Дело многих поколений

15

Последние 15 лет Николай Выродов из села Киевки Апанасенковского района находится на заслуженном отдыхе. А до этого он без малого полвека посвятил такой значимой в то время отрасли – овцеводству.

Николай Выродов
Николай Выродов

Впервые Николай оказался на кошаре в десятилетнем возрасте – не из простого любопытства, а приехал поработать на летние каникулы. Когда ему исполнилось 14 лет, то ради чабанского посоха он бросил учёбу в школе. Тогда же в колхозе им. Ленина подростку выдали трудовую книжку, в которой сделали первую запись – принят помощником чабана. Забегая наперёд, можно смело сказать, что с тех пор в данном документе особых изменений не произошло.

Как и положено, молодой человек служил в армии, где занимался строительством военных объектов. В родное село Киевку он вернулся коммунистом и в звании сержанта, имея на груди медаль «20 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941‑1945 гг.». А дома – снова на овцетоварную ферму. Руководство хозяйства дало Николаю Петровичу два месяца на «адаптацию», после чего он был назначен старшим чабаном. В отаре, закреплённой за ним, в разные годы содержались 860‑900 овцематок. Работал животновод добросовестно: стабильно перевыполнял производственные обязательства по получению молодняка и шерсти. К отбивке от каждой сотни маток имелось не менее 130 ягнят в среднем по 30 килограммов каждый. Особое внимание чабан уделял сохранности взрослого поголовья и приплода.

– Тогда мы действительно боролись за жизнь и здоровье каждого новорождённого ягнёнка: слабых подкармливали молоком, обогревали под лампами. В окотную кампанию сутками напролёт дежурили возле животных, – вспоминает Н. П. Выродов.

Видя старание и неравнодушие Николая Петровича, руководство колхоза поручило ему ухаживать за племенным ядром. В 1978 году в хозяйстве имелись 180 основных баранов, 430 элитных маток и столько же отборных ярок. Понятное дело, что забот прибавилось, ведь для каждой группы животных был составлен индивидуальный рацион кормления, включающий силос, сенаж, сено, гранулы, дерть, солому.

– И попробуй в обед в ясли положить что-нибудь другое! Не тут-то было! – продолжает беседу чабан. – Потому что вверенное мне овцепоголовье являлось большой, подчёркиваю, – большой гордостью сельхозпредприятия.

В советские времена шерсть ценилась очень высоко: реализовав «золотое» руно, хозяйство могло прожить, не бедствуя, до следующей стригальной кампании. Пользовалась спросом баранина, охотно раскупались племенные животные – колхоз имел уже статус племзавода по разведению тонкорунных овец. Неудивительно, что поголовье мериносов год от года только наращивалось.

Доводилось Н. П. Выродову неоднократно посещать выставки достижений народного хозяйства – необходимо было, как сейчас говорится, рекламировать свою продукцию. Баранов возили в Москву грузовыми машинами. Перед отправкой их тщательно подготавливали: каждого обязывали марлей – не дай Бог в шерсть попадёт соринка или испачкается руно! Ежегодно весной накануне стригальной кампании в колхозе проводилась бонитировка. Строгая комиссия взвешивала животных, устанавливая крепость конституции, определяла длину и тонину шерсти и т. д. Если бараны или матки не подходили к классу элита хотя бы по одному из многих параметров, то их немедленно убирали из племенного ядра.

Весьма часто в колхоз им. Ленина приезжали за опытом овцеводы со всех уголков страны. Ферму, возглавляемую Н. П. Выродовым, они посещали в первую очередь, ведь здесь было на что посмотреть. Следует упомянуть тот факт, что Николай Петрович очень любил порядок. Рабочее утро у него начиналось с подметания яслей – убирались остатки вчерашнего сена, которые могли попасть в шерсть. Вокруг ОТФ и на пастбищах регулярно устраивался бой репейнику – злостному «вредителю» шерсти. Цепкие, колючие соцветия этого сор­няка не должны были портить качество руна. В течение 20 лет создавала уют на животноводческой точке жена Н. П. Выродова Зинаида Иосифовна. Женщина успевала не только готовить еду на печи, топившейся дровами, доить коров, но и заботиться о слабых ягнятах, поддерживать в должном состоянии рабочие помещения.

В то время в нашей стране было развито соревнование, именуемое социалистическим. Производственные плановые задания нескольких пятилеток Николай Петрович неоднократно выполнял за четыре с половиной, а то и за четыре года. Животноводу первого класса было присвоено звание «Лучший чабан Ставрополья». У него имеются семь медалей ВДНХ, отличительные знаки, Почётные грамоты. Овцевод являлся победителем соревнования в IХ, Х, ХI и ХII пятилетках. За высокие показатели в работе в 1986 году Н. П. Выродов награждён орденом Трудового Красного знамени.

С большой обидой знаменитый чабан сегодня говорит о положении этой отрасли в нынешнее время. Ему очень жаль, что шерсть отличного качества стала давно невостребованной в нашей стране. Впрочем, как племенные тонкорунные мериносы, хотя их создавало не одно поколение овцеводов. Тем не менее, Николай Петрович Выродов надеется, что такое отношение к овцеводству не может длиться долго, обязательно должны наступить перемены к лучшему. В такой северной стране, как Россия, обязательно должна быть тёплая форма из натуральной пряжи и у армии, и у полиции.

фото автора