Международная выставка «Золотая осень» – это не только яркая ежегодная демонстрация достижений сельскохозяйственной мощи России, но и конструктивные дискуссии о трудностях аграриев. А их, конечно, немало. Обсудить пути развития и проблемы растениеводства, как основы продовольственной безопасности, собрались работники отрасли на площадке ВДНХ Москвы. Разговор был долгий и непростой.

Пока США и Китай нас обгоняют

Панельная дискуссия началась с жесткого сравнения наших показателей с результатами аграрной политики восточных и западных соседей. Данные привел директор Департамента растениеводства, механизации, химизации и защиты растений Минсельхоза РФ Петр Чекмарев:

– Пока мы работаем не так хорошо, как хотелось бы по сравнению с другими мировыми державами, которые сегодня также обрабатывают землю, получают продукцию, кормят свой народ. К примеру, Российская Федерация и Китай имеет примерно одинаковую площадь для пашни. У нас 115 миллионов гектаров, мы в этом году прогнозируем собрать 115‑116 миллионов тонн зерна. Китай же имеет 111 миллионов гектаров пашни, а производит зерна 559 миллионов тонн, представляете? Это в пять раз больше, чем мы! В тех же США 160 миллионов гектаров пашни, они производят 442 миллиона тонн. В Бразилии тоже нет ничего такого, чтобы они выделялись по природно-климатическим условиям, засуха такая же, есть проблемы. Они, на минуточку, имеют с 70 миллионов гектаров пашни 101 миллион тонн зерна.

Эта статистика особенно обидна при том факте, что Россия обладает множеством преимуществ – у нас расположено 55 % чернозема в мире, общая площадь земель по составу гораздо благоприятнее, чем у других стран. Вот организаторы дискуссии привели цифры, чтоб и отечественным специалистам села было куда стремиться. А если мы так будем работать, как сейчас, то на Дальнем Востоке китайских фермеров станет еще больше. Уже, кстати, в Еврейской автономной области 70 процентов земель обрабатывается гражданами Китая.

Петр Александрович продолжал приводить в шок аудиторию своим анализом: «Возьмем пшеницу, мы 72 миллиона тонн произведем в этом году, так Китай – 126! По кукурузе с одной площади мы имеем почти 13 миллионов тонн, Китай – 215, а США – 361 миллион тонн. По масличным культурам мы пока занимаем первое-второе место в мире, просто остальные не занимаются подсолнечником так сильно. По сахарной свекле мы тоже на первом месте в мире, тут нам конкурентов нет. Но по картофелю-то Китай дает больше всех, 96 миллионов тонн».

Было озвучено, что и по обеспеченностью техникой, минеральным удобрениям, внедрению средств защиты растений, развитию агронауки китайцы и американцы нас сильно опережают. Вывод из уст спикера был достаточно логичен: «Нужно еще очень-очень много работать для того, чтобы достичь серьезных результатов. Для того, чтобы мы на гектар нашей пашни смогли произвести больше продукции, чем остальные мировые державы».

Делимся едой

Конечно, участников обсуждения проблем растениеводства интересовала ситуация с экспортом и импортом сельхозпродукции. Пока данные по 2015-му году не представлены, так что Петр Чекмарев привел факты последних трех лет.

– Буквально за последние месяцы этого года ситуация улучшается с экспортом и импортом, мы по экспорту снизились на 2 миллиарда рублей по сравнению с 2014-м годом, но по импорту на 5,3 миллиарда рублей. Это происходит в связи с эмбарго и с увеличением производства.

Тут не обойтись без «роста урожайности», о чем твердил Чекмарев. Он не постеснялся поставить высокую планку по зерну: «В ближайшие годы, конечно, нам нужно выходить на 150 миллионов тонн зерна, это России подсильно. Это не такая уж и фантастическая цифра, не такая невыполнимая. Она вполне реальна, если будет развиваться материально-техническая база, и будут применяться минеральные удобрения».

Об экспорте говорилось долго. Прозвучала мысль о том, что давно пора расширять потенциал производства на вывоз. К примеру, раз у нас урожай семян 6,5 миллионов тонн, можно начать торговать растительным маслом.

Планы «Барбаросса» есть у руководителя и в отношении картофеля – не останавливаться на 30 миллионах тонн урожая, продолжать развивать этот рынок. А в перспективе было бы неплохо в переработанном виде реализовывать картошку за пределы страны. Петр Александрович уверен, что к 2025 году возможно будет получать 40 миллионов тонн этой вкусной культуры.

Чуда не будет

Оказалось, размышлять вслух о развитии растениеводства невозможно без критики российских специалистов.

– Здесь производители удобрений есть, поднимите руки, – обратился к залу Петр Чекмарев. – Нет, не вижу. Вчера они жаловались мне, мол, у нас не покупают минеральные удобрения. Я сказал, что они работают плохо, на что они немножко обиделись, конечно. Если бы они здесь в зале сидели и слышали о задачах, которые необходимы стране, а не катались по всему миру и не раздражали нас своими дворцами, то дела бы по реализации минеральных удобрений у них лучше пошли. Потребность по выносу минеральных удобрений сегодня колоссальна. Нам нужно более 15 миллионов тонн действующего вещества. Не 33 килограмма, которые мы вносим, и каждый год гордимся, что на целый килограмм увеличили внесение удобрений. Если придем к этой цифре, у нас будет изобилие всего, тогда уже не крестьяне пахать будут, а прибавится работа экспортерам, чтобы продать наши культуры.

Во время дискуссии на слайдах показывались разные цифры, из них следует, что пока в России потребление минеральных удобрений невысокое. Из картинок на экране было видно, что чем больше регион вносит минеральных удобрений, тем выше урожайность.

– Все зависит от удобрений, чуда не бывает, – говорил Петр Александрович. – Чудо только в сказках, поэтому внес удобрение – будет отдача. Не внес удобрение, как бы ни ссылался на погоду, на соседа, еще на что-то, ничего не получится.

Новые гектары пашни

В течение этого большого диалога высококвалифицированных профессионалов с заинтересованной аудиторией зашла речь и об известном способе получения высокого урожая – через расширение посевных площадей. Обозначилось, что каждый год у нас вводится в оборот около миллиона гектаров пашни. В этой связи после завершения «Золотой осени 2016» у региональных специалистов принимались программы по развитию растениеводства для того, чтобы объединить оборот всех земель. Для этого минсельхозу придется посчитать, сколько нужно тракторов, комбайнов, сеялок, кормоуборочной техники и т. д. Ведь ввести один миллион гектаров пашни непросто – нужно нимного – ни мало, а 34 миллиарда рублей дополнительных средств.

Велком в Сьерра-Леоне

Именно тема растениеводства заинтересовала делегацию, которая прибыла на выставку в Москву из государства Сьерра-Леоне. Они, правда, чуть припоздав, заняли три места в зале и внимательно слушали выступающих. После нашему корреспонденту удалось поговорить с гостями.

Министр сельского хозяйства, лесного хозяйства и продовольственной безопасности Республики Сьерра-Леоне Монти Патрик Джонс рассказал, что он с коллегами на «Золотой осени» впервые и как профессионал оценил масштаб мероприятия. Он остался под большим впечатлением от увиденного, провел много встреч. Его приятно удивило, что на ВДНХ представили разнообразие российских продуктов питания. Для него важно, что Россия продает много своих переработанных продуктов. У них в государстве нет такого, нет опыта и техники для этого. На прилавках Сьерра-Леоне не встретишь консервов, молока или сока. Так что заграничного министра просто поразило, какое количество всего мы производим из того, что выращиваем. Как ас сельского хозяйства, Монти Патрик Джонс дал совет нашим фермерам:

– Ваши компании очень развиты, и они не должны ограничивать действие в России. Почему бы вашим специалистам не поехать в Африку, посмотреть на умения иностранных коллег. Вы бы вполне могли начать перерабатывать, кофе, какао. И обязательно приезжайте к нам в Сьерра-Леоне, у нас есть много всего, что вас удивит и даст возможность развиваться в направлении сельского хозяйства.

О сое чувствительной и перспективной

В ходе панельной дискуссии обсудили и тонкости новых технологий в растениеводстве. Что как не это может влиять на урожайность, за которой из года в год гонятся фермеры мира? Генеральный директор ЗАО «Щелково Агрохим» Салис Каракотов как-то признался журналу «Семеноводство и генетика», что компания, которой он руководит, превращает научную мысль в товар. Так что слушатели ждали от него предложений альтернативного развития своих хозяйств. И эксперт не подвел, сразу начал с рассказа о своем ноу-хау в российском фермерстве:

– Остановлюсь на чувствительной культуре – сое. Важность ее в том, что она разрастается по площадям, она достигла двух миллионов гектаров за последние 7 лет. Это сумасшедший рост! И вот сейчас текущая урожайность, пока сои убрано не так много, достигает в среднем по статистике примерно 18,9 центнеров. А по производству мы в этом году теоретически можем выйти на 3,8 миллиона тонн.

По регионам выращивания сои эксперт описал интересную картину. Он рассказал, что урожайность ЦФО в этом году выглядит лучше, чем показатели по ЮФО и Дальнему Востоку. Почему так? Салис Каракотов заговорил о болезнях растения. Он в этом году побывал на соевом Дне поля и увидел, что культура сопровождается болезнями корневой системы, болезнями листьев. Такая ситуация имеет только один рецепт, уверен ученый, нужно управлять урожаем: «Это алгоритм, это серьезное протравливание. Мало кто протравливает семена, производимые в России, да и у нас есть очень мало протравителей семян для сои. Потому что соя чувствительна к такому воздействию. Импортные же сорта приходят, протравленные от болезней, российские – естественно, кто во что горазд. Если вы хотите спасти сою от болезней, без серьезных гербицидов не обойтись».

Аудитория благодаря Салису Добаевичу окунулась в мир современных удобрений. Согласно представленным данным, сегодня можно влиять на массу побега, на вес корневой системы на начальном этапе, это все позволяет укрепить культуру в почве. Идея предприятия Каракотова поможет тем, кто хочет и на Дальнем Востоке, и в других местах довести урожайность хотя бы до 20 тонн.

– Весь мир работает над чеканкой сои, у нас в стране этот подход не применяет никто. Хотя этот простой способ дает ответвление и формирование большего количества соцветий, – продолжал говорить о премудростях сои ученый. – Это можно делать при помощи химических препаратов, если все правильно организовать, количество бобов увеличится, минимум, в полтора раза. Тут математика простая – капризная соя благодаря такому методу может давать рентабельность около 200 % и больше.

Без оценки рисков глобального потепления каши не сваришь

У природы, говорят, нет плохой погоды. Но сельское хозяйство зависит от солнца и дождей напрямую. Как земля и растения реагируют на изменения климата, рассказал собравшимся работникам АПК директор ФГБНУ «Всероссийский научно-исследовательский институт зерновых культур имени И. Г. Калиненко» Андрей Алабушев:

– Сегодня изменение климата по-разному проявляется по регионам нашей большой страны. Но мы ясно и точно установили, что потепление заметнее зимой и весной. Что это нам дает? Покажу баланс положительных и отрицательных моментов. К плюсам можно отнести увеличение площадей, пригодных для земледелия, а также рост продолжительности безморозного периода и улучшение условий перезимовки озимых, как основных зерновых культур России.

Минусов глобального потепления не перечесть, отметил ученый. Это и засушливость климата главных зернопроизводящих регионов страны, и напряженное положение с обеспеченностью водными ресурсами. Сюда можно добавить увеличение числа сорняков, вредителей и болезней. Кроме того, происходит нарастание экологических проблем из-за сильной деградации агроэкосистем. Еще одна беда – ухудшение качества почвы, снижение плодородия и, как следствие, сокращение биоразнообразия.

Согласно данным анализа Андрея Васильевича, нельзя пройти мимо того, что сельхозугодья имеют в 97 % случаях гумус с отрицательным балансом. Это означает только одно – многие годы ведется работа естественном плодородии, без заботы о будущем земли. Это негативно оттеняет то обстоятельство, что в последние годы на фоне снижения ресурсообеспечения сельхозпроизводителей все чаще происходят чрезвычайные ситуации по болезням и вредителям.

Было сказано, что на посевах увеличились такие болезни, как корневые гнили и листовые болезни, особенно септориоз, пиренофороз, большой проблемой остается протариоз колоса. Вот в Южном федеральном округе эта болезнь растений наблюдается часто, хотя, как утверждают специалисты, раньше его не было совсем. Она влияет на урожай, качество роста зерна.

– Сегодня, в зависимости от погоды, к сожалению, в одних сельскохозяйственных регионах варьирует урожайность в 2‑3 раза, в зонах засушливых в 5‑6 раз, – делился своей аналитикой Андрей Алабушев. – Но выход есть, нужно четко разделить, что происходит сейчас и чего нам ждать в будущем. Чтобы адаптировать сельхозпроизводство к климатическим изменениям, надо продвинуть зону земледелия в северном направлении в охлажденные районы. Так, в Черноземье и на Дальнем Востоке нужно применять активные мелиоративные меры, использовать минеральные удобрения, высокотехнологичные средства защиты растений.

От глобального потепления есть лекарство, считает эксперт. Он предложил увеличить площади посевов, занять почву озимыми и яровыми культурами, пересмотреть видовой и сортовой состав с точки зрения продуктивности. Рекомендовано еще и расширить посевы теплолюбивых сельскохозяйственных культур. В регионах Поволжья, Северного Кавказа и Урала увеличить посевные площади, чтобы компенсировать недобор зерна из-за учащающихся паводков. Также стоит перенести производство фуражного зерна за пределы зоны рискованного земледелия. Аграриям придется создать страховые запасы зерна, резервные мощности. И сделать больше масштабы экономически рентабельного орошаемого земледелия, особенно в Поволжском и Северо-Кавказском регионах. И как ни странно, по версии ученого на территории ЮФО нужно задуматься о создании новой зоны высокоинтенсивного субтропического земледелия. Еще один полезный совет – из-за изменения климата не помешает разработать стратегию для каждого конкретного поля.

Миллионы тонн масличных на экспорт

Грустная статистика Петра Чекмарева, озвученная в начале дискуссии, задела и руководителя экспертного совета Масложирового союза России Дмитрия Невежина:

– Петр Александрович озвучил такую цифру, что отчитываться об успехах никак нельзя. Но, чтобы достичь экспорта масличных культур до 6,5 миллионов тонн, предложу создать бюджетные возможности у растениеводов России в виде налоговых льгот по затратам на развитие семеноводства и отечественной науки. Только субсидиарными программами мы не решим проблемы отставания этой отрасли. И если сейчас мы дадим возможность каждому фермерскому хозяйству, каждому растениеводческому холдингу делать налоговые изъятия по затратам на науку, они друг друга найдут сразу и надолго.

Важной мерой специалист назвал переход к практике длительных товарных кредитов: «Те, кто работал с иностранными семеноводческими компаниями, знают, что это такое. Практика товарных кредитов по нашим удобрениям с нашими производителями дает мнение, что все за счет субсидий мы не решим. К чему это приведет? Вот смотрите, мы 2 миллиона гектаров сои наконец-то достигли, это прекрасно, но 2,7 миллионов тонн сои мы завезли. И если мы с вами умеем считать, то любая субсидиарная программа по мелиорации – это 10 лет, минимум, амортизационных процессов, у нас этих 10 лет нет. А как мы можем нагонять отставания, чтобы выполнять цифры, которые сегодня задаются впервые за долгие годы нашему АПК? Выход один – дать бюджетные льготы для того, чтобы за счет доходной части мы могли вкладывать в семеноводство, в развитие агрокультур, в земледелие».

Тем, кто хочет быть представлен на мировом рынке, Дмитрий Иванович советует не ждать переработчиков, которые сегодня накопили большие мощности, а просто взять и объединиться, потому что один наш департамент растениеводства не сумеет победить большую структуру финансовых и региональных лоббистов в продвижении фермерских интересов.

И в этих самых интересах сегодня продажа сырья, масла. В этом направлении Невежин агитировал за резкое увеличение числа посевов, за интенсификацию обработки масличных культур. Тогда в стране получится развивать разнокультурье, а это не только подсолнечник. Взять Америку и Канаду, там прогресс дошел до того, что крестоцветные идут на техническое масло. Они используются в лакокрасочной промышленности, в парфюмерии, в биотопливе.

Лен ты наш кудрявый

Вишенкой в этой панельной дискуссии стал доклад о льне как о рентабельной культуре. И тут генеральный директор Вяземского льнокомбината Владимир Куприянов начал приводить достоинства культуры, в которой он разбирается как никто другой из присутствующих:

– Изделия из этого природного материала пользуются очень большой популярностью в мире. Лен обладает такими качествами, как никакая другая вещь. Во-первых, защита от разного вида излучений, начиная от телефона и заканчивая солнечной радиацией. Кроме того, это великолепный антисептик. Я был в Италии в гостях у знакомой семьи, так их можно назвать фанатиками. У них льняные обои, скатерти, постель, у детей нижнее белье изо льна. Жена подходит к микроволновке только в таком же фартуке – чтобы исключить рак груди. У нас в России же мало кто знает об этих фактах.

По словам Владимира Сергеевича, на планете стремительно расширяется льняное производство. Уже изобрели материал из льняных волокон, он в десятки легче и в сто раз прочнее стали и обладает жаропрочностью, из него делают даже главные части ракет. Сейчас увеличиваются посевные площади льна в Америке, Канаде и Европе. В России же случилось так, сожалел автор исследования по льну, что основное производство пострадало, если не сказать погибло во многих местах. Великие Луки – комбинат не работает, в Вологде исчез, в Астане то же самое. Поэтому опыт современного частного льняного производства в России оказался интересен участникам выставки «Золотая осень».

– У нас в Вязьме комбинат сохранился, мы не хотим, чтобы предприятие погибало, – говорил Владимир Куприянов. – И мы стали принимать все меры для того, чтобы предприятие работало, и даже мечтаем, чтобы оно процветало. Нам удалось сделать пряжу очень дешевой. Мы изготавливаем ее из высококачественного моноволокна. И самое главное, что это обходится не так дорого, как может показаться на первый взгляд.

Вяземским специалистам удалось сделать лен рентабельным. Чтобы обеспечить комбинат волокном, им пришлось заняться всерьез сельским хозяйством. До этого они везли волокно из Беларуси, но оно там продавалось не каждый раз, поэтому вяземцы решили выращивать свой исходный материал. «Задача наша такая – сделать эту культуру рентабельной. Она по всем параметрам и опыту должна была быть убыточной. Мы поняли, что не береста должна была быть первоочередным продуктом крестьянина, а другой продукт, более дорогой, волокно, – вспоминал Куприянов. – И мы разработали очень простые дешевые мини-льнозаводики, которые дают тот продукт, который нам нужен, моноволокно. За ним раньше никто не гнался, не стремился. Моноволокно получить легко, цены, кстати, на него сейчас довольно высокие. Но производя моноволокно, можно получить с гектара 40 тысяч рублей. При учете, что тратится только 15 тысяч – это выгодно.

Жителям Вязьмы удалось также разработать новые технологии по уборке льна, чтобы облегчить свой труд. «Мы применили кошение вместо теребления. Теребилки у нас есть. Но они очень дорогие, если в хозяйство покупать. Разработали специальный комбайн – льнозавод на колесах. Он идет по полю и на выдаче сразу получается моноволокно. Не надо рулоны возить и т. д.»

Владимир Куприянов с коллегами благодаря своей идее и разработанной технологии сделали культуру не только высокорентабельной, но и востребованной на рынке. Это хороший пример для работников сельского хозяйства. Технологию уже передали в Псковскую область, Нижний Новгород, Подмосковье.

 

фото автора