В настоящее время молочная индустрия России переживает непростые времена. Несмотря на своё развитие и государственную поддержку, этот важный сектор АПК пока ещё не способен в полном объёме обеспечить потребности страны в молоке и молочной продукции. Этому и другим вопросам уделили внимание участники сессии «Молоко и молочная продукция: новые проекты и драйверы отрасли» в рамках V Юбилейного Международного инвестиционного форума «АгроЮг‑2019».

Общая статистика

— Молочное скотоводство в России насчитывает более 33 тыс. предприятий, включая более 30 тыс. производителей сырого молока, – ​сказал в своем выступлении Виктор Феодосьевич Новожилов, член Комитета Совета Федерации по аграрно-­продовольственной политике и природопользованию. – ​В отрасли работает более 1,5 млн человек (около 2% всех занятых в России). Предприятия молочной отрасли обеспечивают ежегодно налоговые поступления в госбюджет в размере около 180 млрд руб­лей, в том числе 45 млрд руб­лей – ​налог на прибыль и добавленную стоимость, 135 млрд руб­лей – ​налог на доходы физических лиц и страховые взносы. По данным Минсельхоза России, в подотрасль в последние годы были привлечены значительные инвестиционные и ­кредитные ресурсы. По сути, положено начало создания новой технологической базы молочного скотоводства. При этом ведется строительство как небольших ферм, так и мегаферм, комплектация которых осуществляется высококачественным племенным поголовьем КРС отечественной и мировой селекции.

Спикер привел данные Федеральной службы государственной статистики, согласно которой за последние 11 лет производство молока в хозяйствах всех категорий уменьшилось на 1,7 млн тонн, или на 4,3%. При этом объемы производства молока в сельскохозяйственных организациях увеличились на 2 млн т, или на 14,7%. В К(Ф)Х, включая индивидуальных предпринимателей, рост составил 1,23 млн тонн.

Новожилов отметил, что сокращение поголовья дойных коров в ЛПХ в силу причин социального характера привело к сокращению объемов молока. Производство молока в хозяйствах населения снизилось на 4,7 млн тонн, или на 28%, а удельный вес ЛПХ уменьшился с 51 до 38%.

— Производство молока в хозяйствах всех категорий за 2018 год увеличилось на 1,4% (30,6 млн тонн), – ​продолжил эксперт. – ​Это плюс 426 тыс. тонн к уровню 2017 года. В том числе в сельскохозяйственных организациях производство увеличилось на 3,6% (плюс 571 тыс. тонн к уровню 2017 года), в К(Ф)Х, у ИП – ​на 5,7% (плюс 165 тыс. тонн к уровню 2017 года), а в подсобных хозяйствах уменьшилось на 2,3% и составило 280 тыс. тонн.

Факторы роста

По словам Новожилова, одним из факторов, обусловливающих рост объемов производства молока, является техническая модернизация молочного комплекса. В 2018 году построено, реконструи­ровано, модернизировано, введено в эксплуатацию 239 новых молочных ферм и комплексов, за счет чего было дополнительно получено 289 тыс. тонн молока.

Так, например, на территории Чеченской республики продолжается строительство молочного кластера, цель которого – ​создание крупных специализированных предприятий по промышленному производству сырого товарного молока для решения сложившейся проблемы в продовольствии, обеспечении качественным сырьем и продуктами переработки молока.

— В 2015 году Правительство Чечни приняло ряд мер по реализации стратегии развития молочного производства и переработки, – ​рассказал Ахьяд Магомедович Дагаев, генеральный директор ООО «Молочная компания «Кавказское здоровье». – ​Результатом этой работы стало строительство молочного кластера на 4800 голов дойного стада в Гудермесском районе Чечни. Первая очередь – ​молочно-­товарная ферма на 1200 голов дойного стада голштинской породы – ​введена в эксплуатацию в 2016 году и успешно осуществляет свою деятельность. В 2020 году планируем запустить вторую очередь – ​молочно-­товарную ферму с аналогичными показателями. Мощности каждой фермы – ​более 10 тыс. тонн молока в год, которые будут перерабатываться на предприятиях, находящихся в непосредственной близости (в радиусе 50 км). К концу 2023 года надеемся завершить создание кластера.

Однако, по словам Дагаева, даже такое развитие молочной отрасли не сможет на настоящий момент полностью покрыть существующие потребности республиканских перерабатывающих предприятий в молоке.

— Общий дефицит производства молока в Чечне в 2017 году составил более 48 тыс. тонн, – ​продолжил спикер. – ​Кроме того, регион имеет недозагруженные перерабатывающие мощности молочных заводов на 50 тыс. тонн из-за недостатка качественного натурального сырья. При этом само потребление цельномолочной продукции и молока с 2015 года выросло почти на 25%. Поэтому Правительство ЧР наращивает темпы строительства и ввода в эксплуа­тацию новых производственных мощностей молочной переработки.

Рост производства молока обеспечивает молочная продуктивность коров. Как отметил Виктор Новожилов, ее средний показатель в отечественном молочном скотоводстве в 2018 году составил 5945 кг. В прошедшем году прирост молочной продуктивности коров обеспечили 68 субъектов РФ. Например, в Ленинградской области средний надой на корову по сельскохозяйственным организациям составил 8590 кг, в Калининградской области – ​8049 кг, в Краснодарском крае – ​7741 кг, в Республике Крым – ​7737 кг. Несмотря на такие результаты, они существенно ниже показателей мировых лидеров в молочной индустрии. Это связано с недостаточным применением высокоэффективных технологий при производстве молока, в системе управления стадом, с неполной реализацией имеющегося генетического потенциала молочного скота.

— Одним из резервов увеличения объемов сырого молока на внутреннем рынке является повышение его товарности, – ​отметил Новожилов. – ​В 2018 году удельный вес товарного молока в хозяйствах всех категорий составил 70%, в том числе: в сельскохозяйственных организациях – ​94%, в К(Ф)Х и ИП – ​71%, в ЛПХ – ​36,2%. Общий объем товарного молока составил около 21 млн тонн. В 2019 году прогнозируется рост объемов производства молока в хозяйствах всех категорий до 31 млн тонн. Сохранятся тенденции роста производства молока в сельскохозяйственных организациях и в К(Ф)Х на уровне 2,5‑3,5%. По данным Минсельхоза России, продолжающееся снижение производства молока в хозяйствах населения планируется компенсировать за счет ввода новых и реконструкции существующих объектов в молочном скотоводстве, а также выделение дополнительных грантов на создание К(Ф)Х.

Факторы сдерживания

По словам Виктора Новожилова, несмотря на определенные положительные тенденции, существенного сдвига в увеличении производства молока не произошло: общий дефицит молока составляет 7‑8 млн тонн. Экономические и внешнеполитические условия, в которых оказались участники молочного рынка, не позволяют в полной мере реализовать потенциал молочной отрасли.

— В условиях существующей максимальной господдержки окупаемость проектов составляет не менее 15 лет, внутренняя норма доходов находится на неприемлемом для инвесторов уровне, – ​прокомментировал спикер. – ​К факторам, сдерживающим развитие отрасли, помимо низкой рентабельности, относится сложный доступ к кредитным средствам, а также затрудненный выход на рынок. Для стабильного развития отрасли большое значение имеет ветеринарное благополучие. К сожалению, в настоящее время сохраняется неблагополучная ситуация с лейкозом КРС, ящуром, бешенством, узелковым дерматитом и др. болезнями. По последним оперативным данным, неблагополучными по лейкозу являются 64 субъекта РФ. Большую распространенность заболевания получили в Республиках Татарстан, Мари Эл и Дагестан. В этой связи принятие Федерального закона, подконтрольного Правительству РФ, «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам совершенствования осуществления федерального государственного ветеринарного надзора» является крайне актуальным и находится на контроле в нашем профильном комитете Совета Федерации.

Факторы реализации

— К 2024 году ставится задача – ​довести молочную продуктивность коров в сельскохозяйственных организациях в среднем по России до 7100 кг. В К(Ф)Х, у индивидуальных предпринимателей – увеличить более чем на 1 тыс. кг, – ​подчеркнул Новожилов. – ​Решение указанной задачи зависит от успешной реализации следующих трех взаимосвязанных факторов: 1) высокоэффективное ведение молочного скотоводства; 2) дальнейшее развитие и совершенствование племенной базы молочных пород скота; 3) модернизация сельскохозяйственной базы товаропроизводителей.

Реализация первого фактора, по словам эксперта, состоит в совершенствовании кормовой базы и кормоприготовления. Современная ситуация такова, что в структуре пашни за последние 25 лет прослеживается сокращение в три раза площади посевов однолетних трав и кормовых культур, многолетних – ​в два раза. Производство комбинированных кормов на протяжении последних 5 лет находится на уровне 2 млн т в год.

Реализация второго фактора заключается в увеличении сроков хозяйственного использования коров и повышении воспроизводительных качеств высокопродуктивных животных. Наиболее распространенной молочной породой коров в России является черно-­пестрая. Ее численность составляет 57%, молочная продуктивность – ​7175 кг молока за одну лактацию. Однако, как констатировал Новожилов, продолжительность продуктивного использования коров этой породы самая низкая и составляет до 2,6 лактаций, при этом из ста коров ежегодно выбраковывается до 30‑40%.

Реализация третьего фактора: модернизация и повышение эффективности производства молочной отрасли, ее финансовое оздоровление, наращивание объе­мов производства молока, повышение качества молочной продукции и снижение существующей зависимости от импорта, невозможна без участия государства.

Центральное звено успешного рынка

Спикер обозначил еще одну важную проблему, существующую не только в молочной отрасли, но и в целом в АПК России – ​нехватка специалистов как на управленческом, так и на среднем и нижнем производственных этажах. По словам Новожилова, именно кадры, отвечающие потребностям современной цифровой экономики, являются центральным звеном успешного рынка. Для этого необходима основа: качественное образование, при этом не только соответствую­щее высочайшим требованиям современного производства продукции, но и включающее в себя всю цепочку образовательной системы: от дошкольных учреждений до прохождения производственной практики студентами на базе учебно-­опытных хозяйств аграрных вузов страны.

— Речь идет о формировании устойчивой триады: образование, наука и получение практических навыков, которые должны обеспечивать качественную подготовку современных специалистов, – ​отметил эксперт. – ​В этой связи роль учхозов является ключевой. Совершенно очевидно, что без учхозов аграрный вуз существовать не может. Однако в настоящее время они включены в перечень организаций, подлежащих акционированию. Необходимо принять комплексные меры для сохранения учхозов в системе подготовки кадров для АПК, о чем мы говорили в июле на совещании по защите оставшихся учхозов в РФ.

Фальсификат – ​беда времени

Проблема фальсификации молочной продукции – ​еще один из факторов, существенно замедляющих развитие молочной отрасли в России. Так, например, крупнейшее предприятие на Юге России – ​АО «Молочный комбинат Ставропольский» – ​имеет минимальную рентабельность из-за перегрузки современного молочного рынка фальсификатом. И это притом, что данное предприятие перерабатывает до 400 тонн в сутки свежего молока, предлагает потребителю широкий ассортимент продуктовых товаров: около тысячи наименований молочной, хлебобулочной, кондитерской и другой пищевой продукции.

— Фальсификация молочной продукции – ​очень болезненная проблема современности, – ​констатировал помощник руководителя Россельхознадзора Алексей Николаевич Алексеенко. – ​В современной России слишком многое держится на фальсификате. Проблема недобросовестной конкуренции подталкивает других сельхозпроизводителей использовать низкокачественные сырье. Для того чтобы отрасль развивалась, мы должны быть конкурентоспособны, мы должны выходить на внешние рынки.

По словам Алексеенко, хорошим подспорьем в этом является то, что в прошлом году был принят закон об органическом земледелии. Органическая продукция особенно востребована на всех внешних рынках. Любая фальсификация серьезно ударяет по репутации российских сельхозпроизводителей, что может отра­зиться и на экспорте органической продукции.

— В отношении самой структуры молочного скотоводства очень больным вопросом является и наша генетика, – ​продолжил Алексеенко. – ​Это общая проблема для всех отраслей АПК. Генетика для самообеспечения страны – ​это задача номер один. Она настолько серьезна, что нам стоит принимать закон о генетической безопасности. Для честного предприятия – ​это серьезные инвестиции, которые окупятся далеко не сразу. В решении данной проблемы огромную роль сыграет наше государство как гарант нашей безопасности.

Ключевая роль государства

Виктор Новожилов выделил ряд ключевых задач государства в решении важных проблем молочной отрасли: «1) обеспечение повышения доходности производителя молока путем субсидирования и краткосрочного кредитования возмещения части капитальных затрат на создание и модернизацию перерабатывающих предприятий и объектов молочного животноводства; субсидирование товарного молока; поддержка переработчиков молока путем возмещения капитальных затрат на создание и модернизацию предприятий по переработке молока не менее 35% сметной стоимости объекта; возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам, займам на срок до 8 лет на строительство и модернизацию молокоперерабатывающих предприятий; 2) стабилизация государственно-­ценовой ситуации сухого молока и сливочного масла через закупочные товарные интервенции, их скупка в сезон «большого молока» и выброс на рынок в период высоких цен зимой; 3) разработка долгосрочных, не менее чем на 15 лет, стратегий развития молочной отрасли Российской Федерации с фиксированным комплексом инструментов регулирования и мер поддержки отрасли; 4) ужесточение ответственности, конфискация оборудования, увеличение штрафов за нарушение технического регламента ЕЭС в части маркировки молочной продукции; 5) требования к сортности сырого молока на примере Национального стандарта РФ на сырое молоко ГОСТ Р 52054 как документа, устанавливающего самые высокие требования безопасности и качества сырого молока, включая дополнительное требование по контролю за фальсификацией сырого молока; 6) инициирование федеральной программы развития производства продукции на молочной основе для детского питания; введение дифференцированного субсидирования производства сырого молока с учетом его показателей качества и безопасности; 7) стимулирование потребления молока и молокопродуктов через программу внутренней продовольственной помощи и развития инфраструктуры системы социального питания; принятие федеральной программы «Школьное молоко» с целью сохранения здоровья детей; 8) организация комплекса мер по идентификации скота для обеспечения полной прослеживаемости возможного риска попадания на переработку небезопасного сырого молока».

Эти комплексные решения рассмотренных на сессии проблем, по словам Новожилова, позволят обеспечить восстановление и развитие молочной отрасли, создать условия для увеличения объемов производства молока и молочных продуктов, а также снизить количество некачественной молочной продукции, поступающей на прилавки.

Фото Евгении ДУБ