Как завести фермерское хозяйство через Интернет

875

Среди россиян 78 процентов, по данным ФОМ, уверены, что отечественные сельхозпроизводители способны в ближайшие годы обеспечить страну необходимым продовольствием. Среди сельских жителей их больше — 83 процента. Крупные сельхозпроизводители получают дотации от государства и могут рассчитывать на льготные кредиты. А на что могут рассчитывать небольшие фермерские хозяйства? Можно ли без денег и связей завести свое хозяйство и сделать его рентабельным? Можем ли мы быть помощниками друг другу в этом деле, воспользовавшись, например, механизмом краудфандинга. На одном из популярных краудфандинг-ресурсов я нашла такой запрос от мини-фермера Марины Потаповой.

Городская девушка, не знавшая, с какого бока подходить доить корову, приехала с мужем в забытую богом деревню, чтобы завести собственное сельское мини-хозяйство — кур, корову, козу.

Причина — летние каникулы у бабушки на лесном кордоне, задавшие ей «идеал» гармоничной жизни на природе, — лес с ягодами, река с рыбой — это было ее счастье.

И она шагнула в новую жизнь. Мужественно пошла работать дояркой на ферму за 2 тысячи рублей. Затем перешла на молокозавод, чтобы узнать все об обработке молока. Зарплата была не намного больше. Начала понимать, почему люди в деревнях спиваются и не хотят работать. Труд так тяжел, а зарплата так мала, что больно и обидно.

Но «идеал» не потеряла.

Ну ладно, работа тяжелая, зарплата обидная, но почему люди перестали держать домашний скот?

— В 2001 году, когда я первый раз приехала жить в деревню, у нас с нашей улицы собиралось 20 коров, а к 2008 году осталось всего 3, — рассказывает Марина.

Ее сельские университеты дали толк. Марина с мужем (тогда они еще не были в разводе) купили в деревне дом, сняли в аренду конюшню в 500 квадратных метров и за несколько лет развели хозяйство — коров, 40 коз, кур, кроликов. Продавали молоко, мясо и яйца, делали домашний сыр и колбасу.

Судьба менялась, Марина возвращалась в Екатеринбург, снова мечтала о деревне. И наконец остановилась на маленьком городе Богдановиче. Сняла дом и начала восстанавливать свое любимое козье стадо с двух племенных козочек. За 3 года у нее снова появилось козье стадо и куры. Продает молоко, домашний сыр, яйца, мясо, излишки рогатого скота (коз, дающих не по 3, а по 2 литра молока, старается продать).

С недавних пор заработанных денег стало хватать на жизнь семьи. Марина смогла уволиться с дежурной работы и заняться исключительно своим хозяйством.

— Когда я приехала в Богданович с 2 козами, на меня смотрели как на сумасшедшую. Когда коз стало 10, взгляды стали удивленнее, а когда 30 — уважительнее — это же надо все стадо подоить, сена им накосить…

Ее младшие сыновья, 12 и 14 лет, пасут коз, косят сено. При этом хорошо учатся и профессионально занимаются спортом, в школе их ставят в пример.

— Много работающие физически дети сегодня в деревне почти экзотика, — говорит Марина. — И поначалу соседи меня упрекали: «Почему у тебя 12-летний ребенок воду с колонки таскает?» — «Но он же мужчина!» — отвечала я.

И, действительно, ее мальчишки могут и дрова нарубить, и воду принести, и еду приготовить. Младший уговаривает мать научить его коз доить.

Вскоре примеру Марины Потаповой — сработал эффект Тома Сойера — стали подражать. Многим в Богдановиче стало любопытно завести хотя бы две козы.

У Марины изначально был составлен домашний бизнес- план и выведена рыночная формула ее домашнего хозяйства: если коза дает 3 литра молока в день, Марина выходит на самоокупаемость. Если при этом иметь рынок сбыта мяса и молочных продуктов — есть прибыль.

— Сегодня в месяц мы зарабатываем около 20 тысяч рублей (плюс еще заработок старшего сына). Средняя зарплата в «вялоразвивающемся», по ее словам, Богдановиче — 12 тысяч. В Екатеринбурге в офисе она получала 25 тысяч.

Главное в ее домашней экономике — новые рынки сбыта. Молоко у нее пока неплохо расходится, сыр труднее, цена великовата.

У Марины уже есть постоянные покупатели, благодаря «сарафанному радио» появляются новые. Недавно она стала сотрудничать с двумя интернет-магазинами.

— Это удобно, они сами приезжают и берут то, что им нужно. Я им продаю по «ценам Богдановича», это дешевле, чем в Екатеринбурге, и им выгодно.

Возможности продажи через интернет — ее сбытовое ноу-хау.

— Я поняла, что людям надо постоянно о себе рассказывать и показывать свою продукцию на фотографиях. Думаю, что надо сделать сайт в Интернете.

Но у нее уже есть странички в соцсетях, на фотографиях — бутылки с авторскими этикетками на фоне вышитых ручников и венков из одуванчиков.

Самое трудное в ее теперешней жизни — рабочий день, начинающийся в 3 часа утра, иначе ей не успеть сделать все по хозяйству и отправить детей в школу. Самое приятное — на столе всегда натуральные продукты — это ее гордость. Дети, если она покупает молоко в магазине, сразу тестируют: «Мама, невкусно!»

Взять льготные кредиты Марине трудно. «Я пыталась вступить в союз сельхозпроизводителей, чтобы получить денежный грант, но мне там прямо сказали: «Куда вы лезете? Вы его не выиграете, когда в соперниках бывшие колхозы и большие фермерские хозяйства!»

Поэтому она зацепилась за идею краудфандинга. Собрать деньги с народа, с «болельщиков», готовых поддержать вот таких робинзонов сельского хозяйства, а потом вернуть занятое сыром, диетическим козьим мясом и прекрасно собранной «молочной корзиной».

Недавно Марина ездила на большую козью ферму за опытом. И у нее появился новый проект с поэтическим названием «Закрома козочки Милы». Для расширения своего крестьянско-фермерского хозяйства она решила переехать в Костромскую область. Объездила там с друзьями множество заброшенных мест, и в результате нашла деревню на берегу реки. Уже договорилась с местной администрацией, определилась со школой для детей, приготовилась к ремонту заброшенного дома. Подготовила к переезду 30 своих коз.

Там, где я познакомилась с Мариной, есть около десятка подробных запросов. Ждать ли Марине и таким, как она, от нас помощи?

Комментарий

Федор Мурачковский, генеральный директор и сооснователь краудфандингового ресурса Planeta.ru:

— В России в краудфандинг пока приходят в основном творческие, общественные, благотворительные проекты, но это этап развития. В последний год активно стал приходить малый бизнес. Люди поняли, что это новая возможность для старта, инструмент маркетинга, возможность проверить актуальность бизнеса, свою потенциальную аудиторию. И мы прогнозируем стабильное увеличение количества бизнес-проектов.

Сейчас активно развиваем совместные проекты с корпорациями по социальному предпринимательству. И если у вас есть гениальная и актуальная бизнес-идея, которая понравится людям, то краудфандинг — прекрасный способ стартовать.

Но убедить людей дать вам деньги — нелегко. Задайте себе вопрос: «Почему бы я сам поддержал свой проект?» Популярными становятся проекты, в которых видна индивидуальность авторов. Чтобы получить деньги при помощи краудфандинга, надо работать. Как минимум о проекте надо рассказать окружающим. Вы должны доходчиво объяснить людям, зачем и сколько денег вам понадобится, так что не стоит завышать финансовые цели. Продумайте логистику: как доставить участникам готовый продукт.

В России краудфандинг развивается немного медленнее, чем в западных странах. У нас другой менталитет, уровень достатка, вовлеченность людей в Интернет, и другая степень доверия к финансовым проектам. Но тренд развития одинаковый. Практически все, что работает в Америке или Европе, работает и здесь, особенно при грамотном подходе. Да, у нас разные политические и экономические условия, но принципы жизни и взаимодействия людей, мотивации — одни и те же.