По заветам предков, следуя традициям

500 километров – ​такое расстояние дважды в год приходится преодолевать отарам СХК «Агрофирма им. М. Гаджиева» Гунибского района Дагестана во время перегона с летних на зимние пастбища и обратно. Путь этот сложный, тяжёлый, не каждому по силам. Впрочем, со многими трудностями сопряжён каждый день работы чабана, будь то горы или бескрайняя степь. Но, невзирая на тяготы кочевой жизни, люди продолжают трудиться в овцеводстве, как это делали многие поколения их предков.

Реклама

Тернистый путь

Сельскохозяйственный кооператив «Агрофирма им. М. Гаджиева» – ​успешный продолжатель славных традиций тружеников колхоза имени Тельмана, образованного ещё в 50‑х годах прошлого столетия. Сельхозкооператив стал преемником некогда именитого хозяйства, а умелое руководство председателя, крепкого хозяйственника Шарипа Махарова, вывело его на современные рельсы агробизнеса.

В конце 90‑х годов селекционно-­племенной работой практически никто не занимался, да и сама овцеводческая отрасль переживала далеко не лучшие времена. Но постепенно ситуация начала меняться, продукция овцеводства стала востребована, а меры государственной поддержки позволили возродить селекционную работу. «Агрофирме им. М. Гаджиева» удалось не только воссоздать племенное дело, но и поднять его на новый уровень. Но для того чтобы вновь получить лицензию на разведение и воспроизводство дагестанской горной породы, потребовалось несколько лет.

Во время перегона овечьим отарам под присмотром чабанов приходится преодолевать до 500 километров только в одну сторону. Состояние скотоперегонных трасс оставляет желать лучшего. Раньше у чабанов во время перегонов не было проблем – ​на протяжении всего пути помогали местные администрации. А теперь приходится искать, где найти пристанище: из-за частников, перегородивших дорогу, негде переночевать и отдохнуть ни животным, ни людям. В связи в этим чабаны стараются перегнать отару как можно быстрее. Как результат, большие расстояния приводит к большим потерям поголовья.

— Об этой проблеме не сказал разве что ленивый, – ​сетует председатель хозяйства. – ​Сколько уже было совещаний на эту тему, сколько сюжетов по телевидению, публикаций в газетах. К сожалению, ничего не меняется. Не за горами то время, когда на скотоперегонных трассах не останется ни травинки. Вот тогда и схватятся за голову.

Страдают от трудностей перегона не только животные, но и люди. Чабаны часами могут говорить о плачевном состоянии скотоперегонных трасс.

35 лет работает в хозяйстве Руслан Ибрагимов. Первые два десятилетия трудился чабаном, а потом получил повышение, стал бригадиром. Сейчас возглавляет ОТФ № 1. Впрочем, как шутит сам Руслан Омаргаджиевич, особых перемен в жизни это не принесло. Всё также надо рано вставать и поздно ложиться, всё время отдавая работе. Разве что повысилась ответственность – ​теперь приходится думать не только об отаре, но и о людях, которые трудятся под его началом.

Летние пастбища агрофирмы находятся в Тляратинском районе и частично захватывают территорию заказника. Поэтому стрелять по диким животным запрещено, что делает работу чабанов особенно опасной в этой местности. Не только волки, но и медведи наносят серьёзный ущерб отарам. А иногда под угрозой оказывается и человеческая жизнь… Осмелевшие хищники не боятся людей, а следить за овцами приходится не только днём, но и ночью.

Спрос и предложение

На трёх ­овцетоварных фермах хозяйства содержится около восьми тысяч голов овец и баранов, из которых больше половины – ​маточное поголовье.

Без трудностей в овцеводстве не бывает. Два года назад агрофирма была вынуждена распродать большую часть баранов. Это помогло решить возникшие финансовые проблемы. Сейчас ситуация стабилизировалась. Поэтому руководитель хозяйства принял решение оставить 300‑400 баранчиков до следующего года, дорастив их до баранов-­производителей.

— Надеемся, что зимовка пройдёт хорошо, – ​говорит Шарип Магомедович. – ​Насколько суровой или, наоборот, мягкой будет зима мы, конечно, не знаем. Главное, что мы основательно подготовились к зимовке, заготовили необходимое количество кормов. Так что, думаю, всё будет хорошо.

По словам руководителя, спрос на баранину в прошлом году был неплохим. Но в связи с карантином, поделившим регионы страны на зоны, благополучные и неблагополучные по болезням животных и вакцинации, существовал запрет по перемещению животных и вывозу мяса. Это привело к значительному колебанию цен на рынке. В живом весе ярок агрофирма продавала в среднем по 160 руб­лей за килограмм.

В мае этого года карантин обещали снять. Председатель надеется, что это приведёт к росту цен на баранину, что позволит повысить рентабельность производства.

От истории к современности

Если овцеводство – ​это ведущая отрасль сельского хозяйства в Дагестане, то уникальная дагестанская горная порода – ​это визитная карточка республики. Регион по праву гордится достижением отечественных селекционеров, сумевших закрепить в породе важные для особенностей горно-­отгонного овцеводства характеристики – ​неприхотливость и способность преодолевать большие расстояния. Удивительно, но некоторые особенности экстерьера и конституции, которые для других пород являются пороками, как, например, саблистость задних ног, для дагестанской горной породы являются преимуществом, потому что эта порода пасётся на склонах гор, уклон которых иногда превышает 40 градусов.

Дагестанская горная порода имеет почти вековую историю. В 1930 году из Германии в Дагестан была завезена тонкорунная вюр­тембергская порода овец. Помесь этой породы с местной грубошерстной породой прекрасно себя показала в условиях республики. Путем постепенного совершенствования породы и родилась дагестанская горная. Кстати, в советские времена по аналогии с дагестанской горной породы были выведены новые породы в Азербайджане и других регионах Советского Союза.

Несколько лет назад руководство Дагестана всерьёз озаботились улучшением качеств дагестанской горной породы. Этому процессу способствовала активизация экспорта баранины и возросший спрос на качественную шерсть. Начиная с 2018 года, в Дагестане проводится планомерная селекционно-­племенная работа по повышению мясной и шерстной продуктивности дагестанской горной породы. Правительство Дагестана поставило перед наукой цель: увеличить, насколько это возможно, увеличить выход мяса и качество шерсти, при этом не ущемляя другие характерные качества этой породы.

В рамках программы по улучшению дагестанской горной породы в республику завозят поголовье из Ставропольского края. Занимаются этой работой и в СХК «Агрофирма им. М. Гаджиева», используя помесных баранов первого поколения, полученных в таких хозяйствах, как «Согратль» и «Красный Октябрь».

Большие расстояния – ​большие потери

Порода артлухский мясной меринос – ​современное достижение дагестанских селекционеров. У новой овцы крепче конституция и плотнее шуба. Порода отличается хорошим набором веса и скороспе­лостью. При этом шерсть артлухских мериносов на 97‑98 процентов мериносовая с тониной (малой толщиной) шерсти 17,6‑20,1 микрона. Средний настриг шерсти на одну голову – ​четыре килограмма.

— Используя мериносов, мы стремимся к тому, чтобы довести тонину шерсти до 60 качества, – ​объясняет Шарип Махаров. – ​Наша задача – ​добиться однородности поголовья, создать однотипную овцу, у которой отсутствует огруб­ление шерсти на хвос­те и конечностях.

Чтобы заниматься подобной работой, чабан должен хорошо знать своих «подопечных», он понимает, в каком направлении нужно двигаться, на чём сосредоточить свои усилия. К сожалению, по словам председателя, в отрасли овцеводства наб­людается большая текучесть кадров. Это препятствует эффективности селекционно-­племенной работы.

Вместе с перегонщиками, которых нанимают на весенний и осенний периоды, в агрофирме работает около 20 человек. Необходимость перевода людей на сезонную систему труда связана с экономическими причинами. Горно-отгонное овцеводство требует очень больших финансовых затрат, которые были бы не по силам хозяйствам, если бы не меры господдержки. «Агрофирме им. М. Гаджиева» как племрепродуктору государство компенсирует часть затрат на ведение племенного дела.

— Без государственной поддержки – ​тех субсидий, которые мы получаем за племенных животных, мы работали бы только себе в убыток, – ​уверен председатель СХК. – ​А какой смысл работать, если не получаешь прибыли?

Люди – ​это тот оплот и базис, на котором держится благополучие любого сельхозпредприятия. В СХК «Агрофирма им. М. Гаджиева» сосредоточены крепкие трудовые кадры, каждый из которых достоин высокой оценки.

Потомственный животновод Саид Мухтаров раньше работал учителем в школе. Но несколько лет назад он не смог не откликнуться на просьбу руководителя агрофирмы, нуждавшегося в кадрах, и перешёл в хозяйство на должность учётчика. Лучший чабан в хозяйстве – ​Муслим Мутиев, который настолько хорошо обустроил свою комнату в домике чабанов, что она стала местной достопримечательностью. Вместе с ним на предприятии трудится сын Тимур. Ещё один молодой чабан – ​Шагид Яхьяев. Отлично справляются со своими обязанностями чабаны Али Сулейманов, Арсен Магомедов, Рамазан Джаватханов.

— Вся наша работа держится на преемственности поколений, на семейных династиях, – ​убеждён Шарип Магомедович. – ​Если бы не было этих людей, хозяйство перестало бы существовать. И об этом нужно помнить всегда.

Путь развития

СХК «Агрофирма им. М. Гаджиева» уверенно идёт по пути развития. В прошлом году в хозяйстве проведена большая работа по мелиорации. В рамках комплексной реконструкции были очищены шлюзы и оросительные каналы, приведена в порядок дренажная сеть.

Помимо овцеводства, предприятие занимается разведением крупного рогатого скота. Но если раньше специализацией хозяйства было молочное животноводство, то теперь председатель намерен сделать упор на мясном направлении. Всё упирается в нехватку кадров – ​нет доярок.

— В нынешних экономических реалиях мы, в первую очередь, вынуждены думать о прибыли, – ​подчёркивает Шарип Махаров. – ​Мы исходим из того, что для повышения рентабельности производства необходимо уменьшить трудоёмкость рабочих процессов.

В этом году председатель планирует приобрести до 200 голов нетелей казахской белоголовой породы и посмотреть, как они поведут себя в условиях региона. Если опыт окажется удачным, в будущем можно будет нарастить поголовье.

Поскольку в этих местах практически не бывает снега и сильных морозов, в хозяйстве могут позволить себе такую «роскошь», как круглогодичный выпас крупного рогатого скота. Выгода очевидна. Тем самым в разы уменьшаются затраты на производство мяса по сравнению со стойловым содержанием. Кроме того, выпасное мясное скотоводство не требует больших человеческих ресурсов.

Свою задачу как руководителя Шарип Махаров видит в том, чтобы создать все условия для продуктивной работы и обес­печить сотрудников агрофирмы всем необходимым. И с этой задачей председатель успешно справляется.

— Хочется выразить благодарность всему нашему коллективу за плодотворную работу, за ответственное отношение к труду, – ​подводит итог Шарип Махаров. – ​Желаю, в первую очередь, здоровья, успехов, благополучия и процветания.

Реклама
Предыдущая статьяНа Ставрополье стартовала выжеребка чистокровных ахалтекинцев
Следующая статьяИдти вперёд, не изменяя традиции