Товарное рыбоводство стало стратегическим направлением, но пока регионы не выстраиваются в очередь за господдержкой отрасли. Что тормозит её развитие, эксперты обсуждали во время панельной дискуссии «Потенциал российской аквакультуры для бизнеса, инноваций и инвестиций» в рамках выставки «Золотая Осень».

Какие будут предложения?

В древности люди перешли от собирательства к земледелию и от охоты к животноводству. Сейчас во всём мире происходит переход от рыбодобычи к рыбоводству – аквакультуре. Россия, к сожалению, сильно отстала от некоторых стран в этом направлении, но недавно оно было признано стратегическим, что позволяет надеяться на его ускоренное развитие.

Уже сформирована нормативно-правовая база для занятия аквакультурой, что, по мнению заместителя Министра сельского хозяйства Российской Федерации – руководителя Федерального агентства по рыболовству Ильи Шестакова, «позволяет начать работу, связанную с вовлечением всё большего количества участников и инвесторов».

Сейчас правовую базу настраивают под региональные особенности. Учитывается печальный опыт прошлых лет, когда рыболовные участки были распределены под благую цель, но аквакультурой на них не занимались. «Наша задача сделать так, чтобы все участки были востребованы и на них велась производственная деятельность», – подчеркнул Илья Васильевич.

Чтоб «настройка» шла эффективнее, Росрыболовство собирает предложения по изменениям в закон об аквакультуре, хотя для начала по нему надо бы накопить правоприменительную практику.

От регионов ждут активности

Илья Шестаков доложил, что агентство ведёт работу по формированию границ рыбоводных участков. Уже выделено более 500 новых водоемов, которые выставят на аукционы и отдадут в аренду. Длительные сроки договоров позволят рассматривать аквакультуру как «долгосрочное вложение финансовых средств для бизнеса».

На уже освоенных рыбоводных объектах по закону об аквакультуре придётся перезаключить договора пользования рыбопромысловыми участками на договора с новой формулировкой – «пользования рыбоводными участками».

«Обратите внимание, что к сожалению активность подачи заявлений на переоформление таких договоров достаточно низкая, и поскольку такое право предусмотрено только до 31декабря 2015 года, нам всем необходимо усилить работу, потому что потом может возникнуть социальная напряженность», – призвал Илья Шестаков. Он удивлен тому, что региональные власти не проявляют активности поэтому вопросу, и территориальным управлениям Росрыболовства приходится самим направлять новые типовые договоры по таким участкам.

Пассивны регионы и в подаче заявок на господдержку товарной аквакультуры. 1 октября правительство России распределило субсидии между 9 субъектами Федерации. «Это те субъекты, которые наиболее заинтересованы в развитии товарного рыбоводства в регионе», – считает Илья Васильевич. Между тем, списке этих субъектов нет ни Ставрополского, ни Краснодарского края, где аквакультура вроде бы тоже активно развивается. Из ЮФО и СКФО присутствует только Дагестан с его проектом инновационного предприятия аквакультуры по воспроизводству мальков осетровых пород рыб, реализуемом ЗАО «ДагПИРХ».

9 регионов в общей сумме получат 250 млн руб. Это субсидии как на инвестиционные проекты, так и на краткосрочные кредиты, связанные с приобретением ГСМ, кормов, рыбопосадочного материала. Из-за малого количества заявок Росрыболовство вынуждено вернуть в федеральный бюджет порядка 100 млн руб., который могли бы пойти на развитие отрасли, если бы регионы вовремя заявили о своих нуждах.

«На следующий год мы запланировали господдержку товарной аквакультуры больше 600 млн руб., в том числе на товарное осетроводство, и нам бы хотелось, чтобы мы все более активно вовлекались в работу по предоставлению субсидий, – попытался «разбудить» регионы глава Росрыболовства. – Если количество заявок и проектов будет больше, чем сумма, выделенная по государственной программе, мы будем выходить с предложением в Минсельхоз перераспределить средства в пользу поддержки инвестиционных проектов в области товарного рыбоводства».

Без науки никуда

Поскольку аквакультура – новое направление в российской экономике, то оно нуждается в научном сопровождении. В этом году впервые на эти цели были перераспределены 270 млн руб. Их направили на разработку технологий управления созреванием рыб-производителей, получение качественного рыбопосадочного материала, на разработку технологий изготовления кормов, их компонентов и самой технологии кормления, а также на разработку современных методов и средств диагностики, профилактики и лечения объектов аквакультуры. Кроме того, средства пошли на оценку допустимой нагрузки рыбоводных хозяйств на акваторию водных объектов.

Всё это обещает сделать развитие отрасли инновационным, внедрить новейшие технологии производства с применением современного оборудования. Может быть, на пути построения новой отрасли и будут ошибки, но, как отметил Илья Шестаков, путь осилит идущий.

Аквакультура в законе

К 20 году ежегодный мировой оборот аквакультуры, по подсчётам американских экспертов, составит 200 млдр долларов, сообщила депутат Государственной Думы России Эльмира Глубоковская. Такой рывок будет обусловлен обострением конкуренции ведущих держав за доступ к водным ресурсам и экологической ценностью отрасли.

«Аквакультура – это достойнейшая альтернатива добыче потому что она сохраняет биоресурсы и биологическое разнообразие, – подчеркнула Эльмира Гусейновна. – Она позволяет насытить самые широкие потребности населения в рыбной продукции. Эта деятельность позволяет обеспечить регионы дополнительными рабочими местами, насыщает региональные бюджеты, а в случае успешного развития, может иметь и серьёзную экспортную составляющую экономики, как норвежский лосось или продукция аквакультуры Китая».

Увы, для нас всё это в перспективе. Пока что Россия, занимая 6 место в сфере добычи рыбы, в сфере аквакультуры плетётся в хвосте. Но депутаты, Росрыболовство и правительство сделали главное – создали «Закон об аквакультуре», который ввел само это понятие в российское правовое поле.

Как только аквакультура была обозначена видом сельскохозяйственной деятельности, рыбоводные хозяйства получили все те преференции, которыми вооружены сельхозпроизводители. Например, к рыбоводам стал применяться единый сельхозналог.

Помимо самого закона, были приняты 7 вспомогательных постановлений правительства, включая документы о частичном субсидировании процентных ставок кредитов и о порядке организации и проведения торгов на право пользования рыбоводным участком.

«Сделать нужно ещё больше, – признает Эльмира Глубоковская. – Есть факторы, которые сдерживают развитие аквакультуры. Это полная или частичная отрезанность субъектов аквакультуры от финансовых рынков. Главный банк, который кредитует сельское хозяйство – Россельхозбанк – готов давать рыбоводным хозяйствам деньги под 17,2 и выше процентов. Это же практически недоступно!», – возмутилась депутат.

Уровень господдержки она тоже считает низким, особенно в условиях вступления в ВТО. Кроме того, развитие, по её мнению, тормозят недостатки отечественного кормопроизводства и отсутствие единого реестра водных объектов. «Мы великая водная держава, но у нас нет этого реестра, который бы обозначил те возможности, которыми сегодня могут обладать рыбоводные хозяйства», – удивлена она.

Все задачи решаемые

Осознавая все эти проблемы, Эльвира Гусейновна предлагает и пути их решения, которые зависят от Госдумы и правительства.

При всех достоинствах госпрограммы развития рыбохозяйственного комплекса, в кризисный год на ней решили сэкономить, и первоначально заложенные 3 млдр 321 млн руб. по итогам оптимизации бюджета превратились в 2 млдр 964 млн руб.

По словам Эльвиры Гусейновны, сейчас задача депутатов и чиновников – поработать над законом о бюджете на 2016 год и не допустить «ни рубля секвестра с учетом стратегической направленности сферы аквакультуры для продовольственной безопасности страны».

Также можно увеличить суммы, предусмотренные на частичное субсидирование процентных ставок по кредитам. Если в проекте закона о бюджете на эти цели заложено 609 млн рублей, то Эльвира Глубовковская предлагает помножить эту цифру на 2. «Встречаясь с министром экономического развития Алексеем Улюкаевым, мы всё время слышим, что у нас есть ресурсы, есть возможность брать деньги из резервного фонда. А что ещё так важно, как развитие аквакультуры и удовлетворение потребности россиян в рыбной продукции по доступным ценам?», – спросила депутат.

Будучи представителем При морского края, она также надеется на два новых закона, которые могут дать толчок развитию аквакультуры на Дальнем Востоке. Это закон о территориях опережающего развития, по которому и граждане России, и иностранцы смогут развивать бизнес, получив ряд налоговых преференций, таких как снижение страховых выплат, обнуление налога на недвижимость и на землю. Осталось включить в перечень производств, прилагаемый к этому закону, аква и марикультуру.

Закон о свободном порте Владивосток также даст целый ряд налоговых преференций резидентам, которыми могут быть рыбоводные хозяйства.

Финансовые инструменты станут доступнее для рыбоводов, полагает депутат, если срок предоставления договора пользования участком вырастет с 5 до 10 лет. Тогда можно будет внести изменения в законодательство о банковской деятельности и обеспечить «вторичный оборот этих договоров». То есть договора можно будет в качестве залогов в банках, и у хозяйствующих субъектов появится возможность получить льготные кредиты на долгие сроки.

Проблемы отечественного кормоводства на законодательном уровне можно решить двумя способами: обязать рыбодобытчика максимально эффективно использовать добытый улов или требовать субсидирования со стороны государства на переработку малоценных видов рыб. Кроме того, Эльвиа Гусейновна считает, что нужно привлекать сырьевые компании к ответственности за негативное воздействие, которое они оказывают на водные ресурсы.

«Все задачи решаемые. Нам поставили задачу в 1 млн т продукции аквакультуры в год, и мы к ним придём», – на оптимистичной ноте закончила своё выступление представительница Госдумы России.

Сопоставимо с нефтедобычей

Сравнением России с другими странами в сфере развития аквакультуры начал свой доклад к дискуссии и гендиректор ПАО «Русская аквакультура» Илья Соснов. Он привёл в пример Норвегию, нефтяную супердержаву, у которой экспорт рыбной продукции составляет 40—50 % от экспорта нефти. «То есть за последние 30—40 лет они вырастили отрасль, которая сопоставима с базисными отраслями экономики, – поразил слушателей Илья Геннадьевич. – Понятно, что это не наш случай. Нам надо в первую очередь накормить самих себя, но равняться есть на кого».

Акционеры его компании за последние 3 года вложили 5 млдр руб. в развитие отрасли, и рассчитывают на активность и других участников рынка, так как «если мы одни, мы не сильны». «Мы формируем ассоциацию аквакультры, которая в ближайшее время начнёт своё существование», – сообщил Илья Соснов.

Сейчас, по его мнению, потенциал рынка «просто огромен». «Работают санкции. Огромное количество продукции, которая ехала к нам, не может доехать. Образовались пустоты, а природа не терпит пустоты. У нас есть хорошая возможность заместить то, что мы импортировали», – воодушевлен гендиректор публичного акционерного общества.

Он отметил, что во всём мире, включая Россию, растёт спрос на категорию «фреш» – охлаждённую рыбу. «Это то, что может дать аквакультура и то, что не даёт добыча. Добытую рыбу замораживают и перевозят при минус 18 градусах, а аквакультуру можно доставить на следующий день к потребителю», – пояснил он.

Илья Соснов верит, что декларируемая господдержка дойдёт до производителей. Но в этом вопросе не хватает доверия между государством и бизнесом. Предприниматели опасаются, что «государство будет заниматься бюрократическими уловками и икать уловки не выплатить субсидии».

Как только появятся положительные примеры субсидирования кредитов, банки повернутся к рыбоводным хозяйствам лицом, полагает гендиректор «Русской аквакультуры». «Все банки смотрят на примеры. Достаточно одной двум компаниям показать негативный прогресс, банкротство, банки закрывают лимиты на всю отрасль», – описал он типичную ситуацию.

В целом, по мнению Ильи Геннадьевича, аквакультура – это «отрасль с низкими барьерами на вход». «Здесь не существует ограничений, как с добычей дикой рыбы, которая является стратегической отраслью и инвесторам, у которых 2 и больше паспортов, путь заказан, – отметил он преимущество для иностранных вложений. – Несмотря на относительную зарегулированность, для занятия аквакультурой можно получать всё правовое обеспечение. Мы посчитали первые шаги инвесторов и понимаем, что от момента рождения идеи реализации требуется всего полгода. Это управляемый срок».

Самые существенные риски в этой отрасли, на взгляд докладчика, – биологические. «Но ими можно и нужно управлять, и коллеги в других странах научились это делать. Мы видим, что рентабельность продукции аквакультуры в мировых образцах составляет 25 % и выше. Нам есть куда стремиться», – заявил Илья Соснов.

Марикультура в Чёрном море

Отдельным направлением аквакультуры является марикультура – выращивание морских обитателей. Более 12 лет проектом по разведению устриц в Севастополе занимается ООО «НИО Марикультура». Председатель совета дириекторов компании Дмитрий Шинявский рассказал, какие трудности пришлось им преодолеть за эти годы, пока они создавали ферму с чистого листа.

«Сначала мы взяли китайскую постановку ферм. Первый же шторм её смыл. Потом мы взяли итальянскую. Её смыл второй шторм. Пришли к выводу, что штормовая нагрузка Чёрного моря не соответствует штормовым нагрузкам других морей. Благо по соседству был институт гидрофизики, и мы моделировали там штормовые нагрузки на разные фермы. В результате разработали проект штормоустойчивой фермы, которая может работать на открытых пространствах Чёрного моря», – сообщил Дмитрий Евгеньевич.

Но на этом сложности не закончились. Начался подбор съедобных устриц, которых устраивали бы условия Чёрного моря. Разводить Ostrea edulis, которая в прошлом веке поставлялась во все столицы мира как самая элитная устрица, а сейчас занесена в Красную книгу, не получилось. Поэтому в Крыму перешли на районирование дальневосточной устрицы.

Но тут возникла проблема с её питанием, и в Чёрном море пришлось создать целую коллекция микроводорослей, которые поочерёдно применяются при кормлении устричного спада на различных этапах. Воспользоваться готовыми коллекциями французов или итальянцев не получилось, потому что моллюски привыкли к другой пище.

В результате промышленная технология выращивания устричного спада отработана и готова к внедрению на морских фермах.

Развитие этого направления в прибрежной зоне Черного и Азовского морей, по словам председателя совета директоров ООО «НИО Марикультура», «позволит комплексно решить проблемы производства продукции и создания новых рабочих мест путем организации промышленных ферм и плантаций по культивированию моллюсков, рыб и водорослей, предприятий, перерабатывающих продукцию марикультуры».

Другие выступавшие из Центральной России, Сибири и Дальнего Востока также поделились своими проблемами и достижениями в сфере развития аквакультуры. В заключении дискуссии Илья Шестаков поставил многоточие, так впереди в этой отрасли ещё много работы: проведение научных исследований, создание региональных центров аквакультуры и методик выращивания рыбы, реорганизация системы рыбводов, совершенствование закона об аквакультуре, повышение практического уровня навыков у выпускников отраслевых учебных заведений…

 

Лана ИСАКОВА