Договор дороже денег Прогноз цен на молоко: падение с высот

922

После резкого роста цен на молоко в конце прошлого‑начале нынешнего года эксперты предсказывают снижение спроса на молочные продукты. При этом сейчас объёмы производства молока нарастают, и под давлением этого фактора цены будут снижаться семимильными шагами.

Чем дороже,
тем меньше аппетит

Рынок молока в России настолько нестабилен, что прог­нозы меняются до неузнаваемости каждые полгода. Еще осенью эксперты предполагали, что в 2015 году цены на молоко вырастут на 7-8 %, а сейчас они предуп­реждают о резком падении цен и, как следствие, сокращении объемов производства до 15 %.

Несколько лет подряд на динамику молочного рынка сильно влиял дефицит сырья. «В 2012-2013 годах мы имели падение объёмов производства в товарном молоке до 7 %, и это негативно сказывалось на обеспеченности перерабатывающих предприятий молоком», – напоминает Артём Белов, исполнительный директор Национального союза производителей молока.

Переработчики снижали объемы производства, тогда как цены на сырье стабильно росли. Увеличивался на 3-6 % в год и спрос на готовую молочную продукцию.

Однако с конца 2014 года наметились новые тенденции.

Санкции освободили на рынке ниши, которые занимали молочные продукты Евросоюза. Речь о 15 % от общего потребления молочных продуктов в стране. Переработка оживилась. Например, производство сыра в России выросло на 5-6 %, а сырных продуктов – на 30 %.

«Это был первый год, когда мы преломили ситуацию по производству молокоёмких продуктов. И показали некоторый рост, – отмечает Артём Белов. – И это был первый год, когда мы показали некоторое падение по производству цельномолочной продукции».

Наряду с положительными изменениями, внешнеполитический фактор нанес и серьезный удар по молочной отрасли. Девальвация рубля вызвала увеличение себестоимости сырья и готовой продукции до 35 %. С 17 руб./л средняя по стране стоимость производства молока, по подсчетам Белова, выросла до 19, кое-где и до 21 руб./л.

«Это естественно привело к росту цен на полках магазинов», – поясняет он.

Ценники отпугивают покупателей, и вскоре, как полагает Артём Сергеевич, производители столкнутся с падением потребления. По цельномолочной продукции оно уже началось. «Это будет главным фактором развития рынка в следующем году», – полагает он.

Исполнительный директор Национального союза производителей молока предлагает свой рецепт преодоления этих проб­лем. Во-первых, надо сбалансировать интересы производителей и переработчиков с учетом субсидий на литр молока, потому что при закупочных ценах 30-32 рубля за литр падение спроса будет продолжаться. Во-вторых, он призывает использовать «окно возможностей», появившееся благодаря девальвации рубля, то есть настраиваться на экспорт. В-третьих, повышать эффективность, использовать новые технологии и преимущества Техрегламентов Таможенного Союза.

Много молока – это плохо?

В противовес опасениям Белова, другой эксперт Василий Редин, исполнительный директор НП «Восточно- европейский молочный Альянс» (ВЕМА) прогнозирует уже в этом году резкое падение цен на молоко и, как следствие, сокращение объемов производства сначала сырья, а потом и готовой продукции.

В России очень высока зависимость молочной отрасли от сезона года. Летом за счет излишков можно производить больше масла, как это делается во всем мире. Но у нас интервенций молока с этой целью практически нет, и поэтому цены на него в летние месяцы падают.

«В этом году складывается опасная ситуация. На фоне общего роста затрат переработчики хотят покупать молоко дешево, а сельхозпроизводители, имея те же самые затраты, понимают, что каждый рубль, по которому они сдают позиции, вряд ли вернется. И мы можем получить в итоге отрицательную экономику по году», – предупреждает Редин.

По статистике, с начала 2015 года Россия уже произвела на 9 % больше молока, чем за аналогичный период прошлого года.

«Вопрос, что с этим делать? Ответа нет, – отмечает Редин. – И чем дальше в лето, тем больше проблема будет нарастать. Есть регионы, в которых сезонность достигает 100 %. Вот там цена может падать катастрофически низко».

Когда цены на молоко падают ниже, чем его себестоимость, сельхозпроизводители во всем мире реагируют одинаково. Ни начинают сокращать затраты на его производство или договариваются картельным способом, чтобы удержать хотя бы приемлемый уровень. По-другому выжить невозможно, считает эксперт ВЕМА.

Вместе с тем, при сравнении цен на молоко в долларовом эквиваленте, Василий Редин обнаружил, что в среднем в России они на 20 % выше, чем в среднем по миру. Недавно они достигли пика в 58 евроцентов.

«Такой цены не было никогда. Она есть только в Китае, Финляндии и в Японии. Финляндия – это кооператив, по сути дела. В Китае есть госпрограмма, поэтому они там держат высокие цены. А в Японии поддерживают необходимое потребление молочного белка в рационе, – объясняет эксперт.

Высокая стоимость молока в России обусловлена другими причинами: отсутствием технологий, высокой финансовой нагрузкой и низкой культурой производства.

«Выпуская продукт по этой цене, нам в мире делать нечего, – заявляет В. Редин. – Мы находимся в тепличных условиях и не понимаем, насколько жесток может быть мир».

Почему произвести литр молока в России стоит около 30 руб­лей? Потому что у нас срок окупаемости при идеальных условиях на ферме, при продуктивности 8 тыс. л молока за лактацию, при его товарности 96 % и 100 % доле высшего сорта составляет 10 лет. «10 лет человек должен не просто работать, а работать очень хорошо», – подчеркивает исполнительный директор РЕМА.

При подсчете затрат экономисты делают однозначный вывод о том, что хуже всего на стоимость молока влияют кредиты. «У нас финансовая нагрузка из 28 рублей за литр составляет 8 рублей. Ее никуда не уберешь. Мы с этим живем. У нас очень дорогие деньги», – констатирует Редин.

При этом производители, по его словам, редко правильно подсчитывают себестоимость. Они не то, чтобы фальсифицируют, подбирают данные, «чтобы выглядеть хорошо». Мало кто учитывает выплату «тела» кредита. Указываются обычно только проценты. Если же указать все затраты, экономика получится отрицательной. Именно поэтому инвесторы не жаждут вкладываться в эту отрасль.

Василий Редин призывает в этой ситуации «договариваться с банками, с правительством, с министерствами». Потому что, если производство молока в России упадет о 15 процентов, а именно такой прогноз прозвучал из его уст, то за год наши предприятия просто потеряют часть молочного рынка.

Выход, по словам Редина, из этой ситуации только один. Производители сырья и переработчики должны договориться о цене. Первые называют цифру реальных затрат в 31 руб./л. Вторые от нее чуть не падают в обморок.

«Но если этой цены не будет у производителя молока, завт­ра он пойдет прагматичным путем, начнет снижать объемы производства. И ровно через год мы обнаружим, что потеряли 5 или 10 % рынка, потому что не смогли договориться. Каждый действовал в рамках своих интересов. Есть дополнительное молоко – снижаю, пока будете везти. А в ответ: если вы такие плохие покупатели, мы вам не повезем, будем сокращать объем производства».

Потребители, добавил он, есть не перестанут. Просто придет импортное сухое молоко, заменители, молочные жиры, и импортозамещение останется бесплодной мечтой.

И если из-за дефицита молока российские производители за 3 года уступили конкурентам 3 % молочного рынка, то из-за перепроизводства в начале этого года и неумения договариваться они могут уступить в три раза больше за один год.

Лана Исакова