Накормить страну, не оставшись голодными

864

Какие проблемы наиболее актуальны сегодня для сельхозпроизводителей Ставрополья? В чём недоработки уже действующих программ государственной поддержки аграриев, и почему наш крестьянин с завистью смотрит на зарубежных коллег? Ответы на самые значимые вопросы попытались отыскать на главной дискуссионной площадке — экономической конференции, состоявшейся в Министерстве сельского хозяйства края.

Не быть сырьевым придатком

Заявленная тема мероприятия — итоги работы агропромышленного комплекса Ставрополья в 2013 году и задачи на 2014 год. В отличие от прошлогодней конференции, которая прошла без участия первого лица края, на этот раз в президиуме собрался весь политический бомонд: врио губернатора Ставрополья Владимир Владимирович Владимиров, председатель краевой Думы Юрий Васильевич Белый, первый вице-премьер Николай Тимофеевич Великдань, министр сельского хозяйства края Александр Васильевич Мартычев, председатель комитета ГД СК по аграрным вопросам, продовольствию, земельным отношениям и землеустройству Иван Андреевич Богачев, ректор СтГАУ Владимир Иванович Трухачев.

Акцент на внимании к конференции со стороны руководства Ставрополья сделан нами не случайно. Последние несколько лет складывалось стойкое ощущение, что аграрный сектор экономики с легкой руки высоких лиц выкинут на задворки. В среде сельхозпроизводителей не раз приходилось слышать о том, что проблемы крестьян властям неинтересны. Об этом же свидетельствовал и расклад ключевых постов. В результате часть общественности стала забывать о том, что Ставрополье, в первую очередь, — это крупный аграрный регион, и что именно в сельской местности трудится подавляющее большинство его жителей. Нынешняя расстановка сил свидетельствует, по крайней мере, о правильном понимании со стороны главы края истинного положения дел.

Зал министерства, где проводилась конференция, был заполонен до отказа. Участниками мероприятия стали главы администраций муниципальных районов края, начальники районных управлений и отделов сельского хозяйства, руководители и специалисты сельскохозяйственных организаций, крестьянских (фермерских) хозяйств, научных и образовательных учреждений, представители средств массовой информации.

Первым на конференции выступил Владимир Владимирович Владимиров:

— Ставрополье — это стратегический сельскохозяйственный донор страны, и в нынешней ситуации, которая складывается в мире, именно сельхозпродукция приобретает особо важное значение, подчеркнул врио губернатора. — Ситуация в Украине, экономические санкции, которыми грозит России запад, — эти обстоятельства смещают акценты не только в экономике, но и продовольственной политике нашего государства. Намечающийся валютный кризис, рост доллара и евро неминуемо отразится на росте цен на импортную продукцию. На западе говорят о готовности принять меры, направленные на экономическую изоляцию России. На этом фоне понятие продовольственной безопасности приобретает совсем другой смысл и другую ценность.

Сегодня социальное значение аграрного сектора выходит далеко за рамки сельской местности. Если наш потребитель не сможет вместо дорожающего импортного продовольствия покупать отечественное, это сразу прочувствует вся Россия. Наша с вами задача, чтобы жители страны никогда не оказались в подобной ситуации. Отечественному производителю предстоит доказать конкурентоспособность и самодостаточность. Мы должны сделать так, чтобы Ставрополье смогло не только сохранить позиции производителя, но и стало крупнейшем экспортером сельскохозяйственной продукции.

Однако сельскому хозяйству края, по мнению руководителя региона, нужна не только модернизация, но и трезвая оценка происходящего. Необходимо оптимальное сочетание растениеводства и животноводства. Высокопродуктивное животноводство дает гораздо больше, чем чистую прибыль. Денежные поступления более равномерны и не имеют такой резко выраженной сезонности. Кроме того, нельзя забывать о модернизации технологических процессов в животноводстве. Более половины молока в крае производится сегодня на мелкотоварных фермах, оснащенных устаревшим оборудованием. Модернизация молочного животноводства потребует значительного вложения средств и федеральных субсидий.

Другой важный аспект — реализация продукции. Ставрополью нужно не производство ради производства, налаженная система сбыта, в первую очередь, на своей территории, а также развитая перерабатывающая структура. Это фактор, обеспечивающий продовольственную безопасность края.

— Приоритет такой: торговать нужно не сырьем, а продуктами, — подчеркнул Владимир Владимирович. — Ставрополье должно стать не сырьевым регионом, а регионом с высокой добавленной стоимостью, с большим количеством рабочих мест, с надежным плановым, а не сезонным налоговым поступлением.

Пока же, как свидетельствует статистика, в крае перерабатывается менее половины производимой в нем сельхозпродукции. Этот показатель необходимо поднять как минимум до 70 процентов.

Третье, на чем акцентировал внимание врио губернатора — необходимость привлечения инвестиций и внедрения инновационных технологий. Среди приоритетных векторов — овощеводство защищенного грунта, виноградарство, интенсивное садоводство, развитие мелиорации.

— Предпосылки для этого созданы, — отметил Владимиров. — Не так давно мы внесли поправки в бюджет края и дополнительно привлекли более двух миллиардов рублей на развитие сельского хозяйства и укрепление социальной сферы сельских территорий.

В шесть раз увеличен объем финансирования мелиорации. Выделенные средства позволят охватить орошением 16 тысяч гектаров. Капля в море? Вне всякого сомнения. Особенно с учетом уничтоженных 300 тысяч орошаемых площадей. Но нельзя забывать, что за последние 20 лет такой шаг делается впервые.

— Нужно сделать все для того, чтобы не было стыдно передать землю в наследство потомкам, — сказал врио губернатора. — И мы не дадим разугоживать землю. Не имеем права.

Дальнейшие приоритеты развития агропромышленного комплекса Ставрополья — модернизация, расширение производств, замещение импорта качественной продукцией.

В рамках конференции Владимир Владимиров вручил награды ряду заслуженных тружеников краевого АПК. Медалью «Герой труда Ставропольского края» награжден генеральный директор сельскохозяйственного предприятия «Свободный труд» Новоселицкого района Николай Шурупов. Первому заместителю председателя правительства края Николаю Великданю вручена золотая медаль Минсельхоза РФ «За вклад в развитие агропромышленного комплекса России».

 Денег не хватит

Председатель Думы СК Юрий Васильевич Белый в своем выступлении сразу обозначил одну из самых больных тем ставропольских аграриев:

— Наша сельхозпродукция реализуется гораздо ниже мировых цен, — сказал он. — Но при этом горючесмазочные материалы и технику сельхозпроизводители вынуждены приобретать по высоким мировым расценкам.

Впрочем, есть надежда на положительные подвижки, касаемые цен на ГСМ.

— Дума обратилась в правительство РФ и руководство ГД РФ с просьбой заморозить цены на горюче-смазочные материалы, — сообщил Юрий Васильевич. — Эту инициативу поддержали 23 субъекта федерации. Мы рассчитываем на то, что нас услышат и помогут, дав соответствующие преференции. Если Россия хочет получать дешевое продовольствие, то и материальные ресурсы не должны быть высокими.

Председатель Думы заверил, что аграрный комитет, будучи одним из самых крупных в законодательном собрании, отстаивает интересы селян с должной настойчивостью. Однако прогноз достаточно неутешителен: денег на АПК не хватало и раньше, и не будет хватать еще долго. Проблема обостряется еще тем, что заработная плата в аграрном сектора — одна из самых низких среди других отраслей экономики. Спикер парламента рассказал о своем видении перемен, которые будут способствовать развитию АПК:

— Первое: нужно сделать выводы по переработке сельхозпродукции. На одном сырье далеко не уедешь. Второе — надо учиться торговать. Только шесть процентов зерна сами реализуют сельхозпроизводители, весь остальной поток идет через посредников. Только на этом мы потеряли четыре миллиарда рублей.

Третья болевая точка — высокая закредитованность хозяйств. Поэтому Дума ставит вопрос о пролонгации кредитов.

Самый сложный вопрос, по мнению председателя Думы, — земельные отношения. В шести районах края не закончено межевание земель.

— До тех пор, пока все земельные участки не будут поставлены на кадастровый учет, не будут заключены договоры аренды, у нас все время будут проблемы, — подчеркнул он. — Это тот неблагоприятный фактор, который обостряет социальную напряженность в обществе.

Спикер парламента убежден, что пора прекратить споры, кто важнее: инвестор, фермер или сельхозкооператив. Надо поддерживать тех, кто эффективно работает. Не приемлет Юрий Васильевич и разговоров о том, что колхозы изжили себя:

— У нас колхозы дают почти 90 процентов продукции. Думаю, это лучший показатель их эффективности.

В заключение председатель Думы обратил внимание министерства на необходимость должного исполнения существующего закона о повышении плодородия земель.

 Прибыток и убыток

С основным докладом конференции выступил министр сельского хозяйства Александр Мартычев:

— Отчетный год стал первым годом реализации мероприятий новых федеральной и краевой госпрограмм по развитию сельского хозяйства. Здесь считаю, вполне успешно сработали механизмы целевых программных документов, которые мы подготовили в соответствии с требованиями Минсельхоза России.

Это позволило одному рублю краевого бюджета, вложенному в отрасль, привлечь 4,5 рубля бюджета федерации. Общее финансовое обеспечение семи целевых программ и 36 отдельных направлений господдержки сельхозпроизводства сложилось на уровне более шести миллиардов рублей с 13-ти процентным ростом к 2012 году.

Доклад министра полностью опубликован на сайте Министерства сельского хозяйства СК, поэтому мы решили не останавливаться на нем, а отметить те моменты, которые, по мнению редакции, являются наиболее показательными.

— Мы не можем работать на убывающем плодородии, — подчеркнул Александр Мартычев.

Выход видится в разработке целевых программ на уровне муниципалитетов, создании системы ведомственного учета, разработке методических рекомендации по применению почвосберегающих технологий с уменьшением доли паров в структуре севооборотов.

В ряде территорий края сохраняется напряжение в сфере земельных отношений. Другая проблема — кадровый голод. Основные востребованные профессии, в том числе с учетом в рамках реализации инвестиционных проектов до 2020 года: специалисты отраслевики, менеджеры высшей категории, механизаторы.

Ученические производственные бригады – одна из визитных карточек Ставрополья. Опыт Григорополисской средней школы, где дети в 1954 году создали трудовое объединение в помощь родному колхозу «Россия», успешно распространился в нашем крае и за его пределами. Реальное участие подрастающего поколения обеспечивает будущее села.

— Вектор развития краевого аграрного комплекса на среднесрочную перспективу мы выстраиваем исходя из базовых конкурентных преимуществ и сохранения позиций Ставрополья как одного из крупнейших в России зернопроизводящих и животноводческих регионов, — подытожил руководитель ведомства.

 Кнутом и пряником

Выступление директора ФГБУ «Государственный Центр агрохимической работы «Ставропольский» Анатолия Ивановича Подколзина было посвящено вопросам сохранения плодородия земель. Первое, на что обратил внимание руководитель, это необходимость усиления роли государственных и муниципальных властей. Второе — важность повышения ответственности землепользователей и землевладельцев за нерациональное использование земель, снижение их плодородия.

— В условиях рыночной экономики земля — это ценный и многоцелевой ресурс, — подчеркнул Анатолий Иванович. — Принципы рыночной экономики во всем мире являются основополагающими. Несмотря на это сохранение плодородия земель сельхозназначения и обеспечение продуктами питания считаются настолько важными, что вмешательство государства в целях стимулирования и поддержки сельхозпроизводства и обеспечение доступных цен широко используется и допускается международными отношениями.

Эти вопросы являются приоритетными, а потому их нельзя оставлять на произвол сил свободного рынка. В чьей бы собственности не находились земли сельхозназначения — это национальное достояние, и роль государства в управлении земельными ресурсами будет усиливаться.

Обязанности по сохранению плодородия почвы возложены на землевладельцев и землепользователей. Ответственность за ненадлежащее исполнение достаточно серьезная, вплоть до изъятия земель при снижении плодородия или неиспользования сельхозугодий.

В 2011 году правительство определило следующие критерии определения неблагоприятного состояния почвы:

— снижение содержания органического вещества на 15 и более процентов;

— снижение кислотности почв более чем на 10 процентов;

— снижение содержания фосфора и калия на 25 процентов и выше;

— повышение щелочности на 10 процентов.

А в 2012 году определены признаки неиспользования земельных участков по основным видам угодий, что позволяет в судебном порядке принудительно изъять земельный участок, если он не используется три и более лет подряд.

Ситуация в крае, действительно, сложилась сложная. По оценке специалистов, ежегодно увеличивается водная и ветровая эрозия, каменистость почвы, растет уровень химического загрязнения; нередко земли сельхозназначения превращаются в свалки бытовых отходов.

— Самое слабое звено в обеспечении плодородия — мониторинг сельхозугодий, — отметил Подколзин. — В большинстве районов не проводится соответствующих исследований, хотя, в соответствии с законом, это положено делать каждые пять лет.

В плачевном состоянии большинство лесополос края. Но их обновление, убежден докладчик должно, стать задачей государства, а не сельхозпроизводителей, поскольку для аграриев это неподъемная ноша.

Кадастровая оценка и земельный контроль также влияют на эффективность использования земель. И порядок их проведения нужно менять.

— Целесообразно внести предложение в правительство РФ о передаче функций кадастровой оценки земель из минэкономразвития в Министерство сельского хозяйства, где эту работу смогут выполнять государственные бюджетные учреждения, имеющие высококвалифицированных специалистов, — продолжил руководитель Центра.

При этом государственный земельный контроль нужно передать из Россельхознадзора на уровень регионов.

Кнут и пряник — действенные «инструменты» в борьбе за сохранение плодородия земель. Кнут — повышение материальной ответственности землепользователей. Иначе говоря, — значительные штрафы, как это принято в других регионах страны. Пряник — дифференцированная поддержка за счет бюджетных средств, которую будут получать те сельхозпроизводители, которые работают на повышение плодородия.

Что посеешь, то и пожнёшь

Темой доклада Григория Федоровича Донцова, генерального директора ОПХ «Луч» Новоселицкого района, стало семеноводство как один из путей повышения экономической эффективности растениеводства.

— ОПХ «Луч» находится во второй почвенно-климатической зоне, основное направление — производственное размножение семян высших репродукций, прежде всего зерновых, — обозначил сферу деятельности предприятия руководитель. — Мы строим свою работу на сотрудничестве семеноводов и селекционеров. Наше хозяйство – базовое для четырех селекционных центров: Краснодарского, Зерноградского, Одесского и Ставропольского.

Ученые обеспечивают научное сопровождение и наблюдение семенных посевов, проводят их апробацию. Сохранить сорт в чистоте далеко непросто, подчеркнул Григорий Федорович.

— У нас в прошлом году было 34 сорта в производстве озимой пшеницы, — сообщил он. — Работать с таким многообразием сложно. Однако это вынужденная мера. Причина — система семеноводства в стране до конца не выстроена. Мы не знаем, каков будет спрос, какие сорта будут востребованы. И хотя мы понимаем, что не все они будут коммерческими, мы стремимся к тому, чтобы у нас, как в магазине, был большой выбор.

По уверению Донцова, в ОПХ «Луч» всегда в наличие есть сорта, способные удовлетворить спрос аграриев из любого района Ставрополья. Все они высокопродуктивные. К тому же селекционеры сегодня идут по пути создания универсальных сортов.

— Правильность подбора — это залог эффективного растениеводства, — подчеркнул Григорий Федорович. — Есть соответствующие опыты, которые доказывают, что каждая последующая репродукция пшеницы снижает урожайность на два центнера. Сложившиеся тенденции в агропроизводстве свидетельствуют о том, что в скором времени хозяйства не будут сеять зерно ниже второй репродукции. С учетом правильно подобранных сортов можно увеличить урожайность на 10-15 процентов.

В конце выступления Донцов пригласил аграриев на тематические семинары, которые пройдут на базе хозяйства в конце мая — начале июня.

 Куда плывёт яблочный пирог

Директор «Интер-инвест» Александр Борисович Бурлак рассказал о ситуации в садоводстве и накопленном хозяйством опыте.

— Семь лет назад мы стартовали, фактически, с нуля, — сообщил руководитель. — А сегодня «Интер-инвест» — это 30 процентов всего урожая края и более 1000 га садов. Это крупнейшее садоводческое предприятие в СКФО. Это единственный в крае современный холодильник для хранения, единственная товарная обработка плодов; сортировка, позволяющая оценить массу плодов плюс-минус один грамм и сантиметр, цветовую насыщенность в десять тысяч градаций цвета.

Это 200 человек постоянно и около двухсот сезонно работающих жителей края.

Состояние садоводческой отрасли в крае, по сравнению с советскими временами, удручающее. Производство, которое оценивалось в 150-170 тысяч тонн плодов ежегодно, сегодня упало до 25 тысяч тонн, то есть в пять-семь раз. Что может дать для Ставрополья развитие отрасли?

— Наши расчеты строятся на статистических данных, — отметил Александр Борисович. — Среднегодовое потребление яблок в стране составляет 53-54 килограмма на душу населения. На Ставрополье живут 2,7 миллиона человек. Таким образом, ежегодно край потребляет 146 тысяч тонн яблок. Даже если предположить, что треть — это выращенное на личных подворьях, остаются сто тысяч тонн, которые реализуются через торговые точки.

С учетом того, что край производит 25 тысяч тонн, то оставшиеся 75 — это завезенный товар. Если оценивать в деньгах, то при средней оптовой цене в 30 рублей, это 2,2 миллиарда рублей в год. Фактически, деньги, которые могли пойти в бюджет, уходят на поддержание соседних регионов и в зарубежные страны.

— Рассмотрим вопрос более глобально, — продолжил Бурлак. — Российский рынок плодов оценивается в более 10 миллиардов долларов, что, приблизительно, соответствует 400 миллиардов рублей. Это пирог, который проплывает мимо нас. В борьбе за рынок мы уже проигрываем более успешным соседним регионам — Краснодарскому краю, Кабардино-Балкарии, Волгограду и даже Астрахани, где уже сажают плодовые деревья. Хотелось бы понять, почему мы при таких уникальных природных условиях не развиваем садоводство должным образом? Упираемся в зерновые, где сложился очень плотный по конкурентности рынок, а пропускаем мимо себя высокомаржинальный рынок производства плодовой продукции, который, к тому же, позволяет занимать большую часть населения.

Данные Краснодарского края, действительно, выглядят впечатляющими. В прошлом году на Кубани вырастили 280 тысяч тонн плодов. В отрасли занято около восьми тысяч человек постоянно и около десяти тысяч сезонно. Что бы это могло дать краю с точки зрения муниципальных бюджетов замещения ввозимой продукции за счет собственного производства? По данным, приведенным руководителем «Интер-инвест», это около 250 миллионов рублей ежегодно.

— Надо власти самой определяться, нужна ли нам такая подпитка или нет, — сделал вывод Александр Борисович.

— Нужна, — тут же отреагировал министр сельского хозяйства. — А чем вы сами можете помочь?

— Мы готовы «взять на буксир» технологиями, людьми, посадочным материалом, всем, что необходимо, делиться знаниями и опытом. Все, кто желает, и условия позволяют, милости просим, мы готовы помогать «всем и вся». Мы работаем на таком низкоконкурентном рынке, что на ближайшее время здесь хватит места всем. Судите сами: страна, производя в год порядка 400 тысяч тонн плодов, завозит только яблок и груш 1 600 тысяч тонн на сумму в миллиард долларов.

— Давайте иметь ввиду предложение «Интер-инвест», — призвал участников конференции Александр Васильевич Мартычев. — Огромный вал денег реально проплывает мимо нас. Нужно рассматривать это предприятие как одну из подрядных организаций, которая приходит на участок и сдает работу «под ключ».

Руководитель садоводческого хозяйства заострил внимание руководства края еще на одной проблеме. В России крайне мал список химических препаратов, разрешенных к использованию в садоводстве. Это могло бы радовать потребителя, если б не одно «но». Продукция, которую нам привозят из-за рубежа, выращена с помощью огромного химического «арсенала», наш же производитель из-за существующих ограничений проигрывает по урожайности и, следовательно, по конкурентоспособности.

— А по косточковой группе, если хочешь получить хороший урожай, вообще уголовщина получается, — с возмущением заметил Бурлак. — В списке разрешенных — один или два препарата.

— Обращайтесь в Россельхознадзор, — порекомендовал глава аграрного ведомства края.

 Мы — не слабаки

Шквалом аплодисментов неоднократно прерывалось выступление на конференции Президента Союза машиностроителей Ставропольского края, генерального директора РТП «Петровское» Анатолия Удовиченко. Даже выход из регламента был одобрительно встречен присутствующими в зале. Что и говорить, докладчик с присутствующим ему юмором вскрыл болезненные язвы агропромышленного комплекса, хотя заявленной темой выступления была «всего лишь» модернизация АПК.

— Мы уже десять лет говорим о модернизации, но я до сих пор не понял, как можно что-либо модернизировать, не имея денег, — вступительное заявление Анатолия Дмитриевича тут же вызвало рукоплескания в зале. — Нам говорят о том, что модернизация должна спасти страну, вывести из кризиса и привести к новым историческим рубежам. Динамичное развитие машиностроения невозможно без внедрения инновационных технологий. Модернизация обеспечивает комплексное и высокоэффективное обновление производства. Это емкое понятие включает в себя в том числе глубокие преобразования в технике, технологии производства, организации труда и управления. Мы же модернизацию проводим просто: если что-то выходит из строя, значит думай, что купить и как заменить.

Что из себя представляет Союз машиностроителей Ставрополья? Это остатки былой роскоши. Когда-то в крае было 16 ремонтных заводов, 27 РТП. В итоге осталось девять предприятий. Остальные либо умерли, либо перепрофилировались на выпуск другой продукции. Выстояли те предприятия, которые благодаря руководителям сумели выжить в 90-х годах. И на сегодняшний день ставропольские машиностроители выпускают более ста наименований почвообрабатывающей техники.

— На протяжении трех лет мы «на гора» выдаем продукции на 600 миллионов, — сообщил Удовиченко. — На сто миллионов запчастей, на столько же ремонтных работ и на 400 — техники. Практически все российские заводы, которые выпускали сельхозмашины, канули в небытие. Я никогда не думал, что наше РТП можно будет назвать заводом. Но в силу почти полного отсутствия производства сельхозтехники в стране (исключение — Ростовская и Белгородская область), нас теперь таковыми считают.

Более того, даже вступление в ВТО, подкосившее многие предприятия страны, реализация ставропольских машиностроителей выросла на 105 процентов, а выпуск продукции составил 98 процентов. При этом данные по России следующие: выпуск продукции упал на 20 процентов, реализация — на 19.

— Не такие уж мы слабаки, — сделал вывод президент Союза, сообщив, что производительность труда на ставропольских предприятиях машиностроительной отрасли выросла на 112 процентов.

Головная боль руководителей — нехватка кадров. Впрочем, похоже, это глобальная проблема всех производственных отраслей.

— В стране все создано все для того, чтобы работать было некому, — это заявление Анатолия Дмитриевича также вызвало одобрительный шум в зале конференции. — Вроде бы в сельском хозяйстве развал, число безработных растет, а людей не прибавляется.

 Выжить вопреки

Рентабельность на ставропольских предприятиях машиностроения — восемь-десять процентов. Казалось бы, цифры удручающие, однако связано это с особенностью производства. Более того, в советские времена планово низкая рентабельность производства составляла 7,7 процентов. При этом строительство новых производственных мощностей, закупка нового оборудования финансировалась государством. Теперь же, как говорится, спасение утопающих — дело самих утопающих.

— Мне с такой рентабельностью нужно выкручиваться, чтобы модернизацию своего предприятия провести, а с меня требуют, чтобы я обеспечил модернизацию аграрного комплекса Ставрополья, — возмутился руководитель РТП. — Вот когда смогу свое производство до ума довести, тогда и край доведу до того, что нужно.

Подкрепленные цифрами аргументы бьют, что называется, наповал. Прибыль девяти ставропольских предприятий за год — 48 миллионов рублей. При этом до шести миллионов стоит один токарный станок, необходимый фрезерный — 17 миллионов, а оборудование по лазерной нарезке — 28.

— На все заводы купим одну машину — и «обогатимся», — с горечью отметил Анатолий Дмитриевич, после чего продолжил список проблем. — Раньше мы были свободны от налогового бремени, платили только подоходный налог. А в прошлом году в бюджеты всех уровней мы перечислили 120 миллионов рублей. У меня такое предложение: верните нам эти 120 миллионов — и мы проведем модернизацию.

На территории края предприятия ставропольского машиностроения реализовали от 35 до 65 процентов продукции. Краевая программа по поддержке ставропольских производителей предполагает компенсацию части затрат на приобретение местной техники.

— К примеру, продал я нашим аграриям продукции на сто миллионов рублей и, как говорится, сделал свой вклад в модернизацию АПК Ставрополья. В нынешнем бюджете края заложено на дотации 30 миллионов. Что получается? Я все забрал, другим ничего не досталось, — сделал несложный подсчет президент Союза. — Но ведь в прошлогоднем бюджете было же 60 миллионов. Что вы такие жадные? Мы же не для себя просим! Обидно бывает узнавать, что в других регионах страны поддержка со стороны местных бюджетов куда более значимая.

Принята в стране и общероссийская программа поддержки сельхозмашиностроения. Предприятия, участвующие в ней, могут реализовывать технику с 15-процентной скидкой и получать в последующем субсидии из федерального бюджета на возмещение затрат. Вот только механизм реализации программы, как показывает практика, проработан из рук вон плохо.

— Покупатели спрашивают у меня: почему не даешь нам скидку 15 процентов? — делится своим опытом Удовиченко. — Но для участия в программе нужно подготовить и защитить в двух ведомствах кипу документов и соглашений. В прошлом году на эту процедуру ушло целых пять месяцев. В итоге, в ноябре я предоставил скидку, однако субсидии до сих пор не получил (возглас из зала: «И не получишь!» — прим. авт). Что получается? Скидку дал я, а не Министерство сельского хозяйства РФ. Сейчас опять прохожу этап согласования. В Минсельхозе обещают дать ответ в апреле. Но неплохо бы прошлогодние деньги получить.

По словам председателя Союза, в стране созданы тепличные условия для импортной техники. При этом западные коллеги имеют множество различных преференций. Удел же наших производственников — ежегодный рост тарифов на энергоносители, которые сводят на нет все усилия по выходу на более высокую рентабельность.

— Много лет назад нам обещали, что с 2012 года тарифы на электроэнергию пойдут вниз, — констатировал Анатолий Дмитриевич. — А что видим мы? По итогам прошлого года, рост составил 15 процентов. Дорожает как электричество, так и газ.

Каждый год появляются новые проблемы.

— Я целый год сужусь с Кадастровой палатой, которая «придумала» увеличить нам в три раза стоимость земельного участка, — возмущается гендиректор. — Это повышение, повлекшее за собой соответствующий рост налоговых отчислений, ничем не обосновано. Мы привлекли опытных оценщиков из Москвы, которые провели за наш счет экспертизу стоимости участка, но пока этот вопрос остается открытым.

Больше всего руководителя поражает, что ни в Министерстве имущественных отношений, ни в Кадастровой палате не смогли дать ответ на вопрос, на основании каких документов было принято решение об увеличении кадастровой стоимости. Вывод напрашивается один: цифры взяты «с потолка».

 Болевая точка — банковские кредиты

— Звоню коллегам в другой регион страны и с завистью узнаю, что они получают кредиты под 4,8-6 процентов годовых. У нас же 15 процентов — это благо, — сетует президент Союза. — Душа болит: начал строить новый цех по выпуску широкозахватной техники. За целый год аж фундамент возвел — на большее денег нет. А чтобы взять кредит, я в итоге должен банку еще один цех отдать. Почему наш край, практически, не участвует в системе Росагролизинга? Ответа нет.

Есть и проблемы другого толка. По словам Удовиченко, в стране фактически ликвидирован научный потенциал, что приводит к отсутствию новых разработок в машиностроении. Впрочем, и эта беда не последняя.

— Кто сталью в стране занимается? Абсолютно никто, — продолжил руководитель. — А мне потом говорят, мол, у тебя диск лопнул. Я говорю: дайте мне качественный металл. Но никто мне не может подсказать, его где взять.

Свое выступление по поводу модернизации Анатолий Дмитриевич завершил такими словами:

— Жить нельзя, если не внедрять новое. Поэтому мы посещаем все выставки, ищем такие машины, аналоги которых будут востребованы нашими сельхозпроизводителями. Но если край хочет, чтобы техника была хорошая, необходимо разработать долгосрочную программу поддержки ставропольского машиностроения, замораживать тарифы на энергоресурсы и снижать налоги.

 Александра Молочникова