Быть лучшими!

1086

ООО «КФХ АГАТ» – один из крупнейших производителей муки на Юге России – и на протяжении 20 лет производит и поставляет мукомольную продукцию в регионы России и страны СНГ.

 

Ставропольский эксклюзив

…Всякий раз, когда я собираюсь в далёкий город у Белого моря, уже не один год повторяется одна и та же история. «Никаких подарков, пожалуйста, не вези, у нас всё есть, – говорят мне родные. – Вот только муки бы нам… Вашей отличной ставропольской муки. У нас всякая продаётся, но такой замечательной всё-таки не купишь. Привези хотя бы килограммов пять!..» 

Я всегда откликаюсь на эту просьбу. И горжусь тем, что работу наших хлеборобов и мукомолов так высоко оценивают «независимые эксперты» – простые потребители – на другом краю российской земли.
Переработкой пшеницы, производством муки занимается в крае не одно предприятие. И чтобы не «потеряться» на этом рынке, надо очень напряжённо работать, постоянно идти вперёд и в чём-то быть лучше других. Это с самого начала понимали в обществе с ограниченной ответственностью «КФХ АГАТ» Будённовского района.
Отсчёт своей деятельности предприятие ведёт с 1995 года. Тогда в посёлке Терек собрались специалисты и энтузиасты, имеющие опыт работы в отрасли, люди заинтересованные и творческие. Они понимали как необходимость и перспективность дела, так и все его сложности. «АГАТ» стал одним из первых, а затем и крупнейших предприятий подобного рода на юге страны.
– Мы начинали с украинских мельниц, которые производили 15 тонн муки в сутки, – вспоминает управляющий мельничным комплексом Али Запиров. – А сегодня можем производить в сутки 200 тонн.

Кадры решают всё

Между «тогда» и «сегодня» – на протяжении двадцати лет кропотливого, напряжённого труда. Нужно было переходить на новый уровень производства, покупать и осваивать современную технику. А для этого требовались соответствующие кадры. Их искали среди коллег и земляков, растили и учили на месте. Сегодня здесь работает около 140 человек. Кто-то пришёл на предприятие, не имея квалификации, но с огромным желанием работать. Кто-то, трудясь на производстве, заочно приобретал новую специальность. Кого-то приглашали из других отраслей. Старший технолог Алексей Лесной, например, заканчивал военное училище. Теперь, по словам управляющего, он идеально знает мельничное оборудование. А заведующая лабораторией Людмила Жданова по первому образованию бухгалтер.
– Сейчас иметь одну специальность мало, – считает Людмила Петровна. – Мы учимся постоянно.
– Люди у нас квалифицированные и знающие, с высшим и средним образованием, – говорит Али Запирович. – Некоторые берут большим практическим опытом. Главный инженер Ильяс Абдусаламов, например, работает со дня основания предприятия. Хотя пришёл к нам из виноградарской отрасли, работал в Дагестане. Правда, и там он был связан с техникой. Вырос на нашем производстве, технически очень грамотный специалист. Мало того, что Ильяс Амирджупанович дока во всех своих вопросах, он прекрасно разбирается и в качестве пшеницы. Старший смены на погрузочно-разгрузочных работах Андрей Устьянцев тоже трудится здесь со дня основания. Его профессиональный рост связан с ростом предприятия. Хочется также отметить работу заведующего складом готовой продукции Кадыра Кадырова. В его обязанности входит подготовка и отгрузка продукции, общение с клиентами. Дело непростое, но с этим у нас никогда не бывает проблем: хозяйство своё Кадыр Вагидович знает отлично, процесс у него организован чётко. И учёт продукции благодаря ему у нас всегда на высоте.

Только в «АГАТе»!

В ООО «КФХ АГАТ» особенно гордятся тем, что старший мельник Гасан Летифов, как здесь утверждают, – единственный специалист в Ставропольском крае, имеющий высшее образование мукомола. Ещё в 1990 году он закончил в Москве Всесоюзную высшую школу мастера-крупчатника. Трудится в «АГАТе» с первых лет работы предприятия.
– Своей профессии я учился очно, – рассказывает Гасан Оруджевич. – Поступал после армии. Успел поработать поваром, потрудиться на мельнице, и мне было интересно всё связанное с мукомольным производством. Среди предметов, которые нам преподавали в Высшей школе, были такие, как зерно и его хранение, различные сельскохозяйственные культуры. Мы изучали химию и даже свойства металла. Ведь, например, если взять на мельнице вальцы, то на их работу влияет качество металла, из которого они изготовлены. Естественно, нам преподавали мукомольное производство. Большое внимание уделялось получению практических знаний. На втором и третьем курсах, например, занятия строились так: месяц учёбы – месяц практики. Причём, как на советских мельницах, так и на швейцарских. Тогда в Москве были две экспериментальные, полностью автоматизированные мельницы. Такое оборудование ещё и сегодня не часто увидишь, оно до сих пор не устарело.
После окончания курсов Гасан Оруджевич работал в Азербайджане, в Дагестане, потом по приглашению руководства «КФХ АГАТ» приехал в Терек: предприятию нужен был специалист.
– Интересно ли мне работать? – Летифов отвечает не задумываясь: – Сейчас время такое, что можно было бы заняться, скажем, коммерцией, и, может быть, зарабатывать больше. Но мне нравится работать по профессии, которую я выбрал больше 20 лет назад. Нравится то, что дело здесь не стоит на месте. Мы стараемся улучшать условия производства, добиваемся повышения качества продукции. По ходу работы каждый день приходится учиться: техника ведь идёт вперёд. И мои помощники, Алексей Лесной и Иван Махначёв, тоже многому научились за время работы здесь. Оба, что называется, на своём месте. Начинается производство новых машин – к нам приходит соответствующая литература. Мы её изучаем, обсуждаем, стараемся совершенствовать свою работу.
– Ездим в Турцию на выставки, которые организует производитель техники, постоянно держим контакт с фирмой, – развивает мысль управляющий. – Как только появляются новые технологии в мельничном производстве – очистка, мойка – так мы приобретаем новую технику, внедряем у себя всё, что работает на повышение качества продукции.

От Петербурга до Египта

Так было всегда, с первого дня существования предприятия. Украинские мельницы, на которых начинали работу, вскоре заменили на более совершенные. Сегодня здесь стоит оборудование фирмы «Unormak», разработанное по технологии швейцарской фирмы «Buler». Это техника последнего поколения.
Предприятие производит муку трёх сортов помола: высшего, первого и второго. Выпускаются также отруби и сечку. Ассортиментный ряд продукции включает в себя торговые марки «Терек», «Агат» и другие.
– Мы поставляем свою муку в Москву и в Санкт-Петербург, – с гордостью говорит управляющий мельничным комплексом Али Запиров. –Нашу муку с удовольствием берут пекарни Волгоградской и Астраханской областей. Хлебозавод №3 Ставрополя уже не один год использует её для изготовления своей продукции. Наша мука широко продаётся во всех республиках Северного Кавказа. Мы поставляем её в Таганрог, недавно заключили договор с Пензой. Сейчас ведём переговоры с городом Шахты Ростовской области. А в 2005 году мы вышли на внешний рынок, выиграв гуманитарный тендер на поставку в Сомали 5 200 тонн муки. Её качество оценивала сначала московская, потом международная комиссия. Наша мука получила известность, и международные поставки стали нарастать. В 2009 году были заключены долгосрочные контракты с государствами СНГ и такими странами, как Афганистан, Иран, Филиппины. В данный момент мы поставляем свою муку в Грузию и Азербайджан, Туркмению и Таджикистан, а также в Египет и Израиль.

Качество и ещё раз качество

Понятно, что на международном рынке наших производителей с распростёртыми объятиями никто не ждал. Так что пробиться через конкурентов можно было только при условии высочайшего качества продукции.
Людмила Жданова, заведующая лабораторией, пришла на предприятие в 2001 году.
– С того времени, как я пришла сюда, изменилось очень многое, – рассказывает Людмила Петровна. – На первых мельницах в основном делали так называемый крестьянский помол, то есть муку, которую можно использовать только для выпечки хлеба. Та, которую мы производим сейчас, на порядок выше по качеству, белизне, процентному отношению выхода муки, наконец, по вкусовым качествам. Появились моечные и очистительные машины, аспирация. При закачке зерна вытягивается пыль, это значительно повышает качество муки.
На мельнице мы установили автоматические весы, которые помогают сразу определить процентное отношение использованной для производства пшеницы и полученной из неё муки. Для этого ничего не приходится останавливать и отдельно взвешивать. Также наши технологи установили дополнительные рассева, сделали дополнительную очистку, чтобы в муку не попало ничто инородное в процессе работы. Сделали дополнительный рассев перед фасовкой на складе, он ещё больше повысил качество. Но всё равно мука идёт разной влажности. Так что будем работать и над этим. Аспирацию хотелось бы улучшить, – чтобы зайти на производство, и там не было бы запаха, как нет его, скажем, в рабочем кабинете управляющего, чтобы тонкая мучная пыль в воздухе не стояла.
Хотя на соответствие продукции ГОСТу сейчас не так обращают внимание, как раньше, но ГОСТ никто не отменял, – продолжает заведующая лабораторией. – Хорошее лабораторное оборудование – удовольствие дорогое, но поскольку мы работаем в соответствии с требованиями ГОСТа, руководство нам сказало: будем покупать всё, что необходимо. И покупает. Мы приобрели за 650 тысяч инфраскан, который в течение полутора минут показывает качество пшеницы. Теперь мы можем оперативно оценить качество зерна, будь то КамАЗ, прицеп или помольная партия. Да что там партия – из хозяйств к нам приезжают порой с пакетом зерна, и мы тут же определяем качество (лаборатория сертифицирована, у нас имеется свидетельство). А если бы мы отмывали его, тратили бы полтора часа. Анализ пшеницы по влажности прежде делался 40 минут. Мы приобрели японское оборудование – оно показывает влажность в течение 15 минут.
Согласно ГОСТу сита, необходимость отмывания клейковины, определения хлебопекарных свойств пшеницы и муки всё равно остаются. Попала ли пшеница под дождь, пошло ли её прорастание или началось согревание – визуально определить невозможно. А цифры сразу показывают, есть смысл принимать пшеницу для производства муки или нет. Бывает, в почве, на которой выращивается пшеница, зашкаливает содержание химических веществ. Если смолоть такую муку, качественного хлеба из неё не выпечешь.
Случается ли мукомолам не принимать от земледельцев зерно?
– Ещё как случается! – говорит Людмила Петровна. – Правда, два года назад предприятие приобрело сушилку, мы можем не возвращать клиентам влажное зерно, а досушивать у себя. Конечно, если по остальным параметрам оно нас устраивает. Заражённость гораздо хуже: пыльцу никак не отчистишь. А мы добиваемся высокого качества. Конкуренция не позволяет допускать огрехи в работе. Покупатель должен выбрать именно нашу продукцию. Зашёл он к нам – у нас и кафель, и оборудование новейшее, и высокоточные приборы… И главное – качество продукции, которое мы поддерживаем на высоком уровне долгие годы. Оно обеспечивает высокие вкусовые свойства изделий из нашей муки и стабильность. Пекарь должен быть уверен, что если он взял эту муку, у него обязательно выйдет хороший хлеб. И сегодня, и завтра, и послезавтра.
Конечно, техника не способна оценить вкусовые качества. Для этого в лаборатории есть печка, на которой трижды в неделю Людмила Петровна делает выпечку. С трепетом она несёт её главному и очень строгому «дегустатору» – управляющему мельничным комплексом Али Запирову. Кроме этого, на предприятии есть пекарня, где из собственной муки, без каких бы то ни было добавок (вроде улучшителей) выпекается хлеб для рабочей столовой. Так что оценить вкусовые качества есть кому.

Особенности работы мукомолов

У хлеборобов бывает страда, а бывает затишье, период ожидания, когда от человека уже ничего не зависит. Мукомолы заняты работой в течение всего года. Правда, каждый период имеет свои особенности.
– Пшеница – это живой продукт, изменения на молекулярном уровне в нём идут постоянно, – продолжает рассказ Людмила Петровна. – И работа наша зависит от сезона. Сразу после уборки пшеница одна, когда немного полежит, – иная. К весне она становится «крепковата». С ней надо постоянно работать. На данный момент мы отказались от складов, у нас вся пшеница хранится в больших металлических бочках. Это те же элеваторы. Почему мы построили уже два таких элеватора? Потому что так удобней работать с зерном. В складе трудно организовать перемещение, а здесь по два вентилятора на каждую бочку, и зерно перемещать не надо. Не надо использовать машины, трактора, включать зерномёты… Нажмёшь на кнопку – включился вентилятор. В любой момент можно сделать прокачку, оздоровить зерно, обогатить его кислородом. Когда холодно, можно немножко заморозить его и тем самым ликвидировать заражённость: долгоносик не выносит нулевой температуры. А склад – это кирпич или бетон, а значит, сырость. Поэтому мы и предпочли складу элеваторы и металлические силосные бочки. Первые четыре бочки – каждая на 2,5 тысячи тонн хранения, итого 10 тысяч тонн – мы поставили в 2007 году, а в 2011 году к ним добавились две итальянские пятитысячные.
Зерно нам привозят разное. И то, что несколько часов назад ещё было в поле, и то, что уже побывало на складах и в хранилищах. Вопреки расхожему мнению, лучше всего не свежеубранный хлеб, а тот, что полежал хотя бы три недели, так сказать, дошёл до кондиции. Это же касается и готовой муки: она должна хотя бы неделю отлежаться. В это время происходит процесс дозревания и пшеницы, и муки. Потому что когда зерно размололи, все процессы в нём нарушили, все вещества перетёрли, поэтому оно должно как бы прийти в себя, дозреть в своём новом качестве, в консистенции муки.

Главное – здоровая основа

Каким бы совершенным ни было мельничное оборудование, высокого качества не добиться, если нет соответствующего исходного сырья. «КФХ АГАТ» работает с определённым кругом растениеводческих хозяйств, которые поставляют ему высококлассную пшеницу.
– Мы работаем с сельскохозяйственными предприятиями как своего, Будённовского, так и других районов, – говорит Али Запиров. – Есть у нас и собственные предприятия, в которых мы выращиваем пшеницу именно такого качества, которое нам необходимо. Для этой же цели мы арендуем около 20 тысяч гектаров земли. Есть у нас и своё семеноводческое хозяйство – СПК «Владимировское» в Левокумском районе, которое использует собственные семена, ООО «Прогресс», «Урожайненское» в Левокумском районе. Хозяйства, с которыми мы сотрудничаем и круг которых постоянно расширяем, сами стараются вырастить пшеницу соответствующего класса: знают, что иначе мы её у них просто не купим. Они заинтересованы и в высокой цене.
Мы берём пшеницу только 3 и 4 класса. Работаем круглый год, мельничный комплекс загружен постоянно. Производим муку высшего, первого и второго сортов в разных фасовках: 50 кг, 45 кг, 25, затем 10 и 5, а также 2 килограмм. Это удобно как для предприятий, крупных и мелких, так и для хозяек, которые балуют своих домочадцев блинами и пирогами, куличами, булочками и домашним хлебом, лепят пельмени и катают домашнюю лапшу. Мельничный комплекс выпускает муку двух марок – ТЕРЕК и АГАТ. АГАТ – мука высшего сорта, которая используется для изготовления хлебобулочных изделий, ТЕРЕК идет на выпечку хлеба. Есть у нас и другое производство, которое использует отходы и пшеницу, которая не проходит по нормативам для изготовления муки. Её перерабатывают на комбикорма.
Контроль качества ведётся как на входе, когда сырьё поступает от сельхозпредприятия, так и на выходе – по методам и показателям ГОСТа, а также на безопасность готовой продукции.

Быт не забыт

Предприятие, начиная с офиса и кончая столовой, производит очень хорошее впечатление. Порядок, чистота, люди работают заинтересованно, выглядят опрятно. Ни у кого одежда мукой не обсыпана: все процессы проходят в герметично закрытых ёмкостях. Только нам пришлось немного почистить куртки под струёй тёплого воздуха: подвело профессиональное любопытство. Тонкая мучная пыль в воздухе, о которой говорила Людмила Петровна? Да, есть немного на складе, но нам понравился её благородный тонкий запах.
В лаборатории все готовы ответить на любой вопрос. Непредвиденная фотосессия тоже не застала врасплох ни заведующую Людмилу Петровну Жданову, ни лаборантов Светлану Анатольевну Куделину и Любовь Николаевну Рахманину: отглаженные белоснежные халаты, макияж, модные стрижки. Необходимость давать пояснения прессе не помешала сделать все необходимые анализы минута в минуту.
В столовой царит чистота. Столы убираются сразу, хлебница всегда полна крупно нарезанного ароматного хлеба. Со всем управляются повар Султанат Яралиева и её помощница Ишур Абасова. Готовят вкусно, даже если пришёл без аппетита, пообедаешь с удовольствием.
Светло и уютно на весовой, где работает Валентина Ивановна Калашникова.
Ничего лишнего нет в компьютерной, где находится рабочее место заведующего складом Юрия Булаева. На столе несколько дисплеев. Один разделён на 16 секторов, каждый из которых показывает тот или иной участок производства. Вот машина под погрузкой, вот склад, аккуратно сложенные мешки с мукой, а вот это святая святых – производственный участок, где идёт процесс превращения зерна в муку… Для информационного обеспечения на предприятии используются и световые сигналы, и сотовые телефоны, и рация.
Люди работают здесь от души, стабильно получают зарплату. Пусть горожанам она не покажется слишком высокой, однако завтраки, обеды и ужины для сотрудников за большое «спасибо», а это, согласитесь, существенное подспорье для семейного бюджета. Не каждое предприятие выделит на Крещенье машину для поездки своих работников на Святой источник, как это сделали в «КФХ АГАТ». Можно было бы привести и другие примеры подобного рода. Всё это вместе взятое, и заставляет каждого работника трудиться с полной отдачей, чтобы продукция предприятия всегда отличалась высоким качеством.