Оптимальные решения

786
В рамках выставки Интерагромаш, состоявшейся в марте в Ростове-на-Дону состоялась IV Международная агротехнологическая конференция «АгроHighTech – XXI», которую провел Российский Зерновой Союз совместно с АО «Щелково Агрохим», при поддержке Министерства сельского хозяйства Российской Федерации и Администрации Ростовской области. В работе конференции приняли участие более 120 представителей из 7 стран мира.

В четвертый раз конференция объединила ведущих российских и зарубежных экспертов и практиков, которые представили свое видение проблем современного зернового производства в России, став площадкой для открытого и широкого обмена мнениями, выработки квалифицированных и ответственных предложений для власти в вопросах реальной поддержки технологической модернизации и внедрения последних достижений науки и техники в сферу сельскохозяйственного производства.
«Кризис стучится в каждую дверь»

Вице-президент Российского Зернового Союза Александр Корбут начал свое выступление с критики Минсельхоза РФ, отметив, что в выступлениях руководителей постоянно звучат одни и те же фразы – «надо увеличить объемы производства», «надо добиться импортозамещения». То есть ставка делается только на конечные показатели. Но в регионах есть одна ключевая фраза – «добиться эффективной экономики». Он уверен, что если будет нормальная экономика, аграрии произведут все сами без указаний сверху.
«Будет выгода, вы все сделаете сами. В этом моя святая уверенность», – заявил Александр Корбут.
Далее Александр Корбут подробно рассказал, как, по его мнению, идет реализация Госпрограммы развития сельского хозяйства на 2013–2020 годы. Он отметил, что идет уже второй год реализации Гос­программы. И если посмотреть формальные показатели, то в аграрной отрасли все хорошо. Выросли показатели как в растениеводстве, так и в животноводстве. Однако, молоко успешно стагнирует, что связано с проблемами в отрасли. Не растут показатели производства яиц, что показывает насыщение рынка и то, что технологические возможности для производства яйца уже исчерпаны.
Экспорт продукции растениеводства вырос на 27 %, а импорт значительно снизился. В настоящее время Россия импортирует продукции растениеводства на 16 млрд рублей, но в его структуру входят цитрусовые, бананы, кофе, чай и т. д. Все, что в России объективно производиться не может. В целом по растениеводству экспорт и импорт сбалансированы и позитивны.
«То есть мы экспортируем на мировой рынок продукции растениеводства больше, чем импортируем, формируя нормальный баланс», – утверждает Корбут.
По мнению Александра Корбута, в настоящее время изменяется структура производства. Всего за один год производство мяса свинины выросло на 4,7 %, что является достаточно высокой цифрой. Производитель все больше ориентируется на потребителя.
Структура производства изменяется и по категориям хозяйств. Особенно это очевидно в животноводстве, где происходит устойчивый и динамичный рост, который отмечается в крупных сельхозорганизациях и фермерских хозяйствах. Эти две рыночно ориентированные группы растут динамично. А вот в ЛПХ наблюдается спад. Причем, Александр Корбут уверен, что это закономерно.
«При всем уважении к крестьянам – это реликтовый способ ведения сельского хозяйства. Нельзя произвести нормальную продукцию при помощи лопат и вил. ЛПХ будут постепенно исчезать. Здесь есть и демографическая составляющая – это старение сельского населения. А традиция – обеспечь себя сам – это уже прошлое. Хотя здесь роль может сыграть экономический фактор. И я думаю, что в ближайшие годы мы увидим расцвет ЛПХ, потому что кризис вошел в каждый дом», – сказал Корбут.
В пищевой промышленности также наблюдается рост производства. Но если проанализировать этот сектор более внимательно, то наблюдается спад в производстве мяса КРС, молока, хлеба, муки. Но больше всего эксперта беспокоит снижение индекса предпринимательской уверенности.
«Бизнес крайне осторожно относится к перспективам развития. А если посмотреть на историю, то эти опасения бизнеса всегда подтверждаются», – утверждает Александр Корбут.
Два ключевых момента, по его мнению, – это кредитование и инвестиции в аграрном секторе. Официальные цифры выглядят достаточно позитивно. Прибыльность в хозяйствах улучшилась, доля убыточных снизилась. Тем не менее, в России 20 % хозяйств остаются стабильно убыточными, потому что программа реструктуризации, которая реализовывалась более 10 лет, не дала результатов.
В этом году произошло серьезное сокращение ввода в эксплуатацию животноводческих помещений.
Что касается кредитования, то здесь не все благополучно.
«Цифры начинают пугать. На 1 января 2015 года выдано кредитов, по данным ЦБ, на 77 млрд меньше, чем на тот же период прошлого года. Задолженность немного снизилась, но чисто виртуально, потому что стали меньше выдавать кредитов. А вот просроченная задолженность выросла на 40 млрд. У нас впервые растет просроченная задолженность по кредитам, выданным в валюте. Это серьезнейший сигнал», – утверждает Корбут.
Но стоит готовиться и к новым вызовам, считает эксперт. Внешнеэкономическая и внешнеполитическая конъюнктура крайне неблагоприятная. Нефть падает, а топливные ресурсы для страны слишком значимы.
Кроме того, сегодня в государстве достаточно напряженный бюджет, хотя и сбалансированный. Но 31 марта он будет пересматриваться.
Действующие западные санкции привели к тому, что у страны нет возможности перекредитоваться. Одной из причин скачка курса доллара было то, что компании и банки возвращали кредиты и были вынуждены покупать валюту. А это показывает, что бизнес крупных компаний и финансовый рынок России не развит и не учитывает рисков. В этом году придется возвращать еще 150 млрд долларов. Из них 85 млрд – это деньги Газпрома и Роснефти, аффелированных с государством структур, владеющих четвертью всех сырьевых запасов страны.
Ставка рефинансирования ЦБ РФ также не радует эксперта: «Год назад, когда она упала до 5,5 %, у меня был моральный подъем – всё, деньги пошли! Но за год она выросла на 11,5 %».
Что касается курса рубля, то для аграрной отрасли его падение, уверен Александр Корбут, скорее благо, чем зло. Курс является защитной мерой, действующей более эффективно, чем антисанкции, которые, тем не менее, необходимо сохранить, потому что они подействовали вполне положительно.
Продолжается рост цен на ресурсы. Усиливается технологическая зависимость, которая является самой серьезной проблемой для сельского хозяйства.
«К сожалению, наша наука не дала адекватный ответ. Прорывных технологий мы от нее не получили, поэтому мы вынуждены использовать импортные технологии, а это существенные рис­ки», – считает Александр Корбут.
Административное регулирование торговли и давление на ценовую политику не приведут к желаемому результату, уверен эксперт. Когда давят на сети, они, в конечном итоге, давят на производителя. Любая заморозка цен – это сжатая пружина, которая, в конце концов, разожмется, и цены вырастут в разы.
«Кризис стучится в каждую дверь. Нужно понимать, что закончился цикл суперцен на энергоносители, и их падение продолжится надолго. Кризисные явления будут продолжаться не один год. К этому нужно готовиться. С точки зрения наших аграрных проб­лем, присутствует очень существует риск – это сокращение реальных доходов населения. В этом году ожидается сокращение заработных плат на 10 %. А реальные доходы населения впервые с 1999 года упали на 6,3 %. Люди начинают больше тратить на продукты, но вероятны существенные изменения в структуре потребления. Уже происходит сокращение пот­ребления мяса, и это будет продолжаться. Надо признать, что Правительство РФ пытается предпринимать определенные меры. Бюджетная поддержка сельского хозяйства сокращаться не будет. Государство, наконец, увидело системообразующую роль отрасли и готово оказывать помощь», – заключил Александр Корбут.
«Кризис – это время проблем и время возможностей»

Кризис – это время проблем и время возможностей, считает лидер ВПП «Партия Дела», президент ЗАО «Новое Содружество» Константин Бабкин. Он уверен, что у Правительства РФ нет цельного плана по выведению страны из кризиса. Но, тем не менее, Бабкин надеется, что этот год будет неплохим для аграрной отрасли, потому что существуют и позитивные факторы. Например, ослабление рубля даст положительный эффект для развития отечественного производства. Но, с другой стороны, эмбарго на экспорт зерна, подорожавшие недоступные кредиты – это негативные факторы. Поэтому производители должны быть готовы к любому развитию ситуации.
Он отметил, что в России есть огромный потенциал и все возможности для длительного устойчивого развития. Много земли, которую нужно вовлекать в сельскохозяйственный оборот; огромный рынок, который не заполнен собственным продовольствием. В стране есть люди, которые хотят работать, есть технологии. Но этот потенциал совершенно не реализуется.
Россия способна производить не сто миллионов тонн зерна, а триста миллионов тонн. Опираясь на большое производство зерна, есть возможность производить неограниченное количество мяса, другой продукции животноводства. Главная возможность современного кризиса, уверен Константин Бабкин, состоит в том, что появилась вероятность пересмотреть экономическую политику, отказаться от фрагментарного мышления.
«Взять эмбарго на экспорт зерна. Зачем оно было введено? Приводятся два мотива. Первый – это защита необеспеченных слоев населения от подорожания хлеба. Второй – это забота о животноводах, для которых стоимость зерна является важной составляющей себестоимости продукции. И эта мера должна их поддержать. Мы бросаемся решать эти локальные проблемы, но если посмотреть глубже, то мы увидим, что из килограмма зерна производится полтора килограмма хлеба. Если взять цену зерна в 10 рублей за кг, то получается, что себестоимость 0,5 кг хлеба составляет 7 рублей. При этом полукилограммовая буханка продается за 22 рубля. На самом деле, из этих 22 рублей до крестьянина доходит 7 %. Это очень незначительная часть. И под предлогом борьбы с подорожанием хлеба наносится удар по самому незащищенному участнику его производства, по нашим крестьянам. При этом львиную долю стоимости этой буханки составляют кредиты, налоги, коррупционная составляющая, услуги посредников и банкиров, что-то достается переработчикам. Но этих ребят трогать нельзя, а вот крестьян нужно наказать. При этом крестьян у нас в России 40 млн человек! И нанося удар по их интересам, мы увеличиваем количество безработных, бедных. На самом деле, прикрываясь борьбой с бедностью, мы ее увеличиваем и загоняем нашу страну в более глубокий кризис», – сказал Константин Бабкин.
Наверное, считает Бабкин, в лоббировании эмбарго участвовали птицеводы и свиноводы. Стоимость зерна – важная составляющая в производстве мяса, но чтобы иметь устойчивое производство мяса, нужно иметь устойчивую сырьевую базу. То есть Россия должна производить больше зерна, нужно стимулировать огромные инвестиции в его производство. Большое и устойчивое зерновое производство должно служить базой для других отраслей сельского хозяйства. Таким образом, нужно не ограничивать экспорт зерна, а стимулировать вложение инвестиций по приобретению сельхозтехники, проведение мелиоративных работ, внесение удобрений.
«Поэтому решая какие-то сиюминутные локальные проб­лемы, мы наносим удар по нашему потенциалу на много лет вперед. Здесь же можно привести пример вступления в ВТО, в лоббировании которого участвовали производители удобрений. При этом одним из мотивов было то, что России запретят вводить пошлины на экспорт удобрений и она получит некоторые незначительные послабления на внешних рынках. При вступлении в ВТО мы пожертвовали многими интересами наших аграриев. Ограничили размер субсидий, запретили возможность поддерживать экспорт нашего продовольствия, в отличие от других стран. То есть ради интересов производителей удобрений мы пожертвовали интересами нашего сельского хозяйства. Но для того, чтобы производители удобрений чувствовали себя уверенно, им нужна сильная Россия, сильное сельское хозяйство, эффективный и устойчивый внутренний рынок. Тогда они могли бы делать инвестиции в свое производство и чувствовать себя более уверенно, чем сегодня, и не сталкиваться с кризисными явлениями», – сказал Константин Бабкин.
Он сообщил, что сегодня лоббируется отмена продуктового эмбарго, в котором принимают участие торговые сети. И ради них чиновники готовы нанести ущерб сельхозтоваропроизводителям.
«Чиновники, лоббисты, другие участники рынка стараются тянуть одеяло на себя. Из-за этого растаскивается общий пирог, а наша экономика не является единым механизмом. Потенциал сегодняшнего кризиса в изменении экономической политики. Мы хотим видеть нашу страну единым организмом. И должны поддерживать нашего производителя. Не задирать процентные ставки, а снижать их. Не поднимать налоги, а снижать их. Не запрещать экспорт, а поддерживать. И, если какая-то отрасль еще жива в этих нечеловеческих условиях, значит, при нормальной политике она имеет огромнейший потенциал, конкурентоспособность и даже возможность стать мировым игроком. Я надеюсь, что этот кризис послужит уроком и приведет к оздоровлению экономики нашей страны», – заявил Константин Бабкин.
«В этом году сельхозтоваро­производитель обречен на жестОкое поражение»

Выступление генерального директора АО «Щелково Агрохим» Салиса Каракотова было достаточно категоричным. Он отметил, что согласен с высказыванием бывшего министра финансов России Алексея Кудрина, который назвал антикризисную программу Правительства РФ «похоронным маршем» для экономики.
«Если посмотреть на ее содержание, то складывается впечатление, что ее авторы не знают простых арифметических действий. Все посчитать достаточно просто. Наши сельхозугодия составляют 70 млн га. На каждый гектар мы, в общем, должны тратить 15 тысяч рублей. Умножая эти цифры, получается, что на сезонные работы нужен 1 трлн рублей. Но этого триллиона нет, есть 500 млрд рублей кредитных средств. Но поскольку сельхозпредприятия на 70 % закредитованы, им нужно хотя бы 800 млрд рублей кредитных денег. Если дают 2 триллиона рублей на поддержку банков, у них 800 млрд для сельского хозяйства найдется. Сколько селяне выплатят процентов? Они выплатят по 25 % от 800 млрд, получается 200 млрд рублей. Но если дали 2 трлн банкам, дайте средства, чтобы субсидировать кредитную ставку, а не эти минимальные деньги. Поэтому сельхозтоваропроизводителям необходимо дать кредиты в размере 500 млрд рублей и прокредитовать еще на 200 млрд рублей. Тогда они будут обеспечены государственной защитой. Сейчас вместо 200 млрд дают 20 млрд рублей – это ничто. Поэтому сельхозтоваропроизводитель в этом году обречен на жестокое поражение. Он не купит вовремя запчасти, СЗР, пропустив, таким образом, ряд технологических операций. Мы уже видим, что идет сокращение закупок минеральных удобрений на 100 тыс тонн. Поэтому будет реальное снижение сельскохозяйственного производства. Кроме того, сегодня нужно спасать озимые, на это тоже нужны средства, которых нет. С точки зрения выживания отрасли ситуация сложилась очень тяжелая», – сказал Салис Каракотов.
«Введение пошлин и запрета на экспорт зерна никак не повлияло на его вывоз за пределы России»

Исполнительный директор Масложирового союза России Юрий Морозов отметил, что, с точки зрения инструментария, предложенного Госпрограммой, то он не способен преодолеть негативные явления, которые пришли в нашу жизнь буквально за последний год. Более того несмотря, на антикризисный план, принятый Правительством, ничего не изменилось ни в аграрной политике, ни в подходах к аграрному сектору. А пос­ледние меры, принятые Правительством, показывают, что нет и осознания последствий принимаемых решений. Введение пошлин на экспорт зерна никак не повлияло на его вывоз за пределы России.
«Мы в январе осуществили абсолютный рекорд по вывозу зерна, экспортировав 2 млн 300 тыс тонн. Никогда столько не вывозилось. Причем все это происходило, когда Россельхознадзору была дана команда не выдавать санитарные сертификаты, а РЖД – не грузить зерно в вагоны», – сообщил Юрий Морозов.
«Мы ежегодно переплачивали иностранным компаниям за семена»

Директор ГНУ ВНИИМК им. В. С. Пустовойта Россельхозакадемии, академик РАН Вячеслав Лукомец выступил с докладом, где оценил возможности и резервы производства подсолнечника, с точки зрения использования семян отечественной и зарубежной селекции. Он уверен, что в условиях сегодняшнего дня каждому сельхозтоваропроизводителю необходимо вести скрупулезный анализ своей деятельности: смотреть, какие есть резервы для достижения роста продуктивности. Но при этом необходимо думать и об издержках, которые нужно контролировать. Именно здесь большие резервы.
«Рассмотрим этот вопрос на примере подсолнечника. Если говорить в целом о масличных культурах, то отечественная селекция создала достаточно много сортов и гибридов всех масличных культур для всех регионов возделывания в России. И то, что в последние годы наблюдается резкий всплеск регистраций иностранных сортов и гибридов на территории нашей страны, что особенно касается подсолнечника, не сильно влияет на распространенность того или иного сорта или гибрида по территории. Как правило, из сотни иностранных гибридов возделывается 5–10, все остальное – это наполнители, которые дополняют реестр», – сообщил Вячеслав Лукомец.
Он отметил, что если говорить о продуктивности подсолнечного поля РФ, то с 90-х годов сущес­твенных изменений его продуктивности не произошло. Единственный факт в том, что резко, более чем в 2 раза, выросли посевные площади. При этом урожайность остается на прежнем уровне.
«Обращу ваше внимание на то, что в 1990 году все посевные площади в РФ засевались отечес­твенными сортами. В настоящее время свыше 50 % площадей заняты иностранными гибридами, но урожайность остается на прежнем уровне. Таким образом, мы можем констатировать факт, что от внедрения в России иностранных гибридов и сортов роста продуктивности не отмечается. Наши коллеги из западных компаний говорят, что подсолнечник идет в новые регионы, занимает площади, где раньше его не возделывали. Даже там, где нарушается севооборот, за счет наших гибридов получается стабилизировать урожайность. Но пример Краснодарского края говорит, что даже в таких благополучных регионах, где 80 % посевных площадей заняты иностранными гибридами, урожайность все равно остается на доперестроечном уровне. То есть и здесь мы не видим роста продуктивности за счет внедрения гибридов иностранной селекции», – подчеркнул Лукомец.
Он сообщил, что и в целом по России производство подсолнечника в большинстве регионов показывает урожайность ниже средних показателей, на уровне 12 ц/га. А в большинстве регионов и ниже. При этом стоимость российских и иностранных семян существенно отличается. Разница доходит в среднем до 3 тысяч рублей на один гектар. Это очень большие затраты на единицу площади с учетом средней невысокой продуктивности подсолнечника в РФ.
«Прикидочные расчеты говорят о том, что мы ежегодно переплачивали иностранным компаниям за семена порядка 8 млрд рублей только по подсолнечнику. То есть у нас есть существенные резервы», – уверен академик.
«Что нельзя с нефтью, то можно с пшеницей»

Генеральный директор ООО «ПроЗерно» Владимир Петриченко сообщил, что сегодня ситуация на рынке зерна стремительно меняется. Зерновой баланс приходится пересчитывать чуть ли не раз в неделю. Но то, что происходит на зерновом рынке, можно назвать абсурдом.
«Мы собрали почти 105 млн тонн зерна, рекордный урожай. Это не было чем-то невероятным, это было ожидаемое событие. Тем не менее, были приняты такие непопулярные меры, как введение экспортных пошлин, ограничение экспорта, метания с интервенционными закупками. Это непонятно. Рекордный урожай и пошлины – бред! Но государство продолжает устраивать комфортную жизнь нефтяникам, снижая экспортную пошлину на нефть. Сейчас она составляет всего 106 долларов, чего давно не было. И как результат, хорошие экспортные показатели – экспорт нефти вырос на 7 %. Что нельзя с нефтью, то можно с пшеницей», – заявил В. Петриченко.
Конференция завершилась. Конечно, осталось несколько тревожное чувство, что нас ждет в этот нелегкий год. Сегодня время диктует новые вызовы, требующие напряженной сов­местной работы и оперативного реагирования на изменение ситуации. И все более важным становится активное и конструктивное взаимодействие всех представителей аграрной отрасли, что, возможно, поможет справиться с проблемами и найти оптимальные решения стратегически важных для всех нас задач.

Елена Осипенко