Путевка в жизнь. УПБ – ​65 лет

65 лет назад на Ставрополье зародилось движение, принявшее впоследствии широкий государственный размах, – ​ученические производственные бригады. Они дали путевки в трудовую жизнь тысячам школьников. Первая УПБ была создана в СОШ № 2 станицы Григорополисской Новоалександровского района. На совместном заседании парткома, правления местного колхоза, педагогического совета школы, совета МТС и исполкома сельского совета станицы 15 марта 1954 года было решено организовать комплексную производственную ученическую бригаду с целью приобщения старшеклассников к сельскохозяйственному труду.

Быстрое развитие

Это движение начало быстро распространяться по всему краю. Его подхватили и в Апанасенковском районе, в частности в Манычской школе. В далеком 1956 году здесь на базе овощеводческого подразделения сформировали первое трудовое звено. Старшеклассники в летний период занимались прополкой овощных культур и сбором урожая на колхозных полях. У истоков создания УПБ находился директор СОШ, участник Великой Отечественной вой­ны Георгий Иванович Денисенко. Именно он в 1962 году пригласил на работу молодого специа­листа – ​Антонину Козыреву. Выпускница этой школы отличалась дисциплинированностью и ответственностью, окончила Ставропольский сельскохозяйственный институт и приехала на малую родину работать.

Надо отдать должное, Манычская УПБ развивалась стремительно. Особенно после введения такой должности, как заведующий по производственному обучению, которую и заняла Антонина Николаевна. Ее обязанности заключались в том, чтобы организовать на должном уровне трудовую практику для подростков. Забегая наперед, сообщу, что позже она параллельно была учителем биологии, а потом – ​завучем по воспитательной работе. Когда вместе с семьей переехала в село Дивное, то стала инспектором по трудовому обучению в отделе образования Апанасенковского района и курировала данное направление во всех школах. Уже давно женщина находится на заслуженном отдыхе, тем не менее, многое помнит из истории УПБ.

Труд – ​созидательный, отдых – ​здоровый

Вот что Антонина Козырева рассказала о формировании и дея­тельности Манычской УПБ:

— Ученическими бригадами тогда занимались очень серьезно на всех уровнях края, в том числе в министерствах образования и сельского хозяйства. Для того чтобы работники школы, задействованные в трудовом обучении детей, имели педагогическое образование, в крае приняли решение сформировать в педагогическом вузе две группы студентов-­заочников по 30 человек в каж­дой, получивших дипломы агрономов и зоотехников. Я оказалась в числе, так скажем, счастливчиков – ​нас всех без вступительных экзаменов зачислили сразу на третий курс биологического факультета. Так я стала ещё и учителем.

Первые звенья овощеводов УПБ у нас работали по две недели – каждая параллель класса. Бригада находилась километрах в пяти-­шести от села, домой каждый день не находишься. А ездить было не на чем. Поэтому дети под руководством нас, старших наставников, прямо в лесных полосах обустраивали временные культстаны. Вначале закрепляли деревянные колья, поверх и с боков набрасывали тент – ​получались закрытые со всех сторон навесы. В них и жили. Позже появилась возможность устанавливать 6-8-местные туристические палатки. Отдельно сооружали кухню с печкой-­мазанкой. Дежурные девушки готовили кушать на этих печках в котлах, используя дрова. Позже появились кастрюли. Были отдельная столовая, Ленинская комната, штаб УПБ. Обязательно из числа мальчиков, умеющих управлять лошадью, назначался ездовый. Ему следовало доставлять на временную базу из села воду и продукты. Кроме того, каждую ночь мы организовывали дежурства – ​два человека следили за тем, чтобы в лагерь не забрел никто посторонний. А потом днем отсыпались. Отработав двухнедельную смену, все садились в кузов грузовой машины и ехали домой. Для сельских школьников деятельность в УПБ являлась не только трудовым опытом, но и элементом романтики, ведь они тогда мало где бывали. Передовиков производства поощряли на торжественных линейках, кто был с ленцой – ​доставалось и от своих товарищей, и через стенгазету хватало критики, редколлегия которой старалась особенно. Конечно же, труд сочетался с отдыхом, подвижными командными и настольными играми, чтением книг, подготовкой концертов художественной самодеятельности. Учителя проводили тематические беседы, лекции, воспитывающие патриотизм и любовь к Родине. Вечерами в палаточном лагере царило веселье: слышались переливы баяна и песни, некоторые даже умудрялись кружиться в вальсе. Словом, было весело, интересно, с пользой и долей романтизма.

Опыт Григорополисской ученической бригады получил широкое распространение на Ставрополье. В 1956 году, насколько я знаю, в крае работало уже 122 УПБ. Через год их численность возросла до 239, где трудились 15 тысяч учащихся. В 1958 году было создано 314 бригад, объединивших свыше 25 тысяч школьников.

Другие направления деятельности

Еще наши подростки работали на колхозном птичнике – ​по графику бегали на фермы и ухаживали за домашними пернатыми. Немало внимания уделялось молодняку. Воду требовалось таскать из колодцев, корма носили ведрами из сараев. Было создано звено полеводов, задача которого заключалась в выращивании кукурузы. В зоне засушливого земледелия без дополнительного увлажнения хорошего урожая невозможно получить, так что от канала тяпками нарезали по полю борозды и поливали по ним. Часть детей трудилась в колхозном саду, где тоже хватало дел. Другие занимались прополкой бахчевых культур, возделыванием картофеля. А когда созревал урожай, то занимались его сбором и передавали в колхоз.

С годами все больше внимания уделялось животноводческой отрасли. Организовывались звенья дояров, куда входили девочки.

Их подружки ухаживали за телятами – ​выпаивали молоком, раскладывали сено, комбикорм, давали воду. В сельхозпредприя­тии интенсивно увеличивалось поголовье овец. Самым напряженным периодом, как известно, был окот – ​не хватало рабочих для выращивания ягнят. Вот наши школьник и откликнулись на зов о помощи – ​начали ездить по маточным ОТФ, чтобы в течение двух недель ухаживать за сакманами. А учебную программу наверстывали потом. Был период, когда при СОШ построили микро-­свиноферму и ежегодно выращивали по десять поросят. Полученное мясо шло на питание в столовую.

На общешкольном собрании все вместе решили, что необходимо построить теплицу. Без помощи колхоза, естественно, не обошлось. В итоге появилась возможность создать круглогодичный цикл работы: мальчики и девочки среднего звена занимались возделыванием огурцов и помидоров, получая ранний урожай овощей, выгонкой луковичных цветов к празднику 8 Марта, зеленью. И в сельхозпредприятии, и среди местного населения пользовалась спросом рассада овощных культур.

Но наша детвора трудилась не только в звеньях ученической производственной бригады. Многие желали на летних каникулах участвовать в стригальной кампании. Подметать в сарае, носить на весовую руна, подавать стригалям воду – ​эти и другие несложные, но нужные обязанности из года в год выполняли девочки. Было время, они даже стричь овец пытались. И у них получалось неплохо! А мальчики 6-8 классов заранее договаривались со старшими чабанами и после завершения занятий в школе разъезжались по кошарам. Животноводы в это время могли отдохнуть в отпуске. Ещё одним значимым объектом трудовой деятельности являлись зерновые тока. Подростки работали по сменам – ​перелопачивали новый урожай, формировали его в бурты, отгружали. За свой труд дети обязательно получали заработную плату. Были моменты, когда их даже поощряли пре­мия­ми. Конечно же, для школьников являлось значимым вносить вклад в семейный бюджет – ​родители могли приобрести им обновки в школу.

Хочу отметить ещё один немаловажный факт. Ребята брали на себя обязательства и старались их выполнять. Звеньевые вели учет проделанной работы, докладывали бригадиру УПБ. Итоги дея­тельности и планы обсуждались на собраниях, школьных линейках, с руководством колхоза.

Опытническая работа

Не только в нашей, но и в других образовательных учреждениях детвора занималась опытнической работой. Прекрасно помню, сколько возникло волнений и суе­­ты, когда главный агроном хозяйства Степан Тигранович Мальян предложил нам выяснить важный вопрос: сохраняют ли многостебельная и многопочатковая кукуруза свои качества, заложенные генетиками, в последующих поколениях? Семена данной культуры он привез из Грузии в небольшом количестве, поэтому к делу нам требовалось подойти со всей серьёзность. По этой теме мы работали несколько лет и установили, что в данных сортах со временем происходит расщепление. Только о таком результате никто не жалел, потому что кукуруза имела очень толстый стебель высотой не менее трех метров, что затрудняло ее скашивание.

Потом мы закладывали опыт по сортоиспытанию сои на площади один гектар. Выращивали ее на богаре и получили в среднем по 17 ц/га. Выясняли наилучший биологический метод борьбы со свекловичной блошкой на кормовой свекле. Затем несколько сезонов наблюдали, как влияет раст­вор марганца на урожай помидоров, боролись с сорняками при помощи керосина и т. д. На небольших участках закладывали различные эксперименты на пришкольном учебно-­опытном участке. Свои наблюдения и выводы обязательно передавали агрономической службе сельхозпредприятия. Специалисты потом решали, стоит ли внедрять изученное нами в производственных масштабах.

Механизации – ​зелёную дорогу

Колхозу требовались мастера, хорошо знающие сельскохозяйственную технику. И в 1961 году было решено перевести школу на одиннадцатилетнюю программу с производственным обучением. Возник вопрос «Каких мастеров подготавливать?». Естественно, советовались с руководством колхоза «Россия» и пришли к согласию, что нужны механизаторы. Правление хозяйства выделило необходимые средства на оборудование временной мастерской, а также предоставило техническую базу для производственного обучения и специалистов – ​инженера В. Н. Бровкина и агронома В. С. Голубову. Таким образом, в школе начали подготавливать трактористов с квалификацией слесаря. В штатное расписание включили ставку мастера производственного обучения. Его выбирали из числа лучших колхозных механизаторов. Одновременно у школьников появились три новых обязательных предмета – ​тракторы, сельскохозяйственные машины и основы растениеводства. Данное направление обучения со временем утвердили по всему Ставрополью. В период моей деятельности в Манычской школе была налажена тесная связь с колхозом. Учебную программу, рассчитанную на три года, составляли таким образом, чтобы профобучению выделить восемь часов в неделю. Причем из общего количества занятий на изучение той или иной темы половина времени отводилась для практической деятельности. Ребята работали прицепщиками, ремонтировали сельхозинвентарь, осваивали агротехнику различных культур и основы проведения жатвы хлебов. После завершения учебы все мальчишки и девушки сдавали экзамены и получали удостоверение механизатора третьего класса, дающее право управлять колесным и гусеничным агрегатом на профессиональной основе. Колхоз закрепил за школой технику – ​тракторы, набор прицепного и навесного инвентаря, комбайны. Был оборудован новый кабинет машиноведения.

Со временем назрел ещё один вопрос, требующий срочного решения: дети получали знания и соответствующий документ, однако не имели возможности работать земледельцами – ​осуществлять самостоятельно полный цикл агротехнических мероприятий, связанных с выращиванием сельскохозяйственных культур. На очередном заседании райсполкома приняли постановление – ​рекомендовать колхозам выделить пашню для школ. В принципе, на Апанасенковье одобрительно откликнулись все хозяйства на этот призыв. За Манычской СОШ закрепили сто гектаров. Так старшеклассники начали, как взрослые, под присмот­ром наставников проводить пахоту, сев, культивацию, боронование, возделывать яровые и озимые зерновые культуры.

В 70-е годы в образовательных учреждениях приступили к созданию кабинетов домоводства, чтобы у девочек имелась возможность осваивать навыки домашнего хозяйствования. Были закуплены швейные машинки, кухонная мебель, набор посуды и многое другое. В программу обучения включены основы приготовления различных блюд, сервировки стола, кройки и шитья несложных изделий.

Причины появления ученических бригад, на мой взгляд, весьма разнообразны. Во-­первых, с привлечением школьников к труду решался ряд экономических проблем в сельской местности: уже в ранние годы ребята могли получить профессиональные навыки, освоить сельскохозяйственную технику, проводить опытнические исследования. Таким образом, молодежь, пройдя хорошую закалку на производстве и получив необходимую базу знаний, пополняла кадры села. Во-­вторых, создание УПБ соответствовало образовательной политике государства тех лет, которая заключалась в установлении постоянной связи школы с предприятиями, теоретического обучения с практикой. В‑третьих, данное движение носило воспитательный характер: работа в ученических бригадах формировала самостоятельность, инициативность и дисциплинированность, способствовала сплочению детского коллектива, прививала любовь к Родине, труду, земле.

Значимые успехи

Жизнь в ученических бригадах не стояла на месте, а постоянно развивалась, шагала, так сказать в ногу со временем. Директора школ Апанасенковского райо­­на прикладывали максимум усилий, чтобы в УПБ имелись стационарные культстаны со столовыми, комнатами отдыха, мастерскими, складами, зерновыми токами, а механизированные звенья были обеспечены техникой. Собственно говоря, председатели колхозов видели от деятельности УПБ весомый толк и оказывали значимую материальную поддержку образовательным учреждениям. Так в Манычской СОШ построили добротный культстан для детей, который функционирует и сегодня. Правда, не в полную мощь, как раньше.

Ученическая бригада помогла старшеклассникам не только получить трудовые навыки и определиться с выбором профессии, но и способствовала формированию личности. Тогда на самых высоких правительственных уровнях серьезно задумывались о том, как пробудить у молодежи интерес и любовь к труду своих родителей, к земле? Ответ был один – ​в ученической бригаде. Считалось, что если в старшекласснике будет сплав деловых качеств и здоровый романтизм, если он уже в школе овладеет несколькими профессиями, научится разбираться в духовных ценностях и пользоваться ими, уважать свой и чужой труд, отстаивать собственные принципы, то можно не волноваться за его будущее. Так что в 60-70-е годы прошлого века УПБ обрели законченные организационные формы. Результаты школьников были плодотворны, поэтому и оценивались по достоинству.

Еще хочу остановиться на таком немаловажном моменте, как конкурсы профессионального мастерства. Их начали проводить с целью выявления талантливых школьников. Вначале определяли лучших в районе, затем – ​на краевом и федеральном уровне. С гордостью отмечу, что дети Манычской СОШ неоднократно становились победителями и призерами в крае, впрочем, как и сама ученическая производственная бригада. Особенно отличались пахари, бригадиры, экологи, овощеводы, полеводы. Были отдельные годы, когда ребята защищали честь Ставрополья на всероссийском слете.

Очень жаль, что целая система, отлаженная до мелочей, рухнула. Не секрет, что в 90-е годы УПБ подверглись серьезному испытанию. Большинство из них либо вовсе прекратили свое существование, либо начали действовали формально, занимаясь уборкой пришкольного участка и ремонтом классов. По статистическим данным, к 1997 году в крае сохранилось всего 49 ученических бригад. Новый всплеск интереса к бригадному движению и одновременно возрождение данного направления произошли в 1998 году, когда было принято соответствующее постановление губернатора Ставропольского края Александра Черногорова. Такое решение меня, отдавшей столько трудовых лет УПБ, очень порадовало и обнадежило, что возможно еще не все потеряно. Насколько я знаю, сегодня те немногие ученические бригады, и Манычская в том числе, функционируют в новых социально-­экономических реалиях. В своей деятельности они используют современные способы хозяйствования, самостоятельно решают вопросы сбыта и реализации продукции, арендуют земельные участки у базовых хозяйств и местной администрации. Значит, не зря мы тогда работали, взяв курс на развитие УПБ.