Мясное скотоводство России: возрождение отрасли

2227

На XVI Российской агропромышленной выставке «Золотая Осень» состоялся круглый стол «Актуальные вопросы развития мясного скотоводства в рамках Госпрограммы развития сельского хозяйства на 2013-2020 годы», в котором приняли участие генеральный директор НСПГ Денис Черкесов, директор ВНИИМС Сергей Мирошников, вице-президент Агрохолдинга «Мираторг» Александр Никитин, генеральный директор ООО «Центр генетики «Ангус», генеральный директор ЗАО ГК «Зерос», заместитель министра сельского хозяйства Республики Калмыкия Баатр Болаев, первый заместитель министра сельского хозяйства Челябинской области Евгений Ваганов, начальник отдела животноводства и племенного дела Министерства сельского хозяйства КЧР Хызыр Джатдоев.

Мясное скотоводство: Полное взаимопонимание

Провел мероприятие заместитель директора Департамента животноводства и племенного дела МСХ РФ Харон Амерханов, который отметил, что это очередной круглый стол, посвященный развитию мясного скотоводства в России.

«Вы знаете, что Государственная программа развития сельского хозяйства на 2013-2020 годы подвергается в настоящее время изменениям. Считаю, что Правительство РФ поддерживает в приоритетном порядке мясное скотоводство. Некоторые результаты в развитии этой подотрасли уже есть. Можно отметить целый ряд позитивных изменений – это увеличение поголовья мясного скота, рост производства качественной говядины, интерес бизнес-сообщества к этому направлению. Сегодня значительно изменилась селекционно-племенная работа. Более того, мясное скотоводство стало распространяться в нетрадиционных для этого направлениях  регионах нашей страны», – подчеркнул Харон Амерханов.

По его мнению, все это позволяет представителям отрасли быть уверенными, что Правительство РФ в приоритетном порядке, независимо от политической, финансовой и экономической составляющих международной ситуации, будет и дальше поддерживать «многострадальную», а порой годами даже забытую чиновниками отрасль.

Но в этой связи сегодня уже достигнуто полное взаимопонимание между всеми ее участниками, поэтому они должны более грамотно, более ответственно подходить к развитию мясного скотоводства России.

«Потому что даже во времена СССР, насколько я помню, мы не имели удельный вес отрасли мясного скотоводства более 4 %  от всего поголовья КРС. Сегодня мясное поголовье в удельном весе составляет 12 %. Но объемы совсем не те, что были в годы советской власти», – напомнил собравшимся руководитель отрасли.

Он отметил, что обозначенные параметры Государственной программы по развитию мясного скотоводства, как по численности поголовья, которое должно составить 3,5 млн голов, так и по производству качественной говядины, достаточно высоки. И, собравшиеся на круглом столе представители регионов, которые занимаются этим направлением, прекрасно это понимают. Более того они успешно работают, развивают новые проекты.

Главная задача – создание отраслевой инфраструктуры

Директор Всероссийского НИИМС Сергей Мирошников определил ближайшую задачу развития подотрасли мясного скотоводства. Он уверен, что именно создание эффективной отраслевой инфраструктуры – ближайшая задача развития данной подотрасли животноводства. По существующим данным, за последние 2 года поставки говядины в Россию выросли более чем на 45 %, в то время как поставки мяса птицы и свинины существенно снизились.

«Оценивая критические данные, которые имеет сегодня МСХ РФ, можно предположить, что современный рынок говядины сильно переоценен. В качестве подтверждения хочу привести данные 1989 года, в рамках которых количество скота в личных подсобных хозяйствах соответствовало сегодняшней цифре и составляло порядка 9 млн голов. В этот период производство говядины в этом секторе составляло порядка 500 тысяч тонн. Сегодня, исходя из официальной отчетности, на которую мы опираемся, получается, что на самом деле мы в 2 раза переоцениваем производство говядины в ЛПХ», – сообщил Сергей Мирошников.

Между тем, он уверен, что основная проблема отрасли состоит не только в существующей высокой себестоимости производства мяса и малого количества отечественной говядины на внутреннем рынке, наиболее важной проблемой является отсутствие распрединфраструктуры и понимания, как эту инфраструктуру развивать в мясном скотоводстве. «Обратимся к официальным данным. Сегодня основное поголовье и производство говядины сосредоточено в ЛПХ, в ряде разрозненных хозяйств, разбросанных по всей территории России. В сельхозорганизациях, согласно существующим данным, содержится половина всего мясного стада. Исходя из этого, таким хозяйствам очень сложно выходить на рынок и обеспечивать его потребности. Основная проблема состоит в том, что производство в малых предприятиях не соответствует требованиям рынка. Для сравнения можно сказать, что та ритмичность поставок, которая достигается ведущими странами мира в производстве говядины, в первую очередь, обусловлена тем, что там существует сеть системообразующих предприятий, таких, как откормочные площадки. Например, 68 % всего скота, который выращивается в Канаде, содержится на откормочных площадках. При этом вся говядина, которая производится в США и Канаде, перерабатывается пятью корпорациями, а 92 % всей говядины, произведенной  в Канаде, перерабатывается всего двумя компаниями. В то время, как 75 % нашего рынка говядины перерабатываются предприятиями, доля которых на рынке менее 1 %. Таким образом, эти предприятия не могут обеспечить ритмичность поставок и конкурировать на равных с игроками, которые, приходя к нам на рынок, оперируют совсем другими объемами говядины», – пояснил ситуацию ученый.

Он уверен, что исходя из того, что само по себе предприятие «корова-теленок» не может обеспечить ритмичность поставок, предполагается, что необходимо развивать общую отраслевую инфраструктуру. А опираясь на мировой опыт, можно сказать, что следующим шагом в развитии отечественного мясного скотоводства по воссозданию отрасли, безусловно, станет строительство откормочных площадок и мясоперерабатывающих заводов. Те предприятия, которые сегодня существуют сегодня в России, возят скот на расстояние 600-700 км и собирают это поголовье в большом радиусе.

«Исходя из этого, нам требуется понять, как дальше развиваться в этом направлении. Наиболее целесообразно рассмотреть один-два проекта в рамках РФ, которые позволили бы нам понять, как дальше интегрировать регионы между собой. И в этой связи опорными могли бы стать те предприятия, которые появились в последние 5 лет и новые проекты, в которые вложены достаточно большие инвестиции», – утверждает Сергей Мирошников.

Более того он уверен, что перерабатывающие предприятия, которые появляются в России, способны сами производить добавленную стоимость говядины, через глубокую переработку скота. И вместо того, чтобы зарабатывать на сельхозтоваропроизводителях, сами способны получить прибыль и таким образом обеспечивать необходимую цену, которую производитель должен получать за свой скот.

Ученый отметил, что, исходя из этого, можно рассмотреть четыре предложения, которые позволили бы в ближайшее время сделать шаг навстречу этим предприятиям, таким образом, чтобы уже сегодня загрузить их говядиной, что позволит им занять место на рынке.

В первую очередь, нужно рассматривать трехстороннее соглашение с регионами. В настоящий период целесообразно говорить не об одном или двух регионах, а о целом ряде территорий, где достаточно малая концентрация мясного скота, и чтобы его аккумулировать, необходимо покрывать достаточно большие расстояния и везти скот из регионов, которые также участвуют в программе по мясному скотоводству и отчитываются перед МСХ РФ по плану производства мяса. В этой связи появляются дополнительные затраты у товаропроизводителей на транспортировку скота и на логистику.

«Актуальны и решения, которые стали появляться сегодня по строительству рынков скота, таких, как в Воронежской области. Их необходимо тиражировать таким образом, чтобы мы построили отрасль, подобную той, которая существует в США, Канаде, Мексике.  Но для этого необходима большая кропотливая работа», – уверен ученый.

Он также остановился на преференциях, которые государство может получить от реализации этих мер. Прежде всего, они позволят создать новые рабочие места на селе. Даже приблизительно учитывая количество ЛПХ, можно сказать, что запуская мясоперерабатывающие заводы, откормочные площадки, можно получить порядка 500 тысяч новых рабочих мест в сельских территориях, и при этом минимизировать затраты на их создание, так как в регионах появилось порядка 2 млн голов КРС. «Исходя из этого, мы могли бы сегодня с минимальными затратами создать условия для создания рабочих мест на отдаленных территориях, там, где сегодня невозможно дотянуться до инфраструктуры, невозможно создать рабочие места в промышленности», – подчеркнул ученый.

Завершая свое выступление, Сергей Мирошников заявил, что сегодня самое время подумать о формировании кластеров, которые могли бы стать центрами отрасли мясного скотоводства. Более того, цель развития мясного скотоводства в России не объясняется какими-то особыми причинами. Он отметил, что есть информация, по которой в ближайшее время  стоимость говядины на рынке будет расти. По оценкам USDA – это порядка 31 % за 10 лет, по оценкам других независимых операторов – рост произойдет на 22-23 %.

«То есть те рекордные цены на говядину, которые мы имеем сегодня на рынке, еще больше вырастут», – сказал в заключение Директор Всероссийского НИИМС Сергей Мирошников.

Основные ориентиры развития отрасли

Генеральный директор Национального Союза производителей говядины Денис Черкесов перед представлением своего основного доклада на тему «Стратегия развития мясного скотоводства в России до 2020 года» сообщил участникам мероприятия, что уже состоялось совещание в ГД РФ по теме распределения бюджета на следующий год.

«Предложения в бюджет на следующий год внесены, сумма дополнительных средств на поддержку мясного скотоводства составляет 2,2 млрд рублей. Также прошло совещание в комитете по АПК, в котором участвовали как представители Минсельхоза, так и представители Минфина. МСХ РФ предложил выделить на сельское хозяйство 77 млрд рублей, а Минфин поддерживает только 20 млрд рублей. Разница существенная, и сейчас будет серьезная борьба за перераспределение этих средств и за максимум дополнительных ресурсов из бюджета», – проинформировал собравшихся Денис Черкесов.

Он отметил, что все присутствующие знают целевой индикатор отрасли – увеличение поголовья мясного и помесного скота. В прошлом году этот индикатор был перевыполнен. В этом году показатель, скорее всего, будет выполнен, хотя в ряде регионов происходит снижение мясного поголовья по целому ряду объективных причин, например, в Республике Калмыкия из-за засухи. Но есть и регионы, которые продолжают наращивать поголовье.

Говоря о выборе стратегии в мясном скотоводстве конкретно для каждого предприятия, Денис Черкесов акцентировал внимание не на общей стратегии развития отрасли, а на ее выборе для конкретного сельхозпредприятия. Он отметил, что, прежде всего, обращать внимание следует на три основные вещи: объем производства говядины, предпочтение потребителей и импортозависимость.

«Проводя анализ перспективы развития нашей отрасли, сделав предварительный прогноз производства говядины до 2020 года, стало понятно, что необходимо разделять производство говядины на две составляющие – производство говядины от мясного скотоводства и от молочного скотоводства. Поскольку практически 90 % говядины у нас производится от молочного скота, то здесь тенденция очень негативная. Молочное стадо сокращается из-за значительной доли наличия молочного скота в ЛПХ. Доля личных подсобных хозяйств в этом сегменте по оценке Союзмолоко будет сокращаться на 5 % в год. Соответственно, и производство говядины будет сокращаться, как минимум, на 5 % в год», – подчеркнул Черкесов.

По его мнению,  есть три сценария развития отрасли. В настоящее время в России производится 1 млн 733 тысячи тонн говядины в убойном весе. При действующем сценарии развития даже с учетом роста поголовья в мясном скотоводстве будет присутствовать падение производства говядины. С учетом выделения дополнительных средств на мясное скотоводство эту ситуацию возможно незначительно поправить.

«Но стоит учитывать еще один важный фактор – нашу статистику. Мы условно разделили производство говядины на две части: по количеству поголовья – это сельхозпредприятия, где оно составляет 8 млн 800 тысяч голов, и ЛПХ, где содержится 8 млн 715 тысяч голов КРС. В сельхозпредприятиях объем производства говядины в убойной массе составил 530 тысяч тонн, на личных подворьях было произведено более 1 млн тонн продукции. Возникает парадоксальная ситуация. На сельхозпредприятиях есть кормовая база, техника, специалисты,  практически, все для того, чтобы получать высокую производительность, в ЛПХ нет ни одного фактора, благодаря которому продуктивность таких хозяйств в два раза выше», – недоумевает Денис Черкесов.

Он отметил, что над этим вопросом в НСПГ думали, искали причину, но, к сожалению, кроме «статистической эквилибристики» регионов никаких других объяснений такой значительной разницы в объемах производства не нашли.

«Поэтому, если говорить о данных Росстата, доля сельхозпредприятий составляет у нас всего лишь порядка 35  %. И если говорить о наших оценках, то объем производства говядины у нас в стране на 450 тысяч тонн ниже, но при этом мы еще не оспариваем ситуацию с количеством поголовья», – заявил Черкесов.

Исходя из этого НСПГ изменил прогноз и уверен, что на сегодняшний день объем производства говядины составляет 1 млн 205 тысяч тонн в убойной массе и речь идет об увеличении только до 1 млн 400 тысяч тонн. При этом доля зависимости от импорта составляет не 34 %, а 45-50 %. Объем потребления не 16 кг на душу населения, а значительно ниже – 12-13 кг. Более того, объем импорта при негативном сценарии может вырасти на 200-300 тысяч тонн. При действующем сценарии объем импорта тоже может расти. При этом, объем поставок из Белоруссии будет достаточно стабилен.

Таким образом, основными ориентирами развития отрасли мясного скотоводства становятся четыре основных фактора. Объем производства говядины в России, по оценкам НСПГ, составляет 1200-1250 тысяч тонн в убойном весе, и до 2020 года эта цифра может увеличиться только при активном развитии мясного скотоводства.

Объем потребления стабилизировался и может расти только при более активной поддержке мясного скотоводства. Импортозависимость, которая является самой высокой среди основных видов мяса, и составляет 45 %, может продолжать расти. Более того, влияние импортной цены на говядину на формирование внутренней цены имеет очень высокий коэффициент эластичности. В то время, как предпочтения потребителей будут складываться на основе семейных и кулинарных традиций, благосостоянии населения, влияния маркетинга крупных компаний с собственной переработкой.

Денис Черкесов уверен, если говорить о развитии отрасли мясного скотоводства в долгосрочной перспективе, то из негативных факторов необходимо отметить низкую доступность кредитных ресурсов и кадровый голод. Кроме того, не развита инфраструктура, в том числе отсутствуют биржи скота, его идентификация. Но это лишь одна часть депрессивных факторов, которая меняется в связи с изменением законодательства, стратегии внутри отрасли. Но есть блок проблем, который решается совершенно другими методами и даже не господдержкой – это не сформированный рынок говядины и предпочтения  потребителей.

«Это тянет за собой следующие проблемы: появление внешне­внутренней конкуренции и снижение цен на говядину. В настоящее время уже запущены два достаточно крупных завода, которые будут работать только на нашу отрасль. Растет конкуренция внутри отрасли и начинается борьба за потребителя. Кроме того, в ряде регионов, где была неправильно выбрана концепция развития отрасли внутри территории, снижается интерес инвесторов, то есть там уже достигли определенного пика поголовья, но что с этим поголовьем делать – никто не знает. Более того, нет сформированной цены на мясной скот, соответственно, нет заинтересованности в развитии. А цена на мясной скот примерно равна цене на молочный. Получается, что ни о каком развитии отрасли речи идти не может. Тем более, когда в регионе отсутствует собственная переработка, нацеленная на получение качественной говядины», – сказал руководитель НСПГ.

Он отметил еще один важный для отрасли момент – высокую долю в структуре мясного стада пород, очень важных для страны, таких, как Калмыцкая, Казахская белоголовая, которые не имеют интенсивного роста и отличаются по качественным характеристикам от мировых пород мясного скота. Проблема здесь в том, что сейчас, когда формируется спрос на качественную говядину, производителям, которые выращивают калмыцкий или казахский скот, все сложнее будет конкурировать. Цена на этот скот может существенно снизиться. Эта проблема в мире решается брендированием говядины, производимой от аборигенного скота. Таким образом, если необходимо продвигать говядину от своих пород, мясо которых действительно отличается по цвету, мраморности, вкусовым качествам, делать это крайне важно.

«Мясо калмыцкой породы очень вкусное и экологически чистое, но для потребителя оно выглядит непривлекательно. Они видят более темное мясо, желтый жир. Продавец не докажет, что этот жир желтый, потому что там больше каротина и скот выращивался на травяном откорме. Таким образом, по достойной цене эту продукцию можно продать только под маркой калмыцкого скота. Этим вопросом нужно заниматься непосредственно региону и подключаться к вопросу о создании структуры, которая это будет контролировать, как это происходит в системе контроля халяль», – уверен Черкесов.

Завершая свое выступление, Генеральный директор Национального Союза производителей говядины Денис Черкесов добавил: «Когда мы говорим о стратегии развития отрасли мясного скотоводства, самое главное, на что мы должны обращать внимание, какой конечный продукт будет продавать хозяйство. На что нацелен производитель? Каждый руководитель должен понимать, что он будет производить и продавать либо в магазин,  либо в виде скота своим партнерам».

Северный Кавказ как территория мясного скотоводства

О том, как развивается мясное скотоводство на Северном Кавказе, рассказал начальник отдела животноводства и племенного дела Министерства сельского хозяйства КЧР Хызыр Джатдоев в докладе «Особенности развития мясного скотоводства в условиях Северного Кавказа». Он проинформировал собравшихся, что территория КЧР составляет всего 14 тысяч квадратных километров, но при этом здесь имеется 450 тысяч гектаров сенокосов и пастбищ и 250 тысяч голов скота. «Учитывая природно-климатические условия региона в 2009 году, на территории нашей республики начала реализовываться одна из первых в России программ по воссозданию отрасли мясного скотоводства. В течение 2009-2011 годов мы отобрали и завезли из лучших племенных хозяйств США 4 тысячи голов нетелей Абердин-Ангусской породы, 120 голов породы Герифорд и 100 голов породы Лимузин из Венгрии. Сегодня мы имеем более 25 тысяч голов чистопородного Абердин-Ангусского скота, четыре племенных репродуктора. Сегодня полновозрастные коровы этой породы весом 600 кг и выше – обычное явление», – поделился успехами республики Хызыр Джатдоев.

Он рассказал, что в Карачаево-Черкесии имеется очень серьезная кормовая база – горные пастбища, которые имеют продуктивность до 0,6 кормовых единиц. Не многие регионы страны могут назвать такие цифры. При содержании скота на этих пастбищах все теплое время года, 6 месяцев в году, доступны, практически, бесплатные корма, где без концентратной подкормки можно получить до 1500 г среднесуточного привеса на молодняке.

«А при завершающем концент­ратном подкорме, в результате эксперимента, который был проведен на 200 животных, был получен среднесуточный привес в 1800 г, а на отдельных индивидуумах до 2500 г. Это уже достаточно серьезный мировой уровень. В продолжение этой программы мы в последние 3 года стали завозить специализированный мясной скот из Калмыкии, который прекрасно акклиматизировался и показал отличный выход телят, сохранность животных на уровне 98 %, высокую рентабельность производства», – сказал Джатдоев.

Однако он посетовал, что до сих пор в республике не сумели построить откормочную площадку, но в Минсельхозе региона есть надежда, что в 2015 году будет открыта откормочная площадка на 12 тысяч голов едино­временного содержания. Тогда, по мнению чиновника,  у животноводов будет устойчивый рынок сбыта. И добавил: «Сегодня наше высококачественное, экологически чистое мясо мы реализуем по самым обычным ценам, что не является стимулом для животноводов нашего региона. Производство мяса находится у нас на уровне 95 кг на душу населения. У нас есть резерв и при соответствующих условиях мы можем довести его до 600 тысяч голов».

В заключительном слове по завершению круглого стола заместитель директора Департамента животноводства и племенного дела Харон Амерханов сообщил, что в отрасли  мясного скотоводства России грядут позитивные изменения: будут созданы селекционно-генетические цент­ры по Абердин-Ангусской, Казахской белоголовой, Калмыцкой породам мясного скота. Этой работой будут заниматься селекционеры, которые и создадут условия, чтобы через интенсивное развитие мясного скотоводства за короткое время в России возродилось производство качественной говядины.

Галина Шишкина