Что волнует овощеводов

940

В Ставрополе состоялось отчётно-выборное собрание некоммерческого партнёрства овощеводов края. Собравшиеся подвели итоги работы в 2013 году, обсудили проблемы и пути их преодоления вместе с коллегами и соратниками – представителями минсельхоза, торговли, перерабатывающих предприятий и предприятий хранения, – решили организационные вопросы.

Кто встречает праздник в поле

…Восьмого марта Владимир Станиславович Кутепов, фермер из Новоалександровского района, вручает Елене Михайловне Кутеповой ключ от вагончика в поле и говорит: поздравляю – весна пришла! Елена Михайловна, жена и по совместительству глава крестьянско-фермерского хозяйства (или наоборот – глава КФХ и по совместительству жена) шутку своего мужа агронома принимает. Хотя в этой шутке, как водится, есть изрядная доля истины: праздники праздниками, а крестьянская работа отлагательства не терпит. И в начале марта супруги Кутеповы и их сын, механизатор, как правило, сеют морковь, сажают картофель или подкармливают лук.

– Если б не похолодание, мы бы на собрание овощеводов и не приехали, – говорит Владимир Станиславович.

Всего в их крестьянском фермерском хозяйстве 21 гектар земли. Есть подсолнечник, есть кукуруза. А половину составляют овощи. Выращивают Кутеповы то, что может лежать. Кроме картофеля, свёклы и моркови, под зиму сажают лук. Он помогает пережить «мёртвый сезон», когда прошлогодние овощи уже проданы, а новые ещё не выросли. Кстати, и покупатели охотно берут хотя и более дорогой, но жгучий и сочный ранний лук: он куда лучше безвкусного заморского и высохшего прошлогоднего.

Свои гектары Кутеповы обрабатывают сами, только на период посадки и уборки привлекают до 30 человек. В этом году, может быть, не придётся нанимать так много: получили грант по госпрограмме «Начинающий фермер» и купили сеялку точного высева («забудем, что такое сеять вручную, а потом щипать ростки – экономия семян, труда, высокое качество»), приобрели картофелекопалку, луковый копатель. И даже солнечной установкой (по сути, электростанцией) обзавелись, учитывая, что с весны чуть не круглые сутки они всей семьёй в поле.

Качественную и свежую продукцию КФХ Кутеповых покупают школы и детские сады в их родном Новоалександровском районе, перекупщики довозят её до Ставрополя, Пятигорска и Армавира. Для хранения овощей у фермеров есть оборудованный подвал на 20 тонн и ещё контейнер (их называют морскими) на 15 тонн, который они сами утеплили, обшили фанерой и пенопластом. Имеется у Кутеповых и свой транспорт – грузовая ГАЗель. Когда есть время, стараются сами продавать свою продукцию: накрутка, которую делают перекупщики, доходит до 90 процентов. Фермеры могли бы продавать свою продукцию дешевле… Но с этим возникают проблемы. Хоть ночуй в Ставрополе, чтобы в три-четыре утра быть у ворот Южного рынка, а места хорошего не займёшь. Только один из нескольких рядов оставляют для приезжих сельхозпроизводителей вроде них. Остальное занимают продавцы, многие из которых живут в Ставрополе. По справке они сельхозпроизводители, да только продукции у них с двух соток столько, что Кутеповым и на своих 10 гектарах не вырастить. Они готовы оптом скупить у фермеров продукцию ещё за воротами рынка, чтобы удержать высокие цены. Иначе покупатели и в дальнем ряду обнаружат их свежие, красивые и при этом более дешёвые овощи…

Итоги и перспективы

О проблемах реализации овощной продукции говорили, так или иначе, многие участники собрания. Открыл и вёл его председатель совета некоммерческого партнёрства овощеводов Старополья Александр Портнов. Подробный анализ состояния и перспектив развития овощеводства в крае сделал директор некоммерческого партнёрства овощеводов Ставрополья, Заслуженный работник сельского хозяйства России профессор Владимир Целовальников.

Итоги 2013 года он сравнивал не с результатами предыдущего года, а начиная с 2009-го. Отметил, что площадь под овощными культурами приросла за это время не намного: например, если в 2009 году картофелем было занято 27 тысяч гектаров, то в 2013 году – 29 тысяч. А валовой сбор увеличился за это время практически вдвое: в 2009 году получили 250 тысяч тонн картофеля, а к сегодняшнему дню – больше 400 тысяч. Производство овощей выросло с 213 тысяч тонн в 2009 году до 480,7 тысяч тонн в 2012-м. Что касается экономики, то тут цифры такие: если с 2009 году овощей произвели на 5 миллиардов рублей, то в 2012 году – на 9,7 миллиарда. Картофель давал около 80 тысяч рублей дохода с каждого гектара в 2009 году, а в 2012-м – 117 тысяч. На овощах аграрии имели по 289 тысяч дохода с гектара в 2009 году, а в 2013-м – 391 тысячу. А вот себестоимость колеблется, хотя и не очень сильно.

– Не скажу, что овощи имеют высокую рентабельность, в отличие от пшеницы и других зерновых, – отметил Владимир Киреевич. – Овощи – это очень большой труд. И рентабельность колеблется от 5 до 33 процентов. Был у нас даже и отрицательный результат: минус 5 процентов. Сейчас она выросла. Но всё-таки стоимость валовой продукции овощей растёт значительно. Самые дорогие овощи – томаты закрытого грунта. А во время нехватки – картофель: сегодня его цена достигает 30 рублей за килограмм. Впрочем, это потребительские цены. Есть разница между закупочными ценами, ценами реализаторов, ценами производителей и потребительскими, которые предлагают сетевые магазины. Например, в 2011 году свёкла на пути от производителя до потребителя подорожала на 68 процентов, морковь на 38 процентов, а в среднем овощи тогда росли в цене почти вполовину. В 2012 году разница между закупочными и потребительскими ценами составляла от 118 до 236 процентов. По 2013 году данные такие: рост цен на картофель по сравнению с закупочными был больше 79 процентов, на свёклу – 155, на капусту – 197 процентов! Проблема здесь в отсутствии инфраструктуры. Сегодня овощеводы, произведя продукцию, не могут её сохранить, продлить срок реализации, получать выгоду и сдерживать цены. Понимания с торговлей нет. Нужно серьёзно поработать: соединить производителей овощей и торговлю. Можно воспользоваться прежним опытом. Помните агрокомбинат «Изобильненский»? Там всё было в одних руках: производство продукции, подготовка к реализации и торговля. И цены вырастали не на 200 и не на 100 процентов, а значительно меньше.

Если оценивать работу овощеводов обеспеченностью населения продукцией, исходя из медицинских норм потребления, то моркови, баклажанов, кабачков и зеленных культур ставропольские овощеводы выращивают больше чем достаточно. А вот капусты белокочанной производится чуть больше половины от потребности, томатов 93 процентов, огурцов 67, свёклы – 80. Зато лука и чеснока – впятеро с лишним больше, чем требуется краю. Тут уровень урожайности – европейский. В хозяйстве Александра Портнова, а затем и по всему Югу России, внедрено капельное орошение. Этот один из факторов, который дал серьёзный толчок производству овощей, позволяет получать высокие урожаи.

Что сдерживает? Крупные производители уже построили овощехранилища, проводят там подготовку к реализации и вышли на торговлю через сеть. Но подавляющее большинство мелких и средних производителей овощей испытывают колоссальные затруднения с реализацией. Это можно исправить, создавая оптовые продовольственные рынки. Можно возродить торгово-закупочные кооперативы. Это позволило бы освободить мелких и средних производителей от несвойственной им работы – торговли.

Надо также, чтобы выращиваемые у нас овощи можно было использовать для переработки. По производству консервной продукции мы выглядим очень бледно. Край производит всего 25,5 миллионов тонн, в то время как краснодарцы – 922, ростовчане – 210, астраханцы – почти 187. Консервная промышленность испытывает серьёзные трудности с сырьём.

Что делать?

Вывод таков: в Ставропольском крае есть острая потребность в хранении и развитии перерабатывающих производств. Это главный сдерживающий фактор для развития овощеводства. Мы подготовили письмо на имя врио губернатора, там пишем об этом. Я сконцентрировал ваши предложения по развитию овощеводства в крае.

Первое. Совершенствовать технологию, внедрять перспективные сорта и гибриды, передовой опыт коллег. Наше партнёрство организовало в 2013 году два семинара и учёбу овощеводов. Жаль, не все принимали в них участие.

Второе. Интеграция с торговлей и переработкой. Никто нам в этом не поможет, если мы не найдём друг друга сами.

Третье. Развитие системы логистики и хранения овощной продукции. Без этого дальше не жить.

Четвёртое. Горизонтальная кооперация в использовании дорогостоящих машин и оборудования. Можно ускорить получение продукции, используя рассаду. Самим её выращивать дорого. Есть организации с теплицами, имеющие необходимое оборудование. Можно с ними скооперироваться.

Пятое. Активизация работы на конференциях и семинарах в крае и в других регионах России. Знание – это сила.

Шестое – я как директор партнёрства: принимаю это в качестве руководства к действию: отстаивать интересы сельхозпроизводителей в органах законодательной и исполнительной власти. В течение 2013 года мы активно старались остановить действие приказа Минсельхоза России, предусматривающего взимание платы за подачу воды. Он вступает в противоречие с Гражданским кодексом, где прописано, что каждый собственник должен содержать свою собственность в надлежащем состоянии. Министерство заботу о мелиоративной системе переложило с собственника на плечи крестьян, издало приказ, чтобы за их деньги ремонтировать сети. Мы обратились в Антимонопольную службу. Прошло пять заседаний. Вывод: невозможно отменить то, что исходит из федерального министерства. Нас это не остановило, мы продолжаем работу. Мы принимаем меры к тому, чтобы пролонгировать программу развития овощеводства в крае, которая работала в 2011–2013 годах. Я обращался к прежнему зампреду краевого правительства с просьбой об этом. Ответ Минсельхоза края был такой: считаем целесообразным. Сменилась власть, я обращаюсь к врио губернатора. Пока, в связи с отсутствием финансов, вопрос остаётся открытым. Но мы над этим работаем.

«Мы не рабы, а кормильцы!»

Слово руководителю ООО «АГРО» Изобильненского района Игорю Баранову. Чувствуется, что душа его болит за отрасль, которой он отдаёт много сил. Почему нет сейчас на собрании министра сельского хозяйства – ведь вопросы мы рассматриваем очень важные? – спрашивает Игорь Иванович. – Почему программу овощеводства урезали со 110 миллионов до 40, почему потеряно 160 миллионов федеральных вложений? Обидно за то, что мы отстаём от соседей в плане переработки. Но там на эти цели дают кредиты, а у нас?.. Что до погектарной поддержки, то как выразился один из руководителей хозяйств, её цена – четыре бутылки минералки на гектар…

Другая проблема – с реализацией продукции. Точнее, с торговыми сетями. Сельхозпроизводителей они кабальными условиями договоров буквально ставят в положение рабов. В результате, отечественных овощей в сетевых магазинах не увидишь, а качество тех, что там продаются, ниже всякой критики. И ещё: сегодня сетевые магазины согласны принимать сельхозпродукцию открытого грунта… произведённую в нынешнем году! Где же у нас в стране можно вырастить её к марту? Получается, мы финансируем зарубежного производителя, вместо того чтобы поддерживать своего и продавать качественную сельхозпродукцию!

– В условиях, когда нашей стране грозят санкциями и экономической блокадой, при том, что собственного семенного фонда у нас нет и половину продовольствия мы завозим из-за рубежа, это положение надо менять, – говорил руководитель сельхозпредпрития. – Если мы сможем сами накормить страну – санкции будут нам безразличны. А если будут сворачиваться программы поддержки, как бы не пришлось аграриям сворачивать производство. Тогда и есть будет нечего, и налоговые поступления в казну уменьшатся… Но ведь находят же в других регионах – в том же Краснодарском крае – возможность поддерживать сельское хозяйство! Надо и нам добиваться этого от краевых властей.

Такая нужная поддержка…

Поскольку первой темой собрания было названо подведение итогов работы овощеводов, главный специалист отдела мелиорации и овощеводства Минсельхоза края Ирина Тугбаева начала с цифр.

– В рейтинге производства овощей в России за 2009 год Ставропольский край был на 23 месте, по итогам 2012 года переместился на седьмое место. Это результат нашей общей работы, – отметила она. Напомнила о программе поддержки овощеводства и формах государственной поддержки, которые этому способствовали:

– Это, во-первых, возмещение части затрат, связанных с производством продукции овощеводства (448 заявителей из 22 районов были получателями этих субсидий); второе – возмещение части затрат на проектирование, строительство и реконструкцию мелиоративных систем для выращивания овощей, позволившее построить и реконструировать около двух тысячи гектаров мелиоративных систем (получатели – 12 сельхозпроизводителей); третье – возмещение части стоимости приобретённых технических средств и оборудования для выращивания овощей (освоено 23,1 миллиона рублей из краевого бюджета, приобретено холодильное оборудование, лукоуборочная техника). Всего поддержка в период действия программы была оказана 452 товаропроизводителям, создано 850 постоянных и сезонных рабочих мест.

К сожалению, программа перестала действовать, но действуют другие виды господдержки: например, субсидирование кредитных банковских ставок, а кроме этого, есть постановление правительства о компенсации части затрат на приобретение оборудования и технических средств в размере 30 процентов.

Из зала прозвучал вопрос о субсидировании орошения:

– В прошлом году мы вложили в реконструкцию оросительных систем много средств. Нам обещали, что мы сможем получить помощь или по программе орошения, или по овощеводству. Но год закончился – денег нет. Почему бы эти затраты не перенести на нынешний год?

– Насколько я осведомлена в вопросах мелиорации, – ответила Ирина Михайловна, – в этом году готовится подпрограмма по развитию мелиорации в крае, предусматриваются средства на эти цели. А что касается прошлогодних затрат, то подходите в министерство, давайте вместе подумаем, что можно сделать.

Не отставать!

Татьяна Бойцова, начальник отдела комитета пищевой перерабатывающей промышленности края, отметила, что овощной продукции в крае стало больше, и она сегодня значительно лучше той, что была раньше. Если прежде она не соответствовала требованиям торговых сетей, то сейчас совсем другое дело. Но покупать её действительно стоит не в сетевых супермаркетах, а на многочисленных ярмарках и мероприятиях акции «Овощи к подъезду», благо, в Ставрополе дела с этим обстоят хорошо, законодательно определено 64 торговых точки, за несколько лет всё отработано до мелочей.

Комитет работает с сетевыми магазинами, настаивает на том, чтобы там продавалась продукция местных сельхозпроизводителей, регулярно организуются торгово-закупочные сессии. Так, на 19 июня запланирована торгово-закупочная сессия на территории агропромышленного парка «Ставрополье», куда приглашены федеральные торговые сети. Там будет и фермерский рынок.

Татьяна Николаевна призвала овощеводов и переработчиков находить контакты друг с другом, а сельхозпроизводителей – не отставать от требований рынка.

Лёд тронулся

Коротким и ёмким было выступление Татьяны Маринченко, коммерческого директора АПП «Ставрополье». Дело с созданием инфраструктуры, отсутствие которой сдерживало развитие овощеводства, сдвинулось с мёртвой точки. Так, в 2013 году было запущено овощехранилище ёмкостью 8 тысяч тонн, куда осенью завезли порядка 4,5 тысячи тонн картофеля, лука и свёклы. Лук убрали до дождей, он был очень хорошего качества, и его реализовали по высокой цене. С сетями агропромышленный парк не работал – по озвученным здесь причинам. Но все овощи, заложенные на хранение, проданы. В 2014 году «Ставрополье» планирует закупить 10 тысяч тонн овощей, начать строительство ещё двух овощехранилищ и фруктохранилище, которые вступят в строй в 2015 году.

«Ставрополье» сотрудничало с фермерами, своими силами проводило уборку. Так будет работать и в этом году. Планируется приобрести два самоходных картофелеуборочных комбайна (пока есть один прицепной), линию для сортировки овощей на поле. Ассортимент будет расширен морковью.

Агропромышленный парк предлагает крестьянам выгодные условия. Как и в 2013 году, он будет авансировать сельхозпродукцию и убирать овощи своими силами.

Проблемы и решения

Илья Савченко, исполнительный директор ООО «Кубанская долина», назвал собравшихся коллегами и соратниками: «Мы с вами в одной лодке.» У переработчиков, как у овощеводов, хватает проблем.

–У нас есть большой проект в восточном Ставрополье, но реализуется он сложно. Мы вложили много денег, должны были получить землю в Степновском районе ещё в 2011 году, но только сейчас сдали на госрегистрацию первый пай земли.

Я хочу, чтобы мы вместе подумали о том, как решать общие для нас с вами проблемы. Первая – деньги. Их не хватает. Их можно привлечь от банков или от государства. Согласен, что надо занимать более уверенную и твёрдую позицию по отношению к властям. И банки, и правительство должны больше работать с овощеводством: оно даёт больше отдачи с гектара земли, чем зерно. Но кредиты в банках дорогие, они недоступны. В Белгородской области и Краснодарском крае ситуация совсем иная. Да, Кубань богаче нас. Но Белгородчина когда-то была беднее, и природно-климатические условия там хуже наших, но сельское хозяйство в приоритете, и они нас обгоняют. Значит, политика эффективнее. Мы на новое правительство возлагаем надежды, но обязаны больше говорить о своих нуждах.

Второе – сети и реализация продукции. Сетевая организация аморальна в отношении целой группы товаров. Мне в глаза говорили: нас не волнует качество, волнует цена. А я отвечал, что работаю в сегменте качества и не хочу, чтобы люди потребляли некачественную продукцию, не хочу, чтобы их здоровье было подорвано. Есть регионы, где с сетевыми супермаркетами работают более эффективно, чем у нас. При всём уважении к комитету, надо жёстче говорить с ними, жёстче ставить вопрос на уровне правительства края, подключать полицию, давить на них. Просьбами не сделать ничего. Их позиция не корректна в рыночном пространстве.

Третья проблема связана с нашей кооперацией внутри. Между нами есть противоречия. Томат тепличный меня как переработчика не устраивает, он не даёт необходимых вкусовых качеств, мне нужен грунтовый томат – в больших количествах и по сходной цене. Крупных сельхозпроизводителей, которые могли бы это обеспечить, у нас очень мало, кооперации средних и мелких производителей нет. Фермер производит высококачественную продукцию, но в малых количествах. И мы каждый раз с трудом находим поставщиков…

Последняя проблема – проблема нашего самоощущения. Край сельскохозяйственный, но основные налогоплательщики – промышленные предприятия, а наша доля в бюджете невелика. К тому же мы разобщены, не ощущаем себя силой. Хорошо, что появилась профессиональная организация. Давайте её развивать. Когда почувствуем себя силой, тогда и сможем выехать на тракторах на площадь Ленина требовать большего внимания к нашей отрасли, как тут предлагали. Я имел возможность несколько раз говорить с врио губернатора, обсуждать проблемы овощеводства. Мне кажется, он всё слышит и понимает, что необходимо. Другое дело, какие советники и внутренние силы приводят к конкретным решениям. Сейчас самое время нам о них говорить. Мы должны быть одной из этих сил.

Подобные собрания хороши ещё и общением коллег. Перед участниками выступили практики-овощеводы, учёные Ставропольского аграрного университета, которые поделились с ними своими наработками.