Ежегодный День поля кукурузы и подсолнечника в ООО Инновационно-производственная Агрофирма «Отбор» на этот раз перерос в республиканский праздник. В поселке Комсомольское Прохладненского района собрались семеноводы и производители не только из Кабардино-Балкарии, но и из других регионов нашей необъятной страны. 

Новые горизонты

Гостей приветствовали первый заместитель председателя правительства республики – министр сельского хозяйства КБР Сергей Говоров и глава администрации Прохладненского района Игорь Ячный. В этом районе сосредоточена треть пашни республики. Кукуруза на зерно занимает почти 22 тыс. га, масличные культуры – почти 12 тыс. га.

ООО ИПА «Отбор» является гордостью и района, и всей Кабардино-Балкарии. Она сама создает гибриды кукурузы и выращивает семена других полевых культур: пшеницы, рапса, подсолнечника, фасоли.

«Программа импортозамещения открывает перед нашими производителями новые горизонты», – заявил Игорь Ячный. Эту фразу можно было считать девизом всего мероприятия.

Для КБР импортозамещение в этой области особенно важно, поскольку республика, по данным президента Национальной ассоциации производителей семян кукурузы и подсолнечника (НАПСКиП) Игоря Лобача, производит до 38 % всех легально произведенных в России семян кукурузы.

Гибриды на пашне

Пока солнце не припекло в полную мощь (а 14 августа, когда проходило мероприятие, было еще очень жарко), участники Дня поля осмотрели посевы демонстрационного питомника кукурузы и подсолнечника, возделываемые по традиционной технологии – со вспашкой и поливом.

Пятигорский ВНИИ кукурузы предоставил для демонстрации добрую дюжину гибридов «царицы полей». Они относились к разным группам спелости, начиная от раннеспелых ФАО 150 и кончая ФАО 600. «Здесь представлены гибриды, которые будут использоваться в данном регионе», – уточнила Анна Горбачева, завотделом первичного семеноводства института.

Старый гибрид Ньютон из группы ФАО 210 зреет раньше, чем от него ожидают. Он засухоустойчив, дает до 8 т/га. «У него очень тяжелое зерно, – похвалила гибрид Анна Григорьевна. – Неказистый початок, но дает хороший урожай зерна. Гибрид устойчив к болезням, к вредителям, к полеганию».

Машук 210 и 220, по ее словам, отличаются хорошей влагоотдачей. Это именно то, чего, по словам производственников, обычно не хватает гибридам отечественной селекции. Машук 350 тоже отличается хорошей отдачей влаги при созревании, которое наступает чуть позже. «Если вовремя убирать, то сушить не надо, – отметила селекционер. – Но если вы передержите, можете много потерять». Машук 360 – старый гибрид, зерно которого дозревает на корню до 14-16 % влажности. Машук 390 – идеально выровненный, как импортные гибриды.

Также ВНИИ кукурузы показал свои белозерные гибриды, недостатком которых является их ломкость в момент созревания, и сахарные (овощные) гибриды, такие как Лакомка и Услада.

Равнение – на лучших

Между Машуками и Бештау, созданными ВНИИ кукурузы, затесался гибрид Янтарный. Это кукуруза на попкорн, семена которой в России в большом дефиците. В Пятигорске они есть.

Свои семена для демонстрации дал и Краснодарский НИИСХ. Одноименные с институтом гибриды давно пользуются успехом в разных регионах нашей страны. Правда те, что относятся к ФАО 450 и выше плохо отдают влагу, поскольку создавались, когда этот параметр особо не учитывали. Но сейчас, по словам директора ООО ИПА «Отбор» Расула Князева, у многих появились сушилки, и эта проблема начала уходить на второй план. Кукурузу сушат, и получают урожаи более 100 ц/га.

Ладожские гибриды производит ООО НПО «Семеноводство Кубани» в станице Ладожской Краснодарского края. Это предприятие полного цикла, у которого есть и селекционная работа, и семеноводство и свой собственный завод, где объединение доводит семена до кондиции. Ладожский 292 относится к тому же типу, что и Краснодарские 291 и 292, которые очень любят и много сеют в КБР. На Ладожский 298 Расул Азрет-Алиевич просил обратить особое внимание, поскольку он очень хорошо выглядел и был идеально выровненным. Абсолютно зелеными были стебли Ладожских гибридов от 341 до 506.

Пять гибридов показал в Кабардино-Балкарии Всероссийский НИИ зерновых культур. Зерноградский 282 МВ и 288 МВ, как отметил Расул Князев, «это гибриды достойны внимания». Еще два зерноградские гибрида – Зерноградский 354 МВ и Экспериментальный 351 МВ – трехлинейные. Их выращивают на зерно. А новый гибрид Гефест годится и на зерно, и на силос, подходит для богары.

Ранние гибриды предложил Воронежский филиал ВНИИ кукурузы. Воронежский 158 и 175 по высоте и початкам почти не уступали более поздним гибридам. «Эти гибриды можно использовать, если вы боитесь засухи, – прокомментировал хозяин демонстрационного поля. – Сейте рано и вы получите зерно». На Севере страны воронежский гибрид Каскад 166 по урожайности и влагоотдаче переплюнул все иностранные гибриды!

Порадовала своими селекционными открытиями и Северная Осетия. Она показала свой среднеспелый гибрид ИР 350 и два поздних ИР 302 и 404. Это тоже компания полного цикла с собственными селекцией, семеноводством и кукурузо-калибровочным заводом в селении Кадгарон.

Оригинатор НПО «КОС-МИС» из Краснодарского края поделилась для демонстрационного посева семенами трех гибридов Кубанских 257 МВ, 280 СВ и 330 МВ.

Были также представлены семена Агрохолдинга «Кубань», фирмы Pioneer, Monsanto, Limagrain, Syngenta, Maisadour и других.

Конечно же, нашлось место и для гордости хозяев мероприятия – гибридов ИПА «Отбор». Агата СВ и Дарина МВ зарегистрированы только в этом году. Они позиционируются как зерновые гибриды для северных районов. Достойно смотрелись гибриды линейки Родник. Радовала силосная Диана. Помимо них «Отбор» впервые показал Стеллу – это прорыв кабардино-балкарской селекции по влагоотдаче. Он высыхает на корню до 13-14 % влажности. Пока что он проходит государственные испытания.

Пробились под солнцем

В селекции подсолнечника, судя по демонстрационному посеву в ИПА «Отбор», большим разнообразием отечественная наука похвастать пока не может. На поле из российских гибридов красовались только достижения краснодарского ООО «Агроплазма», которое и выводит, и производит, и дорабатывает свой семенной материал, и продает практически во всех зонах, где только растет эта культура.

Это предприятие зарегистрировало немало уже гибридов, хотя появилось только в 2000 году. Первый гибрид, созданный компанией, назывался Махаон. Бабочка стала логотипом компании. На поле в КБР «Агроплазма» показали 12 гибридов. Среди них такие, как Любо, произведенный к 250-летию прихода запорожских казаков на кубанскую землю и уважающий орошение, и Надежда, не теряющий продуктивность в любых условиях. Были показаны гибриды с повышенным содержанием олеиновой кислоты, такие как Вперед КЛП, устойчивые к новым расам заразихи, например, Анюта, и устойчивые к гербициду «Евро-Лайтнинг», например Гусар.

Остальное место в демонстрационных посевах заняли иностранные компании.

День поля – на федеральный уровень

Рассматривая новинки селекции, президент НАПСКиП Игорь Лобач в интервью «СКФО-Агро» признался, что если переставить таблички, ни он, ни многие участники Дня поля гибриды друг от друга не отличат.

«Я всегда смотрю на подготовку мероприятия, – пояснил он. – Ведь это площадка, на которой устанавливаются контакты, дающие потом продажи. Для меня важно, чтобы это мероприятие было востребовано народом, а здесь более 100 человек, и можно делать следующий шаг и смело включать День полы в КБР в план Всероссийских мероприятий. Важно, что мы увидим и агрегаты, и семенной завод. Это все говорит об уровне Дня поля. Постепенно КБР и фирма «Отбор» уходит от междусобойчика . Мы все начинаем понимать, как надо продвигать свою продукцию».

Правда, тягаться с иностранцами нам непросто. Они тратят только на раскрутку своих гибидов кукурузы в России вместе до 500 млн руб., тогда как члены ассоциации совместно едва набирают 12 млн руб.

За каждым из 100 присутствовавших представителей разных регионов России стоит еще по сотне покупателей, уверен Игорь Александрович. И если в Центральных регионах России и на Севере Дни поля должны собрать как можно больше рядовых сельхозтоваропроизводителей, то на Юге, где производятся семена, важно собрать дилеров, тех, кто будет продавать. «А продавать ты не сможешь, пока не будешь убежден в правоте своих слов, пока ты этого не увидишь. Достоинство этого дня поля в этом и заключается», – подчеркнул Игорь Лобач.

Он отметил, что селекционеры сделали шаг вперед, когда додумались, чтобы линейки гибридов отдавать под исключительные договора, чтобы только одна фирма могла их продавать. Тогда проще идентифицировать бракодела. «Сегодня, когда родительские формы продаются неопределенному кругу лиц, непонятно, почему гибрид один и тот же, а качество разное, – отметил президент НАПСКиП. – Родительские формы, по нашему мнению, не должны быть конечным товаром. Конечным товаром должен быть мешок с семенами».

Техника для особой технологии

Семеноводством ИПА «Отбор» уже пять лет занимается исключительно с использованием нулевой технологии обработки почвы. Для этого агрофирма приобрела иностранные сеялки прямого посева. Полив родительских форм обеспечивают катушечные поливальные машины. Метелки материнских растений с этого года удаляют специальными машинами, о которых директор предприятия Расул Князев давно мечтал. Почти вся техника приобретена в кредит по безжалостной ставке от 18 до 22 %. А вот для уничтожения отцовских форм используют каток собственного производства. Он не только прикатывает, но и рубит сослужившие службу растения.

В качестве эксперимента в этом году «Отбор» посеял большую делянку подсолнечника вперемешку с желтым донником. Это называется «бинарный посев». Научное сопровождение опыта ведет Николай Зеленский, доктор сельскохозяйственных наук, завкафедрой растениеводства и экологии Донского государственного аграрного университета.

«Для чего это делается? Вы знаете стоимость удобрений, знаете, что происходит с нашей почвой, – комментировал Николай Андреевич. – Так вот данная технология позволяет обеспечивать питание и рациональное использование природных факторов жизни».

Как ни странно, донник на поле агрофирмы не отбирает у подсолнечника влагу. Напротив, гибрид «Агроплазмы» Надежда для полутора месяцев засухи выглядел очень неплохо. Бобовая многолетняя культура стала для него, по словам Зеленского, «столовой, которая обеспечивает питание растений в течение всей вегетации».

«Это имитация природы. Рациональнее ее еще никто ничего не сделал. За период вегетации донник обеспечит накопление биологического азота более 150 кг/га. Я рекомендую Расулу Алиевичу после того, как он уберет подсолнечник на семена, на одной части этого поля разместить кукурузу. Донник отрастет весной до высоты 15-20 см, затем его необходимо убить, и посеять кукурузу сеялкой прямого посева, – советовал профессор. – После кукурузы на озимой пшенице урожай будет просто супер. Донник обеспечивает биодренаж почвы. Вы знаете, что здесь тяжелые слитые почвы. Их водопроницаемость очень низкая. Многие делают глубокое рыхление . Это хороший агроприем, но он очень дорогой и энергоемкий. Донник эту проблему решает. Его корневая система проникает на глубину более 5 метров».

Поскольку на поле применялась технология прямого посева, оно было очищено от сорняков баковой смесью глифосата и гербицида-почвенника.

Кладовая влаги в засуху

Справа от бинарного посева красовалась кукуруза. Видеть ее в таком зеленом состоянии было удивительно, поскольку в других хозяйствах на богаре она давно погорела. Здесь, несмотря на отсутствие осадков и 40-градусную жару, живо выглядели и воронежские ранние гибриды, включая лидера северной зоны страны Каскад 166 , и гибриды «Отбора», замульчированные пожнивными остатками пшеницы и избежавшие глубоких трещин на почве, и все остальные пять десятков достижений отечественной и сербской селекции.

«Этот посев нельзя сравнивать с тем посевом, где проводились поливы, вносились удобрения. Здесь удобрения 100 кг/га были только при посеве», – просил обратить внимание Расул Князев.

Он подчеркнул, что выглядят они замечательно, именно потому что нулевая технология почвообработки дает растениям влагу.

«Системный гербицид мы покупали по демократичной цене, – отметил он. – Но это не значит, что если дешевый, то его надо лить без меры. Мы строго следим за нормами, всегда даем пониженные нормы от рекомендованного. Важно также правильно настроить опрыскиватель и сделать опрыскивание в тот день, когда это нужно. Надо в раннем возрасте сорняк убивать, пока можно справиться малыми дозами».

От селекции до завода

Разговор о производстве конкурентоспособных семян был продолжен на совещании. Оно прошло «без отрыва от производства», между полями за столами, которые сначала радовали свежими кабардино-балкарскими фруктами, арбузами и дынями, а после ломились от обеденных блюд.

Заместитель директора ИПА «Отбор» по науке Руслан Абубекиров сообщил, что сейчас селекция агрофирмы решает две задачи. Во-первых, это создание среднепоздних гибридов с хорошей влагоотдачей, а во-вторых, возобновление разработок по позднеспелой кукурузе. Это направление два года было полностью заброшено. К следующему Дню поля Руслан Нажмудинович надеется показать более широкую линейку собственных гибридов.

Но чтобы произвести качественные семена, мало работать с генетикой. Как отметил в своем докладе директор агрофирмы Расул Князев, для этого нужна щепетильность как на поле, так и на складах. Новые машинки для удаления метелок существенно облегчат работу селекционеров и семеноводов. А ускорить и облегчить процесс подготовки родительских форм должен новый заводик на базе этого же хозяйства. Экскурсия по нему состоялась сразу после совещания, хотя в новый цех пока завезена не вся необходимая техника.

Готовые семена ИПА Отбор сдает на кукурузокалибровочный завод ООО «Гибрид СК» в городе Баксан, где завершилась деловая программа республиканского Дня поля. Директор этого предприятия Артур Ашабоков в своем выступлении на совещании без ложной скромности назвал свой завод одним из лучших в России. Самым больным для него, как выяснилось, является вопрос борьбы с контрафактом. Артур Бисултанович поддерживает предложения Россельхознадзора по уничтожению нелегально завезенных семян. А НАПСКиП считает, что также надо поступать и с отечественными подделками. У таких предприятий, как «Курганинский элеватор», было время войти в легальный рынок. В Минсельхозе и Россельхознадзоре инициатива ассоциации находит понимание, так что решение может быть принято в ближайшем будущем.

Царица возвращается

Производство зерна кукурузы и его потребление особенно активно растет последние пять лет, заявил Игорь Лобач.  Внутреннее потребление увеличилось в 2,7 раза и достигло 8,8 млн т зерна.

«До 2011 года кукуруза практически не использовалась на корм, – пояснил Игорь Александрович. – В 11-м году мы начали экспортировать кукурузу. В текущем сезоне только с сентября 2014 по март 2015 года на экспорт отправлено 2,5 млн т зерна или 21 % от общего использования».

НАПСКиП прогнозирует дальнейшее увеличение объемов экспорта, чему будут способствовать крупные инвестиции в портовые мощности для отгрузки зерна. В ближайшие 2-3 года также надо будет пополнить переходящие остатки, которые во время засушливых 2010-2011 годов снизились до критически малых объемов. Кроме того, «царицу полей» вернет на поля возрождающееся животноводство.

«Мы используем 54 кг кукурузы на душу населения. В ЕС, где аналогичный режим питания, 116 кг, – привел разницу в статистических данных Игорь Лобач. – Так что даже если мы в полтора раза увеличим потребление кукурузы на душу населения, мы еще не достигнем европейских показателей. Все это говорит о том, что перспективы рынка зерна кукурузы у нас велики, как для внутреннего потребления, на корм животноводству, так и увеличения экспорта».

Южные регионы России могут позволить себе увеличить долю кукурузы в севообороте до 20 %, считает докладчик. «Это культура того заслуживает Кукуруза. Она самая урожайная из всех зерновых. И даже при урожайности 5 т/га, а ее рентабельность превышает 65 %. С увеличением до 8 т/га, в некоторых регионах, таких как Белгородская область, выгода достигает 130 %.

«Нужны семена, без которых прироста в посевах кукурузы не будет, – подчеркнул Игорь Александрович». – Остатки семян у членов ассоциации не превышают 5 % от общего производства, в сравнении с прошлыми годами, когда оставалось 25 – 30 % семян».

Прирост потребления кукурузы, что важно, обеспечил не контрафакт, который вырос лишь на 20 %, а не в разы, и не иностранцы, которые в этом году продали на 8 тыс. т семян меньше, чем в прошлом году, а именно отечественные семеноводы. В следующем году они смогут продать еще больше семян, поскольку площади посева родительских форм выросли на 30 % по сравнению с прошлым годом.

Что касается качества отечественных гибридов, то они, по мнению Игоря Лобача, не уступают иностранным? «Разговоры, что красивее, что нет, на урожайность не влияют, – уверен он. – Наши опыты показывают, что в урожайности мы не отстаем».

Если российские семеноводы в чем-то и отстают, полагает докладчик, то только в государственной регистрации новинок. В 2013-2014 годах только семь гибридов кукурузы частные предприятия зарегистрировали: шесть – «Семеноводство Кубани» и один – «Отбор». Еще 6 гибридов ввели в производство государственные семеноводческие центры – Краснодарский НИИСХ и пятигорский ВНИИ кукурузы.

Нужно учитывать, что гибриды – это не пирожки. На создание каждого уходит не менее семи лет, и в условиях скудного финансирования российские селекционеры делают все, что от них зависит.

 «Наша доля в реестре Российской Федерации составляет всего 14 % от общего количества. Все остальное – это гибриды иностранных компаний. Зачем это делается? Чтобы при возможности, как в свое время нам сюда отдавали окорочка, замороженные и по 25 лет лежавшие в американских федеральных запасах, эти семена были сброшены при необходимости на российский рынок. У нас есть предложение исключить из реестра все то, что испытывалось протравленными семенами».

Кроме того, НАПСКиП предлагает ввести квоты и брать с иностранных компаний дополнительную плату за регистрацию новинок. Именно так на Западе поступают с российскими гидридами, требуя за легализацию каждого образца 10 тыс. евро!

Препятствиями в увеличении посевов родительских форм являются дефицит початкоуборочных комбайнов и пространсвенная изоляция.

«Мы четко понимаем, что на тот объем кукурузы, который мы производим, комбайнов не хватает. Это больная тема, – подчеркнул Игорь Лобач. – Хотя постепенно их закупают. В Белгородской области три комбайна купили, в Воронежской».

Вторая проблема – пространственная изоляция, может быть решена на законодательном уровне принятием специальных нормативных актов о семеноводстве. «Надо отдать должное: в КБР имеется закон о семеноводстве, который пока не сильно работает. Принят закон и в Краснодарском крае. Нужно сделать так, чтобы семеноводы были главными на земле, а товарное производство подстраивалось под его нужды, – считает президент Ассоциации производителей семян. – Допустим, если «Отбор» сеет участок гибридизации, все остальные хозяйства вокруг должны спросить, что можно рядом сеять».

Помимо выращивания семян, важная их подготовка. Сейчас участники ассоциации могут готовить порядка 67 тыс. тонн. «Если мы хотим иметь 80 тыс. т производства при потребности 100–110 тыс. т, то мы должны построить еще как минимум 3 завода десятитысячника, желательно при поддержке правительства».

По мнению Лобача, было бы неплохо создать в России один-два крупных семеноводческих предприятия, «способных своей мощью конкурировать с иностранцами».

«Зерно – беременное существо»

Еще одна важная составляющая производства качественных семян – это оборудование специализированных заводов для послеуборочной подработки семенного материала. На постсоветском пространстве, как правило, используется техника, которая травмирует зерно, убивая зародыш. На Украине ООО «Спецэлеватормельмаш» разработало принципиально новые элементы конструкции сушилок, зерноочистителей и калибровочных машин. О них на совещании рассказал директор этого предприятия Леонид Фадеев.

«Мы отгружаем оборудование в Парагвай, Аргентину. Наш подход к технике максимально естественен. А если мы с природой дружим, за нами правда», – заявил он.

В Кабардино-Балкарию на показ он привез технику, уже подтвержденную патентами в России. Ее будет выпускать предприятие в Нижнем Новгороде.

«Нет универсальных зерноочищающих машин. Современные машины не имеют необходимой тонкой технологии и глубины регуляции . Самые крупные сепараторы в мире занимают более 40 м куб. Производительность указана 100 т/ч. Это пропускная способность, а не очистка, –покритиковал Леонид Васильевич. – Как только вы начинаете повышать качество, вы снижаете производительность до семи раз. Мы пошли другим путем. Создали модуль, который имеет четыре регулятора. Каждый регулятор площадью рассева 3,6 м. Из них мы складываем любые машины по качеству фракций и по компоновке».

Уникальными в этих машинах являются, например, сита. Они имеют не щелевые и не круглые отверстия, а сотообразные. Пчелы придумали эту конструкцию с максимумом полезного объема и прочности миллионы лет назад. Леониду Васильевичу, который из оборонной инженерии пришел в сельское хозяйство, это открылось 20 лет назад.

 «Я не верил, что мне дадут патент на дырку, – пошутил он. – Мне дали патент на дырку». За счет этого из сита ушли «звездочки» металла между круглыми дырками и проницаемость сита увеличилась.

Запатентовал Леонид Фадеев и особые решёта, в которых семянка поворачивается и калибруется по толщине – самому маленькому размеру. Эти решёты не травмируют семена, на них нет заусениц.

«И как можно было мириться с нориями, которыми покрыт весь наш аграрный бизнес. Они со скоростью 2,5 м/с выбрасывают зерно в отбойную плиту. Некоторые пишут, что ставят туда легированную сталь, чтобы плита держала удар зерна. А то, что бьются зародыши сотни тысяч тонн зерна об эту плиту, их не волнует, – возмущался докладчик. – Мы ставим нории тихоходные, регулируемые, полного ковша, которые не травмируют зерно».

Точно также Леонид Васильевич раскритиковал пневмотранспорт, который разгоняет пшеницу до 35 35 м/с. «Этот поток на первом же повороте размажет зародыш о стальную трубу, – ужасается изобретатель, по мнению которого «зерно – это живое беременное существо».

С таким же негодованием он высказывался о «варварской» классической технологии обработки земли, которая убила почвенную биоту. Он является большим поклонником нулевой технологии и всегда приводит в пример знакомого украинского фермера, который вернул своему участку жизнь и разбогател. В отличие от соседей, у него на квадратном метре земли было не пять и не 10, а целых 160 дождевых червей.

«Я 30 лет занимался совершенствование реактивных военных двигателей, и только потом понял, что земляной червяк значимее, чем подводные лодки и истребители пятого  поколения, – признался он. – Плодородие зависит от наличия дождевого червяка, а мы его выпахали, вырезали, отравили и ждем, когда у нас почва будет давать урожай. Да нет, братцы. Вы сегодня вынуждены сыпать азота туда больше по затратам, чем на всю остальную агротехнологию. Почему? Почву убили. Верните жизнь в почву, и все пойдет так, как природа заложила».

Сложности «простой» технологии

Сторонниками no-till были и следующие два докладчика: ростовский профессор Николай Зеленский и автор специализированного сайта No-till.ru Михаил Драганчук.

Николай Андреевич занимается теорией «нулевой технологии» в российских условиях уже 30 лет. За это время он понял, что это далеко не «упрощение», как многим кажется на первый взгляд. Более того, у этого вида взаимоотношений сельхозпроизводителя с почвой, по мнению Зеленского, есть своя «философия». «Без понимания философии и не начинайте, – посоветовал он. – Это технология высшего пилотажа. Необходимо контролировать сорняки, болезни, вредителей».

В ИПА «Отбор» его пригласили, чтобы решить появившиеся после перехода на новую технологию проблемы. «Плодородие почвы, несмотря на прямой посев, оставляет желать лучшего. Почвы здесь слитые, водонепроницаемость очень низкая. Осадки, которые выпадаю в большом количестве, продуктивно не используются. Нет влагопоглощающей способности почвы, потому что из севооборота ушла большая группа многолетних бобовых трав — стража сохранения плодородия почвы», – описал проблему Николай Зеленский.

Прямой посев без азота, по его словам, обречен на неудачу. Но его можно не вносить, если сеять многолетние бобовые травы. Причем это можно делать в виде бинарных посевов, продемонстрированных ранее на экспериментальной делянке. Вместо донника также можно сеять эспарцет, люцерну или вику.

«За один год вегетации многолетние бобовые травы из воздуха обеспечивают накопление больше 150 кг азота, 50 кг фосфора, 100 кг калия, – привел любопытные цифры профессор. – Но нет животноводства, и эти культуры ушли из полей».

Донник по технологии, разработанной Зеленским, можно использовать несколько лет. Сначала он обеспечит минеральное питание подсолнечника, потом его пожнивные остатки можно пустить на мульчирование почвы, можно скосить на корм скоту либо оставить на поле в качестве сидерата. Черного пара при технологии прямого посева быть не должно. После подсолнечника прямо по доннику можно сеять пшеницу. Зимой кустики травы будут задерживать влагу. Весной, чтобы донник не заглушал пшеницу, его надо приостановить в росте гербицидами. После уборки пшеницы к осени можно получить с этого поля еще и урожай семян люцерны.

У Михаила Драганчука нашлись свои аргументы в пользу «нулевой технологии». «Все говорят: «Наши деды пахали, и мы будем пахать. Но когда этим товарищам предлагают пересесть на телегу, как деды ездили, никто не хочет», – посмеялся автор сайта No-till.ru.

По его словам, в Крыму, где почву разрушают пыльные бури и ливни, нулевая технология является спасением. «Главное, что нас беспокоит – это влага. Когда мы начинали, трещины были такие, что рука или нога заходила. У нас маленький корнеобитаемый слой, потому что ниже скала. Трудно накопить и удержать влагу. Надо улучшить структуру почвы, чтобы влага сохранялась. Увеличить количество органики. Уменьшить плотность почвы. Все это позволяет сделать No-till», – уверен Михаил Иванович.

Спасибо американцам и югославам

Воспевание отечественной селекции в конце Дня поля постепенно перешло в восхищение зарубежной техникой. Участники мероприятия осмотрели кукурузокалибровочный завод ООО «Гибрид СК» в Баксане, построенный югославами и оснащенный американским оборудованием.

Почти все процессы на этом предприятии автоматизированы, начиная от весов, на которых взвешивают прибывающие из ИПА «Отбор» и других кабардино-балкарских предприятий грузовики с кукурузой в початках. Только досушив зерно на початках, можно получить хорошие семена.

Дальше грузовик заезжает на специальную платформу, которую можно поднять, и высыпает початки. Приемный бункер вмещает 10 т. Этого достаточно, чтобы быстро отпустить машину. Вибротраспортер бережно подает початки кукурузы в цех лущения и транспортировки. Там работает около 20 сезонных рабочих, в основном женщины. Для них во дворе построены симпатичные деревянные домики, где можно перекусить и отдохнуть.

Но пока початки движутся по транспортерам, зевать нельзя. Нужно снять с ленты неочищенные кочаны и отправить их назад на доработку, отбраковать больные или поврежденные мышами початки. В конце конвейера над лентой на колышке висят несколько кочанов. Это кукуруза другого вида, которую тоже надо отсортировать.

Скорость движения техники регулирует оператор, чтобы кочаны ложились с определенной периодичностью. На выходе из помещения на последней ленте транспортера сидит главный агроном, который контролирует, что отправляется на сушку. Вся система отключается одной кнопкой.

Дальше зерно отправляется в 12 камер для сушки, в которые теплый воздух 40 градусов по Цельсию подается попеременно, то снизу, то сверху. Его нагоняют американские генераторы, исправно работающие, несмотря на возраст – завод построен в конце 90-х годов.

Сушильные камеры выполнены с наклоном, чтобы початки можно было выгрузить из них без применения техники. Потом сухие кочаны легко лущатся в цехе обмолота, после чего очищаются от грубого мусора и поступают в силоса временного хранения. Их 12, и каждый рассчитан на 500 тонн. Но в конечном итоге завод может вырабатывать только 5 тыс. т готового зерна. Дело в том, что 1 тыс. т после калибровки отсеивается и выбраковывается. «Если бы селекционеры поработали, более выровненное зерно сделали, выход готовых семян был бы больше, – отметил во время экскурсии по предприятию заместитель директора завода по производству Ислам Таов, – Вот почему на совещании поднимали вопрос, чтобы селекционеры работали, иностранцы, чтобы был более качественный семенной материал».

Фактически на полную мощь завод работает всего три месяца в году – с начала августа до начала ноября. А потом уже он не спеша калибрует семена из временных силосов на четыре фракции и отправляет на склад готовой продукции.

Это не единственный в КБР кукурузокалибровочный завод, но он самый современный, и именно его ИПА «Отбор» выбрало в качестве партнера, чтобы завершить цикл производства семян своих гибридов, чтобы производители могли получить отечественный и при этом очень качественный семенной материал.

Вперед к отечественному рынку?

Хотя, конечно, догнать иностранцев нам будет не просто. Заур Харадуров, директор ООО «Элеватор», похвалив День поля в ИПА «Отбор», рассказал «СКФО-Агро», что за границей отношение к кукурузе более трепетное. «Я бывал в Сербии, видел их производство. Это небо и земля. Чтобы убрать наши семена гибридов, Россия даже не производит комбайнов! – пожал он плечами. – Сейчас мы приобрели новый белорусский комбайн, не знаю, как он себя покажет. А так мы убираем комбайнами 30-летней давности! А импортные комбайны очень дорогие – 500 тыс. евро один».

В любом случае, нам надо вернуться к отечественному производству, уверен директор кабардино-балкарского ООО «Черниговское» Юрий Скрипчак. Сейчас его предприятие выращивает иностранные гибриды, хотя ранее сеяло и русские. «Наша республика производила прекрасные семена. Я в молодости застал тех, кто их производил, – вспоминает кукурузовод. – Надо к этому вернуться. У нас есть достойные семена».

День поля помог выявить насущные проблемы отрасли и дал возможность производителям семян и товарной кукурузы и подсолнечника поделиться опытом. «Я здесь была четыре года назад. Мы тут друг друга узнаем, видим, какие здесь гибриды и какие у нас, – рассказала «СКФО-Агро» главный агроном ООО «Прохладненское хлебоприемное предприятие» Надежда Сапоженко. – Состояние у нас тоже хорошее, несмотря на то, что на Ставрополье и Кубани погорела кукуруза. Там она в основном без орошения. Мы стараемся орошать. Есть водозабор свой, днем и ночью поливаем».

Уборка кукурузы намечалась в КБР на конец августа, так что скоро соревнование в урожайности между иностранными и нашими гибридами покажет, чья селекция лучше.

Лана Исакова