Куда плывёт флагман овцеводческой науки

1362

Как всё начиналось

…Здание, выходящее фасадом на улицу Мира, выглядит строго и просто и элегантно, в нём нет ничего лишнего. Мемориальные доски, расположившиеся по обе стороны от главного входа, свидетельствуют о том, что здесь трудились выдающиеся учёные, немало сделавшие для края и страны. А табличка, по-английски повторяющая название института, свидетельствует о международном уровне этого научного учреждения и его широких деловых связях. На фронтоне же осталась выбитая в камне прежняя надпись: «Всесоюзный институт овцеводства».
История его началась в 1932 году, когда Московский учебный институт овцеводства вместе с Европейским научно-исследовательским институтом овцеводства были переведены в город Ставрополь, а в 1934 году научному центру был присвоен статус Всесоюзного института овцеводства и козоводства (ВНИИОК). Уникальные работы научно-исследовательского института позволили в небывалых до той поры масштабах преобразовать грубошёрстное овцеводство страны в высокопродуктивное тонкорунное.
Кропотливую работу по созданию отечественных высокопродуктивных стад, акклиматизации завозимых в страну зарубежных пород овец и т.д. прервала война. Многие учёные погибли на фронтах, другие потеряли здоровье. Непростая задача встала перед коллективом после войны — институт пришлось поднимать буквально из пепла. Не смотря на трудности послевоенного лихолетья, эта задача была решена. При участии и методическом руководстве ВНИИОК были созданы кавказская, ставропольская, грозненская, северокавказская мясо-шёрстная породы, советский и манычский мериносы. За этими сухими словами стоит гигантский труд ученых и специалистов-практиков, которые превратили наше Ставрополье в зону наиболее развитого овцеводства страны. Ставропольские учёные помогали создавать новые породы и овцеводам Алтая и Сибири, Украины и Нижнего Поволжья… В 60-х годах была создана промышленная технология в овцеводстве. Государство высоко оценило усилия учёных и в 1971 году институт был награждён Орденом Трудового Красного Знамени.
Девяностые годы были для института, как и для всей страны, временем потрясений и перемен. В 2001 году ВНИИОК был объединён с тремя другими институтами в Ставропольский научно-исследовательский институт животноводства и кормопроизводства. Он стал одним из крупнейших в стране научных центров в области животноводства. Реформирование науки, начавшееся тогда, продолжается и сегодня.

Новые решения старых проблем

Сейчас НИИ вновь переживает стадию реорганизации, связанную с вхождением в состав Федерального агентства научных организаций (ФАНО). В ноябре 2013 года директором Государственного научного учреждения Ставропольского НИИ животноводства кормопроизводства стала доктор биологических наук Марина Селионова. Она представитель славной династии животноводов. Её дед Константин Тимофеевич ещё в 30-е годы первым в крае принял отару австрализованной грозненской породы овец. Отец — Иван Константинович, кандидат сельскохозяйственных наук, более 15 лет работал во ВНИИ овцеводства и козоводства. Так что у Марины Ивановны любовь к этим прекрасным животным на генетическом уровне. Окончив с отличием Ставропольский сельскохозяйственный институт, она прошла путь от младшего научного сотрудника до заведующей отделом, была учёным секретарём института. За годы работы деканом факультета технологического менеджмента Ставропольского аграрного университета приобрела опыт умелого руководителя и талантливого педагога.
Беседу нашу мы начали с реорганизации в научной сфере страны и её влияния на работу научного учреждения. Марина Ивановна отметила: теперь институт вошел в ФАНО и появились новые перспективы. В институте трудятся 97 исследователей, из них 19 докторов наук, в том числе 10 профессоров и 46 кандидатов наук. Постоянно совершенствуется научная школа — за последние 3 года сотрудниками института защищено 5 докторских диссертаций и почти всем им менее 40 лет. Ставрополье, Юг России и Северо-Кавказский регион остаются ведущей базой племенного овцеводства всей страны. Ничего из научного наследия не потеряно, преемственность сохраняется, учёные следуют научным традициям, заложенным их предшественниками. Институт ведёт научное сопровождение отрасли овцеводства по всей России, имеет уникальные конкурентоспособные наработки.
— Научные разработки наших учёных исходят из потребностей практики, – говорит Марина Селионова. – Институт остался флагманом российской овцеводческой науки. Надо подчеркнуть, что высококачественная продукция овцеводства – это итог многолетней углубленной и, я бы сказала, ювелирной селекционно-племенной работы, поэтому учёные осуществляют долгосрочное научное обеспечение отрасли. К примеру, в племзаводе «Восток» Степновского района, возглавляемом Героем Ставрополья П.В. Лобановым, сотрудники института работают более 45 лет, а итогом совместной работы стало выведение уникальной породы мясошерстных овец – северокавказская мясо-шерстная. Убеждена, что именно благодаря тесному сотрудничеству науки и практики сохраняется культура ведения племенного овцеводства. Люди порой не всегда хорошо знают свою генеалогию, а селекционеры отлично знают родословные животных. В каждой племенной карточке овцы есть данные о том, кто были её родители и прародители вплоть до пятого поколения, какова была продуктивность этих предков. Каждое племенное животное имеет как бы фамилию, имя и отчество.
К сожалению, в последние годы производство основной продукции овцеводства – шерсти, неуклонно падает – сетует Марина Ивановна. — Это проблема общемировая, овцеводы Австралии и Новой Зеландии тоже столкнулись с нею. Причина – высокая стоимость шерстяной ткани и изделий из нее. Текстильные волокна искусственного происхождения вытесняют натуральную шерсть, так как они более технологичны, дешевле, при этом порой мало уступают по качеству натуральным тканям. Поэтому, адаптируясь к изменившимся условиям, австралийцы поменяли приоритеты, стали ориентироваться на создание овец двойной продуктивности, для чего вывели новую породу австралийский мясной меринос, чтобы получать от овцы одновременно шерсть и мясо.
Мы вступили в ВТО, и на потребительском рынке много говядины, свинины и птицы. Баранина существенно дороже, поэтому покупатель выбирает более дешёвое мясо. Значит, надо научиться производить баранину так, чтобы и качество, и цена устраивали бы потребителя. В рамках этой проблемы Национальный союз овцеводов выдвинул задачу создания российского мясного мериноса, и сейчас учёные нашего института на научной основе воплощают её в жизнь.
Вообще в животноводстве ситуация сложная. Отрасль поддерживается слабо, а овцеводство и того меньше. Недостаточная государственная поддержка отрасли приводит к сбросу поголовья. Соответственно, нет животных – нет села. Сельского населения всё меньше и возраст, в основном, пожилой. Профессии зоотехника, ветврача не престижны и не востребованы. Родители стараются отправить своих детей в город. С другой стороны, я изучала зарубежный передовой опыт и была удивлена – в развитых овцеводческих странах в селах живёт порядка 10 процентов населения, а работающих в сельскохозяйственном производстве и вовсе всего 2 процента, но сельхозпродукции там хватает. Потому что там иные технологии, более высокая производительность, а животноводство дотируется очень значительно, а у фермеров есть вся необходимая и современная техника. У нас обстоятельства иные и нам надо жить в тех условиях, которые имеются. Овцеводство может занять свою нишу, если научится получать на основе малозатратных технологий, при низкой себестоимости молодую баранину и высококачественную шерсть. Опять же, образно говоря, дилемма простая — приспособиться или погибнуть.
Для сохранения и развития есть все предпосылки. В стране огромные пастбища, особенно на востоке нашего края, которые могут быть эффективно освоены только овцами. Поэтому, хотим мы или не хотим, а овцеводство будет возрождаться. Хотя и не в том объёме, как раньше – шесть с половиной миллионов овец в крае, по-видимому, остались в прошлом. Мы начали приходить к мысли о малых семейных фермах. Они должны быть полностью механизированы, и работать там должны 2–3 человека — одна семья. Люди, которые предпочитают этот образ жизни, хотят жить в своём доме на ферме, дышать свежим воздухом, получать, потреблять и реализовывать экологически чистую продукцию. И я убеждена, что у фермерского овцеводства перспективное будущее. Уже сейчас есть успешные фермеры, у которых овцеводство рентабельно – в Изобильненском, Арзгирском, Левокумском районах, в Республике Дагестан. Наши коллеги из Киргизии и Казахстана тоже говорят о том, что овцеводство перетекло в частный сектор. Но овцеводы уже не хотят, как в старину, выходить в степь, хотят пасти овец на культурных огороженных пастбищах. А зимой также минимизировать ручной труд, использовать малозатратные технологии. Поэтому учёные должны предложить на современном этапе, как сделать овцеводство наиболее рентабельным. В решении этих проблем мы и видим свои главные задачи.

«Трудимся везде, где есть овцеводство»

Отдел овцеводства является самым крупным подразделением института. Возглавляет его доктор сельскохозяйственных наук, профессор Магомет Айбазов. Дело, которым заняты он и его сотрудники, они считают самым важным.
– Ставропольский край традиционно является краем развитого тонкорунного овцеводства, племенной базой отрасли, а значит, научное обеспечение должно быть на самом высоком уровне, – говорит он. – В отделе работают семь докторов наук, в том числе академик Василий Андреевич Мороз, который имеет колоссальный опыт практической и научной работы в овцеводческой отрасли страны. Сотрудники отдела работают практически в каждом хозяйстве Ставрополья. Образно говоря, мы работаем везде, где есть овцеводство, – и на бюджетной основе, и по прямым хоздоговорам, и по договорам с министерством сельского хозяйства.
При этом решаем научные проблемы овцеводства не только в Ставропольском крае, но и в Республике Дагестан, Калмыкии, на Алтае, в Ростовской и Саратовской областях, работаем с зарубежными странами: Туркменистаном, Украиной… К примеру, сегодня в Республике Дагестан несколько миллионов овец, но к сожалению, за последнее время там ослабла научная работа. Животные измельчали, нет современных технологий производства продукции овцеводства. Руководство республики обратилось, чтобы наши специалисты помогли в вопросах селекционно-племенной работы и разработке новых технологий производства молодой баранины. Мы готовы предложить современные научно-обоснованные технологии и совместно их апробировать.
У нас есть достижения, – каковы они? В СПК «Племзавод Вторая пятилетка» Ипатовского района, возглавляемым талантливым ученым-практиком и умелым организатором производства И. Г. Сердюковым в прошлом году была выведена порода джалгинский меринос. Это великолепная порода, сочетающая высокую живую массу, хорошие мясные качества и тонкую шерсть, которая востребована переработчиками (знаменитая английская фирма «Хьюго Босс» шьёт мужские костюмы исключительно из ткани, вырабатываемой из такой шерсти). Для восточных районов края создан восточно-манычский тип овец.
При отделе имеется уникальный генофондный банк семени высокопродуктивных животных, созданный ещё в 1973 году. В нём сосредоточен генофонд элитного овцеводства и козоводства страны и особенно края. Срок хранения семени безграничен. Услугами банка пользуются хозяйства не только Ставрополья, но близлежащих областей, и даже Бурятии и Украины. В отделе имеется современная автоматизированная линия по криоконсервации спермы в пайеттах, что позволяет постоянно пополнять хранилище за счёт лучших производителей, которые отбираются в хозяйствах края.
Сегодня мы используем современные биотехнологии, в частности, трансплантацию эмбрионов, синхронизацию половой охоты, стимуляцию многоплодия… Есть уникальные наработки по получению трансгенных животных («биологических реакторов»), продуцирующих с молоком различные белки, в частности белок грудного молока «лактоферрин», необходимый для становления иммунитета у новорожденных детей. Сейчас вплотную занялись расшифровкой генома овец с тем, чтобы выявить гены, ответственные за определенные параметры продуктивности, в частности, энергии роста, скороспелости и мясности.
Все эти биотехнологические приемы направлены на интенсификацию воспроизводства, использование биологического потенциала овец, получения максимальной продукции при минимизации затрат. А в конечном счете – на сохранение и развитие древнейшей и столь необходимой человеку отрасли – овцеводства.

В борьбе за качество шерсти

Животноводы отмечают: шерсть растёт в цене, появляются и реконструируются фабрики по её переработке, проблем со сбытом меньше. Но теперь требуется качество. Не только тонина высоких сортиментов, но и чистота. А то ведь иногда цвет руна, пока оно не сострижено с овцы, точно не определишь… И потому существование филиала заготовок и первичной обработки шерсти СНИИ ЖК, руководит которым доктор экономических наук, профессор Николай Тимошенко, не случайно. Не случайно и то, что находится он в Невинномысске, где ещё в советские времена начала работать шерстомойная фабрика: кубанская вода играет не последнюю роль в технологическом процессе.
Созданы и аккредитованы в системе Госстандарта России орган по сертификации шерсти и испытательная лаборатория. Лабораторией подготовлена Концепция развития первичной обработки шерсти и методические рекомендации по совершенствованию инфраструктуры шерстяного рынка.
Сотрудникам лаборатории технологии и оборудования разработаны технология, аппаратура и режимы щелочной рафинации шёрстного жира не только на Невинномысском шерстяном комбинате, но и в Бельгии, Австралии и Японии.

Работа с наследием античности

Козье молоко славится своими питательными и даже целебными свойствами, деликатесом считаются сыры из козьего молока. Не меньшими достоинствами обладает козий пух. С античных времён люди употребляют в пищу и мясо. При этом козочка неприхотлива в еде, поедает даже ветки. Соотношение количества корма, которое потребляют корова и коза, и количества производимого ими молока говорит в пользу коз.
Лаборатория козоводства, возглавляемая кандидатом сельскохозяйственных наук, доцентом Светланой Новопашиной, занимается совершенствованием существующих пород, типов и стад пуховых и молочных коз в различных регионах России, координирует научно-исследовательскую работу в этом направлегнии.
На опытной станции института создан племенной репродуктор по разведению молочных коз зааненской породы и генофондное хозяйство. В планах дальнейшей работы – создание первого отечественного типа молочных коз этой породы и работа над повышением продуктивности животных при разных системах содержания с использованием пастушьих собак. В институте имеется племенной питомник пастушьих собак породы австралийский келпи.

География расширяется

О чём бы ни приходилось говорить в НИИ животноводства и кормопроизводства, всё время хочется применять слова «важнейший», «один из основных». Без них не обойтись, когда характеризуешь лабораторию иммуногенетики и ДНК-технологий. Она работает на пике современных исследований — разрабатывает и усовершенствует методы генетического анализа, в основе которых лежат иммуногенетические исследования и ДНК-диагностика.
Возглавляет лабораторию доктор сельскохозяйственных наук, профессор Людмила Николаевна Чижова.
– Мы работаем, в основном с овцами, козами, крупным рогатым скотом, со свиньями – рассказывает она. У нас есть всё для того, чтобы проводить исследования на достаточно высоком методическом уровне. Стараемся, чтобы наши разработки имели практическое применение. Работаем, как с крупными сельхозпредприятиями, так и с фермерскими хозяйствами. Создание Испытательного центра при институте, аккредитация лаборатории значительно расширили географию сотрудничества с хозяйствами не только Ставропольского края, но и с хозяйствами республик Северного Кавказа, Калмыкии, Юга России, а также Забайкальского края (Бурятия, Читинская область).

Наследники Айболита

Важно не только получить хороших породистых животных, но и вырастить их здоровыми. Как тут не назовешь одной из важнейших в институте лабораторию инфекционных, незаразных и паразитарных заболеваний, в которой трудятся 3 доктора и 10 кандидатов наук. Во главе его стоит доктор ветеринарных наук, профессор Владимир Колесников. Владимир Иванович рассказывает:
– Из инфекционных заболеваний сотрудники лаборатории занимаются лейкозом и медленными инфекциями крупного рогатого скота, дезинфекционными и антибактериальными препаратами для дезинфекции животноводческих помещений. У нас есть оригинальные разработки. Это антисептики, дезинфектанты, обладающие пролонгированным – до одного месяца – уникальным бактерицидным действием. Их можно применять как для дезинфекции помещений, санации воздуха, обеззараживания кормов и воды, так и для профилактики и лечения различных инфекционных болезней.
Сотрудники разрабатывают физические и химические методы борьбы с болезнями молочной железы и репродуктивных органов крупного рогатого скота. Проводят испытания новых антигельминтиков, которые разрабатывают отечественные фирмы. Анализируют распространение клещей в крае, испытывают репеллентное и акарицидное действие препаратов в лабораторных условиях и на сельскохозяйственных животных.
Ещё одно важное направление работы лаборатории – изучение внутренних незаразных болезней, то есть, патологии обмена веществ. Мы делаем биохимический анализ крови и анализ кормов, выявляем дефицит макро- и микроэлементов, что необходимо для корректировки рационов кормления животных.

Кормить животных сытно и недорого

Эффективность животноводства зиждется на кормах, полноценных и желательно недорогих. Вадим Гребенников, доктор сельскохозяйственных наук, заведующий отделом кормопроизводства, главной задачей отдела называет совершенствование технологии выращивания кормовых культур в различных типах севооборотов.
– Основная работа связана с улучшением природных кормовых угодий в восточных районах края, – говорит Вадим Гусейнович. –Отсутствие научно обоснованного законодательства привело к деградации кормовых угодий: они используются варварски. Если в ближайшее время ситуация не изменится, овец нечем будет кормить. Сотрудники нашего отдела разрабатывают такие технологические решения, которые при минимуме затрат могли бы восстановить естественные ценозы пастбищных и сенокосных травостоев и позволили бы использовать их более эффективно и рационально. В сельхозпредприятиях мы высеваем различные сорта и виды многолетних трав, которые обладают очень высокой пастбищной устойчивостью и урожайностью, улучшаем пастбища различными методами. Используем минимально затратные технологии; изучая естественную флору пастбищ и насыщая их кормовыми травами: различными видами пыреев, житников, бобовых. Стараемся минимально проводить обработки почвы, старосеянные и давние пастбища используем, подсевая высокоурожайные бобовые культуры, не требующие много азотных удобрений. Благодаря подсевам разных видов трав в пяти-, шести-, семи-, восьмилетние травостои, пастбища через год-два восстанавливаются без больших затрат. На засолённых травостоях, требующих мелиоративных решений, высеваем засухоустойчивые, солевыносливые травы: пыреи, житняк гребневидный, донники, которые являются хорошими мелиорантами и рассолителями.

На структурном уровне

Немало усилий требует от аграриев животноводство. А каково качество производимой ими продукции? Его исследованием занимается лаборатория морфологии и качества продукции. Заведует ею Ирина Дмитрик.
– Мы разрабатываем методы и приёмы оценки, во время объездов хозяйств отбираем биоматериал и показываем селекционерам объективную картину, чтобы нацелить на то, к чему надо стремиться, – рассказывает Ирина Ивановна. – Исследуем шерсть (в связи с предстоящей выставкой, например, определяем тонину шерсти и ее уравненность в штапеле и по руну выставочных животных), оцениваем качество овчинно-шубного сырья. (Спрос на эту продукцию возвращается: создаются цеха по переработке овчин, завозится импортное оборудование, из овчины тонкорунной овцы изготавливаются шубы типа мутона.) В связи с развитием мясного овцеводства мы изучаем качество мяса на гистологическом уровне: определяем количество мышечных волокон, их диаметр, оцениваем мраморность, то есть, жировые прослойки между мышечными волокнами, содержание соединительной ткани, которое играет основную роль в жёсткости мяса.
Кроме этого, при выведении овец новой породы, или какой-то линии, для утверждения селекционных достижений требуется, чтобы качество произведённой продукции было подтверждено результатами лабораторных исследований. Этим как раз и занимается наша лаборатория.

Кто владеет информацией, тот владеет всем

Сегодня это утверждение актуально как никогда. Рассказ Дениса Белова, заведующего отделом информационных технологий Ставропольского НИИ ЖК, тому подтверждение.
Основное направление его деятельности отдела – технологии управления информацией в АПК.
– Благодаря использованию современных информационных технологий, другие страны сегодня более эффективно, чем мы, ведут своё животноводство – говорит Денис Евгеньевич. – Чтобы выходить на большие рынки, нужно иметь возможность формировать стабильные партии продукции: клиенты хотят знать, с какой периодичностью и какого качества зерно, молоко и мясо будут им поставляться. Пока в России этого нет. Необходим доступ к ежедневно обновляемой информации о произведённой сельхозпродукции. Не менее необходима современная система племенного и зоотехнического учёта. И здесь не обойтись без интернет-технологий.
Нами уже запущена информационная система, которая называется «Единая информационно-вычислительная система учета племенных животных Российской Федерации (Плем РФ)». Для животноводов предоставляется абсолютно бесплатный доступ к базовому функционалу этой системы, который даёт возможность учитывать необходимую информацию. На сегодняшний день мы имеем современный конкурентоспособный продукт высокого качества, а так же все возможности для дальнейшего его развития и поддержки.
И в заключении можно сказать, что Ставропольский НИИ животноводства и кормопроизводства не зря считается флагманом отечественной овцеводческой науки. В свои 80 с лишним лет государственное научное учреждение живо реагирует на вызовы, которые бросает современная действительность, генерирует новые научные идеи и успешно осуществляет их на практике. Иными словами, уверенно движется в будущее.