Овцеводство – ​это марка Ставрополья. Неслучайно во времена СССР отраслевой научно-­исследовательский институт союзного значения базировался в столице края. Сегодня флагман овцеводческой науки по‑прежнему остаётся «в строю». Теперь уже Всероссийский НИИ овцеводства и козоводства диктует политику развития отрасли. На итоговой конференции в минсельхозе края основные векторы развития овцеводства обозначила директор ВНИИОК – ​филиала ФГБНУ «Северо‑Кавказский федеральный научный аграрный центр», профессор, доктор биологических наук Марина Селионова.

Мировые тренды

Ещё 30 лет назад гарантированный госзаказ на шерсть и достаточно высокая доля потребления шерсти в мировом производстве текстильных волокон обеспечивали высокую рентабельность ведения тонкорунного и полутонкорунного овцеводства.

Численность поголовья на Ставро­полье составляла шесть миллионов овец. Эта шерстяная «армия» принесла большую славу краю, а качество «золотого руна» составляло предмет обоснованной гордости.

Однако сегодня тренды развития отрасли существенно поменялись. Масштабное наступление «синтетики» пошло, что называется, по всем фронтам. Даже армейскую одежду практически перестали делать из шерсти. Хорошо это или плохо – ​«смотря как посмотреть». Применение синтетических материалов значительно удешевило стои­мость одежды, но, к примеру, в жгучие морозы они серьёзно уступают изделиям из шерсти по термоизоляции. Как бы то ни было, факт остаётся фактом: соотношение цен на продукцию овцеводства изменилось.

Общемировая тенденция такова, что разведение овец более выгодно для производства баранины и овечьего молока. Почти треть объёма потребления баранины приходится на Китай, который демонстрирует ежегодный рост на протяжении последнего десятилетия. Наращивают объёмы импорта Иран, Алжир, Судан, Узбекистан, Оман, Азербайджан, Малайзия, Таджикистан и Йемен. Немаловажно, что, по оценкам экспертов, в ближайшие годы тенденция к росту не изменится.

Возникает вопрос, готова ли Россия и, в частности, Ставропольский край отвечать рыночной конъюнктуре?

— Выстроенной системы производства молодой баранины и ягнятины в промышленных масштабах в России и на Ставрополье, по существу, не было никогда, – ​констатирует Марина Селионова. – ​В прежние годы баранина выступала в большей степени как сопутствую­щий продукт. И в нынешних реалиях она не соответствует качеству, востребованному на потребительском рынке.

Ждут с нетерпением

Надо заметить, что проблема переориентации отрасли в мясное направление не является чисто российским явлением. Такие общепризнанно развитые овцеводческие страны, как Новая Зеландия, Австралия, начиная с 2000-х годов, точно так же столкнулись с необходимостью сместить акценты. Для того чтобы выйти на экспортные рынки, они перестраивали отрасль на эффективное производство качественного мяса. Этот «плацдарм успеха» австралийские и новозеландские овцеводы возводили на протяжении 11 лет. Сегодня она позволяет им уверенно смотреть в будущее. Страны преодолели кризис, уверенно развиваются и занимают около 65 процентов от общемирового экспорта баранины.

— Учёные, практики, инвесторы считают, что Россия обладает не меньшим потенциалом производства и реализации продукции овцеводства, – ​отмечает профессор. – ​Особенно это касается нашего региона. Численность поголовья овец на Северном Кавказе и Юге России составляет 76 процентов от общероссийского стада. Именно здесь складывались долголетние и уникальные традиции ведения отрасли. Поэтому именно здесь должна быть сформирована новая, отвечающая вызовам времени структура овцеводства.

О том, что это направление будет востребовано, свидетельствует поистине взрывной рост экспорта российской баранины в 2018 году. Он увеличился почти в 30 (!) раз и 2,8 раза превысил экспорт говядины. Как известно, баранина – ​это дорогой вид мяса. Достаточно сказать, что средняя цена тонны баранины на мировом рынке превышает пять тысяч долларов США. В этой связи колоссальное повышение спроса на российский продукт означает весьма значимый успех для всей отрасли.

Марина Селионова уверена, что Ставропольский край должен стать драйвером в этом сегменте. Для этого есть все предпосылки: и выгодное географическое расположение региона, и преимущества логистики доставки в страны Северной Африки и Ближнего Востока, которые исторически являются основными потребителями баранины.

— Территориально мы расположены к ним ближе, чем основные поставщики баранины: Австралия и Новая Зеландия, – ​отмечает учёный. – ​Они с нетерпением ждут нашу баранину и готовы увеличить объёмы закупок.

Гарантия роста

Формирование благоприятного климата для финансовых вложений на Ставрополье позволили привлечь крупного инвестора – ​компанию «Дамате». В Кировском районе анонсировано создание мощного кластера по производству мяса баранины и молодой ягнятины. Все участники этого проекта должны обеспечить как получение продукции востребованного качества, так и уверенное присутствие во всех сетевых магазинах и на всех экспортных площадках.

Двухмиллиардные инвестиции призваны обеспечить создание инфраструктуры, отвечающую всем международным требованиям и правилам в данном сегменте. Первый этап – ​создание хладобойни.

15 тысяч тонн баранины в год, 400 высокотехнологичных новых рабочих мест, рост налоговых поступлений в крае­вую казну на сумму более 200 миллионов руб­лей и увеличение поголовья овец до 2,7 миллионов голов – ​это лишь видимая часть «айсберга». Реальный масштаб положительных социально-­экономических перемен от реализации этого проекта сейчас вряд ли можно с точностью оценить. Надо понимать, что наращивание экспортного потенциала возможно лишь при наличии стабильней сырьевой базы. Но если фермеры будут уверены, что их продукцию гарантировано купят по высокой цене, можно не сомневаться, что число желающих заняться овцеводством тут же возрастёт.

— Мы готовы обеспечить сельхозпроизводителям научное сопровождение, – ​подчёркивает Марина Селионова. – ​Существует научное обоснование наиболее выгодных экономически генотипов животных, которые целесообразно разводить в той или иной зоне. В тиражировании современной генетики готовы участвовать не только наука, но и компания «Дамате».

На начальном этапе будет использован генофонд отечественных пород овец и лучшие породы импортной селекции. Однако существует фактор, без которого невозможно полностью реализовать генетический потенциал новых генотипов. Как известно, в основе эффективного животноводства лежит полноценное кормление животных. К сожалению, многие пастбища в регионе деградировали либо из-­за перевыпаса, либо из-­за нерационального использования. А некоторые из них и вовсе заросли кустарником. В Южном и Северо-­Кавказском федеральных округах коренное или поверхностное улучшение пастбищ необходимо на площади свыше трёх миллио­нов гектаров.

— Потребуется выполнить целый ряд мер, направленных на улучшение естественных кормовых угодий, – ​утверждает директор ВНИИОК. – ​Только так мы сможем обеспечить увеличение поголовья овец и получить дополнительную продукцию овцеводства.

Основная часть поголовья овец сосредоточена в крестьянско-­фермерских хозяйствах. Вряд ли фермерам удастся провести весь комплекс агротехнических мероприятий по улучшению пастбищ за счёт собственных средств. Остаётся надеяться на то, что государство поддержит овцеводов хотя бы на первоначальном этапе. Рычаги господдержки, убеждена учёный, позволит провести поверхностное и коренное улучшение пастбищ, а также создать систему семеноводства кормовых многолетних трав.

В дальнейшей перспективе компания планирует строительство собственного комплекса на промышленной основе по получению мяса баранины и ягнятины. Впервые подобный проект в России был запущен в прошлом году.

— От имени всех овцеводов мы благодарим Министерство сельского хозяйства России и края за поддержку отрасли, в том числе, за субсидии на тонкую и полутонкую шерсть, – ​завершила выступление Марина Селионова. – ​Мы уверены, что инвесторы, наука и производители при планомерной, кропотливой работе смогут реализовать данный инвестиционный проект и создадут базу для внедрения новых производств.

Вместо послесловия

Ввиду вышесказанного, может сложиться впечатление, что у тонкорунного и полутонкорунного овцеводства перспективы не слишком радужные. Этот вопрос был поднят и на конференции в минсельхозе.

Участник совещания первый заместитель министра сельского хозяйства России Джамбулат Хатуов призвал ставропольских овцеводов не снижать объёмы производства качественной шерсти. Он заверил, что руководство страны изыщет возможности, чтобы стимулировать производителей и предложить им выгодную цену за продукцию.

Фото Евгении ДУБ