Нам часто приходится покупать незнакомые продукты только для того, чтобы в следующий раз уже никогда не выбирать их на полке магазина. Настолько они несъедобны, хотя состав, указанный на упаковке, подозрений не вызывает. Но скоро покупателей защитят от ошибок. Государство озаботилось качеством производимых в стране продуктовых и промышленных товаров и создало автономную некоммерческую организацию «Российская система качества». Она оценит продукты не только на предмет безопасности и соответствия стандартам, но и в отношении пользы и вкусовых качеств. Лучшие будут маркированы специальным знаком.

Кандидаты на спрос

На Всероссийской агропромышленной выставке «Золотая осень» около 50 российских переработчиков сельскохозяйственной продукции получили дипломы «Кандидат на Российский знак качества». Более тысячи продуктов прошли «Тест на качество», организованный Роскачеством совместно Росстандартом и региональными органами управления АПК при поддержке Минсельхоза России. Большинство из них оказались вполне безопасными, без фальсификата и с хорошими органолептическими свойствами.

Но чтобы заполучить желанный лейбл на упаковку, производители должны будут пройти добровольную сертификацию. Для этого эксперты Роскачества отправятся на производство и убедятся, что там соблюдают технологию и используют исключительно российское сырье.

Это далеко не все требования, которые предъявляются к кандидатам на Российский знак качества. Впрочем, эксперты до сих пор спорят, какими критериями им пользоваться при оценке товаров. В рамках выставки этот вопрос обсуждался во время панельной дискуссии «Российская система качества: новые возможности для региональных производителей»

Открывая мероприятие, руководитель Роскачества Максим Протасов заявил, что система уже заработала. Выиграть от этого должны, в первую очередь, не раскрученные провинциальные заводы и цеха, которые делают качественный товар, но испытывают трудности с попаданием в крупные торговые сети.

Тот факт, что Российский знак качества будет присваиваться только стопроцентно отечественной продукции, должен стать, по мнению замдиректора департамента регулирования агропродовольственного рынка, пищевой и перерабатывающей промышленности Минсельхоза России Владимира Волика, «важным стимулом для развития нашей промышленности». При этом особую важность приобретает «элемент прослеживаемости» от готового продукта до первоначальной партии сырья, из которой он произведен.

При этом прослеживаемость и подтверждение российского происхождения сырья, как и соблюдение ГОСТов, все-таки не гарантируют высший сорт товара.

Говорим «качественно», подразумеваем «безопасно»?

«Качество и безопасность – совершенно разные вещи», – попросил усвоить заместитель руководителя Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору Николай Власов.

В то же время, качественная продукция обязательно должна соответствовать стандартам и выполнять принципы прослеживаемости. Во многих странах последнее требование – это не ветеринарная, а общенациональная задача. У нас же функции контроля над каждой партией сырья целиком возложены на ветеринаров, и им сейчас в этом отношении очень непросто.

Система прослеживаемости уже внедряется. Она позволит наблюдать за перемещением продукции в реальном времени. «Есть федеральная база данных, которая содержит всю информацию о сырье и продукции. Туда попадают данные лабораторных исследований, данные ветсанэкспертизы, данные наблюдений над животными, данные клинической диагностики, постнатального осмотра, предубойного осмотра, – рассказал Николай Власов. – Далее животное попадает на убой, или, если мы говорим о молоке или меда, в точку сбора, и идет объединение серий. Нужно понимать, в какую серию сырья попала продукция. Дальше под контролем ветеринаров идет переработка продукции. Они же отвечают информирование потребителя. Соответственно наши базы данных становятся источником информации для Роскачества».

Как это будет работать? К примеру, на сосисках написано, что они сделаны из говядины, но история происхождения товара докажет, что в них использовалось и птичье мясо. С точки зрения безопасности, это небольшой грех. А вот с точки зрения информирования потребителя, явно нарушены его права. Или другой пример, упомянутый Николаем Анатольевичем: «Представьте предприятие, которое перерабатывает 100 т молока и выпускает за тот же период 150 тонн масла. Ему не надо будет даже ресурсы тратить, чтобы добиваться Знака качества. Всем будет сразу понятно, что никакого качества там нет».

Положительные изменения почувствуют не только потребители, но и другие участники ынка. Добросовестный производитель, внедряя принцип прослеживаемости, автоматически обзаводится доказательной базой в пользу качественности товара. Известные бренды смогут бороться с подделками, потому что каждый производитель сможет анализировать весь оборот своей продукции. «И когда из воздуха возьмется ещё одна серия сгущенки, чипсов и так далее, то производитель будет это видеть, – перечислил преимущества системы прослеживаемости замглавы Россельхознадзора. – Ритейлеры увидели в этом систему защиты себя от случайной продажи просроченной продукции, поскольку подразумевается регистрация всех точек оборота. В режиме реального времени можно будет увидеть, сколько имеется запасов продовольствия, где оно находится, каких складских помещений не хватает».

Кроме того, электронная ветеринарная сертификация будет экономить время и затраты на бланки.

Все это поможет и Российской системе качества, хотя Николай Власов сомневается, что когда на качественных продуктах появится соответствующий знак, все станут покупать только их. Многие будут искать более дешевую продукцию, невзирая на её качество.

На вкус и цвет товарищей нет

Бедным людям тоже нельзя отказывать в выборе, считает заместитель директора департамента развития внутренней торговли, легкой промышленности и потребительского рынка Минпромторга России Никита Кузнецов.

«Производится то, что в данный момент соответствует предпочтениям потребителей. Мы не вправе навязывать потребителю творог, который стоит 400 руб./кг, утверждая, что он качественный, а творог за 200 руб./кг –некачественный, – заявил он. – Таким образом мы дискредитируем хорошую идею сертификации».

Представления о качестве, по словам Никиты Вячеславовича, сильно разнятся. Одни любят колбасу аппетитного розового цвета, который помогают сохранять пищевые добавки, а другие предпочитают более «чистый» товар, который сереет через полчаса после среза.

«Качество зависит от того, что потребитель ожидает от конкретного товара, – считает представитель Минпромторга. – В этой связи мне кажется, что воспитывать потребителя надо, если этим будет заниматься торговец или производитель, это приведёт к разорению потребителей. Из этого следует ключевой вывод: нам придется пойти на разумные компромиссы между потребительскими ожиданиями и шажком вперед. Мне кажется, нам надо потратить усилия, чтобы прийти к общим стандартам, потому что абсолютного качества нет, за какими-то редкими исключениями. Нам нужны очень вариабельные границы критерии качества, которые позволяют учесть все разнообразие безопасного товара, ведь применять понятие качества можно только к безопасной продукции».

С выводами Никиты Кузнецова Николай Власов в корне не согласился.

«Качество – это все-таки не ожидания потребителя, – заспорил замглавы Россельхознадзора. – Кто физиологии учился, знают, что такое центр удовольствия. Если крысе дать нажимать рычаг на центр удовольствия, то крыса легко может умереть с голода или от жажды, при этом наслаждаясь. И точно также работают многие вкусовые, пищевые добавки. Ни в коем случае нельзя делать базой Российской системы качества соответствие продукции ожиданиям потребителя. Потому что потребителя легко обмануть. Продукция может быть качественна, но не безопасна. На Кавказе выращивают прекрасные овощи, но есть только эти овощи нельзя, потому что разрушится щитовидная железа. Такой у них состав. А вот если ты будешь те же овощи солить солью йодированной, то плохого не произойдет. Так что продукция должна быть безопасной. Второй уровень: она должны соответствовать определённым стандартам, и стандарты должны устанавливать не потребители, а специалисты. А уже то, что соответствует тому и другому при добросовестном информировании потребителя, уже можно изучать на предпочтения потребителя».

Никита Вячеславович продолжал настаивать, что навязывать ничего потребителям нельзя, и чтобы закончить спор, модератор дискуссии призвал не навязывать, а разъяснять и добросовестно информировать людей, что же они покупают под красивой оболочкой.

Качественная еда – развитая экономика

Как бы ни были относительны представления о качестве, а оценивать его придется по той же системе, что и соответствие госстандартам. Не зря проектно-технический комитет Роскачества создан на базе Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии.

Заместитель руководителя агентства Александр Зажигалкин напомнил, как ещё 5—7 лет назад в России говорили, что «рынок сам разберется с вопросами качества» что «потребитель не будет брать некачественную продукцию, и в итоге естественная конкурентная борьба приведет к тому, что на полках окажутся только качественные товары». Увы, рынок не разобрался. Он не справился с этой задачей нигде в мире.

Более того, развитые страны давно пошли по пути принятия национальных стратегий качества. В Японии её сформулировали в 1949 году, когда в стране после войны была тяжелейшая ситуация. В США такая стратегия появилась в 1953 году. Европа тем же путем пошла в 60-е годы. И даже Китай три года назад приняли национальную стратегию качества до 2020 года.

Наконец наступило прозрение и среди российских чиновников, которые перестали надеяться на рынок и поняли, что вмешательство государства в вопросы качества неизбежно. Росстандарт приступил к созданию российской национальной стратегии качества.

«Мы должны ориентировать и потребителя, и производителя, – назвал цели стратегии Александр Владимирович. – Производители качественной продукции должны иметь преференции на рынке, доступ к нему».

Качество продукции, по словам докладчика, – «один из важных элементов формирования качественной среды». А качество жизни граждан в свою очередь – это показатель развитости экономики страны.

Стандарт плюс

Роскачеством было проведено исследование, как влияет на выбор товара на полке магазина наличие того или иного знака на упаковке. Выяснилось, что первым критерием для покупателей является маркировка, что продукция произведена по ГОСТу.

«Розничные сети нас информируют, что резко выросло количество товара, производимого по ГОСТу, – отметил Александр Зажигалкин. – По всей видимости, это не значит, что все стали производить по ГОСТу. Тут есть вопросы к надзору. Но это говорит о том, что все поняли: если указан в маркировке ГОСТ, эта продукция стоит внимания».

На втором месте при выборе товара покупатели обращают внимание на недавно введенный Российский знак качества. На третьем месте – значок «Без ГМО». На 4 месте «РСТ» – это знак Росстандарта, соответствия добровольным системам сертификации. Пятым критерием стал знак качества Советского Союза, который иногда ещё можно встретить на обложке мороженого, хотя официально он сейчас не применяется. И на последнем месте по популярности у покупателей знак «100 лучших товаров».

Таким образом, госстандарты для покупателей остаются самыми важными, и задача чиновников сохранить их высокую планку. Наши ГОСТы должны соответствовать мировой практике, требованиям ФАО, ВОЗ, ИСО. На их коррекцию уходит время, используется большой объем документов, не все получается, но «в целом наши стандарты ориентируются на лучшую международную практику», заверил замглавы Росстандарта.

Претенденты же на знак российского качества должны быть ещё лучше, чем указано в ГОСТах. Поэтому технический комитет, созданный Роскачеством в Росстандарте, вырабатывает документы, устанавливающие повышенные стандарты.

«Эта идея не нова. Есть положительный опыт в Германии, где действует стандарт «101 плюс». Был опыт и в России, когда применялись стандарты повышенного качества», – напомнил Александр Владимирович.

Техкомитет за полгода выработал 20 документов, и это, по мнению представителя Росстандарта, – большое достижение. Если удастся ещё и обеспечить контроль над соблюдением новых требований, то это поможет повысить доверие российской продукции и продвинуть её на рынке.

Рассказывая о пилотном проекте «Тест на качество», по результатам которого выявлены претенденты на присвоение Российского знака качества, Александр Зажигалкин отметил, что в исследованиях продукции участвовали лаборатории Росстандарта, которые есть в каждом регионе России. 36 % исследованной продукции оказались не соответствующими требованиям безопасности. 21 % – откровенным фальсификатом. «Удовлетворительной эту катину назвать сложно, но она и не критическая, – считает докладчик. – Всё-таки две трети производителей работают добросовестно».

Наиболее часто фальсифицируемой продукцией были сливочное масло, в 38 % лабораторных исследований показавшее наличие жиром немолочного происхождения. На 12 % фальсифицирована мясная продукция, в которой существенную долю занимают пищевые добавки. Особенно тревожная ситуация по рыбным консервам и пресервам, 41 % которых не соответствуют заявленному качеству по микробиологии. Меньше всего фальсифицируются хлебобулочные изделия.

«Эти исследования будут продолжаться и активизироваться, – пообещал замглавы Росстандарта. – Продукция, которая соответствует стандартам, будет оценена в рамках добровольной сертификации Роскачества».

Александр Зажигалки отметил также, что в России страдает система информирования потребителей. Существующие центры явно ангажированы. Журнал «Спрос» деланный по принципу немецкого аналога, закрылся в 2011 году, из-за скудного финансирования, ведь он не мог привлекать рекламу. Поэтому на взгляд замглавы Росстандарта очень своевременна идея Роскачества открыть общенациональный интернет-портал, где бы отражались результаты исследований.

В успехе Российской системы качества Александр Владимирович уверен, поскольку в её создании участвуют многие организации Торгово-промышленная палата, «Опора России», «Деловая Россия», Союз потребителей. Заинтересованы в её работе и крупные отраслевые союзы, представители которых тоже были приглашены на панельную дискуссию.

Глазурь по цене лосося

Почему во внедрении Российской системы качества заинтересован Рыбный союз, рассказал его исполнительный директор Сергей Гудков. Дело в том, что качество рыбной продукции у нас сильно снизилось в годы «свободного рынка». «К сожалению, в 90-х годах так повелось, что если бабушка не может себе позволить дорогое филе, мы льем на него воду, чтобы бабушке было дешевле. Из этого состояния никто выходить не хочет, да и самостоятельно, как барон Мюнхгаузен, за уши мы себя вытащить не можем», – констатировал Сергей Владимирович.

И все бы ничего, если бы от увеличения слоя глазури и других средств извлечения прибыли не страдала вся отрасль. «По данным ВЦИОМ, существует три ключевые проблемы потребителя – ЖКХ, здравоохранение и продукты питания на прилавке магазина. Среди них большой процент фальсификации. Мы видим много телепередач, где говорят, что нас обманывают. И когда потребитель понимает, что любая готовая продукция обман, он покупает целую рыбу», – указал Сергей Владимирович. Для рыбопереработки такая тенденция подобна смерти.

«Мы вылавливаем 4,3 млн т. рыбного сырья, а в отчетностях государства указано, что из них 3,8 млн т переработано, хотя рыбу просто распотрошили или голову отсекли, – засомневался в статистике глава Рыбного Союза. – Было проведено частное исследование, которое показало, что 57 % рыбной продукции, которая реализуется в России, – это рыба целая или филе первичной обработки. С точки зрения экономики это значит, что отрасль работает с продукцией без добавленной стоимости. Просто перепродавая друг другу, отрасль не может быть рентабельной. Зарплату платить надо, прибыль владельцам платить надо. В итоге отрасль развивается за счет снижения качества и недобросовестной конкуренции».

В Рыбном союзе объединились владельцы брендов, которые хотят выделять свою продукцию не ценой, а качеством. Ритейлеры благодарят их за качество, но просят снизить цены на 30 %, как у других производителей. Но честным путем это сделать невозможно, уверен Сергей Гудков, потому что бизнес тут же станет нерентабельным.

Роскачество поможет исключить недобросовестную конкуренцию, поэтому Рыбный союз готов объединить усилия с новой структурой.

«Мы поставили цель повысить выручку до триллиона рублей, а это невозможно без увеличения потребления рыбы на 20 % и продажи рыбы с более высокой добавленной стоимостью, а также привлечения госзаказов. Без возврата доверия потребителей эта задача нереализуема», – подчеркнул Сергей Гудков.

Ещё до кризиса, вызванного санкциями, Рыбный союз предложил разработать 2 стандарта – для филе трески без кожи и лососей тихоокеанских. Филе трески – то самый фальсифицируемый в России товар. Вместо него обычно покупателям подсовывают пикшу, минтай, вьетнамский пангасиус, либо в филе просто много глазури. Что касается лососевых, то в России есть собственное сырье нерпы и кижуча, которые нисколько не уступают по качеству норвежским лососям, взлетевшим в цене вслед за долларом.

Предлагаемые к введению стандарты определяют, что филе должно быть только однократной заморозки и чтобы использовалось только охлажденное сырье. Для лососевых рыб прописаны такие критерии, как отсутствие косточек, ограничение соли до 5 % по сравнению с 7 %, предусмотренными ГОСТом. Менее соленая продукция пользуется популярностью, поскольку чем меньше соли, тем более свежий продукт вынужден поставлять производитель.

Зарегулировали или недорегулировали?

А вот заместитель главы Национальной мясной ассоциации Максим Синельников к вторжению государства в область качества продукции отнесся настороженно. Качество, на его взгляд, это экономическая категория, поскольку речь идет о требованиях потребителя к производителю и поставщику. Эти требования должны быть выполнены на 100 %, поскольку «не бывает высокого или низкого качества, оно или есть, ли его нет».

Ассоциация пока не присоединилась к Российской системе качества, поскольку считает, что следование повышенным стандартом должно быть добровольным, а сами стандарты должны разрабатываться на уровне отраслевого сообщества.

«Есть опасность избыточного зарегулирования со стороны государства, – заявил Максим Синельников. – Государство не должно вмешиваться в отношения производителей и потребителей. Оно должно делать так, чтобы было выгодно, экономически целесообразно производить качественную продукцию»

Кроме того, как считает Синельников, качество нужно оценивать не по конечному продукту на полке, а на всех этапах производства, перемещения, хранения и реализации.

«Есть международные системы управления качеством. Государство лишь должно создать экономические стимулы для внедрения этих систем. Они должны внедряться производителями, исходя из понимания того, что они извлекут реальную выгоду от этого», – отметил представитель Национальной мясной ассоциации.

Однако его упор на добровольность внедрения системы качества другим участникам дискуссии показался несвоевременным, поскольку пока в России все страдают не от зарегулированности, а от недорегулируемости. У нас нет ответственности за некачественный товар, нет доступа и привилегий на рынке для производителей качественной продукции. Да и стандарты у нас разрабатывают технические комитеты, а государство лишь проверяет и регистрирует их.

Башкирский мед и другие

Регионы, заинтересованные в поддержке местной продукции ввели для неё контроль качества ещё раньше, чем это сделали на федеральном уровне. В Башкирии, например, лучшие товары маркируются знаком «Продукт Башкортостана». Ежеквартально их исследуют и решают, оставить или снять этот знак с упаковки.

«На сегодня этот знак получили более 500 предприятий республики», – сообщил депутат регионального госсовета, член комитета по аграрной политике Амир Ишемгулов. Во многих магазинах появляются специализированные полки для лучших товаров, и в перспективе, возможно, будет открыта отдельная торговая сеть. Амир Минниахметович предложил соединить знаки качества Башкортостана и России и продвигать эти товары вместе.

Модератор Максим Протасов эту идею поддержал, потому что одной из целей Роскачества является продвижение региональных изюминок, таких, как башкирский мед, хакасская баранина или краснодарские фрукты.

Завершая дискуссию, заместитель руководителя АНО «Российская системы качества» Елена Саратцева отметила, что в отличие от результатов проверок Роспотребнадзора и Россельхознадзора, вся информация, полученная Роскачеством, будет открытой. Кроме того, тестирование ожидает не только продукты, но и промышленные изделия.

 

Лана Исакова