скачанные файлы (3)В настоящее время девальвация российского рубля продолжает оказывать влияние на экономику страны. По оценкам Министерства экономического развития, темпы роста экономики РФ после восстановления в ближайшие три года не превысят 2,5%. Однако аграрный сектор является одним из приоритетных направлений для финансирования, а в регионах проводится политика импортозамещения. Подвести промежуточные итоги первого полугодия в российском АПК для ИА «АПК-Информ» любезно согласилась заместитель начальника Центра экономического прогнозирования ОАО «Газпромбанк» Дарья Снитко.

— Дарья, как бы Вы оценили первое полугодие т.г. для российского АПК и рынка зерна в частности?

— Первая половина 2015 года для российского АПК была периодом шока – высокие ставки по кредитам, резкие колебания курса рубля и более высокие цены на все необходимые для проведения посевной кампании средства. Если оценивать только показатели производства – экспорт, производство мяса, выпуск продукции пищевой промышленности – эти показатели растут, и складывается впечатление, что ситуация в секторе благополучна. И даже финансовые показатели компаний, работающих в экспортных отраслях, показывают рост. Тем не менее, общая ситуация неопределенности в экономике оказывала негативный эффект: планирование инвестиций было заморожено многими компаниями, а значительная часть сельхозпредприятий испытывала трудности с финансированием весенних полевых работ. На наш взгляд, девальвация увеличила экспортный потенциал российских зернопроизводителей и улучшила рыночные ожидания, поэтому посевная была проведена успешно, а по некоторым культурам площади были увеличены.

— Какое влияние на рынок, по Вашему мнению, окажет введение плавающей экспортной пошлины с начала 2015/16 МГ на российскую пшеницу?

— Введение пошлины на экспорт пшеницы на основе новой формулы расчета, которая фактически будет снижать цену пшеницы относительно экспортного паритета при превышении им границы в 11 тыс. руб. за 1 тонну, призвано снизить цены в случае роста курса валют к рублю или роста мировых цен на зерно. Разумеется, любые экспортные ограничения сдерживают экспорт, но пока взимаются лишь «символические» 50 руб/т. Поскольку пошлина взимается лишь на вывоз пшеницы, это не оказывает влияния на ячмень и кукурузу, которые Россия также экспортирует. На наш взгляд, наличие прозрачного механизма расчета пошлины более позитивно для рынка, чем «пожарные» меры по сдерживанию экспорта, которые применялись в предыдущие кризисы (к примеру, полный запрет в 2010 г.). Для игроков рынка, прежде всего экспортеров, наличие пошлины требует дополнительного администрирования, что даже в случае, если пошлина сохранится на уровне минимальных 50 руб/т, повлечет за собой дополнительные транзакционные издержки.

— Насколько ощутимо действие санкций на аграрный рынок РФ? Как Вы оцениваете проводимую политику импортозамещения в целом и продление продовольственного эмбарго Россией в отношении ряда стран Запада?

— После первого шока в августе прошлого года, когда импортерам продовольствия, особенно скоропортящейся продукции – овощей, фруктов, рыбы – понадобилось срочно искать новых поставщиков, ситуация на рынке уже к октябрю-ноябрю стабилизировалась. Из-за введения эмбарго и девальвации рубля импорт продовольствия в 2014 г. снизился на 15% в денежном выражении, а в натуральном – на 9%.

В частности, в 2014 г. Россия импортировала продукции, попавшей под эмбарго, из стран Европы на 65% меньше (в денежном выражении) и на 41% в натуральном, из США – на 34% (42% в натуральном выражении), из Украины – 58% (41%). В результате география поставок мяса и плодоовощной продукции претерпела изменения.

Сам по себе запрет импорта продовольствия из некоторых стран не призван был стать отправной точкой для импортозамещения. Увеличение доли российского продовольствия в балансе декларировалось с начала Национального проекта развития сельского хозяйства еще с 2006 г., и определенные успехи были достигнуты в сахарной промышленности, свиноводстве и птицеводстве. В настоящее время доля импорта на российском рынке падает, но, к сожалению, это часто является следствием сокращения потребления (в частности, по нашим оценкам, в 2014 г. даже потребление свинины снизилось на 2-3%). В текущих макроэкономических условиях импортозамещение и выход с российским продуктом на мировой рынок – перспективная стратегия, поскольку девальвация сделала российских производителей конкурентоспособнее.

— В 2015 году Россия значительно увеличила финансирование сельскохозяйственного сектора. Насколько ощутима господдержка для сельхозтоваропроизводителей на фоне девальвации национальной валюты?

— Субсидии помогают повысить инвестиционную привлекательность агроотрасли, и важно, что на них могут претендовать все проекты в АПК, так что этот механизм, безусловно, положителен. С начала года ощутимый эффект оказывает повышение субсидий по краткосрочным кредитам до 14,7%, поскольку это сильно снижает эффективную ставку кредитования, и возможно это стало одной из причин успешного проведения весенней посевной. Важно также добавить, что в рамках программы развития АПК с 2015 года будет действовать новый механизм поддержки – компенсация капитальных затрат от 20% при строительстве отдельных категорий объектов, что также будет оказывать положительное влияние на динамику развития сельского хозяйства страны.

— Как бы Вы оценили влияние ситуации в финансовом секторе Греции и на биржевом рынке Китая на экономику РФ, в. т.ч. на аграрную отрасль?

— Мировые события всегда взаимосвязаны, но проблемы Греции и обвал фондового рынка Китая, на наш взгляд, не оказывают значительного воздействия на агрорынок России. Из мировых событий, за которыми пристально следят российские экспортеры, – это ситуация на рынках сырьевых товаров в целом (зерна, нефти, металлов) и ожидания по китайской экономике. Эксперты расходятся во мнении, является ли замедление роста мирового спроса на сырье долгосрочным или уже к концу 2015 года мы увидим «отскок» на биржах, в том числе зерна и масличных.

— Как в настоящее время «чувствуют» себя российские агрохолдинги под влиянием ранее названных экономических факторов?

— Производство продуктов питания в сложных экономических условиях всегда выглядит «чуть лучше рынка», поскольку падение спроса в продовольственном секторе обычно ниже, чем в других секторах. К тому же экономическая политика российского правительства выделяет пищевую индустрию и агропром в качестве приоритетных направлений поддержки. Финансовые показатели многих компаний в 2014 году были очень хорошими, маржинальность бизнеса, особенно в животноводстве, увеличилась благодаря росту цен. В 2015 году наиболее вероятно ухудшение показателей прибыли – рост издержек на фоне замедления роста цен характерен почти для всех подотраслей, но ситуацию для компаний сектора все еще можно охарактеризовать как благоприятную. Надеюсь, в 2015-2016 гг. крупные компании (масложировые холдинги, животноводы и мясопереработчики) смогут увеличить объемы экспорта.

— Каков Ваш прогноз развития экономической ситуации, в т.ч. в АПК в краткосрочной перспективе?

— Макроэкономическая ситуация в России в 2015-2016 гг. продолжит в сильной степени определяться внешними вызовами, и ситуация на рынках нефти будет традиционно оказывать основное воздействие. В базовом сценарии мы ожидаем падения экономики России в 2015 году на 3-4%, постепенного снижения инфляции до 4-5% в год и стабилизации курса валюты. Для АПК страны наиболее важным фактором останется доступность кредитных ресурсов – снижение ставок Банка России увеличит привлекательность инвестиций, а рыночная конъюнктура в среднесрочной перспективе для российского сельского хозяйства останется благоприятной.

Беседовала Евгения Северина