении, что на встрече присутствуют Российский Зерновой Союз и люди, выращивающие зерно. Так вот «деловые люди», они же люди, выращивающие зерно, они же крестьяне, практически решали накопившиеся у них проблемы, используя предоставленную им Российским Зерновым Союзом возможность.

А просто новую технику крестьяне уже не хотят, они хотят качественно другую – с другими показателями энергоэффективности, энерговооруженности. Мы ведь сегодня в разы отстаем по энергонасыщенности аграрного сектора от развитых стран, и разве это плохо иметь такие желания? Заметьте, здесь нет ничего личного, только бизнес. Эти деловые люди любят свою Родину делами, а не словами, пусть и хорошими. Низы уже не хотят и не скрывают своего права на желание либо нежелание. Это ничего не напоминает? Нет, революций не будет. Решение будет найдено цивилизованным путем, а менять форму общения, будь то раунд или форум, не суть важно, необходимости нет. Важно что-то делать, чтобы изменить существующее положение. К примеру, предусмотреть присутствие на подобного рода Форуме компетентного представителя от Минсельхоза, способного и уполномоченного ответить на вопросы современного крестьянина. Вот одна из основных задач руководителей Российского Зернового Союза. В противном случае получается то, что получается. Всякий раз, когда Вице-президент Российского Зернового Союза А. Корбут представлял очередного спикера, из его уст исходили слова человека, познавшего жизнь. Но возникающие вопросы?! Их задавать было некому. В голосе его слышались боль и ирония. Боль за страну, а ирония – в отношении тех, кто по долгу службы обязан принимать продуманные решения, а не экспериментировать на людях.

Кто они, принимающие решения, которые убивают стимулы для производства отечественной сельхозпродукции? Чтобы выявить их, пожалуй, нужно определить твердый порядок обмена мнениями. Порядок, обязательный для всех участников мероприятия. А порядка такого в Российском Зерновом Союзе нет. И это вторая важнейшая задача РЗС. Речь идет вовсе не о поиске виноватых. Время меняется стремительно. Также быстро необходимо менять стратегию и тактику общения с государственными структурами. Более того, необходимо предвидеть последующие шаги и предпринимать упреждающие меры. Следует понять, что в Правительстве тоже сидят люди, хоть и не имеющие права на ошибку, но ошибающиеся, и им тоже свойственны честолюбивые амбиции. Дайте им сохранить лицо, вовремя подскажите, что Вам нужно. Пусть они «придумают» это, Вам то нужен результат.

Это не советы постороннего, просто со стороны виднее. В противном случае мы «скатываемся» в шпиономанию. Конечно, это шутка, но предположение о наличии в правительстве «засланного казачка-вредителя» с трибуны прозвучало. Ну не получается найти решение в конференц-зале. Там, куда это решение будет направлено, его уже ждут, к нему уже привыкли, можно сказать, там выработался иммунитет. Решение нужно искать среди большинства участников, которые в холле за чашкой чая практически решают, как выжить и при этом не обидеть «помощников».

Жаль что на прошедшем Раунде многое упущено. Великолепные предложения практической помощи, связанной с различными, удивительно выгодными программами по улучшению парка техники и организации гарантийного обслуживания её в течение длительного периода. В предоставлении на выгодных условиях площадей по хранению зерна, решению задач по перевозке и организации сбыта. О достижениях, возможностях и предложениях отечественной химической промышленности, связанных с производством СЗР и удобрений.

Уважаемые люди, первые лица крупнейших промышленных химических предприятий и организаций России, приглашенных РЗС (это настоящая заслуга организаторов) докладывали полупустому залу. Только один докладчик посетовал на «низкую наполняемость», но Вице-президент Российского Зернового Союза А. Корбут, его успокоил, сообщив при этом, что в холе установлены мониторы и его выступление будет услышано всеми желающими. Он лукавил.

Есть такое «заморское» слово – диверсификация, одним из значений которого, как известно, является новое направление деятельности компании, не имеющее прямой производственной связи, с основной отраслью её деятельности. Ну, к примеру, где биржа и где элеватор? Именно поэтому, с учетом реалий сегодняшнего дня, и возникло предложение порассуждать, каким образом зернопроизводитель сможет на равных общаться с трейдерами (уж больно много их развелось), а в идеале, добиться равной выгоды в экономических отношениях, возникающих в системе производитель-посредник-потребитель. Факт заключается в том, что подавляющее большинство сделок проводятся через посредников-трейдеров. И все бы ничего, да вот только они, посредники, всегда в плюсе, а производитель очень часто в минусе.

В поисках причины столь «странной» ситуации, мы обратились к президенту Российского Зернового Союза Аркадию Злочевскому. И похоже ему эта ситуация странной не казалась.

 

В своем интервью нашей газете президент РЗС Аркадий Злочевский высказал мнение, что земледелие сегодня – это бизнес, а цель любого бизнеса получение прибыли. На вопрос, чем отличается крестьянин 1913 года от современного крестьянина, Аркадий Леонидович ответил просто: и предок современного крестьянина, и нынешний крестьянин не из альтруистических соображений хотят вырастить хлеб. Они могут вырастить хлеб и хотят продать его, продать продукт своего труда, т. е. заработать деньги, чтобы потом самостоятельно распорядиться полученными деньгами. И это самое честное и правильное желание. Когда власти, другие субъекты и смежники осознают, что крестьянин хочет денег заработать, тогда он накормит всех и вся и в прямом, и переносном смысле. Увы, мы далеки пока от этого паритета, как крестьянин 1913 года от революции.

Потенциал у нас настолько мощный, что мы этого даже не осознаем. К сожалению, крайне редко нашему земледельцу поз­воляли реализовать его в полной мере, возможно, первым был как раз 1913 год, и уже более 100 лет мы с ностальгией вспоминаем этот факт. Сегодня важность экономических стимулов практически не учитывается. А ведь дать возможность заработать своему фермеру – основная цель мировых лидеров – производителей зерна. Именно благодаря предоставлению такой возможности мировые лидеры и стали лидерами, извините за тавтологию. Так было в Америке, так в Бразилии, так в Аргентине.

«Завоевывание» рынков сбыта – это средство, цель  – дать возможность заработать своему производителю. На протяжении практически всего периода своего существования РЗС предпринимает меры по преодолению «экономических тисков», создаваемых правительством для сельского хозяйства, однако инициативы рассматриваются медленнее, чем меняются министры.

– Вот и сейчас, – говорит президент Российского Зернового Союза, – разработали систему управления рисками, направили в Минсельхоз, и каков результат? Надеемся, что новая команда в министерстве сочтет возможным изучить и принять систему, которая позволит избежать «шараханий» в минусы, являющихся следствием неуправляемого рынка. Как это не прискорбно, но сегодня государство само нарушает принцип равной выгоды. Многие СХП пытаются решать свои экономические проблемы внедрением новых технологий, это нужно и важно, но совершенно очевидно, что не в одних технологиях дело. В той ситуации, в которой мы находимся, нужны вложения, а кто властен распоряжаться бюджетом?

Можно долго перечислять причины низкой рентабельности российского сельского хозяйства, среди которых и избыточное предложение зерновых (парадокс), и ограниченный спрос на них и неэффективная структура посевов, а кроме этого, стремительно стареющий парк, снижение энергонасыщенности в пересчете на гектар обрабатываемой пашни, но самой главной причиной все же является невнимание к развитию сферы потребления и переработки сельхозпродукции со стороны государства.

Далее Аркадий Леонидович остановился на понятии – погектарный спрос, который дает представление о том, какой объем продукта рынок выкупает с гектара засеянной площади. Российский АПК обладает очень низким погектарным спросом – менее 2 т/га. И этот факт не оставляет сельхозпроизводителям шансов на улучшение финансового состояния. Нет мотивации. Увеличение урожайности приводит к обвалу цен, росту кредиторской задолженности. Чтобы окупить затраты, сельхозпроизводитель должен повысить цены, а это невозможно. Выше говорилось, что бюджетом должно распоряжаться правительство, и это правильно, а вот за продукцию растениеводства должен платить рынок, и это тоже правильно. Один из информационных ресурсов назвал показатель «погектарного спроса» – главным двигателем зернового хозяйства и основным индикатором развития аграрного рынка. Чем выше погектарный спрос, тем больше продукции рынок выкупает с гектара посевной площади, и тем выше «уровень рыночного финансирования» аграрного сектора». А при недостаточном погектарном спросе платит сам сельхозпроизводитель или правительство, выделяющее средства на поддержку производителя.

Наша аграрная политика построена так, что в конечном итоге финансируются не сельхозпроизводители, а банки и «сопутствующие» структуры. Исследований и предложений, как избежать подобных явлений, множество, вопрос в реализации.

И все же, 16 Международный зерновой раунд состоялся, в рамках которого для всех принимавших участие стало ясно, что жить исследованиями и прогнозами не только бессмысленно, но и вредно. Перспектив развития производства такая жизнь не дает. Да, внедрять новые технологии нужно, но действительно нужен и альтернативный рынок. Уже само осознание этого важно, и то, что РЗС на протяжении практически всего периода своего существования озвучивает на уровне правительства страны необходимость действий направленных на изменение ситуации, приносит определенные плоды. Следствием длительной целенаправленной и планомерной работы РЗС явился Меморандум о создании национальной зерновой биржи на базе площадки Национальной товарной биржи (НТБ, входит в группу Московской биржи). Указанный документ был подписан в ходе работы 16 Международного зернового раунда. Среди подписантов документа: Российский зерновой союз (РЗС), НТБ, Объединенная зерновая компания (ОЗК), транспортная компания «Русагротранс». Планируется, что инициатива будет поддержана Минсельхозпродом, Центробанком, Россельхозбанком, ФАС и другими ведомствами и организациями. Площадка НТБ, на основе которой предлагается создать Российскую зерновую биржу, выбрана по причине того, что именно на ней осуществляются закупки зерна в государственный инвестиционный фонд. Это серьезный шаг, однако, останавливаться не стоит.

Говорят, со стороны виднее. Согласны вы с этой аксиомой народной психологии или нет, но возьму на себя ответственность и предложу подумать, как поступить с информацией, которая лежит на поверхности, но почему-то не пользуется спросом.

Мы постараемся компенсировать упущенное, и в следующих номерах нашей газеты постараемся донести до читателя все озвученные в ходе Раунда предложения, а они заслуживают Вашего внимания и наверняка будут полезны. Кроме этого, РЗС просто нуждается в информации о проблемах тех, кто непосредственно ходит по земле. И иного способа, кроме как сказать о них вслух, просто не существует.

Пишите к нам, мы с удовольствием станем посредниками, опишем Ваши проблемы и вместе будем искать решения.

 

Михаил СЛАВСКИЙ

фото Евгении ДУБ