Гордый дух и воинская доблесть мегебцев

Между бескрайних ступенчатых гор Дагестана, где воздух пьянит с первого вздоха, находится небольшое село Мегеб, которое для всех стало Родиной Героев.

Реклама

Никто не забыт, ничто не забыто

Местные жители, унаследовавшие гордый дух и воинскую доблесть предков, чтят память о своих героях, именно поэтому сельскохозяйственный кооператив, который сегодня является градообразующим предприятием Гунибского района, был назван именем Героя Советского Союза – СХК «Агрофирма имени Магомеда Гаджиева». Чтят память здесь еще об одном мегебском герое – Магомеде Гамзатове, принявшем участие в вытеснении фашистов с Керченского полуострова.

Но лишь тот герой, кто с бесстрашием шел в бой в годы вой­ны и отстаивал каждый километр своей Родины? Думаю, что нет! С той же отвагой и упорством работники «Агрофирмы им. Гаджиева» ежедневно покоряют трудовые вершины. Работа сельского жителя – это особый труд, который сложно оценить обывателю «каменных джунглей». Но даже в мирное время сельхозтруженики идут в бой за новый урожай, за высокую производительность, за качество мясной и молочной продукции.

Ломать – не строить

В силу благоприятных природно-­климатических условий, наличия значительных площадей пастбищ, животноводство в Республике Дагестан, а именно овцеводство, давно стало не просто сектором экономики, а традиционным укладом жизни, имеющим важнейшее значение для сельского населения.

Еще в 50-х годах прошлого века колхоз имени Тельмана, нынешний СХК «Агрофирма им. М. Гаджиева», получил статус племенного хозяйства по дагестанской горной породе овец. Но в конце 90-х годов племенное хозяйство было закрыто. Потребовалось несколько лет, чтобы вновь получить лицензию на разведение и воспроизводство дагестанской горной породы. «Агрофирме им. М. Гаджиева» удалось не только воссоздать племенное дело, но и вывести его на новый уровень.

Долгое время животноводам приходилось полагаться только на собственные силы, при этом с каждым годом становилось все сложнее. Трудности касались в основном материа­льных вложений, ведь ни для кого не секрет, что одно время овцеводство было убыточным производством. Но сохранить традиционную отрасль мегебцам помогла поддержка как из республиканского, так и из федерального бюджетов.

Три тысячи метров над уровнем моря

Сегодня поголовье в агрофирме составляет около 10 тысяч овец горной дагестанской породы и около 470 голов КРС. Реализовывать молоко непросто, поэтому в агрофирме для этих целей был построен небольшой перерабатывающий цех, где по особенному мегебскому рецепту готовят сыр.

— Снижения поголовья мы стараемся не допускать даже в самые трудные годы, так как знаем, сколько сил и средств уходит на восстановление. А вот про его увеличение задумывались, но пока осуществить это не представляется возможным в силу ограниченности земельных и людских ресурсов, – отмечает председатель СХК им. М. Гаджиева Шарип Магомедович Махаров.

Окотная компания и стрижка овец уже завершена, а значит, пришло время отправляться на летние альпийские и суб­альпийские луга на высоте до 3,5 тыс. метров над уровнем моря. Путь к летним пастбищам проходит, практически, через всю территорию Дагестана. В целом овечки проходят до 500 км. Сложностей, действительно, очень много. Дагестан растет и развивается, и населению не всегда нравится, что скотопрогонный путь отар проходит через их села. Все это ложится на плечи чабанов, которые ограничены в местах ночевки и отдыха.

Около месяца чабаны на перегоне проводят под открытым небом от рассвета до рассвета. Бурка, плащ, кастрюля и чайник – вот такой немногочисленный набор берет каждый из животноводов с собой в дорогу.

— Когда солнце близится к закату, выбираем место поудобнее, чтобы просмат­ривалась вся отара, и разбиваем лагерь. Под навесом обязательно разводим костер, который служит и местом для приготовления пищи, и обогревом. Спим в бурке. А утром снова в дорогу, – рассказывает управляющий овцетоварной фермой № 1 Руслан Ибрагимов.

Летние пастбища находятся на Большом Кавказском хребте в Тляратинском районе, где в середине весны еще лежит снег. По этой причине для хозяйства совсем не выгодно улучшать тонину шерсти своих овечек, скрещивая их с мериносом, чье руно сегодня намного ценнее. Как говорит председатель: «На каж­дую овцу найдется свой покупатель». И покупатели есть, но берут их не для шерсти, а для мяса.

– На сегодняшний день экономическая выгода от овцеводства увеличивается в связи с ростом цены на мясо на местных рынках, а также для экспорта. Поэтому и дела должны пойти в гору, – надеется Шарип Магомедович.

— Помимо племенной продажи, долгие годы мы своих баранчиков сдавали перекупщикам, те их откармливали и получали более высокую прибыль. В этом году мы хотим открыть собственный откормочный комплекс, что позволит исключить промежуточное звено между производителем и потребителем, – делится планами председатель.

Выход ягнят по итогам года в среднем составляет около 95 % на сто овцематок, что является хорошим показателем для хозяйства, в котором придерживаются отгонной системы животноводства. Всего в агрофирме – три овцетоварные фермы, которыми управляют Руслан Ибрагимов, Магомед Магомедов и Сайгит Абдулаев. У каждого в подчинении – от 5 до 8 чабанов, но, как утверждают сами бригадиры, этого вполне достаточно, чтобы следить за всеми животными. В «горячий» сезон привлекаются местные жители. Овцы здесь – в каждом дворе.

— За каждой нужен глаз да глаз. Места у нас дикие, потому встретить можно кого угодно, – поделился бригадир фермы № 2 Магомед Магомедов.

Для этого на перегон чабаны берут собак. Ходят мифы, что собаки боятся диких зверей, но чабаны уверяют, что нет. За версту домашние питомцы чуют чужака, а если надо, могут вступить и в схватку с волком за бедную овечку. Чабаны рассказывают, что в горах можно встретить не только волков и медведей, но и леопарда из заповедника Азербайджана.

Можно сказать, что народ здесь истинно воинствующий, нет у них страха ни перед диким зверем, ни перед природными катаклизмами. Чистый воздух, горы, вкусный сыр и баранина – вот что нужно для счастливой жизни мегебца.