Проделана титаническая работа и сделан существенный шаг вперёд – ​российское овощеводство в закрытом грунте совершило прорыв за последние несколько лет. Что явилось причиной прогресса и есть ли резервы для дальнейшего роста? Потенциал эффективного развития тепличного овощеводства, грибоводства и цветоводства в современных экономических условиях обсудили участники конференции в рамках выставки «Защищённый грунт России-2020». Мероприятие, на котором побывали корреспонденты нашего издания, состоялось 7 ноября в Москве на ВДНХ.

Реклама

Пример для подражания

Значительное увеличение площадей тепличных комплексов, рост объемов урожая овощей и наращивание экспортного потенциала – ​такова общая характеристика российской тепличной отрасли. За последние пять лет овощеводство в закрытом грунте стало одним из самых динамично развивающихся направлений в сельском хозяйстве. Государственная поддержка и масштабное привлечение инвестиций в отрасль позволили построить сотни гектаров тепличных комплексов, которые приносят достойный урожай. «Это пример для других отраслей», – ​отметил, открывая конференцию, президент Ассоциации «Теплицы России», депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Алексей Ситников.

— За последнее время площадь теплиц увеличилась в 1,5 раза, построено много современных сооружений, – ​сообщил Алексей Владимирович. – ​Однако истинная динамика кроется в валовом производстве, которое демонстрирует ежегодный значительный рост объёмов. И здесь нужно отметить роль государственной поддержки и Минсельхоза России, который принял программу развития овощеводства защищённого грунта. Ни в одной стране мира сельское хозяйство не развивается само по себе. Стремительное развитие тепличной отрасли произошло исключительно благодаря сильной поддержке государства.

Российские тепличники научились работать в закрытом грунте. Если раньше рекордными показателями считались 30‑50 килограммов овощей с квадратного метра, то нынешние достижения овощеводов – ​130‑150 кг/м2.

Возглавляет рейтинг регионов по тепличному овощеводству Липецкая область. На втором месте пока ещё держится Краснодарский край. Замыкает тройку лидеров Московская область. Ставрополье вышло на четвёртое место в стране по объёму производства тепличных томатов и огурцов. Кстати, по данным регионального аграрного ведомства, за пять последних лет валовой сбор овощей закрытого грунта в крае вырос в четыре раза.

В первую десятку из регионов Северо-­Кавказского федерального округа также входит Карачаево-­Черкесская республика, которая находится на восьмом месте в рейтинге.

Стоит отметить, что продукцию производят не только крупные тепличные комплексы, но и крестьянско-­фермерские хозяйства, что особенно заметно на Северном Кавказе. Пример тому – ​Дагестан, где это направление активно развивается.

Важность мотивации

Первоочередная задача для всех отраслей сельского хозяйства – ​выполнение Доктрины продовольственной безопасности, призванной обеспечить независимость страны от внешних поставок. И в этом плане овощеводам закрытого грунта есть чем гордиться.

— Россия находится на полпути к полному самообеспечению тепличными овощами, – ​считает председатель Комитета АПК ТПП РФ Пётр Чекмарёв. – ​Медицинская норма потребления составляет 14 килограммов в год. Мы обеспечиваем эту потребность на 55 процентов.

Ассортиментный ряд в российской линейке овощей закрытого грунта по большей части представлен огурцами и помидорами. На эти два флагмана приходится около 80 процентов от общего объёма всей тепличной продукции.

На первом месте у отечественных тепличников – огурцы как самый выгодный продукт для производства и реализации. Специалисты отмечают, что даже если полностью закрыть импорт в Россию этих овощей, то проблемы самообеспечения населения всё равно не возникнет. На втором месте – ​помидоры. Отечественный рынок томатов насыщен пока только на 60 процентов. Однако анализ показывает, что это временное отставание.

Другое дело, что на самом рынке овощей существуют проблемы ассортимента: доминируют определённые сорта томатов и огурцов. Как предрекают эксперты, ­когда-­нибудь эта ситуация изменится и рынок эволюционирует в пользу разнообразия предлагаемой продукции.

Ещё одна проблема – ​скудость ассортимента. Суть в том, что в России слабо развито производство так называемых нишевых культур. Отечественные тепличники практически не выращивают баклажаны, перцы и другие овощи. Не в тренде и производство зелени. По мнению экспертов, это связано с тем, что программы господдержки не стимулируют ­какой-то определённый вид продукции. А пока не будет мотивации, не будет и полного насыщения рынка.

— Задача руководства страны состоит в том, чтобы создать условия, при которых отечественным производителям было выгодно заниматься производством, – ​подчеркнул Пётр Чекмарёв. – ​Это касается всех отраслей, в том числе и овощеводства в защищённом грунте. Сейчас мы находимся на перепутье. Нельзя забывать о том, что в связи с пандемией возможна и такая ситуация, при которой завт­ра нам никто не будет поставлять тепличные овощи.

Импортозамещение должно затронуть не только вопросы самообеспеченности продуктами питания, но и технологии, технику, оборудование и другие составляющие эффективного производства. Российская тепличная отрасль сегодня находится в прямой зависимости от зарубежных поставок.

Современные передовые технологии выращивания овощей в защищённом грунте приходят к нам из-за кордона. Для производства тепличных овощей используются импортные компоненты. Россия закупает за рубежом тепличные конструкции, автоматизированные системы отопления, полива, подачи необходимых веществ для выращивания растений, осветительные установки и многое другое оборудование. Практически на 100 процентов семенного и посадочного материала российские тепличники закупают за рубежом. Сильна зависимость и от высокого процента использования в производстве импортных средств защиты тепличных культур.

Богаче народ – сильнее экономика

Перефразируя известную фразу, не овощами едиными живо тепличное производство. Пример тому – ​грибоводство. Сегодня на прилавках магазинов без проблем можно найти грибы, выращенные в защищённом грунте. А ведь начиналась эта отрасль в России практически с нуля. Тем не менее за последние несколько лет грибоводство выросло в целую индустрию.

— Сегодня мы можем полностью закрыть российский рынок грибами, – ​констатировал президент Ассоциации «Теплицы России». – ​Правда, уровень потребления в нашей стране, в отличие от Запада, пока нельзя назвать достаточно высоким, но это направление имеет большие перспективы для развития. В том числе по причине повышения интереса к здоровому питанию.

Однако, как считает Алексей Ситников, всё грибоводство в стране существует только благодаря эмбарго. Если же ситуация изменится и границы распахнутся, то польские и марокканские грибоводы получат большие преимущества, поскольку в этих странах государство компенсирует половину расходов на производство грибов. В результате отечественным производителям будет крайне тяжело конкурировать с зарубежными коллегами.

Непростая ситуация и с выращиванием цветов в теплицах. Цветоводческие комплексы не попали в программы господдержки тепличной отрасли. Причины понятны. Цветы – ​не предмет первой необходимости и тем более не продовольствие. Но, как считает эксперт, эту отрасль надо развивать и стимулировать.

— Зачем нам привозить из Голландии те цветы, которые можем вырастить у себя? Это нелогично, – ​подчеркнул Алексей Ситников. – ​Пусть цветоводство – ​это не импортозамещение в общепринятом смысле. Тем не менее, это такое же производство, как и любое другое.

Такой подход как раз очень логичен. Чем активнее развивается производство, тем выше налоговые отчисления, больше рабочих мест. Люди зарабатывают деньги и тратят их, растёт удовлетворённость населения. Вывод однозначный: чем богаче народ, тем лучше экономика страны.

Рычаги поддержки

Объективно: за последние два года существенно снизились объемы господдержки тепличных хозяйств, что в свою очередь вызвало торможение роста строительства новых тепличных комплексов по всей стране. Отрасль демонстрирует хорошие показатели по валовому урожаю, ценовой составляющей и качеству продукции скорее вопреки, чем благодаря. Вполне возможно, что это инерционная динамика.

На какую помощь от государства может рассчитывать российская тепличная отрасль? Ответ на этот насущный вопрос дала заместитель руководителя департамента экономики и государственной поддержки АПК Минсельхоза России Юлия Ксенафонтова.

— Рычаги поддержки обозначены в Государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, ­сырья и продовольствия на 2013‑2020 годы, утверждённой постановлением правительства РФ под номером 717, – ​сообщила замдиректора департамента. – ​Основной упор делается на льготное кредитование, которое предоставляется в рамках инвесткредитов и краткосрочных кредитов.

Инвестиционные кредиты, в зависимости от срока выдачи, предполагают финансирование определённых направлений и имеют разное предназначение. На срок от двух до пяти лет они выдаются на приобретение машин и оборудования, от двух до восьми лет – ​на модернизацию и реконструкцию тепличных комплексов, от двух до 12 лет – ​непосредственно на строительство тепличных комплексов.

Государство в разной степени интенсивности поддерживает как крупные инвестиционные проекты на миллиарды руб­лей, так и крестьянско-­фермерские хозяйства с небольшими площадями и более скромными затратными суммами. Главное, чтобы документы были правильно оформлены и вовремя поданы.

Стимулирующая субсидия, в рамках которой предоставляется грантовая поддержка, – ​это ещё одна «рука помощи» со стороны государства, обозначенная в 717‑й госпрограмме. Эта тема особенно интересна для крестьянско-­фермерских хозяйств и сельскохозяйственных потребительских кооперативов (СПоК). Так, в 2021 году на грантовую поддержку будет выделено 7,5 миллиарда руб­лей. Начинающие фермеры могут рассчитывать на сумму до трёх миллионов руб­лей.

Кроме того, в этом году в грантовой поддержке появились изменения в пользу овощеводства закрытого грунта. Начиная с 2020 года, грантовая поддержка предоставляется семейным фермам в рамках строительства, модернизации и оборудования тепличных хозяйств. Сумма, которую могут получить фермеры по этому направлению господдержки, на порядок выше – ​до 30 миллионов руб­лей.

Не остались без внимания и сельхозкооперативы. Если членами СПоКа являются крестьянско-­фермерские хозяйства, которые занимаются тепличным производством, то на обновление материально-­технической базы им может быть выделено до 70 миллионов руб­лей.

Заместитель руководителя департамента подняла на конференции и тему CAPEX.

— Министр сельского хозяйства Российской Федерации Дмитрий Патрушев на итоговой коллегии объявил, что с 2022 года АПК уходит от «капексов», – ​констатировала Юлия Ксенафонтова. – ​И это нужно всем принять как данность. Деньги планируется перенаправить на льготное кредитование, и в будущем году эти вопросы будут прорабатываться совместно с Минфином и Минэкономом. Не исключается также возможность создания новых рычагов господдержки.

Проблема в том, что отмена «капексов», по мнению тепличников, уже стала серьёзным ударом по дальнейшему развитию отрасли. CAPEX (capital expenditure – ​капитальные расходы) – ​долгосрочные инвестиции, затраты предприятия на приобретение внеоборотных активов, а также на их модернизацию. Компенсация капитальных затрат на создание тепличных комплексов в 2018 году была уменьшена с 20 до десяти процентов, а в прошлом году и вовсе отменена.

Минсельхоз вводил возмещение части понесенных капитальных затрат как временную меру поддержки, необходимую в период кризиса, когда на фоне роста валютных курсов незапланированно увеличилась стоимость импортных составляющих. Именно «капексы» обеспечили значительное увеличение тепличных площадей. Как будет развиваться ситуация в дальнейшем, прогнозировать достаточно сложно. Из слов того же Патрушева, «лазейка» ­всё-таки имеется. «Вместе с тем, мы считаем целесообразным сохранение CAPEX в рамках проекта «Экспорт продукции АПК», поскольку эффективность здесь существенно выше», – ​заявил министр на итоговой коллегии.

Ещё одна «сладкая пилюля» – ​решение о пролонгации кредитов, полученных с 2016 года на срок до 12 лет, принятое в связи с пандемией короновируса. Заключать дополнительные соглашения с банками сельхозпроизводители получили возможность с 1 июля текущего года.

Покупаем овощи, платим за энергию

Тепличное овощеводство – ​это очень энергоёмкая отрасль. Львиная доля затрат производителей приходится на энергоресурсы. Во всём мире стараются выращивать овощи в теплицах в тех регионах, где изначально много солнца. Уникальность России в том, что у нас в силу больших расстояний стараются использовать любую разумную возможность для создания тепличных комплексов.

Эксперты свидетельствуют: 12 лет назад выращивать овощи в защищённом грунте было намного экономически выгоднее. Однако цены на газ и электричество за этот период росли в несколько раз быстрее, чем цены на тепличную продукцию. Объективная причина диспаритета цен может стать тормозом для развития отрасли.

— Покупая огурец или помидор, мы покупаем не труд тепличников, а энергоресурсы, – ​отметил Алексей Ситников. – ​В Турции или Марокко солнце «дармовое», а рабочие руки дешёвые. Если не вводить никаких квот и ограничений, если не будет господдержки, мы окажемся в условиях неравной конкуренции. Поэтому усилия нашей Ассоциации направлены на то, чтобы добиться снижения тарифов на электроэнергию для сельхозтоваропроизводителей путем предоставления частичной компенсации затрат на электроэнергию или предоставления субсидий для тепличных комбинатов.

Снижение рентабельности отрасли отмечали многие участники конференции. Взгляд со стороны структуры, которая финансирует тепличные инвестпроекты, озвучил исполнительный директор Управления отраслевой экспертизы департамента крупного бизнеса АО «Россельхозбанк» Антон Тихонов.

— В тепличной отрасли много мощностей, но не хватает специалистов, – ​подчеркнул он. – ​Потенциал увеличения потребления овощей мы видим в широте ассортимента, повышении качества продукции, улучшении и оптимизации условий хранения. Потенциал развития отрасли – ​в повышении квалификации персонала. Нужно переходить от экстенсивной к интенсивной модели, благодаря которой можно и в старых теплицах получать неплохие урожаи. Но без существенных инвестиций здесь не обойтись. Поскольку снижается цена, нужно повысить урожайность, что позволит компенсировать потери. Если пять лет назад 100 килограммов огурцов с квадратного метра было хорошим показателем, то сейчас, по нашей оценке, нужно не менее 130 кг. Единственный выход – ​работать на повышение эффективности производства, обучая персонал, детально планируя деятельность, анализируя затраты.

Эпоха турбулентности

Исполнительный директор Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) Юрий Борисов призвал участников конференции объединить усилия.

— В связи с пандемией экономика подверглась серьёзным испытаниям, – ​отметил он. – ​Падение доходов населения и спроса на продукты питания и непродовольственные товары, снижение покупательской способности, ограничение потоков рабочей силы – ​всё это негативно сказывается на производстве. Мы живём в эпоху турбулентности, которая приведёт к серьёзным изменениям в бизнесе и экономике.
По факту наблюдается переход потребителей в режим экономии. Люди стараются выбирать продукты подешевле и с более длительным сроком хранения. Разумеется, это негативно сказывается на поставщиках овощей и фруктов. Спрос на тепличные овощи со стороны торговых сетей сократился из-за режима самоизоляции, что признают участники рынка.

Идея, которую выдвигает АКОРТ, – ​адресная поддержка продовольственного спроса. Государство могло бы субсидировать малоимущих граждан, чтобы они могли потратить эти субсидии, например, только на продовольственные товары российских производителей. Это дало бы мультипликативный эффект: государство даёт деньги, которые затем возвращаются в отечественную экономику.

— Программа была разработана в 2016 году и оценена в 319 миллиардов руб­лей, – ​рассказал Юрий Борисов. – ​Государство в то время не нашло средств, однако уже потратило 500 миллиардов на аналогичные действия в отношении семей, имеющих детей. И рынок мгновенно отреагировал. Эти деньги пошли в торговлю и позволили поддержать спрос. Сегодня мы снова поднимаем эту дискуссию и рассчитываем на то, что с учётом результатов «эксперимента», который государство вынуждено было провести этим летом, эффективность этого механизма будет признана. Надеемся, что эта программа будет развёрнута, потому что налицо экономический эффект.

Что дальше?

Проблема, которая волнует всех овощеводов, работающим в сфере защищённого грунта, – ​перспективы развития отрасли. Если Россия практически вышла на самообеспечение, насколько актуально строительство новых и модернизация уже существующих теплиц?

Задаваясь этим вопросом, эксперты – ​участники конференции – ​выделили несколько основных моментов.

Во-первых, когда говорится о выходе на уровень самообеспеченности, фактически подразумевается медицинская норма потребления продуктов питания. Безусловно, это важная категория с точки зрения здоровья нации. Однако, помимо рекомендаций медиков, существует и понятие нормы «комфорта», которая по факту в 1,5‑2 раза выше медицинской.

Второе. Нет никаких сомнений в том, что на развитие отрасли овощеводства в закрытом грунте положительно повлияла «заградительная» политика государства. Российские овощеводы получили карт-бланш на родном отечественном рынке. Кроме того, из-за ослабления руб­ля выросли цены на импортную продукцию. Главное, что сейчас нет никаких оснований предполагать, что политика государства, направленная на поддержку отечественных производителей, претерпит кардинальные изменения.

В-третьих, у российского овощеводства защищённого грунта – очень неплохой экспортный потенциал. Отечественные тепличные овощи охотно покупают Казахстан, Белорусия, Монголия. Некоторым крупным хозяйствам удалось организовать и более «экзотичные» поставки. Например, экспорт в Эстонию и даже Норвегию.

В силу перечисленных обстоятельств не существует объективных причин, чтобы говорить о том, что рынок овощей закрытого грунта исчерпан. На этот факт обратил особенное внимание президент Ассоциации «Теплицы России».

— Овощеводство закрытого грунта – ​это высокотехнологическое производство, за которым – будущее, – ​убеждён Алексей Ситников. – ​Единственный вид продукции на мировом рынке, который постоянно растёт в цене, – ​это продовольствие, что объясняется постоянным увеличением населения в мире. Ежегодно планета прирастает примерно на 70 миллионов человек. Поэтому все, кто работает в аграрном бизнесе, могут быть уверены в долгосрочных перспективах. Что касается России, то в приоритеты выдвинута политика продовольственной независимости страны, которая направлена на максимально возможное импортозамещение. В том, чтобы поддержать отечественного производителя, и заключается роль государства.

Реклама